АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Этап 3. Опрос под гипнозом

Читайте также:
  1. II. Вопросительное предложение
  2. V. Полный опросник для больных неврозами по э. Берну (в модификации м. Е. Литвака)
  3. VII. Вопросник для анализа учителем особенностей индивидуального стиля своей педагогической деятельности (А.К. Маркова)
  4. X. примерный перечень вопросов к итоговой аттестации
  5. Аграрный вопрос
  6. Болгарский вопрос. Соборы на Западе на Востоке. Окончательное разделение 1054 года
  7. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 1 страница
  8. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 1 страница
  9. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 1 страница
  10. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 10 страница
  11. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 10 страница
  12. Более подробно вопрос об объектах экологических общественных отношений рассмотрен в главе II учебника. 11 страница

Координатор:

  • проводит опрос, используя тот же самый хронологический формат, как и при опросе без гипноза. По ходу опроса "вклинивает" поступившие от следователя, ведущего дело, вопросы. Формулируются вопросы в открытой форме и включаются в контекст повествования. Координатор работает "в связке" с гипнотизером. По мере того, как истощается простое припоминание, гипнотизер применяет новые приемы, например, такие, как идеомоторная сигнализация, автоматическое письмо и постгипнотическое внушение для работы с полицейским художником, а позже – и для спонтанного припоминания. Гипнотизер также прерывает (заканчивает) транс для того, чтобы сменить видеокассеты, сделать перерыв на еду, отдых, другие моменты. Перед перерывом (период, когда интервьюируемый находится вне фиксации видеокамерой) координатор предупреждает, чтобы никто не говорил о расследуемом деле и отмечает время начала перерыва. По окончании перерыва координатор отмечает время начала записи и спрашивает интервьюируемого, не говорил ли он с кем-нибудь о деле (такого не должно быть, но если уж это случилось, координатору должны быть известны все детали разговора);
  • если интервьюируемый начинает обвинять в преступлении самого себя, координатор просит гипнотизера прекратить гипноз и интервью. Координатор должен уведомить интервьюируемого о его правах и получить правовую консультацию у руководства стороны обвинения прежде, чем продолжить проведение опроса под гипнозом.

Гипнотизер:

  • заканчивает транс;
  • спрашивает интервьюируемого о самочувствии (прежде, чем расстаться с интервьюируемым, гипнотизер должен убедиться, что у того все в порядке).

Как явствует из вышесказанного, опрос под гипнозом имеет целью как можно лучше понять случившееся и "выжать" из памяти максимум возможного. Мультидисциплинарный подход способствует осуществлению этой цели, позволяя специалистам разных профилей – детективу и гипнотизеру – использовать свои профессиональные навыки.

Особо нужно отметить роль полицейского художника. Зарисовки, которые он делает на основании показаний опрашиваемых под гипнозом, бывают очень ценными для расследования. Некоторые дела ФБР удалось раскрыть лишь благодаря тому, что присутствующий при опросе под гипнозом художник сделал очень точный композиционный портрет подозреваемого. Художник является полноправным членом мультидисциплинарной команды, проводящей опрос под гипнозом. Состоящие в штате Лс1боратории ФБР художники выезжают на место для работы вместе со свидетелями, координаторами и гипнотизерами для составления композиционных зарисовок подозреваемых. Эти художники знают технику следственного гипноза и все инструкции ФБР, касающиеся этой сферы.



1Далее для краткости везде вместо слов "свидетель", "жертва" будет использоваться один термин – "свидетель".

9.3. Опыт применения гипноза по делу об убийстве

Несколько лет тому назад во дворе одного из приволжских городов ударом ножа в шею была убита молодая женщина.

Незадолго до происшедшего потерпевшую видели в компании с двумя парнями. Как показал свидетель Майкин (фамилии свидетеля и других участников дела изменены), одного из парней он знает в лицо, так как тот живет на соседней улице.

Личности заподозренных вскоре установили. Ими оказались два дружка – Гогин и Фаткулин.

