АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Скифский» язык

Читайте также:
  1. ВЕЛИКОЙ СКИФИИ: САРМАТЫ И ПОЗДНИЕ СКИФЫ
  2. Границы Великой Скифии
  3. Запад: бастарны
  4. Между Викингом и Скифом
  5. Примечания
  6. Прохоровская культура
  7. Скифский образ жизни

До сих пор главным препятствием для признания того простого факта, что предками русских являются скифы-сарматы-аланы, служили лингвистические соображения. Еще в XIX столетии прочно утвердился миф, что скифы и сарматы говорили на языках так называемой иранской группы.

Этот миф прочно сохранял свои позиции и в советское время. Вот что писал по этому поводу П. Н. Третьяков, один из исследователей Древней Руси: «В качестве предков славян археологи и историки стали рассматривать многие древние племена Средней и Восточной Европы — скифов, сарматов, фракийцев, иллирийцев и др. Особенно повезло в этом отношении скифам, которые были объявлены чуть ли не главным предком славян, а скифская государственность — чуть ли не основой славянской государственности. В то же время уже давно известно, что скифы говорили на одном из древних иранских языков… При встрече со славянским языком языки этих племен (скифов и сарматов) потерпели поражение и исчезли, не оставив почти никаких следов»61.

Вот это и есть самое удивительное. Такой многочисленный народ тысячелетиями заселял такие большие пространства (удивительно точно совпадающие с границами современной России) и исчез, не оставив никаких следов! Впрочем, Третьяков проявил достаточную сдержанность: он не сказал, что скифы исчезли физически (между тем некоторые до сих пор продолжают утверждать эту давно опровергнутую нелепость). «Исчез» только скифский язык, «тонкая материя» духовной культуры, то есть исчезла цивилизация… Но так ли это на самом деле?

По свидетельству античных источников, языки жителей Великой Скифии в широком смысле слова, то есть всех евразийских степных просторов, или не отличались между собой вообще или представляли собой всего лишь «искажения», то есть диалекты скифского языка, который, как считается, не сохранился: «К сожалению, почти полностью отсутствуют данные о скифском языке. Все, чем располагают ученые, — некоторое число личных имен и географических названий, оставшихся в иноязычных текстах. Но и этих остатков оказалось достаточно, чтобы определить: скифский язык принадлежал к иранской группе…»62 Как видим, полное исчезновение загадочного скифского языка не помешало «успешно» подвергнуть его изучению и даже классификации!



Не маловато ли будет оснований для такого рода утверждений? Тем более утверждений навязчивых, безапелляционных. Буквально во всех изданиях не только скифский язык называется «иранским», но и сами арийские народы евразийских степных пространств называются «ираноязычными», или, еще проще, «иранскими»! Есть основания полагать, в случае с проблемой скифского языка мы сталкиваемся с одной из подтасовок, совершенных во время разгула «научной мысли», подстилавшей идеологический базис под колониальную экспансию западноевропейских агрессоров.

Приоритет в разработке теории «ираноязычия» скифов целиком и полностью принадлежит немецким лингвистам конца XIX — первой половины XX в.63 Нет необходимости останавливаться на причинах появления такой теории. В атмосфере нагнетания русско-германского противостояния, вылившегося в две мировые войны, они вполне понятны. Немецкие идеологи изо всех сил стремились доказать, что только их народ является «истинно арийским, с характером нордическим». Немцы в преддверии войны старались внушить окружающим и прежде всего себе, что только они имеют приоритеты.

В этом духе ими и писалась «история». Однако как ни старайся, из истории Великую Скифию не выкинешь… и, главное, никак не удается затемнить тот факт, что скифы отличались приоритетами и могуществом не меньше германцев*. Поэтому появилась необходимость представить дело так, что скифы жили-были, да вдруг куда-то и исчезли. Что современные русские к ним не имеют никакого отношения, а произошли от неких слабых и вялых «лесовиков», не высовывавшихся из-под пня-колоды. В ход пошла тяжелая артиллерия — лингвистическая схоластика…

