АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Травмы носа и придаточных пазух носа

Читайте также:
  1. I. Нос и придаточные пазухи
  2. II. Анатомія та фізіологія носа і приносових пазух
  3. II. Заболевания носа и околоносовых пазух
  4. Анатомия лобной, решетчатой и основной пазух.
  5. Анатомия наружного носа и полости носа.
  6. Анатомия околоносовых пазух
  7. Аномалии развития и заболевания носа.
  8. Болезни носа и пазух
  9. Викривлення перегородки носа, синехії та атрезії порожнини носа.
  10. Во время катания на санках мальчику упал на спину его товарищ. Предварительный диагноз - перелом в области нижне-грудного отдела позвоночника. Какой механизм травмы позвоночника?
  11. Вопрос 16: Травмы глотки и гортани.
  12. Вопрос 26: Орбитальные осложнения при заболеваниях околоносовых пазух.

Различают ушибы и ранения носа. В мирное и военное время возможны механические травмы носа и придаточных пазух, вызванные различными причинами. Нос как выступающая часть лица особенно часто повреждается. Характер повреждения зависит от величины действующей силы и ее направления. Может быть только рассечение мягких тканей или же нарушение целости хрящевого и костного скелета носа и даже отрыв части носа. Инфицирование поврежденных мягких тканей носа иногда сопровождается тяжелыми осложнениями в виде флегмоны лица и тромбоза глазных вен (vv. ophtalmicea) с последующим распространением тромба на sinus cavernosus.

Тупые травмы. Тупые травмы наружного носа нередко приводят к стойким деформациям его в виде искривления и западения, а также к деформации носовой перегородки. Перелом костей носа вызывает смещение пограничных с ним костей лицевого скелета, в частности носослезного канала. Частым осложнением тупой травмы наружного носа являются гематома и абсцесс носовой перегородки. Это осложнение может сопровождаться периоститом и перихондритом с секвестрацией хряща и костей перегородки. Нарушение целости ноздрей может привести к их сужению или заращению. Особенно тяжело протекают тупые травмы, нанесенные по корню носа, так как в этих случаях возможно образование трещин в ситовидной пластинке. Симптомы тупой травмы носа, его полости и придаточных пазух зависят от характера повреждения. В области повреждения наружные покровы лица припухают и приобретают синюшный оттенок, преимущественно в местах, богатых рыхлой клетчаткой, — в области верхнего и нижнего века. Появляется носовое кровотечение, дыхание становится затрудненным, и нарушается обоняние. При повреждении боковой стенки носа возникает слезотечение, а при травме корня носа (ситовидной пластинки) — ликворея; в случае же проникновения инфекции в полость черепа появляются симптомы внутричерепных осложнений, например менингита и абсцесса лобной доли мозга. Осложнение травмы носа флегмоной лица и тромбозом лицевых вен и кавернозного синуса протекает при симптомах септикопиемии. При наружном осмотре в этих случаях можно видеть деформацию носа, искривление и дефекты носовой перегородки, а при пальпации — подвижность и хруст в местах перелома костей носового скелета. Диагностике повреждений носа помогает рентгенография, благодаря которой определяется место перелома и его характер. Лечение таких пострадавших должно заключаться прежде всего в первичной обработке раны, а при переломе костей носа, при его смещении — репозиции отломков в возможно ранний срок. Эта процедура заключается в следующем. Под местной анестезией или под наркозом производят мануальное исправление формы костного скелета носа с последующей симметричной тампонадой обеих половин носа и наложением давящей повязки или пелота, удерживающих нос в нормальном положении. При более тяжелых последствиях повреждений (например, западении спинки носа, отрыве частей или всего носа) рекомендуется на первых порах выжидательная тактика, и только с исчезновением реактивных явлений можно приступать к выполнению ринопластических операций. Вполне понятно, что для предупреждения инфицирования поврежденных тканей во всех случаях тупой травмы следует проводить общее и местное лечение антибиотиками.



