АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ НОРМЫ И ИХ ОСОБЕННОСТИ

Читайте также:
  1. A) представляет собой соотношение нормы резервирования депозитов к коэффициенту депонирования
  2. I. ЛИЗИНГОВЫЙ КРЕДИТ: ПОНЯТИЕ, ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, ОСОБЕННОСТИ, КЛАССИФИКАЦИЯ
  3. I. Нормы литературного языка
  4. I. Стилистические нормы современного русского литературного языка
  5. XII. Особенности несения службы участковым уполномоченным полиции в сельском поселении
  6. Адаптивные организационные структуры: достоинства, недостатки, особенности применения на практике
  7. Административная ответственность: основания и особенности. Порядок назначения административных наказаний.
  8. Административно-процессуальные нормы в системе норм права.
  9. Акты (нормы), определяющие порядок осуществления позитивного управления.
  10. Акцизы: налогоплательщики и объекты налогообложения. Особенности определения налоговой базы при перемещении подакцизных товаров через таможенную границу РФ.
  11. Акции, их классификация и особенности
  12. Анализ нормы прибавочной стоимости.

Морфологические нормы многочисленны и связа­ны с регулированием употребления слов различных частей речи. Особое место среди них занимают прави­ла, определяющие употребление именных частей речи и, прежде всего, имени существительного. Образова­ние и употребление форм имени существительного — тот случай, когда нарушение норм встречается наибо­лее часто. При этом ошибки в формообразовании име­ни существительного встречаются при неточном исполь­зовании категории одушевленности — неодушевленно­сти, неверном употреблении рода, числа и склонения существительных.

Неверное использование категории одушевленно­сти — неодушевленности связано с тем, что в русской грамматике не всегда по смыслу можно легко разли­чить живой и неживой предмет. Так, существительные «труп», «мертвец» и «покойник», обозначая явно не­живые предметы, тем не менее, различаются по при­надлежности к одушевленным и неодушевленным: пер­вое из них — неодушевленное, а второе и третье — одушевленное. Чтобы не ошибиться в словоупотребле­нии, следует использовать грамматический критерий: у неодушевленных совпадают формы именительного и винительного падежей множественного числа (лежат трупы и вижу трупы), а у одушевленных совпадают формы родительного и винительного падежей (нет мер­твецов и вижу мертвецов). Знать это тем более важ­но, что в языке существует немало слов, вызывающих сомнение при определении категории одушевленности/ неодушевленности, таких, как отряд, гусь (жареный), микроб, солдатики (игрушки), кукла и ряд других. Проверим себя. Возьмем слово кукла. С одной сторо­ны, ясно, что это неживой предмет, с другой — ребе­нок играет с куклой, как с живым существом. Исполь­зуем для проверки названный грамматический критерий: люблю (кого?) кукол (не куклы), солдатиков (не солдатики) и т.п. Вывод однозначен: данные существи­тельные одушевленные.

Другая распространенная речевая ошибка связана с ошибочным употреблением неодушевленных существи­тельных (при этом их принадлежность к категории оду­шевленности даже не вызывает сомнения) в форме оду­шевленных. Нередко можно услышать: ждать поезда, автобуса, трамвая (вместо — ждать поезд, автобус, трамвай). Это грубое нарушение нормы. Неодушевлен­ность указанных предметов не позволяет употреблять их в такой форме. Таким образом, выражения: съесть боровика, играть в казаков-разбойников, возьми мои куклы, запрягли два рысака — это ошибочные выра­жения, и ошибка — в неверном использовании призна­ка одушевленности — неодушевленности имен существи­тельных. Следует говорить: съесть боровик, играть в казаки-разбойники, возьми моих кукол, запряги двух рысаков.



Категория рода относительно стабильна в системе языка, но, несмотря на эту устойчивость, речевые про­блемы все же могут возникнуть. Это связано с рядом причин. Во-первых, с изменением рода существитель­ных как собственно русских, так и заимствованных системой русского языка в процессе языкового разви­тия. Во-вторых, с несоответствием норме употребле­ния существительных общего рода. В-третьих, с упот­реблением слов мужского рода применительно к ли­цам женского пола при обозначении лиц по профес­сии, должности, званию. И, наконец, в-четвертых, с использованием в речи заимствованных существи­тельных и аббревиатур (сложносокращенных слов).