· Немцы-дойче XIX–XX вв. присвоили себе понятие «германцы». Фактически в областях тацитовой «Германии» проживали автохтоны — русы и славяне. Предки немцев-дойче (тунгры и неметы) пришли из-за Рейна и навязали всем свой этноним (и то не сразу). Позже, со времен Карла Великого, пошла тотальная ассимиляция автохтонов-славян. И тем не менее мы абсолютно точно знаем, что историческими тацитовыми германцами были славяне. 85 % топонимики Центральной, Северной и Восточной Германии — славянская, ведущие города — Берлин, Дрезден, Лейпциг и т. д. — основаны славянами. Сам этнотопоним «германы» есть производная от славянского «яро-маны» (ярии, ярые люди). Трансформация аналогична трансформации славянского Яровита в Геровита немецких хроник. Претензии немцев Нового времени на родство с истинными германцами просто смехотворны. Особенно учитывая те факты, что единый немецкий язык немцы-дойче обрели лишь к концу XIX в., свое наименование «дойче» заимствовали у славянского племени «деуцы, девцы», а государственность, собственно, получили от прусов (по-русов) — «восточных немцев», ассимилированных славян, носивших славянские фамилии типа Бюлов, Радлов, Трептов и т. д. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

‡агрузка...

Как известно, свои права русские доказали на практике. Доказательство было довольно успешным, и после 1945 г. труды немецких лингвистов на тему «ираноязычия» скифов как-то вдруг сразу прекратились. Видимо, убедились, что русские и впрямь потомки скифов, и зауважали, или просто пропал «политический заказ». Зато… аналогичный заказ возник в другом месте.

Так что «ираноязычная» теория и ныне жива, здорова и ведет себя весьма агрессивно. После довольно успешных попыток опровергнуть ее, сделанных в 1940–1960 гг. (о чем речь ниже), она взяла реванш в годы «застоя», ослабившего русское государство. «Ираноязычники» ведут себя решительно и дискуссий на данную тему не допускают.

Разберемся, на каких основаниях скифов называют иранцами. Сохранилось много имен, дошедших в передаче античных источников и в надписях. Остались и многочисленные скифские топонимы — по всей степной зоне Евразии. Однако если арийские народы были здесь автохтонами, то кто может поручиться, что все эти названия местностей и рек даны именно в «скифское» время (то есть в железном веке), а не раньше? Язык-то изменяется со временем порой до неузнаваемости…

То же самое относится к именам. Имена и топонимы — это наиболее архаичная часть языка, порой имеющая очень мало общего с его современной версией. Допустим, что у нас нет данных о русском языке Средневековья, но зато сохранились русские имена той эпохи: Александр, Федор, Сергей и т. д. Что за представление о языке можно получить на основе такого источника?

Некоторые лингвисты из стран бывшего ближнего зарубежья не только исхитрились «исследовать» исчезнувший скифский язык, но «установили» даже, что он сильно отличался от сарматского, и вообще на территории Великой Скифии бытовало множество иранских языков, так что никакого единства не существовало64.

Старый добрый Геродот утверждал, что сарматы — дети скифов и амазонок, и говорят на том же скифском языке, в который, правда, издревле вкралось несколько «ошибок». На том же скифском языке — сказано ясно; речь может идти только о диалектных различиях. Но нет: смотрят в книгу, и видят… что из сообщения Геродота можно сделать вывод: скифский и сарматский — это безусловно разные языки65.

Для доказательства перебирают немногие скифские глоссы, дошедшие до нас; в большинстве это имена собственные, этнонимы, топонимы: «Дон», «Кавказ», «паралаты», «аримаспы», «Колаксай»… Сходство с иранскими языками? Действительно есть. Но только ли с ними? Вот скифское слово «вира» — муж, мужчина. Аналог в иранской «Авесте» — имеется. Но… как же можно не упомянуть при этом древнеримских мужей — «виров», дуумвиров и триумвиров, заседавших в сенате? Скифский бог ветра и бурь Вата имеет индо-иранские аналоги. Это так, но… как можно забыть кельтскую Фата-Моргану, возводящую воздушные замки из облаков?

