АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Чужая «родня»

Читайте также:
  1. Глава 4. Чужая карта.

часть III

В заключительной части статьи, уважаемый читатель, наконец, поймёт, почему я назвал свою работу: Чужая «родня». Но начну издалека. Есть у нас в Томске местночтимый святой праведный старец Феодор Томский. Народное предание гласит, что это ни кто иной, а сам император Александр I, царь наш во времена нашествия Наполеона Бонапарта 1812 года. О житие старца можно узнать здесь http://pravoslavie.tomsk.ru/saints/23. Но я хочу обратить внимание не столько на некоторые странности и несоответствия в жизни старца, о которых не скрывается и в его житие, и даже не на странность кончины императора Александра I, а сколько, почему всё-таки Сибирь? Что забыл в холодной Сибири император вдруг решивший удалиться от мира? Что старец Феодор Томский и есть император Александр I, я например, нисколько не сомневаюсь. И к слову, искренно почитаю. Итак, почему Сибирь? Можно было и на Соловки, и на Валаам. Да хоть на Афон. Логическое объяснение для себя я нашёл только тогда, когда вдруг понял, что император отправился посмотреть на «дела рук своих». Увидеть своими глазами, то о чём ему докладывали в военных сводках. Увидеть, что натворил! Отправился в Сибирь после, что ни на есть настоящего и искреннего покаяния и раскаяния. Да простят мне ярые христианские поборники правды. Другими словами объяснить добровольную ссылку в Сибирь невозможно. Надо учитывать реалии того времени. Сибирь не просто была выжженой землёй, она страшила на клеточном уровне. Народ того времени знал, что произошло с Сибирью лучше нас. Бывший император уходит в Сибирь и уносит с собой своё раскаяние и боль. Боль за судьбу преданного им народа Сибири. Уносит с собой желание хоть частичной реабилитации в своих же глазах. Другими словами проснулось его самосознание. С совестью не поспоришь. Александр I всё же оказался человеком. Он уходит в Сибирь и остаётся там до своей кончины. И до самой кончины над его личностью не перестаёт витать ореол загадочности. Молчаливость и замкнутость старца была ведь не только, мне думается, по причине удаления от всего мирского, а ещё и от потрясения от увиденного. Он видимо предполагал ужасные последствия бойни, но не предвидел и не представлял масштабов этой катастрофы. Тут волей неволей замкнёшься. Ещё есть мнения, что старец скрывал своё происхождение по причине вхождения его в масонскую ложу и, что опасался мести со стороны этих сил. Да, собственно и не секрет, что император Александр I создал и сам входил в масонскую ложу. И не только входил, а ещё верой и правдой служил Британским иллюминатам. С этого поезда просто так не соскочишь. Найдут где угодно, если захотят. От них старец и не прятался никогда. Предполагается, что они прекрасно знали, где он и что он. Тут другой аспект видимо. То, что ему «разрешили» удалиться от мира, опять же после улаживания «всех необходимых формальностей», не вызывает сомнений. Наблюдали ли за ним, чтобы не «наделал глупостей»? Наверное, так. Сам же старец, неспроста вёл замкнутый и уединённый образ жизни. Причин может быть несколько как версий. Первая, он просто боялся народного гнева. Узнали бы его сибиряки, просто прибили бы за всё. Вторая, на самом деле искреннее покаяние и аскетический труд. Тут в праздности уже не поживёшь. Вымолить бы себе прощение. Он думается вымолил. И видимо достиг высокого духовного уровня, судя по записям его жития. К чему я всё это рассказываю? А вот к чему, жизнь старца протекала на глазах томских жителей не так давно. По историческим меркам так вовсе совсем недавно. Старец был весь на глазах. Хоть и были те, кто сомневался в его праведной жизни, да мозоли на его коленях разрешили все сомнения. Святым старец стал на глазах народа Сибири. О нём мы знаем из явных так сказать источников. Никто нам за него не «поручался» и не навязывал нам «его святость». Не поставил так сказать перед фактом: «вот вам старец. Он свят есть». Также никто не оспаривает святость таких святых как преподобный Сергий Радонежский, например, или батюшка Серафим Саровский Чудотворец. Со скрипом, но всё же прославила их Русская Православная Церковь. Преподобного Сергия под нажимом народной общественности. Батюшку Серафима тоже. Игумена Земли Русской, скрипя сердцем, но всё же признали святым, а после смерти Серафима Саровского, братия Саровской обители с нескрываемой злобой сожгла не только его пустыньку, но даже личные вещи. Не сохрани сёстры Дивеевской обители, то малое, что осталось от батюшки Серафима как память, не было бы и этого. С чего это так? Об этом ниже. Много просияло на Руской земле святых. О многих и незабвенна народная память. Но есть и совсем неизвестные. Если заглянуть в церковные святки (церковный календарь), на каждый день там по нескольку имён прославленных христианской церковью