Касательные и сквозные ранения. Наибольший интерес и клиническое значение имеют огнестрельные травмы, вызывающие повреждения не только носа и его пазух, но и пограничных с ними органов (комбинированная травма). Тяжесть огнестрельных повреждений носа и придаточных пазух обусловливается свойствами ранящего предмета (пуля, осколок снаряда), а именно: его величиной, массой, формой, силой и направлением действия. В зависимости от действия этих факторов различают открытые, сквозные и слепые ранения. Под открытыми ранами понимаются касательные ранения лицевого скелета пулей или осколком снаряда, когда носовая полость или придаточные пазухи оказываются вскрытыми. При сквозных ранениях имеются два отверстия — место входа и выхода ранящего предмета, причем величина входного отверстия чаще всего бывает меньше величины выходного. В тех случаях, когда ранящий снаряд, пройдя через мягкие ткани и кость, застревает в раневом канале (независимо от того, сообщается ли последний с полостью носа и придаточными пазухами или нет), говорят о слепых ранениях. Касательные ранения носа и его пазух встречаются довольно часто, причем из придаточных пазух в первую очередь повреждаются поверхностно расположенные: лобная, гайморова и передние клетки решетчатой кости. Обычно такие ранения протекают более или менее благоприятно, если они бывают изолированными, т. е. без включения в раневую зону пограничных органов, например мозга и глаз. Так как в полости носа и в придаточных пазухах даже здорового человека всегда имеются патогенные микробы, то, помимо инфекции извне, всегда следует ожидать заражения раны микробами из носа и пазух. Даже в лучших случаях открытые касательные ранения заканчиваются неполным выздоровлением, так как последующий рубцовый стеноз естественных отверстий придаточных пазух способствует возникновению эмпиемы. Значительно опаснее касательные ранения носа и придаточных пазух со значительными дефектами мягких тканей лица и в комбинации с повреждением глазницы и стенок передней черепной ямки. В таких случаях инфекция, и особенно риногенная, может вызвать серьезные осложнения со стороны глазницы и полости черепа. Появляются симптомы дакриоцистита, флегмоны глазницы (при поражении верхнечелюстной пазухи, передней части решетчатого лабиринта и лобной пазухи), менингита, абсцесса мозга (при поражении лобных пазух) и тромбоз вен лица, v. ophtalmicae и sinus cavernosus с последующим сепсисом и менингитом. Диагностика подобных ранений не представляет особых трудностей, так как повреждение лицевого скелета представляется в виде открытой раны. Преобладают симптомы, вызванные нарушением функции носовой полости. При риноскопии можно видеть обтурацию полости носа обрывками слизистой оболочки, кожными и хрящевыми кусочками. Первые дни после ранения у пострадавших отмечается носовое кровотечение (кровь вытекает наружу или в носоглотку). Вследствие того, что полость носа закупоривается сгустками крови или костными осколками, носовое дыхание становится затрудненным или даже невозможным. Выключение носового дыхания сопровождается аносмией (anosmia respiratoria). При ранении верхних отделов полости носа, когда повреждается ситовидная пластинка, аносмия становится необратимой (anosmia organica essentialis) из-за нарушения целости fila olfactoria, bulbus и tractus olfactorius. Повреждение боковой стенки носа, как это бывает при ранении гайморовой пазухи и передних клеток решетчатого лабиринта, обычно сопровождается повреждением слезного мешка или носо-слезного канала и как следствие этого — обильным слезотечением. В некоторых случаях при разрыве ранящим снарядом верхнего и нижнего глазничных нервов наблюдается анестезия кожи на соответствующих участках. Из ранних симптомов травмы придаточных пазух следует упомянуть о разрывах слизистой оболочки с последующей эмфиземой области щеки, лба и глазницы, иногда спускающейся на шею и грудь. С развитием заболевания довольно часто в пораженных