Когда дело доходит до имен нарицательных, становится горячее. Оказывается, скифское слово «хвала» звучало так же, как и современное русское, и имело тот же смысл. Ну… тогда это заимствование в русском языке из иранского, не поморщившись, объясняют бравые лингвисты. Вот еще слово, общее для скифского и древнерусского языка: «парату», «портъ» — секира, топор. Слово это не простое, а термин, относящийся к материальной культуре и «военному комплексу». Даже если считать скифский и русский язык принципиально различными и полагать, что слово это в русском заимствованное, выходит, что славяне унаследовали от скифов материальную культуру? Такого допустить нельзя, и вот появляется утверждение, что русские заимствовали этот «порт» (слово и сам предмет, как это бывает)… у зырян, жителей Крайнего Севера66.


Признать аргументы такого рода нельзя. Единственное утверждение сторонников «ираноязычия», стоящее возражения: прямыми потомками скифов и сарматов являются северокавказские осетины; осетинский язык обнаруживает сходство с языками иранской группы, стало быть, и «скифский»… Но здесь следует учитывать эффект «языкового замещения». Допустим, некий народ завоевал другой и образовал аристократическую элиту, которая навязывает свой язык подданным. Но и сама элита испытывает культурное влияние со стороны покоренного народа, пока не образуется новый синтез. Новый язык при этом сильно трансформируется и становится очень непохожим на исходный язык завоевателей. Именно такая ситуация сложилась в Иране, завоеванном родственными скифам среднеазиатскими ариями во II тыс. до н. э.

Осетинский язык образовался подобным образом. Осетины не являются прямыми потомками аланов-сарматов (как это иногда неправильно считают); анализ антропологического типа показывает, что их предки были местными жителями, автохтонами, обитавшими на Кавказе чуть ли не со времен верхнего палеолита67. Язык предков осетинов первоначально относился к северокавказской семье.

В какой-то момент скифы, исконные жители южнорусских степей, установили контроль над Северным Кавказом. Часть северокавказских народов вступила с ними в контакт и восприняла их язык; так и образовался осетинский, который должен был испытать сильное влияние местной традиции (кавказской) и очень сильно удалиться от исходного «скифского» языка.

Тем не менее осетинский язык интересен для исследования, потому что он отражает и влияние со стороны скифов. Обратимся к работам известного лингвиста В. И. Абаева, посвященным осетинскому и его связям с другими индоевропейскими языками68. Этот исследователь, начавший публиковаться еще в 1940-е годы, не смог открыто возразить против концепции «ираноязычия» скифов. Собранный им материал свидетельствует против нее… Оказалось, что в осетинском языке содержатся изоглоссы (языковые соответствия), совершенно чуждые ираноязычному миру. Связей с такими южными индоевропейскими языками, как греческий и армянский (территориально близких иранскому ареалу), вообще не выявлено. Зато обнаружились связи осетинского с языками народов Северной Европы и Сибири — с германскими, латинским, балтийскими (литовским), древнесибирским языком тохаров и, главное, со славянскими. СВЯЗИ ОСЕТИНСКОГО (предполагаемого реликта СКИФСКОГО ЯЗЫКА) СО СЛАВЯНСКИМИ ЯЗЫКАМИ НАМНОГО ЗНАЧИТЕЛЬНЕЕ, ЧЕМ С ЯЗЫКАМИ ДРУГИХ ЕВРОПЕЙСКИХ НАРОДОВ.

Особенно занятны осетино-латинские изоглоссы. Если учесть, что ни скифы, ни тем более осетины в Древней Италии не были, следует предположить, что как раз наоборот, предки римлян, латины, когда-то обитали рядом с ними, а может быть, и представляли некогда единый народ. Контакт носителей осетинского (реликта скифского) языка с европейцами был сильным и глубоким; немаловажно, что их связывают общие земледельческие термины. Неудивительно, что В. И. Абаев сделал вывод о ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ, АВТОХТОННОСТИ СКИФСКОГО ЯЗЫКА НА ТЕРРИТОРИИ ЮЖНОЙ РОССИИ69.

Он же доказал, что СКИФСКИЙ ЯЗЫК БЫЛ ОТНОСИТЕЛЬНО ОДНОРОДЕН НА ОГРОМНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ, то есть никакого «языкового букета» в степях Южной России не было.