святых. Кого там только нет. И греческие, и ветхозаветные иудейские, и руские святые. Святость их, нас «ненавязчиво просят» принимать на веру. Мы и принимаем. А с чего вдруг нужно думать и решать, что они на самом деле святые? Только потому, что священноначалие толкует нам так? Не правда ли неожиданный вопрос? Тем более ветхозаветные, чуждые нашему миропониманию персонажи? Пусть и проявившие некие благородные посылы в своей грешной жизни. Христианская доктрина говорит нам, что покаявшийся грешник сто крат более мил Богу, чем живущий без покаяния. Не будем оспаривать это и мы. Сказать намеренно отрицательно, что это не так, тоже не совсем правильно. Будь ты хоть песьеголовым бандитом Христофором, главное, чтобы ты принял Христа, а лучше сказать христианскую доктрину, стал лоялен системе и ты уже «святой». Эта раскрученная христианская дилемма о том, что даже самые лютые грешники при «правильном отношении к церкви» становятся святыми, известна всем. Не намеренно ли создается такой стереотип? Не намеренно ли прославляют их? Прославляют для своей же выгоды и пользы? Прославляют и используют уже потом в своих корыстных целях? Где гарантия того, что это не подлог? Нет ни такой гарантии, ни уверенности в их святости! Откуда можно знать, что их прославили канонически, а не просто вписали в святки!??? Ах, да, так говорит нам святоотеческое наследие, и с ним не спорь! А писалось это наследие кем? На этом можно было бы и закончить. Но нужно рассмотреть и другую сторону медали: личное общение со святыми. Это общение складывается у человека посещающего нашу современную православную церковь на уровне внутренних мироощущений. Да и помощь от того или иного святого зачастую приходит самая, что ни на есть ощутимая и действенная. Да потому так, что он по-настоящему свят. Никола Чудотворец или, например святитель Спиридон Тримифунтский, или наш старец Феодор Томский. Много их, наших святых. Сонм. У каждого христианина есть ещё и свой святой, в день которого они родились. И многих святых узнаёт и чует наше сердце. Его не обманешь. Но есть вещи, на которые, не всегда обращаешь внимание даже в течение всей жизни. Вопрос только иногда приходит на ум: почему Бог не слышит наши молитвы? Рассмотрю на своём примере. Долгое время я считал своими святыми заступниками местночтимого святого князя Олега Рязанского и прославленного церковью князя Олега Брянского. Им обоим я и молился, и обращался с просьбами. Ещё апостол Павел говорил об умении различать духов: что от духа света, а что от духа злобы поднебесной. Это умение различать помыслы, мысли и внутренние ощущения необходимы каждому человеку. Иначе можно попасть в такие немыслимые заблуждения, что смерть. Внутренние ощущения святости того или иного святого относятся как раз к такой категории веры. Так вот, обоих святых я считал своими заступниками и обоих почитал искренно. Правда, проявлений явной помощи от них не помню. Такой помощи, например, как от святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Но это не главное. Важно другое. Важно то, что нового я узнал о князе Олеге Рязанском, тогда, когда всерьёз занялся изучением руского славянского наследия. Узнал я о его предательстве в предверии Куликовской битвы. Народ руский в это время князь подло предал. Не знаю как кто, а я всерьёз задумался о святости навязанных нам некоторых святых и Олега Рязанского в частности, именно тогда. Рязанские князья одни из первых покорилось Хазарии, и приняли иудо-христианизм. Спрашивается, кого я молил в своих просьбах? Предателя иудея? Предателя под маской христианина? Тогда, что есть его святость? «Святость», угодная в некоем контексте, кому-то для своих целей это бесспорно. Так один «святой» князь перестал быть святым в моих глазах и в моём пробуждающемся сознании. Да простят мне христиане Рязани. И таких «святых» в церковных святцах тоже сонм. Это надо просто честно признать. Что с этим всем делать? Это уже другой вопрос. Церковь же наша за каждым богослужением поминает так сказать и «своих и чужих». И в большей степени поёт песни иудейскому наследию. Сион и Израиль воспевается не только как земля обетованная, но и как некая родина. Чья родина? Нет, это родина не наша! Наша Родина – Русь Святая! И ходит человек в церковь, и возносит свои молитвы к святым, а помощи не получает. И остаётся ему только принять церковную доктрину о своей глубокой греховности. И…молиться дальше. Я бы, например, здесь обратился бы к так называемой презумпции невиновности и на её примере вывел бы другую формулу: о изначальной святости человека, а не о изначальной его греховности. Человек есть образ Божий. Значит, стремление к святости заложено в его естество. Изначальная его святость повреждена первородным, родовым и личным грехом, но человек скорее сначала свят, чем изначально плох. Потому и необходимо помогать человеку, становиться