пазухах, особенно в гайморовой и лобной, можно обнаружить скопление псевдохолестеатомных масс. Последние представляют собой зловонные серого цвета творожистые скопления, напоминающие холестеатому среднего уха. Чаще всего они встречаются при травматических синуитах, осложненных остеомиелитом. При микроскопическом исследовании этих масс обнаруживается следующее: слизистая оболочка с отечной и местами склерозированной основной тканью, обильно инфильтрированной лимфоидными и плазматическими клетками; железы атрофичны, а выводные протоки их покрыты гиперплазированным эпителием; покровный эпителий цилиндрический или многорядный переходный; в толще слизистой имеются инкапсулированные костные секвестры; псевдохолестеатомные массы представляют собой сгущенную слизь с массой микробов без холестерина и с большим количеством крупных колоний гнилостных микробов; по периферии псевдохолестеатомы наблюдается скопление лейкоцитов. В более поздние сроки после ранения придаточных пазух, преимущественно лобных и решетчатых, может развиться мукоцеле с характерным выпячиванием глазничных стенок пазух и последующим экзофтальмом. Риноскопия при касательных ранениях не дает чего-либо нового, так как посредством этого приема удается осмотреть только преддверие и передние отделы носа. Более ценные данные дает рентгенография. На рентгенограмме удается видеть детали разрушения лицевого скелета. Поврежденные пазухи представляются завуалированными по сравнению с пазухами здоровой стороны. С течением времени, когда наружная рана закрывается, появляются все типичные признаки гнойного воспаления придаточных пазух. Если посредством риноскопии не удается обнаружить источник гноетечения, например из-за рубцовых заращений носа, то рентгенография позволяет уточнить локализацию гнойного очага, т. е. определить, имеется ли травматический гайморит, фронтит или этмоидит. К симптомам таких изолированных поражений носа и придаточных пазух следует отнести возможные расстройства речи в виде закрытой или открытой гнусавости, в зависимости от заращения полости носа или широкого сообщения ее с ротовой полостью. Все приведенные симптомы касательных ранений носа и его пазух могут быть и при сквозных ранениях с той только разницей, что определение размеров поражений представляется более трудным, но все же посредством рентгенографии удается точно установить характер повреждения. Лечение. При касательных и сквозных ранениях носа, придаточных пазух и пограничных областей хирург должен учитывать: 1) необходимость предупреждения внутричерепных и глазничных осложнений, 2) сохранение функций поврежденного органа и 3) профилактику образований косметических дефектов. В соответствии с этими требованиями при лечении подобного рода ранений следует проводить общее и местное лечение антибиотиками после соответствующих хирургических вмешательств. К последним относится общеизвестная первичная обработка раны, щадящая в отношении мягких тканей лица, устраняющая возможность образования грубых, обезображивающих лицо рубцов. В тех случаях, когда имеется большое расхождение краев раны, рекомендуется наложение ситуационных швов. Эта хирургическая процедура заключается в следующем. Из раны удаляют свободные осколки кости, а затем тонкой мягкой проволокой из неокисляющегося металла накладывают сквозь всю толщу поврежденных тканей швы, отступя от края раны на 1-2 см, с промежутком в 2 см. Во избежание прорезывания швов проволоку проводят через алюминиевые или целлулоидные пластинки, поверх которых и закрепляют швы. Удалять следует только свободные костные осколки и осколки, связанные с некротизированной тканью. Особенно это касается задней стенки лобной пазухи, граничащей с твердой мозговой оболочкой. Так как касательные и сквозные ранения придаточных пазух носа нередко сопровождаются эмпиемой, то для предупреждения возможных осложнений рекомендуется наложить риностому по общепринятым ринохирургическим приемам.

‡агрузка...