Итак, осетинский язык обнаруживает следы глубоких связей прежде всего со славянскими языками. Собственно, взглянув на современную географическую карту, удивляться этому не стоит: ближайшими соседями осетин являются как раз славяне — русские; но из этого следует очень важный вывод: то же самое было и раньше, в самый период формирования осетинского языка…

Но как же все-таки скифские названия и имена? Как же их связи с иранской группой, выявленные в еще в XIX столетии? Теперь уже можно утверждать, что значение этих связей было сильно преувеличено. Современные исследования скифских имен и топонимов показали, что не менее сильные связи они обнаруживают не с иранскими языками, а… с праиндийским языком — санскритом, на котором были написаны знаменитые священные тексты, «Веды». Индоарийские следы достоверно обнаружены в Приазовье, в Крыму и в низовьях Днепра. По мнению известного лингвиста О. Н. Трубачева, «индоарийская принадлежность языка определенного слоя северопонтийского населения положительно свидетельствует о прежнем пребывании праиндийцев в этих краях»70.

Неудивительно, что один из народов Восточного Приазовья носил название СИНДЫ (др. инд. «синдху» — река); с этим словом связано и название реки Инд, и современное название Индии. Собственно, на это обстоятельство обращали внимание еще первые исследователи индоевропейской проблемы, но они, считая, что прародина ариев была там же, где сохранились «Веды», допускали, что синды пришли к Азовскому морю прямо из Индии. Оказалось — прямо наоборот: приазовская «Индия» первична.

На основе санскрита многие древние и современные географические названия получают смысл. Например, Плиний Старший (Естественная история, VI, 20) сообщал, что скифы реку Дон именуют «Син», а Меотиду (Азовское море) — «Темарунда». В древнеиндийском sindhu — «река», a tamas + arna можно перевести как «темная пучина». Санскритское название Дона сохранялось еще в Средние века: в русских летописях он именовался Синей водой, хотя к тому нет никаких реальных оснований. Приводя в пример «ираноязычности» скифов хорошо известный корень «дон», звучащий в названии многих южнорусских рек (Дон, Донец, Днепр, Днестр, Дунай)*, забывают добавить, что он имеет соответствие не только в иранских языках, но и в древнеиндийском, и в обоих случаях означает «река».

· Корень «дн-» = «дно, дон» — «русло, река». Именно так, не «вода», а «дно», так как вода — это и дождь, и роса, вода в сосуде, а река — это русло, дно, по которому течет вода. Из языка русов данный корень попал как в иранские, так и в славянские языки. Русский язык есть стволовое развитие языка русов. Иранский — побочное. Санскрит — искусственный язык индоариев, созданный на базе языка русов. Человек, в совершенстве владеющий санскритом, понимает русскую речь. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Название города Керчь объяснимо от krka (др. — инд. «горло», в смысле пролив). Древнее название Азовского моря Меотида — произошло от mai (др. — инд. «мать»); в представлении древних Меотида являлась «матерью Понта», поскольку питала его водой впадающих в нее полноводных рек. Название реки Доаб вблизи Новороссийска полностью повторяет индийский Доаб — двуречье Ганга и Джамны; Кандаур на нижней Кубани имеет аналоги: Кандагар в Афганистане и Гандхара в Северной Индии — от gandaur, «местность с пробитыми каналами» — зона ирригации…

Этнонимы многих народов древнего Приазовья и восточного Причерноморья также объяснимы из санскрита. Так, на берегу Азовского моря, согласно Страбону (География, XI, 1; 2), обитали меоты-тореты. В древнеиндийском tara — «берег», следовательно, тореты — это «прибрежные» жители. Другие меоты, иксиматы, могли получить свое имя от слова «тростник», которым поросла их страна (в др. — инд.: iksu; река Иксумати — один из притоков Ганга). Название меотов-агров прямо соотносится с именем одного из древнейших индийских городов, Агры… Меотских «аспургиан» можно осмыслить: «асы, живущие в городах, крепостях» (от греч. «пургос» — крепость), тем более что источники отмечают в их стране многочисленные укрепления. Не здесь ли находился древний Асгард, о котором говорят скандинавские саги? Не потомки ли аспургиан построили в Индии древнейший город Асгарту, развалины которой, как сообщает легенда, находятся вблизи Канпура?