Рассмотрим подробнее проблемы, связанные с на­рушением морфологической нормы при образовании и употреблении имени существительного. Появление дуб­летных форм среди имен существительных отражает общие процессы языкового развития и тенденцию раз­вития речи. Тенденция к экономии средств языка привела к появлению вариантов слов, преимущество в котором отдается формам мужского рода: вольер (а не вольера), желатин (а не желатина). Обычно одна из таких форм рассматривается как устаревшая, просто­речная или профессиональная. Сегодня в речи не встре­тишь слов зала, фильма, санатория, однако в худо­жественных произведениях, написанных в начале про­шлого века, встретить такие формы можно довольно часто. Колебания в роде слов объясняются наличием устаревших родовых форм в системе языка. Следует запомнить, что в современном литературном языке из наиболее употребительных в речи слов к мужскому роду относят: ботинок, банкнот, зал, георгин, жираф, корректив, картофель, лебедь, погон, путь, рельс, рояль, толь, тюль; к женскому роду — бакенбарда, бандероль, вуаль, заусеница, манжета, плацкарта, прорубь, туфля, тапка; к среднему роду — повидло, щупальце.

‡агрузка...

В современной речи очень распространены ошибки в связи с употреблением существительных, оканчи­вающихся на -Ь. Эти существительные в языковой си­стеме принадлежат и к мужскому и к женскому роду: конь, день — м.р., а рожь, степь — ж. р. Они заимство­ваны системой русского языка на разных этапах язы­кового развития, и достаточно сложно определить их родовую принадлежность: вуаль, мозоль, шампунь, толь, тюль, отель, нашатырь, дуэль. Как же правильно упот­ребить данные слова в речи? На этот случай существу­ют правила. Так:

— названия птиц, рыб, животных и насекомых обычно относятся к мужскому роду (исключая слова выпь, мышь, неясыпъ, моль — ж. р.);

— конкретные и вещественные существитель­ные — картофель, овощ, фасоль, рояль — отнесены к тому или иному роду согласно традиции или в соот­ветствии с тем родом, который данные слова имеют в родном для них языке. Следовательно, к этой катего­рии нужно отнести толь, тюль, отель, нашатырь и др. Однако есть слова, родовую принадлежность которых просто стоит запомнить — вуаль (ж.р.), дуэль (ж.р.).

Морфологическая норма устанавливает требования к словоупотреблению и в других случаях. Правила кажутся сложными и труднообъяснимыми лишь на пер­вый взгляд, на самом деле они обоснованны и систем­ны. Так:

существительные с суффиксами субъективной оценки (-ышк, -ишк, -ушк, -юшк, -ищ): сынишка, ко­ровушка, хозяюшка, ручища, голосище, пальтишко — сохраняют род того слова, к которому присоединяет­ся суффикс: сын — маленький сынишка, голос — здоровый голосище, письмо — странное письмишко, дом — большой домище, сарай — старый сараишко, воробей — молоденький воробьишка, окунь — малень­кий окунишка;

род несклоняемых существительных связан со значением слова. Неодушевленные существительные обычно относят к среднему роду: алоэ, кашне, какао, такси, пианино, джерси, радио, пальто, попурри, эски­мо, джерси, желе, жюри, ландо, кимоно, пюре, рагу, ра­дио и т.д. Однако в современном литературном языке зарегистрированы некоторые отклонения от этой нор­мы, например: авеню — ж. р., а также реже ср. р. болеро (испанский национальный танец) — м. и ср. р. виски (водка) ср. и ж. р.; кольраби (капуста) — ж. р. манго (фрукт тропического дерева) — м. и ср. р.; си­рокко (знойный ветер в Африке) — м. р.; пенальти — м. и ср. р.; салями (сорт колбасы) — ж. р.; урду, хинди (языки) м. р., кофе — м. р.; в разг. речи — ср. р. и немногие другие;

слова со значением лиц мужского пола и без­относительно к полу: маэстро, рантье, атташе, ден­ди, кюре, крупье, Жулио, Анри — принадлежат к муж­скому роду;

слова со значением женского пола — мадам, фрау, миледи, пани, Кармен, Бетти — относят к жен­скому роду;

— в ряде слов род определяется по стержневому слову: салями — ж.р.(колбаса), кольраби — ж.р. (ка­пуста), хинди — м.р. (язык); авеню — ж.р.(улица);

— названия животных и птиц относятся к муж­скому роду — какаду, пони, фламинго, кенгуру, динго, жако, зебу (исключая иваси — сельдь, цеце — муха), названия животных могут употребляться и как слова женского рода, если в тексте есть указание на то, что это самка; кенгуру кормила детеныша.