Слепые ранения. Изолированные слепые ранения носа и его пазух не представляют собой опасности. Пуля или осколок снаряда, пройдя через мягкие ткани и кости лицевого скелета, застревают в одной из пазух, вызывая гнойное воспаление их. Посредством риноскопии, зондирования и рентгенографии инородное тело легко обнаруживается и извлекается обычными хирургическими приемами (операция Калдвелл — Люка, Киллиана и др.). Гораздо опаснее для жизни пострадавшего огнестрельные повреждения носа и придаточных пазух с включением пограничных областей — черепной полости, глазницы, основания черепа и ретромаксиллярной ямки. Опасность таких комбинированных ранений обусловливается расположением в указанных областях мозговой ткани, органа зрения, крупных кровеносных сосудов и нервов. Так, например, ранение задней стенки гайморовой пазухи может сопровождаться повреждением pl. pterygoideus и a. maxillaris, в результате чего возникает сильное кровотечение. Ранение верхней стенки этой пазухи ведет к осложнениям со стороны глазницы, слезного мешка и глаза, вследствие чего возможны флегмоны глазницы, слезотечение и слепота. Те же орбитальные осложнения являются частыми при ранении нижней стенки лобной пазухи, в случае же нарушения целости задней стенки этой пазухи наступают внутричерепные осложнения в виде интрадурального абсцесса, менингита и абсцесса лобной доли мозга. Не менее опасным является и ранение решетчатых клеток, особенно их задней группы, когда ранящий снаряд поражает lam. cribrosa, m. trochlearis, saccus lacrymalis и n. opticus. В таких случаях наступает аносмия, диплопия, слезотечение и слепота. Особенно тяжелым бывает состояние пострадавшего при ранении основной пазухи. Соседство ее с внутренней сонной артерией, кавернозным синусом, перекрестом зрительных нервов и гипофизом не исключает возможности и их ранения. Тогда может возникнуть сильное кровотечение, тромбоз синуса с последующей септикопиемией и менингит, слепота и несахарное мочеизнурение. В последующем ранение крупных сосудов приводит к образованию аневризм. Вполне понятно, что все эти прямые повреждения сосудов, нервов и органов, граничащих с пазухами, представляются крайне опасными для жизни пострадавшего. Даже в тех случаях, когда прямого ранения нет, наличие в слепом канале инородного тела вблизи жизненно важных органов может быть чревато серьезными последствиями. К тому же следует добавить, что и удаление такого глубоко залегающего инородного тела является чрезвычайно трудным. Вот почему клиника слепых ранений носа, придаточных пазух и пограничных областей составляет один из труднейших разделов работы ЛОР-хирурга. При слепых огнестрельных поражениях, как правило, имеется только одно входное отверстие, направление же раневого канала в большинстве случаев не совпадает с ним, так как ранящий снаряд при ударе о костную ткань отклоняется в сторону. Поэтому прощупать зондом металлический осколок не представляется возможным. Только посредством рентгенографии удается более или менее точно определить локализацию инородного тела. Дело в том, что в условиях военного времени или по состоянию раненого рентгенография не всегда отвечает запросам клиники, и тогда доминирующим в определении локализации инородного тела являются клинические симптомы ранения. Однако, как показал опыт Великой Отечественной войны, каковы бы ни были ошибки рентгенодиагностики, введение коррекции при чтении рентгенограмм позволяет с большой точностью судить о месте расположения инородного тела. Следует только знать условия рентгенографии и исходные ориентиры. Наиболее привычными в практике и наиболее точно отражающими топику инородного тела являются профильные снимки в строго выдержанных плоскостях и фасные в назофронтальном положении с проекцией луча на protuberantia occipitalis ext. Эти проекции и следует считать основными, исходными. Однако индивидуальные особенности лицевого скелета (длинные или короткие носы, выстояние скуловой дуги), а при ранениях черепа состояние больного, повязка, боли при укладке не всегда позволяют рентгенологу придать желаемое положение голове больного. Таким образом, на практике хирург не всегда будет иметь основные исходные рентгенограммы, и, следовательно, при чтении их он будет принужден вводить исправления. При коррекции надо знать некоторые основные ориентиры исходных рентгенограмм. Наиболее четким из них может служить нижняя челюсть. При правильно произведенных фасных снимках суставные головки нижней челюсти проецируются на нижнюю треть глазницы. Если голова раненого оказалась опущенной вниз, то