Название «роксаланы», «россомоны» справедливо связывают с именем «рос»*, Россия, — имеет больше соответствия с древнеиндийским ruksa, чем с иранским rauxsna (оба слова со значением «светлый»). Топоним, встречавшийся в древности на западном берегу Крыма — Rossotar — можно перевести с санскрита как Белобережье71.

* «Рус, рос» — «светлый, белый, русый, рыжий, красный, красивый, хороший» есть этноним, самоназвание русов, первонарода планеты, суперэтноса. Проторусы-кроманьонцы были первыми депигментированными людьми в темнокожей архантропической среде. Нравится нам это или нет, но только на уровне появления подвида Хомо сапиенс сапиенс (приблизительно, 40 тыс. до н. э.) мы можем отыскать корни многих проблем и загадок бореалов, индоевропейцев, в том числе скифов и русских. Никакие поверхностные блуждания не дадут нам ответа на основные вопросы этногенеза человечества. Во всех ареалах расселения русы оставляли свои топонимы, теонимы, этнонимы — их география более чем обширна. Подробнее в монографии Ю. Д. Петухова «История Русов. Древнейшая эпоха. Там же подробная этимология корневой основы «рс-» (Ред.)

Занятно, что один из славянских этнонимов, «анты», имеет хорошее обяснение из санскрита: anta в древнеиндийском — конец, край… В таком случае, «анты» в точности соответствует современному «украинцы» (древние анты обитали от Днестра до Днепра). А вот древние бастарны, обитавшие на рубеже н. э. в Восточном Прикарпатье и являвшиеся, судя по всему, тоже славянами, явно получили свое имя при каких-то нехороших обстоятельствах: bast-arna в древнеиндийском означает «дети рабов»… Неудивительно, что со временем это название вышло из употребления.

Из санскрита можно объяснить многие «скифские» и боспорские личные имена. В причерноморской эпиграфике упоминаются: Бутунат, Магадава, Майасара, Камасарон. Первое и второе в Индии известны как имена бога Шивы, второе образовано от слова «майа» (мать), третье — от «кама», любимый (тоже имя индийского бога). Скифский царь Палак, сын Скилура, имеет «родственников» в Индии: в древнеиндийском «палака» — защитник, принц; это имя носили несколько индийских принцев, известных из истории. Имя царя Таксака также находит соответствие в древнеиндийском.

Давление общепринятого мнения оказывается порой сильнее научной мысли, и О. Н. Трубачев не смог отказаться от идеи ираноязычия скифов… Согласно его концепции, индоарийский язык был в Южной России реликтом древнейшей эпохи; на нем говорили только «старые скифы» — приазовские синды и меоты, тогда как собственно скифы, пришельцы с востока в начале I тыс. до н. э., были-таки ираноязычны. С индоарийскими синдами и связана, по Трубачеву, древняя культура земледелия в Причерноморье, скифам же остается только «кочевание»…72 Собранные им самим факты противоречат этому выводу. Как могли быть скифы ираноязычны, когда установлено, что многие имена их царей и богов никак нельзя объяснить из иранского?73 А ведь кроме этих имен бесспорных образцов скифского языка у нас нет. Следует напомнить: с точки зрения современников, все жители Приазовья — Причерноморья говорили на одном и том же языке и были одним народом. Источники античной эпохи нисколько не отделяют меотов и синдов от скифов-сарматов, названия этих народов соответствуют скорее территориальным, чем этническим подразделениям. Скифский и синдомеотский языки — это одно и то же74.

Выявленные в последнее время скифо-индоарийские связи не отрицают обнаруженных прежде скифо-иранских связей. Следует вообще отказаться от попыток найти на территории Русской равнины как «индоязычие», так и «ираноязычие». Первое сложилось в Индии, второе в Иране. Не было в русских степях никаких «индийцев» или «иранцев», которые целиком переселились на юг вместе со своими языками. Здесь существовала самостоятельная этническая общность, очень сильно отличавшаяся от южноазиатских; индийская и иранская ветви — ее порождения, эманации, возникшие при культурном контакте, взаимодействии двух миров. Исходная «протоарийская» общность Русской равнины никуда не «утекала», пребывая сама собой, но управляющие импульсы, посланные ею на юг, оказали сильное воздействие и дали толчок «дочерним» цивилизациям*.