Родовая принадлежность может определять и из­менение значения слова: гарнитур (мебели, белья) — гарнитура (одинаковый по размеру и начертанию шрифт); метод (способ познания) — метода (систе­ма практических приемов), апостроф (надстрочный знак) — апострофа (патетическое восклицание). Не­обходимо знать эти значения и верно использовать слова в соответствующем контексте. Общеупотребительное существительное обычно в профессиональной речи при­нимает иную родовую принадлежность: манжет — коль­цо для скрепления, манжета — деталь рукава, кла­виш — наконечник рычага, клавиша — деталь музы­кального инструмента.

Некоторые слова в языковой системе относятся к общему роду, так как могут обозначать лиц мужского и женского пола: визави, инкогнито, протеже, саами (народность), сомали (народность). Таких слов насчи­тывается в языке около двухсот. Окончания существи­тельных общего рода совпадают с окончаниями суще­ствительных женского рода, и в случае их использова­ния в значении мужского рода возникает противоречие между формой и содержанием. Эта ошибка в речи об­наруживается, когда у слова появляется определение: Он был круглой сиротой, такой неряхой и жуткой раз­мазней, что разговаривать с ним не хотелось (верно — круглым сиротой, таким неряхой и жутким размаз­ней). Следует помнить и то, что существительные со значением качественной оценки применительно к чело­веку (медведь, осел, лиса и т.д.) предполагают обратное: правильно звучит фраза — Петров — настоящая свинья. Данные существительные употребляются в жен­ском роде и по отношению к лицам мужского пола.

У буквенных аббревиатур (сложносокращенные слова, читаемые по названиям букв) род связан с их морфологической формой. Если аббревиатура склоня­ется, то ее род обусловлен окончанием: вуз — м. р., так как в именительном падеже имеет нулевое оконча­ние (ср.: в вузе, вузом и т.д.); цум — м. р. (в цуме, цумом). Если аббревиатура не склоняется, то обычно род ее определяется по роду стержневого слова, от ко­торого образована аббревиатура: ЦК — Центральный комитет — м. р., ВДНХ — выставка — ж. р. Однако у такого рода аббревиатур часто случаются отклонения от этого правила, особенно в тех случаях, когда аббре­виатуры становятся привычными и отрываются от стер­жневого слова, например: нэп — м.р., хотя стержневое слово женского рода (политика); МИД — м. р, хотя стержневое слово среднего рода (министерство); ВАК — м. р., хотя комиссия — ж. р. Род иноязычных аббревиатур определяется по смыслу: ФИДЕ — ж.р. — Международная шахматная организация.

Большое количество слов мужского рода в русском языке называют как лиц мужского, так и женского пола. Такие существительные обозначают лиц по профес­сии, роду занятий, называют должности и звания, например: герой, доцент, профессор, юрист, экономист, бухгалтер, адвокат, прокурор и т.п. Долгое время при появлении подобных слов в нашем языке носителями этих профессий были только мужчины. В конце 19 века ситуация изменилась. Это не могло не отразиться на языке. За последние десятилетия в литературном упот­реблении распространение получили конструкции типа: директор пришла — при обозначении лиц женского пола. Однако если сказуемое при обозначении лиц жен­ского пола ставится в женском роде, то определения к ним употребляются только в форме мужского рода: мо­лодой прокурор Иванова, опытный экономист Петрова сделала отчет. Параллельные наименования легко образуются, если профессия связана как с женским, так и с мужским трудом, относится к спорту или ис­кусству: продавец — продавщица, спортсмен — спорт­сменка, актер — актриса.

Категории падежа и числа представляют слож­ную системную организацию, где могут быть разные проявления у тех или иных существительных. В основе категории числа лежит противопоставление единично­сти и множественности, которая по-разному проявля­ется у слов и способствует появлению ошибочных форм при образовании множественного и единственного числа и при использовании форм числа, не свойственных тем или иным словам.

Колебания и вариантность падежных форм су­ществовали на протяжении всей истории литератур­ного языка. Эти изменения объяснялись влиянием раз­личных факторов. Касаются эти колебания, в первую очередь, существительных мужского рода. В формах именительного и родительного падежей мн.ч. их бо­лее 300, в форме род.п. ед.ч. — более 150. Около 100 существительных с основой на мягкий согласный и шипящий в род.п. мн.ч. испытывают колебания и 80 существительных ср.р. на -ЬЕ в род.п. мн.ч. Наи­более сложной является проблема правильного выбо­ра окончаний в дублетных формах в различных паде­жах слов, например: нет полотенец или полотенцев? граммов или грамм? грозди или гроздья? в цехе или в цеху?