святым, а не останавливать его потуги. У нас же как, ты главное в церковь ходи, а мы тебе грехи отпустим. Всё сделаем за тебя. Всё сделаем не твоими руками. Потом человек утверждается в смутном своём ощущении, что раз есть способ отпущения греха, то сам факт согрешения не так и страшен. Славяне, предки наши, жили, между прочим, так, что самой своей жизнью старались не допускать греха вообще и в частности. Мировоззрение и мироощущение было такое. Мироощущение, основанное на изначальной святости, которой все дорожили как сокровищем. И не было практики, сначала впасть во все тяжкие и потом «покаявшись» враз стать святым. И не допускал славянин даже в мыслях своих совершение чего-то плохого или скверного. Так вот! В современной же церкви никто не учит человека расти не только духовно-нравственно, но и хоть отчасти морально. Не нужен там человек свободный. Нужен раб. И пусть погрешит. Главное чтобы из церкви не ушёл. А человек не имея духовной составляющей, отдаёт всё на откуп попам. И совсем не знает о духовном росте. И не умеет человек слушать своё сердце. И не слышит его. И не слышит Бога. А Бог «не слышит» его молитвы. И остаётся человек безо всякой защиты и помощи, хоть и из церкви Христовой сутками не вылазит. Таковы реалии нашей действительности. Не за попытку ли восстановить общение человека с Богом посредством стяжания Духа Святаго, а другими словами возможности человека к духовному росту и возможности личностного общения с Богом, так ненавидели при жизни Серафима Саровского? Он один из немногих, кто восстановил учение о Духе. И не только восстановил, но и всей своей жизнью доказал это. Он и ещё один святой земли нашей преподобный Сергий кормили из рук медведей. Это есть и на их житийных иконах. Оба были очень сильными волхвами. Оба были святыми и оба были богами. Христиане знают формулу Афанасия Великого: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Они стали. Как и множество, других святых Святой Руси. Да, собственно и наши славянские боги, не кто иные, как те же святые, даже в христианском неполном понимании мира. Ещё вопрос, молился Серафим Саровский на камне или у камня? Камень этот, как гласит предание, был в последствие разбит на сувениры-святыни паломниками. Или камень этот разбили фанатичные христиане? Разбили как напоминание о «языческом» прошлом Руси? Как напоминание о том, кем был на самом деле батюшка Серафим? Святой бесспорно! Ведический русич? Пусть каждый спросит своё сердце. Так вот, князь Олег Рязанский, предатель, но всё же наш, руский человек, а Израильские иудейские «святые»? Кто они нашему рускому народу? Чужая родня, только и всего. И породнить руского человека с чужим народом не получится никогда. Не получилось тысячу лет, не получится и сейчас. В заключение хочу вернуться к Великой Тартарии и Томску. Просматривая старые фотографии Томска, датированные 1890 гг., я обратил своё внимание на одну странность, косвенно подтверждающую мои ранние предположения, на этих фотографиях весь Томск без деревьев. Так, словно застраивался город на пустоши. Не думаю, что практикой того времени было вырубание всех деревьев в период застройки. Зачем вырубать, например, если леса вокруг полно. Да? В наше то время берегут леса, не думаю, что предки думали как-то иначе. Вырубить всё под корень под застройку? Бред. Не нашёл хорошего качества фотографий с видом на Западный берег реки Томь. С видом на те места, где сейчас стоят сосновые бора. Трудно сказать были ли там уже леса на период застройки? Подросли ли там посадки или дикие леса к концу XIX века? Или дерево на застройку Томска завозилось из других регионов? Надо поискать. Одно понятно, на месте застройки города, пустыня. И только на фотографиях после 1903 года, уже видны, видимо высаженные искусственно, парки и рощи. Также то там, то там, среди домов заметны проросшие отдельные деревья. И вот, что ещё я обнаружил. Посещал наш город даже наследник престола Николая Александровича, в последствие последний российский самодержец Николай II. В 1890-91 гг. он инспектировал всю Сибирь. В Томск прибыл в 1891 году. К его приезду были построены Триумфальные ворота.

‡агрузка...


Стоп! Но если мы знаем, что триумфальные ворота строились для встречи победителя, то кем был наследник Российского престола для Сибири. Не наследник ли царя победителя!? Победителя Великой Тартарии!!! И он осматривал свои новые владения! Тотальная застройка Томска в конце XIX начале XX веков укладывается в эту гипотезу легко и сразу! Просто начинается застройка уже своих территорий. Начинается сразу же после его отъезда! И последнее, что нужно было сделать такого самого эффективного, чтобы скрыть настоящую историю Сибири? Правильно. Построить Томский Университет!!! Его и построили в 1878-1888 гг.

 

Олег Толмачев, 10. 02. 2015 г.




При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.018 сек.)