Первый дал показания о том, что спонтанное убийство своей знакомой он совершил на почве возникшего между ними конфликта. Что касается Фаткулина, то, как следовало из показаний Гогина, он к преступлению непричастен. Аналогичные показания дал и Фаткулин, по словам которого, он оказался в роли случайного свидетеля незапланированного убийства, совершенного его приятелем. Гогина арестовали. На протяжении нескольких месяцев следствия он признавал себя виновным и давал показания, ничем не отличающиеся от тех, что были даны им на первом допросе, однако за несколько дней до завершения расследования неожиданно изменил позицию. В своем заявлении, направленном прокурору республики, он сообщил, что преступление совершил не он, а Фаткулин. Себе же Гогин отводил роль свидетеля обвинения. Эти утверждения он дублировал затем во время допросов. Следствие полагало, что изменение позиции обвиняемого произошло из-за его нежелания нести ответственность за содеянное. Судя по всему, для того, чтобы запутать расследование, Гогин установил нелегальную связь с "волей" и дал информацию Фаткулину, как ему следует вести себя на следствии, чтобы загнать его в тупик. На это прежде всего указывало то, что допрошенный вскоре после заявления Гогина прокурору свидетель Фаткулин синхронно изменил свои показания, подтвердив версию Гогина. Он также стал утверждать, что последний невиновен, поскольку является лишь очевидцем убийства, совершенного якобы им.

‡агрузка...

Результат, на который рассчитывали указанные лица, был ими достигнут. Дело вел неопытный следователь. Оказавшись в непростой ситуации, он растерялся, не зная, что предпринять. Вышестоящая прокуратура истребовала дело для изучения. Было принято решение поручить дальнейшее расследование Н. Савинову.

Предоставим ему слово и проследим, как развивались дальнейшие события.

"Анализ материалов уголовного дела свидетельствовал, что следствие по делу было произведено некачественно. Осмотр места происшествия был сделан поверхностно, по ряду изъятых вещей с места происшествия с помарками и пятнами бурого цвета судебно-биологической экспертизы не проводилось, поиск одежды обвиняемого Гогина организован не был, очные ставки между Гогиным и Фаткулиным в целях установления противоречий в их показаниях не'проводились. Из-за небрежности следователя некоторые вещественные доказательства были утеряны.

Мною была выполнена значительная работа по восполнению пробелов и устранению недостатков, допущенных предшественником. Все, вроде бы, как говорится, вставало на свои места, если бы не одно "но". Как я ни бился, убедительного ответа на вопрос о том, чьей же конкретно рукой – Гогина или Фаткулина – была нанесена смертельная рана потерпевшей, материалы дела не давали. Стало ясно, что без их правдивых показаний по этому поводу дело судебной перспективы не имеет. Однако и тот, и другой прочно стояли на позиции, занятой после кардинального изменения показаний. Методы убеждения, разъяснения, тактические приемы, которые обычно в таких случаях применяются, оказались неэффективными. И тогда я принял решение использовать по делу достижения в области гипнологии, с которыми к тому времени был неплохо знаком.

Дело в том, что в 1991 году, знакомясь с содержанием журнала "Советская милиция", я наткнулся на статью об американском ученом Харри Арсоне – авторе книги "Гипноз в уголовном расследовании". Заинтересовавшись материалом, я внимательно его изучил и узнал любопытные вещи, ранее мне неизвестные.

Как писал автор статьи об Арсоне, этот ученый много лет назад стал заниматься изучением возможности применения гипноза на предварительном следствии и добился на этом поприще крупных результатов. Реализуя свои разработки, он принял участие в расследовании многих тяжких преступлений и существенно помог в выявлении и разоблачении преступников. Эта статья глубоко запала мне в душу. Подумал, а почему бы в отечественной следственной практике не воспользоваться методом гипноза, если он так успешно применяется за рубежом. С этого момента я принялся за активный поиск и изучение специальной литературы с тем, чтобы в деталях разобраться и в самом феномене гипноза, и в его возможностях.

"Перелопатив" труды В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, Зигмунда Фрейда, Л.П. Гримака, Е.В. Рожнова, В.Л. Райкова и других известных отечественных и зарубежных ученых, я открыл для себя потрясающую воображение область научных знаний, о которых раньше имел весьма смутное представление. Какие же истины открылись? Как я узнал, гипноз помогает проникнуть в подсознание человека, активизировать работу его памяти. С помощью гипноза моделируются различные эмоциональные состояния, изменение отдельных процессов – внимания, памяти, мышления и т.д.

В настоящее время в ученом мире гипноз рассматривается как особое психическое состояние, отличное по своим проявлениям как от бодрствования, так и от естественного сна.