При выборе одной из дублетных форм следует обра­щать внимание на следующие факторы: структура сло­ва и место ударения, происхождение слова, область распространения, стилистическая дифференциация.

Система правил использования числа и падежа в соответствии с морфологическими нормами может ус­ловно выглядеть так:

— в именительном падеже множественного числа большинству слов соответствует употребление по традиционным нормам литературного языка с оконча­нием -ы/и: слесари, пекари, токари, прожекторы. Од­нако встречается в ряде слов окончание -а. Формы с окончанием -а обычно имеют разговорную или профес­сиональную окраску: боцманы ( боцмана — проф.), бух­галтеры (бухгалтера — разг.), ветры (ветра — разг.), выборы (выбора — прост.), выговоры (выговора —разг.), джемперы (джемпера — разг.), договоры (договора — разг.), инструкторы (инструктора — разг.), инжене­ры (инженера — разг. и прост.), конструкторы (кон­структора — разг.), свитеры (свитера — разг.), шофе­ры (шофера — разг.), токари (токаря — проф.) Лишь в некоторых словах окончание -а соответствует лите­ратурной норме (устойчиво 70 слов): адреса, берега, бока, борта, века, векселя, директора, доктора, ките­ля, мастера, паспорта, повара, погреба, профессора, сорта, сторожа, фельдшера, юнкера, якоря, паруса, холода.

— иногда формы с окончаниями -а/я, -и/ы разли­чаются по значению, ср.: меха (выделанные шкуры зверей) и мехи (кузнечные); корпусы (туловища лю­дей или животных) и корпуса (здания; крупные войс­ковые соединения); лагери (общественно-политические группировки) и лагеря (стоянки, временные поселения); хлеба (зерновые растения) и хлебы (испеченные); со­боля, (меха) и соболи (животные); провода (электри­ческие) и проводы (кого-либо); ордена (знаки отли­чия) и ордены (в средневековом обществе, например, орден меченосцев);

— в творительном падеже единственного числа у существительных женского рода возможны в соответ­ствии с литературной нормой вариантные окончания -ой, -ою, (-ей, -ею), которые различаются только сти­листически: окончания -ою (-ею) характерны для книж­ной, официальной или поэтической речи, а окончания -ой (-ей) имеют нейтральный характер, то есть упот­ребляются в любом стиле: водой — водою, страной — страною;

— вариантные формы с род.п. сущ. типа пять килограмм — пять килограммов, среди мордвин — сре­ди мордвинов связаны в своем возникновении и разви­тии с историей отдельных типов склонения, а также со взаимодействием отдельных стилей и влиянием диалек­тов, фразеологизацией отдельных сочетаний слов. Су­ществительные м.р. имеют нулевое окончание, если это названия предметов, употребляющихся парами: мно­го солдат, пара сапог; названия национальностей: жить среди осетин, румын, болгар (следует запомнить: бедуинов, монголов, узбеков, хакасов, негров, калмы­ков, узбеков, якутов, тунгусов, таджиков); названия воинских групп: нет партизан, гусар, солдат (следу­ет запомнить: минеров, саперов); названия единиц из­мерения: аршин, микрон, герц;

— формы женского рода связаны с различными по звуковому составу или по ударению начальными фор­мами: яблонь (от яблоня) — яблоней (от яблонь), ба­сен (от басня) — басней (от баснъ). Нормативными для литературного языка являются: вафель, кочерег, кровель, оглобель, долей, кеглей, пригоршней, свечей, ца­пель, нянь, простынь;

— в среднем роде нормативны: верховьев, низовь­ев, коленей, плеч, блюдец, одеялец, полотенец, щупа­лец, кружевец, оконцев;

— в родительном падеже множественного числа нормативны: заморозков, клавикордов, лохмотьев, от­репьев, нападок, потемок, сумерек, шаровар, будней, дровней, яслей.