· И все-таки именно цивилизация русов-ариев Северного Причерноморья своими выселками на восток и юго-восток, т. е. и культурно, и физически перемещаясь многими родами в течение тысячелетий, принесла как в Иран, так и в Индию и язык, породив там диалектные сыновние языки, и культурные традиции, в том числе мифологию русов-индо-европейцев. Почему, скажем, санскрит сохранил язык русов в большей чистоте, чем «хинди»? Последний был языком народа, а санскрит — языком волхвов-брахманов, он хранился на сакральном уровне (и тем не менее все же претерпел изменения). Безусловно, этнокультурно-языковое ядро русов-скифов «никуда не утекало», оставаясь на месте. Но на юг шли не бестелесные культурные «импульсы», а вполне конкретные выселки из больших родов индоевропейцев. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

«Лингвистический дурман» рассеялся благодаря серьезным исследованиям, и стало ясно, что отразившийся в южнорусских топонимах и личных именах СКИФСКИЙ ЯЗЫК ЕСТЬ НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК «ПРОТОАРИЙСКИЙ» ЯЗЫК, ТОТ САМЫЙ, ОТ КОТОРОГО В СВОЕ ВРЕМЯ ПРОИЗОШЕЛ И ЯЗЫК «ВЕД», И ЯЗЫК «АВЕСТЫ».

Древний скифский язык сохранился. Правда, не в исходном состоянии, но в виде двух «боковых ветвей», во многом близких «основному стволу». Более того, он сохранился в виде двух хорошо известных памятников письменности, представляющих собой, помимо прочего, огромную культурную ценность. Однако есть еще одна проблема. К какому времени относятся эти памятники, неизвестно. А это значит, неизвестна и та эпоха в развитии скифского языка, которую эти памятники отражают.

«Веды» были записаны в современном виде примерно в XI–IX вв. до н. э., когда среднеазиатские арии только-только пришли в Индию; «Авеста» — на несколько веков позже. Известно, что как индийская, так и иранская цивилизации имели жестко сословный, кастовый характер. Благодаря этому элитарные слои долго сохраняли принесенную извне традицию.

С тех пор «Веды» и «Авеста» не менялись. Но у нас нет никаких оснований полагать, что эти памятники были созданы в самый момент миграции ариев в Индию и Иран. Наоборот: все указывает на то, что они существовали намного раньше, еще на арийской «прародине» (правда, считается, что Авеста — «авторское» произведение, однако ее автор скорее всего переработал более древние тексты). Между тем хорошо известно, что язык, на котором написаны религиозные тексты, может сохраняться в неизменном виде сколь угодно долго. Например, современная католическая церковь использует латынь, которая вот уже полторы тысячи лет как вышла из употребления. И наверняка будет использовать этот мертвый язык и дальше, пока вообще не прекратит свое существование…

Учитывая эту особенность религиозной традиции, датировать «Веды» и «Авесту» I и даже II тысячелетием до н. э. не представляется возможным. Скорее всего эти тексты уходят в еще более древние времена… Как полагал индийский исследователь Б. Тилак, «Веды» были созданы на северо-евразийской прародине ариев, около VI тыс. до н. э.75; но и эта дата, согласующаяся с традиционной индийской хронологией, может оказаться поздней.

То же можно сказать и о других реликтах скифского языка — именах и топонимах, которые обнаруживают родство с санскритом. Личные имена обычно имеют свойство сохраняться, пока жива поддерживающая их религиозная традиция (введение, скажем, христианства сопровождалось и сменой имен). Имена — это консервативная часть языка. Не удивительно, что скифские имена обнаруживают родство с языком «Вед»: они восходят к той чрезвычайно отдаленной от нас эпохе, когда этот памятник и был создан.