Многие ученые, посвятившие свои работы этой проблеме, полагают, что в гипнотическом состоянии репродуцируются практически любая деятельность, любые психические состояния, как имевшие место в жизненном опыте субъекта, так и гипотетически возможные, моделируются самые разнообразные клинические состояния. Их можно вызвать как в сфере каждого отдельно взятого органа чувств, так и в любой их комбинации. Гипнотика можно "отправить в кинотеатр", где он будет "смотреть" кинокомедию и живо реагировать, смеяться. Можно создать любые жизненные коллизии с эмоционально адекватными формами реагирования, с проявлением активной жизненной позиции в различных моделируемых ситуациях.

Знания, почерпнутые при изучении специальных литературных источников нуждались в проверке на практике. И тогда созрело желание привлечь к намеченным опытам студентов-юристов. Этой идеей я поделился со специалистами в области гипнологии – врачом-психотерапевтом психиатрической больницы Л.Д. Дьячковым и гипнологом, членом Российского отделения международной ассоциации магнетизеров С.А. Волковым. Данная идея ими была поддержана, и совместными усилиями мы стали претворять ее в жизнь. В качестве испытуемых в психологическом эксперименте согласились участвовать студенты (все лица мужского пола) старших курсов юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева. По причине отсутствия соответствующих криминалистических методик проведение экспериментов по опросу лиц в гипнотическом состоянии нами было задумано осуществить на основе приемов и методов гипноза, используемых врачами-психотерапевтами в нашей отечественной медицине и эстрадными гипнотизерами.

Эксперименты проводились в два этапа. Первоначально в бодрствующем состоянии со студентами проводилась свободная беседа, в которой выяснялось их отношение к своим родственникам, братьям, сестрам, товарищам, друзьям.

На основании этих сведений определялось лицо, значимое для них, которому они могли бы открыть свои тайны.

Затем каждому студенту предлагалось ответить на вопросник типа анкеты. В ней содержались вопросы как позитивного, так и негативного характера.

В их круг включили вопросы провоцирующего характера, на которые в обычном своем состоянии далеко не каждый может ответить откровенно (мочился ли в детстве или юношеском возрасте, занимался ли мастурбацией, совершал ли кражи, привлекался ли к уголовной ответственности и т.д.). На все вопросы студенты давали не разглашаемые нами письменные ответы.

На втором этапе испытуемым, находившимся в гипнотическом состоянии, каждому в отдельности, внушалась следующая установка: в комнате он находится наедине со своим родственником (либо другим близким ему человеком) и ему следует ответить на вопросы, от которых в дальнейшем зависит положение его дел, состояние его здоровья. Кроме того, студентам вновь предлагалось ответить на вопросы, на которые они давали ответы в письменной форме в бодрствующем состоянии. Потом был проведен сравнительный анализ ответов студентов в состоянии бодрствования и в состоянии гипноза. Оказалось, что они разительно отличаются друг от друга. Ответы в гипнотическом состоянии были более полными и искренними, чем в обычном состоянии.

Так, студент К. в гипнотическом состоянии признал, что в подростковом возрасте был судим за грабеж. Данное обстоятельство от всех, включая товарищей и друзей, скрывал. Причина – являлся студентом юридического факультета и в будущем собирался работать за границей. Характерно, что в анкете, которую он заполнил ранее по нашему предложению, указал, что к уголовной ответственности не привлекался. Как видим, в гипнотическом состоянии он данный факт скрыть не смог.

Студент П. к уголовной ответственности не привлекался. Однако, находясь в гипнотическом состоянии, на вопрос, совершал ли он ранее кражи, ответил, что да, совершил ранее с друзьями кражу мотоцикла. Он также не смог скрыть данное обстоятельство в гипнотическом состоянии, что ему удалось при заполнении анкеты в обычном состоянии.

Эксперименты показали, что в гипнотическом состоянии студенты, отвечая на вопросы, не в полной мере контролировали свое сознание. Это обстоятельство затем подтвердили сами студенты после анализа проведенных с ними экспериментов: контроль за своим поведением в гипнотическом состоянии они утрачивали, и ответы ими давались искренне.