— у существительных мужского рода, называю­щих вещества, в родительном падеже единственного числа возможны вариантные окончания -а и -у: снега — снегу, сахара — сахару. Формы с этими окончания­ми различаются или по значению, или стилистически. Различие в значении заключаются в том, что формы с окончанием -у обозначают часть от целого: купил са­хару, но производство сахара, напился чаю, но выращивание чая. Стилистические различия проявляются в том, что формы с окончанием -а нейтральны (харак­терны для любого стиля), а формы с окончанием -у свойственны прежде всего устной, разговорной речи. В письменной же речи формы на -у встречаются в устой­чивых сочетаниях: дать жару, не было уговора, дать маху, ни проходу, ни проезду, без спросу. Встречаются эти формы также в словах с уменьшительным значени­ем: лучку, чайку, кваску;

— при употреблении собирательных существитель­ных нужно помнить, что в них единственное число вы­ражает множественность, поэтому не следует употреб­лять собирательные существительные во множествен­ном числе: росли кустарники (нужно рос кустарник), видел ружьи (нужно: видел оружие);

— при употреблении вещественных следует по­мнить, что они не противопоставляются по принципу «один» — «много», множественность содержится в сло­ве: нельзя говорить продавали свинины, говядины, а использовать только описательные формы — различ­ные виды свинины, говядины, мяса.

Особое внимание следует обратить на склоняемость фамилий нерусского происхождения и географичес­ких названий.Колебания могут быть связаны с не­обычностью звучания имени, стремлением сохранить начальную форму имени, с неблагозвучностью. Однако существуют правила склонения имен собственных, нарушать которые не следует.

1. Если фамилии совпадают с нарицательными су­ществительными, то женские фамилии не склоняются {встретил Анну Сокол), а мужские склоняются (встре­тил Владимира Сокола). При этом возможно несколь­ко случаев: фамилии, имеющие суффиксы -ец, -ек, -ок, -ел лучше склонять без выпадения гласного: Ивану Заяцу, Тимофею Перецу; фамилии, оканчивающиеся на мягкий согласный, обозначая лиц мужского пола, склоняются как существительные мужского рода, хотя, будучи нарицательными, они могут быть словами женского рода. Ср.: рысь — ж. р., но: Ивану Рысю, даль — ж. р., но: Владимиру Далю.

2. Русские фамилии на -ин, -ов в творительном падеже имеют окончание -ым: Фроловым, Ивановым, Калининым, Ростовым.

3. Не склоняются фамилии на -аго, яго, -ых, -их, -ово: Коряго, Дурново, Долгих, Седых.

4. Фамилии на -ко (Шевченко, Сидоренко) в офи­циальной речи и в письменной форме литературного языка не склоняются. В разговорной речи и в художе­ственной литературе эти фамилии употребляются в двух вариантах, то есть могут быть несклоняемыми, но мо­гут и склоняться: направил к Семашке, разговоры об Устименке.

5. В сочетании русских фамилий с именами числи­тельными используют следующие формы: два Петрова, оба Петрова, двое Петровых, оба брата Петровы, двое (два) Калиновских, обе (две) Романовские.

6. В составных фамилиях первая часть склоняет­ся, если она сама по себе обозначает фамилию: музыка Ипполитова-Иванова, сказки Мамина-Сибиряка. Если же первая часть не образует фамилии, то она не скло­няется: скульптура Демут-Малиновского.

7. Иноязычные фамилии на гласный звук не скло­няются: Данте, Шоу, Верди.

8. Иноязычные фамилии на согласный склоняют­ся: студенту Ремчуку (но студентке Ремчук), при наличии нескольких имен подряд склоняются обе час­ти: Жюля Верна, Марка Твена.

9. Женские иноязычные фамилии не склоняются: Дарвин, Цейтлин и т.п.

10. Иноязычные фамилии на -ин, -ов склоняют­ся: Дарвин/ом/,Чаплин/ом/, Кальвин/'ом/.

11. Нерусские фамилии на -а/я без ударения на конечном слоге склоняются: сонеты Петрарки, фильм Джульетты Мазины, деятельность Авиценны. Исклю­чение составляют фамилии — на а с предшествующим гласным: стихи Гарсиа Лорки.

12. В составных именах и фамилиях корейских, вьетнамских и т.д. склоняется последняя часть: выс­тупление Ким Чен Ира.

13. Если при фамилии имеются два мужских име­ни, то она становится в форме множественного числа: Генрих и Томас Манны, Август и Вильгельм Шлегели. При склонении женских фамилий это не происходит — Ирина и Тамара Тони.

14. Если фамилия сопровождается мужским и женским именами, то она сохраняет форму единствен­ного числа: Анна и Михаимл Ромм.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.16 сек.)