Если скифы были автохтонами, потомками «изначального» населения Южной России (а они ими и были), то к какому же времени должны относиться данные ими географические названия? В настоящее время антропологическую и культурную преемственность населения Южной России можно установить вплоть до эпохи 20–30 тыс. лет назад, то есть до времени верхнепалеолитических кроманьонцев — людей белой расы, охотников на мамонтов, оставивших на Волге, Дону и Днепре Костенковскую культуру (отсюда около 20 тыс. лет назад они расселились по Европе и значительной части Азии). Многие географические названия в этих краях восходят к этой эпохе — ведь какая-то часть «кроманьонцев» Костенковской культуры никуда не ушла, осталась на территории Русской равнины, и от нее-то и произошли* позднейшие «арии».

· Бореалы Костенок, Межирича, Сунгиря и т. п. были составной частью формирующегося этномассива русов-индоевропейцев. Другими частями стали русы Балкан, Малой Азии и, частично, Ближнего Востока (Сурии-Палестины), выдавливаемые с прародины ордами протосемитов. В плавильном котле Северного Причерноморья эти составляющие стали поздними «классическими» индоевропейцами. Но лишь часть из них стала скифами. Значительная часть русов устремилась в Европу, порождая славяно-балто-«германские», кельтские этносы. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Очевидно, что сохранившиеся реликты скифского языка — религиозные тексты «Вед» и «Авесты», личные имена и топонимы — не отражают тот язык, на котором говорили «исторические» скифы железного века. Они относятся к очень ранним этапам его развития и уходят, как это сейчас становится ясно, в глубь тысячелетий.

Оба памятника, и особенно «Веды», представляют собой важный источник по скифскому языку, пусть и древнейшему. Поэтому для правильного представления о скифском языке, нам необходимо знать место санскрита в индоевропейской семье. Место это давно установлено: БОЛЕЕ ВСЕХ ДРУГИХ САНСКРИТ ОБНАРУЖИВАЕТ РОДСТВО С ЯЗЫКАМИ СЛАВЯНСКОЙ ГРУППЫ…

При первом же взгляде на санскрит становится очевидным его глубокое родство с русским языком. Сходство настолько сильное, что один индийский санскритолог при знакомстве с Россией воскликнул: «Вы все говорите здесь на какой-то древней форме санскрита76 Но скорее, наоборот — санскрит представляет собой форму древнейшего русского… то есть скифского языка. Насколько древнейшую, пока установить нет возможности. Ясно только, что уже в I тысячелетии до н. э. для исторических скифов и сарматов язык, на котором звучали их религиозные гимны и на котором «имели смысл» их имена, представлял собой седую старину. Точно так же не следует думать, что современный русский человек свободно понял бы своих предков, живших около трех тысячелетий тому назад: язык меняется со временем… К сожалению, от собственно скифской эпохи настоящих языковых памятников не осталось, так что промежуточные этапы превращения санскрита в современный русский нам не известны.

Нет ничего странного в том, что русский язык сходен с санскритом, языком древних степных ариев, пришедших некогда в Индию. В большинстве своем русские — прямые потомки ариев-скифов, не удивительно, что некогда они говорили на скифском — «ведическом» — языке. (Точнее, и скифы, и предки ариев Ирана и Индии говорили на языке русов — том самом языке, что наиболее полно сохранился в русском языке. Здесь чрезвычайно важно не путать базисный язык с производными. Санскрит, разумеется, не превращался в русский — оба они развитие языка русов: санскрит — это прарусский язык с индостанскими диалектными вкраплениями, язык, застывший в своем развитии две-три тысячи лет назад, ставший «мертвым языком», а современный русский — это живой, стволовой язык русов, продолжающий развиваться. И еще одно замечание: «язык Вед», ведический язык и санскрит — это разные языки, их путать нельзя. Ведический (ведийский) язык древнее санскрита. С ведическим языком можно ознакомиться по словарю и научным трудам Т. Я. Елизаренковой. — Примеч. Ю. Д. Петухова.)

Если русский народ и его язык преемствен со скифским, то такая связь должна была проявиться и в его названии. И действительно, бросается в глаза, что среди скифо-сарматских этнонимов можно найти много таких, которые в Средние века носили славяне и русские. Рассмотрим некоторые из них.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.015 сек.)