Опишу саму процедуру проведения экспериментов. Студент, приглашенный для опроса в гипнотическом состоянии, усаживался в кресло в удобном для него положении. Следующий шаг – применяя так называемый мягкий метод гипнотизации, гипнолог с использованием монотонной музыки, действующей расслабляюще на организм и вызывающей засыпание, вводил испытуемого в гипнотическое состояние. В состоянии гипноза студенту внушалось, что несмотря на то, что он спит, он может, не просыпаясь, говорить и отвечать на поставленные вопросы. Потом у студента путем внушения вызывались ассоциативные образы, ему внушали образ близкого человека, с которым он мог быть полностью откровенным. При возникновении данного образа студенту предлагали рассказать о нем, что он и делал. По ходу эксперимента ему также предлагалось ответить на вопросы анкеты. После завершения эксперимента испытуемые выводились из гипнотического состояния и совместно с ними проводился анализ результатов только что выполненного действия.

На базе теоретико-прикладной подготовки, лично убедившись в эффективности и безвредности для испытуемых сеансов гипноза, я почувствовал, что созрел для реализации идеи по делу об убийстве.

Обдумывая и реализуя на свой страх и риск этот замысел в тайне от коллег и начальства, я прекрасно понимал, что никакого доказательственного значения результаты мероприятия не имеют. Шел я на необычный психологический эксперимент сугубо из собственных прагматических соображений. Таким путем прежде всего рассчитывал убедиться в том, кто же в действительности – Гогин или Фаткулин – совершил убийство.

Уверенность в состоятельности своей версии, убежденность – важные, если не главные аргументы следователя в его полемике со лжецом. Невозможно убедить его дать правдивые показания, если сомневаешься, если не решил для себя вопрос, что преступление – дело только его рук и никого другого.

Кроме решения данной задачи я также надеялся на то, что если Фаткулин действительно исполнитель убийства, находясь в

гипнотическом состоянии, он назовет какие-либо неизвестные до этого нам детали содеянного, которые потом можно будет установить процессуальным путем и тем самым найти объективное им подтверждение.

Но прежде чем приступить к эксперименту с участием Фаткулина, я решил проверить возможности метода на свидетеле Майкине. Дело в том, что косвенные данные указывали на то, что он рассказал не все, что ему было известно о событии, по поводу которого он был неоднократно допрошен.

В назначенное время Майкин прибыл в прокуратуру. Я объяснил ему суть вопроса, по поводу которого его пригласили (наличие сомнений в достоверности отдельных моментов в его показаниях) и поинтересовался, не желает ли он побеседовать с гипнологом. Майкин живо заинтересовался экспериментом (над ним довлели обычное человеческое любопытство и необычность не испытываемой прежде интригующей ситуации) и дал согласие на участие в нем. Методом мягкой гипнотизации, апробированным со студентами, Майкин был введен в гипнотическое состояние, при котором он мог "разговаривать" на фоне созданного образа жены, отвечать на "ее" вопросы. (Как было установлено заранее в предварительной беседе, ей Майкин доверял как никому другому.) В гипнотическом состоянии при мнимом общении с женой он сообщил, что убийство совершил Гогин, ударив потерпевшую каким-то предметом. Он (Майкин) все это видел своими глазами, как и то, что потерпевшая упала и больше не поднималась. Фаткулин в это время находился неподалеку. После рассказа Майкина гипнолог вывел его из состояния гипноза. Испытуемому была дана установка, что все происходившее было только сном и сон был здоровым.

Вслед за этим принять участие в психологическом опыте было предложено и Фаткулину. Методом мягкой гипнотизации Фаткулина ввели в гипнотическое состояние, при котором он мог разговаривать и отвечать на вопросы якобы своего друга, в действительности ориентируясь на вызванный у него образ этого человека. Когда образ друга у Фаткулина был создан и он стал "общаться" с ним, ему предложили ответить на вопрос: "Кто убил женщину?" Испытуемый ответил, что убийство совершил Гогин. На повторно заданный вопрос, он кивком головы подтвердил сказанное до этого. Затем на вопрос, где находится нож, он ответил, что нож Гогин выбросил по дороге на Тамбов. Как и полагается, после эксперимента гипнолог дал установку

Фаткулину на то, что у него был обычный сон со сновидениями, сон его был здоровым. Спустя несколько дней я допросил Фаткулина. На этот раз он вел себя не так, как на прежних допросах, проведенных мною до психологического опыта. Он заявил, что больше не намерен врать и заниматься самооговором ради спасения дружка. Свои показания, данные им на начальном этапе расследования, подтвердил. Они, по его словам, соответствуют действительности: убийство было совершено не им, а Гогиным.

На очной ставке обвиняемый Гогин вначале придерживался придуманной им легенды о совершении убийства Фаткулиным. Однако, услышав показания последнего, изменил свою позицию и признал, что преступление совершил он, а не Фаткулин. Последний привел ряд обстоятельств, о которых ранее не сообщил, подтверждающих его непричастность к убийству.

При проверке его показания подтвердились. Фаткулина реабилитировали. А его дружок предстал перед судом. Гогина признали виновным в убийстве и приговорили к 10 годам лишения свободы (максимальное наказание по статье 103 УК РФ).

Так завершилось это дело"1.

Вот этим рассказом следователя мы и закончим данный раздел. Без комментариев.

1Записки криминалистов. – Вып. 5. – М, 1995. – С. 233–250.

Глава 10

Криминалистическая хронобиология (биоритмология)

10.1. Хронобиология и следственная практика

Практика показывает, что в одном психическом состоянии обвиняемый признает себя виновным после предъявления ему доказательств, а в другом состоянии оказывается совершенно невосприимчивым к предъявлению ему точно таких же доказательств. Почему так происходит?

Учеными установлено, что у человека имеется более ста биологических ритмов, отражающих различные биологические процессы. Это суточные ритмы сна и бодрствования, изменения температуры тела, работы сердечно-сосудистой системы и т.п. Существуют биоритмы, цикличность которых составляет месяцы и даже годы. Многие из них связаны с воздействием ритмически изменяющегося излучения Солнца, фазами Луны, колебаниями электромагнитного поля Земли. Так, исследователи в различных странах пришли к выводам, что при увеличении геомагнитной активности увеличивается число больных в психиатрических лечебницах, растет частота случаев самоубийств и некоторых видов преступлений. Отмечена зависимость между количеством умышленных убийств и фазами Луны.

Все эти факты свидетельствуют, что различные физиологические процессы и воздействия энергий, обладающих чрезвычайно слабой силой, способны тем не менее изменить ритм и содержание человеческой деятельности в довольно значительной степени. Существенно и другое.

Исследования специалистов в области хронобиологии1 показывают, что в определенные временные периоды увеличивается психическая уязвимость человека, снижаются его адаптационные и иммунные возможности, происходят изменения психофизиологических функций интересующих следствие лиц. Умение использовать эти сведения может оказаться полезным с точки зрения повышения продуктивности организации расследования и решения тактических задач в работе с носителями личностной информации. В первую очередь это относится к вопросу определения тактически наиболее благоприятного момента производства допроса потерпевшего, важного свидетеля, склонного ко лжи подозреваемого и обвиняемого, а также момента проведения очной ставки, ознакомления обвиняемого с заключением судебной экспертизы и другими материалами дела, предъявления ему вещественных доказательств. И в этом следователю могут помочь ученые. Они в состоянии выявить наиболее благоприятный период для контакта с правонарушителем, препятствующим установлению истины.

С 1984 г. в Иркутской областной прокуратуре осуществляется успешное применение достижений хронобиологии при допросах обвиняемых, создающих конфликтные ситуации. Как правило, к такой консультативной помощи приходится прибегать лишь тогда, когда традиционные приемы допроса не помогают. Квалифицированный специалист определяет временной интервал – месяц, какой-либо его период, наиболее благоприятный с точки зрения эффективности тактического воздействия на обвиняемого. В эти дни интенсивно проводятся следственные действия (в основном, допросы).

Универсальность данного метода заключается в том, что ни профессия, ни образование, ни прошлый преступный опыт не являются препятствием для получения объективной информации на допросе, проведенном в определенный день. Этому всегда предшествует тщательная подготовка, глубокое изучение особенностей личности допрашиваемого. Полученная на таком допросе информация после соответствующей проверки нередко становится основой обвинительного заключения, и следствие уже не зависит от позиции обвиняемого – признает он вину в дальнейшем или нет.

При проведении допросов лиц, совершивших тяжкие преступления против личности, в 28 случаях из 36 (78%) были получены подробные показания о содеянном, хотя ранее допрашиваемые либо лгали, либо вообще отказывались от контакта со следователем. В 8 случаях (22%) обвиняемые позицию не изменили, но допустили ряд проговорок, свидетельствующих об их непосредственной причастности к преступлению. Эти проговорки, запечатленные на аудиограммах и видеозаписях, использовались следователем в дальнейшем для изобличения виновных.

По тактическим соображениям во всех случаях допрашиваемые не информировались, что момент интенсификации работы с ними приходился на рассчитанные специалистом дни. Присутствие адвоката на допросе не мешало получению подробных правдивых показаний от обвиняемого1.

1Хронобиология – раздел биологии, изучающий биологические ритмы, т.е. упорядоченные во времени, предсказуемые изменения психофизиологических процессов. (См.: Байкушев С. Серьезно о сверхъестественном. – М, 1991. – С. 99.)

1Шапошникова В., Китаев Н. Значение хронобиологии для криминалистики// Законность. – 1997. – №11; Монологи. Криминалисты о своей науке. – Иркутск–Москва, 1999. – С. 272–279. Записки криминалистов. – Вып. 3. – М., 1994. - С. 287-293.

10.2. Следователь Китаев против бывшего врача "Скорой помощи"

О том, как был задержан иркутский насильник и убийца Василий Кулик, в прошлом врач, мы уже рассказывали. Но за рамками этого сюжета остались драматичные страницы многомесячной битвы следователей за информацию, за истину, за справедливое наказание маньяка.

События развертывались следующим образом.

Спустя некоторое время после задержания и дачи показаний о совершенных им злодеяниях Кулик отказался от всего того, во что он посвятил следователей в своей "Явке с повинной" и на последующих допросах.

Обвиняемый сделал заявление о своей непричастности к тем преступлениям, которые ему инкриминировались, и сообщил, что оговорил себя. Несмотря на изменение им своей позиции, дело по его обвинению направили в суд. В судебном заседании Кулик подтвердил свое заявление о самооговоре. По его версии, на самооговор он пошел под воздействием группы шантажистов во главе с мужчиной по кличке Чибис, который, угрожая убийством его родных и близких, принудил дать такие показания, чтобы скрыть собственные преступления.

Эти и другие обстоятельства послужили основанием для возвращения судом дела на дополнительное расследование. Суд при этом принял во внимание, что следователи допустили ряд существенных ошибок при расследовании, утратили ряд важных вещественных доказательств, вели расследование поверхностно, фактические обстоятельства глубоко не проверяли.

Дополнительное расследование поручили вновь сформированной следственно-оперативной группе во главе с Китаевым.

Изучив дело и допросив Кулика, Китаев понял, что перед ним стоит очень трудная задача. Его обвиняемый – хитрый противник с большим интеллектуальным запасом, отлично знающий и умело использующий все промахи и ошибки предыдущих следователей. Он точно рассчитал все "за" и "против" и намеревался до конца бороться за свою жизнь. Никакой надежды вернуть его на путь истинный путем душеспасительных бесед не было. Предстояла многотрудная работа по его изобличению на основе скрупулезного исследования обстоятельств дела, восполнения пробелов и устранения ошибок первоначального следствия.

С чего же начать?

Китаев поставил перед собой и своими коллегами в качестве первоочередной задачи тщательную проверку первоначальных показаний обвиняемого об изнасиловании двух девочек, которые остались неподтвержденными, так как прежние следователи не смогли установить потерпевших.

С этой целью работники уголовного розыска тщательно изучили материалы уголовного и оперативно-поискового дел, касающиеся примет детей-потерпевших, названных Куликом на первоначальном этапе следствия, разработали обстоятельный план поиска этих детей. Грамотная оперативная работа офицера Пряхина, его ежедневный настойчивый поиск принесли плоды. Он установил Оксану С. и Светлану Т., которых Кулик осенью 1983 г. обманным путем заманил в подвал одного из зданий Иркутска и изнасиловал.

Так как с момента совершения этих преступлений прошло около четырех лет, возникало опасение, что потерпевшие через столь длительный период не смогут опознать Кулика по внешним приметам. Поэтому важно было выяснить у них, не запомнился ли им какой-нибудь характерный признак, ярко индивидуализирующий обвиняемого. И такой признак имелся. Он выражался в дефектном произношении Куликом звука "р".

Зная об этом, Китаев во время допросов у каждой потерпевшей спросил, не обратила ли она внимания на какую-либо особенность речи преступника. Допрашиваемые дали на это положительный

ответ. По их словам, разговаривая с ними, преступник картавил.

С учетом этого обстоятельства опознание производилось и по признакам внешности, и по голосу (опознаваемые читали вслух предложенный им текст). Обе потерпевшие уверенно опознали Кулика.

Для предотвращения возможных попыток Кулика в будущем каким-либо образом обесценить результаты опознания Китаев закрепил их путем назначения судебно-логопедической экспертизы. Она была поручена специалистам из Иркутского педагогического института и производилась с участием обвиняемого. В распоряжение экспертов предоставили материалы дела и видеокассеты с записью допросов Кулика.

Эксперты установили, что речь обвиняемого содержит ряд специфических особенностей. Будучи стабильными, устойчивыми, они делают ее хорошо запоминающейся, позволяющей отличить от речи других людей. Эксперты отметили, что Кулик обладает незаурядными способностями выбирать речевые приемы для воздействия на окружающих. Выводы специалиста объективно подтверждали следственные данные о том, что Кулик легко входит в контакт при знакомстве, умело, вводя в заблуждение малолетних детей и престарелых женщин в целях совершения преступлений.

Шли дни. Появлялись все новые и новые доказательства. Но Кулик по-прежнему стоял на своем. Он утверждал, что с учетом его исключительных интеллектуальных способностей всю информацию о преступлениях, которые ему навязывала "группа шантажистов во главе с Чибисом", он умудрился почерпнуть от последних за час времени. Чтобы опровергнуть эту версию, Китаев назначил судебно-психологическую экспертизу, поставив на ее разрешение вопрос: "Учитывая индивидуальные особенности памяти обвиняемого Кулика, мог ли он при названных обстоятельствах контактирования с "шантажистами" запомнить, а затем и воспроизвести на допросе тот объем информации, который он сообщал на следствии?"

После серии специальных экспериментов с участием обвиняемого эксперт констатировал: "Исключительная особенность Кулика воспринимать, удерживать и воспроизводить без искажений полученную через слуховой канал информацию не подтвердилась. Испытуемый обладает способностями запоминать и сохранять большой объем сведений только при условии, если запоминание опирается на зрительные образы, а он сам является активным участником действий".

Легенда Кулика о том, что он стал невинной жертвой заговора "шантажистов", стала разрушаться. Однако в свою очередь обвиняемый выдвигал все новые доводы в пользу своей мнимой непричастности к преступлениям.

Он заявил, что совершать преступные действия с детьми в темных помещениях не смог бы, даже если бы этого захотел, из-за сильной близорукости. Как показал Кулик, он носит очки и плохо видит в темноте. Проверяя это заявление, Китаев обратился за помощью к ведущим специалистам клиники глазных болезней Иркутского государственного медицинского института. Они произвели офтальмологическую экспертизу. Вот что написали эксперты в своем заключении: "По состоянию функций органов зрения Кулик может свободно ориентироваться в условиях различной степени освещенности, независимо от того, в очках он или нет".

Большую работу группа Китаева проделала, устраняя ошибки и грехи не только следователей, но и экспертов.

На начальной стадии расследования по эпизоду об убийстве и изнасиловании малолетней в г. Кировограде было произведено несколько судебно-медицинских экспертиз. Объектом их исследования являлся один и тот же предмет одежды. Однако заключения явно противоречили друг другу. Экспертом судебно-биологического отделения Кировоградского ОБСМЭ был выявлен на одежде потерпевшей антиген В, выделение которого организмом Кулика исключается. К иному выводу по тому же поводу пришли специалисты из бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Украины. Ими антиген В не был выявлен. Аналогичный результат был получен экспертами Главного бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения России. Однако от оценки достоверности выводов первичной и дополнительной экспертиз эксперты этой инстанции уклонились.

Будучи медиком по образованию, Кулик умело играл на противоречиях экспертных исследований, отрицая свою причастность к совершению данного преступления. Казалось, что все возможности для поиска истины по данному эпизоду исчерпаны, но Китаев и его команда нашли выход из трудного положения. Они изъяли все рабочие журналы экспертов, в которых производились подробные записи в процессе исследования одежды потерпевшей Л. Вместе с вещественными доказательствами, гистологическими пробами эти документы направили на комиссионную экспертизу во ВНИИ МВД и НИИ судебной экспертизы Минздрава страны. Авторитетные специалисты из Москвы обнаружили на платье девочки антиген А. Обвиняемый

Кулик имел группу крови А. Это позволило экспертам констатировать реальную возможность происхождения спермы на исследуемой вещи от обвиняемого. Указав на ошибочность выводов своих украинских коллег, эксперты из Москвы отметили в своем заключении, что их предшественники не учли общего фона загрязненной одежды потерпевшей, что и сказалось на результатах их исследования.

Удалось ликвидировать брак и другой экспертизы. Началось все с изучения трасологической экспертизы, проведенной в связи с убийством малолетнего Ф. Было обращено внимание на вероятные выводы трасологической экспертизы, проведенной экспертами Иркутской НИЛСЭ в связи с обнаружением на бедре трупа следа подошвы сапога-дутыша. Эксперты не смогли решить вопрос об индивидуальном тождестве и остановились только на том, что этот след мог быть оставлен сапогом обвиняемого Кулика. Изучая исследовательскую часть заключения, член следственной группы Китаева следователь Шапошников обнаружил, что эксперты при производстве данной экспертизы получили сравнительные образцы оттиска подошвы сапога на гладкой горизонтальной поверхности обыкновенного листа писчей бумаги. Между тем след сапога преступника был оставлен на бедре, т.е. на выпуклой эластичной поверхности. С учетом этого была назначена повторная экспертиза. Ее поручили произвести экспертам физико-технологического отдела Иркутского ОБСМЭ.

Проведя серию сравнительных исследований на биоматериале, максимально схожем с кожной поверхностью на бедре ребенка, эксперты на основании общих и частных признаков, образующих неповторимый комплекс, пришли к выводу о том, что след на правом бедре потерпевшего Фомина оставлен сапогом, принадлежащим обвиняемому Кулику.

Развивая успех, Китаев пошел дальше, не упуская из виду никаких мелочей. Его внимание привлекло такое обстоятельство. Свидетели и малолетние потерпевшие, оставшиеся в живых, отмечали, что преступник при ходьбе как бы "выбрасывал" одну ногу в сторону. Для выяснения, не характерна ли эта аномалия походке обвиняемого, Китаев привлек специалистов Иркутского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии. Им предложили провести биомеханическую экспертизу. Специалисты поначалу скептически отнеслись к данному предложению, объяснив это тем, что никогда не проводили подобных исследований и методик проведения их не имеется. Однако им пришлось согласиться с убедительной логикой доводов и аргументами

Китаева. Так были проведены биомеханические исследования походки Кулика.

Полученные результаты подтвердили показания свидетелей и потерпевших. По выводам биомеханической экспертизы, походке Кулика была свойственна особенность, вызванная скованностью верхнего плечевого сустава, малоподвижностью верхних конечностей. Она проявлялась в ярко выраженном асимметричном выбросе вперед левой ноги после заднего толчка с отклонением голени и стопы наружу как в несколько укороченном, так и учащенном шаге.

Так по крупицам формировалась прочная доказательственная база, убедительно показывающая несостоятельность доводов Кулика о якобы имевшем место с его стороны самооговоре.

Подошло время допроса обвиняемого с предъявлением ему всего комплекса собранных доказательств. К этому допросу следователи готовились особенно тщательно. Достаточно сказать, только для того, чтобы определить наиболее оптимальное с тактической точки зрения время допроса, пришлось воспользоваться услугами известного биоритмолога Шапошниковой В.А. из Санкт-Петербурга.

Специалисту были предоставлены ксерокопии материалов дела, содержащие сведения о личности Кулика с момента его рождения. Используя эти сведения, научные расчеты и биокалькулятор японского ученого Татаи, Шапошникова определила биоритм Кулика на ближайшие три месяца.

Специалист высказал суждение, что наиболее плодотворным речевой контакт с Куликом может состояться в середине ближайшего июня.

С учетом этого Кулик был вызван на допрос в первой половине дня 15 июня 1987 г.

Результаты превзошли все ожидания. Кулик признал полностью свою вину в совершении инкриминируемых ему преступлений. Заявил, что при наличии такого комплекса убедительных доказательств ему нет смысла далее запираться и вводить в заблуждение следственные органы. Более того, он сообщил о совершении еще нескольких преступлений, о которых следователям не было известно (эта информация в ходе проверки подтвердилась).

Правдивые показания, которые дал Кулик 15 июня, он уже не изменял до конца расследования. Подтвердил их и в ходе судебного заседания, полностью признав свою вину.

11 августа 1988 г. суд приговорил Кулика к расстрелу. Приговор приведен в исполнение.

Глава 11

Криминалистический
наркоанализ


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.043 сек.)