головки челюсти будут занимать более высокое положение — они будут проецированы на середину глазницы или, даже, на верхнюю треть ее. При отклонении головы вверх головки челюсти на снимке окажутся расположенными значительно ниже глазниц. Сообразно с этим глубоко залегающее инородное тело при снимке с опущенной головой будет находиться выше, а при снимке с поднятой головой — ниже истинного своего положения. На фасных рентгенограммах изображения могут оказаться смещенными вправо или влево. В исходных, правильных снимках полулунные вырезки нижней челюсти не выявляются. Если же, например, правая вырезка отчетливо видна на снимке, то это значит, что голова раненого была несколько повернута влево и, следовательно, глубоко залегающее инородное тело оказывается смещенным вправо от истинной своей локализации. Совершенно такие же коррекции следует вводить и при чтении профильных снимков. Пользуясь этими данными, ЛОР-хирург может более точно представить себе истинную локализацию инородного тела. Определив на основании клинических симптомов и коррекции рентгенограмм наличие и место залегания инородного тела, ЛОР-хирург должен решить еще один весьма серьезный вопрос — о показаниях к хирургическому вмешательству. Опыт Отечественной войны показал целесообразность схемы показаний к операциям, предложенной В. И. Воячеком. Автор разделяет инородные тела по признаку доступности на: 1) легко удалимые и 2) трудно удалимые, а по клиническим признакам — на: 1) вызывающие расстройства и 2) не вызывающие расстройств. Инородные тела, вызывающие расстройства и легко удалимые, подлежат удалению. Извлечение трудно удалимых и не вызывающих расстройств инородных тел может быть отложено. Вопрос об удалении трудно доступных и вызывающих расстройства инородных тел решается сопоставлением опасности операции с опасностью расстройств. Если операция является жизненно опасной, а возникшие расстройства не угрожают жизни раненого, то предпочтительно не делать операции. Следует, однако, заметить, что в последнем случае решение вопроса о показаниях к операции обусловливается рядом факторов, например величиной, формой, местоположением осколка. Трудно себе представить целесообразность оставления у больного осколка снаряда с острыми краями, лежащего поблизости от крупных нервов и сосудов. Рано или поздно в таких случаях можно ожидать жизненно опасных осложнений. Вот почему, придерживаясь принципиальной схемы В. И. Воячека, ЛОР-хирург обязан строго индивидуализировать показания к вмешательству. Лечение. При слепых ранениях носа, придаточных пазух и пограничных областей возможно только хирургическое лечение. В свежих случаях слепых ранений извлечение инородных тел легко удается посредством ортоскопических приемов. Через входное отверстие прямого раневого канала вводят зеркала Киллиана различных размеров, в зависимости от глубины залегания инородного тела. Раневой канал на всем протяжении становится хорошо обозримым, и на дне его отыскивают, инородное тело, которое и извлекают носовым корнцангом, щипцами Люка, Тюбинга или Брюнингса. Одновременно производят обработку раны, т. е. удаляют некротические массы, костные осколки и пр. Обработанный слепой канал дренируют турундой, обильно смоченной раствором пенициллина, пиофагом. В дальнейшем производят ежедневную смену турунд, обработанных нитробензолом или йодоформом или пропитанных антибиотиками, причем рана при перевязке раскрывается зеркалом Киллиана. При пользовании таким приемом наложение контрапертуры бывает излишним. Более сложным бывает извлечение инородных тел в поздних случаях ранений, когда входное отверстие уже зарубцевалось. Тогда план хирургического вмешательства должен быть иным. Наш клинический опыт за период Отечественной войны показал, что выбор хирургического способа извлечения осколков, пуль обусловливается локализацией и глубиной их залегания. Исходя из этого, нами была предложена ориентировочная схема выбора хирургических подходов в различных случаях. На рис. 152 изображена голова человека, разделенная вертикальными линиями на три зоны. Первая зона, периферическая, охватывает область мягких тканей и заходит в глубину до восходящей ветви нижней челюсти, т. е. преимущественно до regio facialis lateralis superficialis и отчасти regio temporalis. Вторая зона снаружи граничит с первой зоной, а изнутри — с сагиттальной плоскостью, проходящей на уровне середины глазницы, т. е. соответствует латеральной части regio facialis lateralis prof., включающей ретромаксиллярную область, боковые отделы крылонебной ямки и основания черепа. Третья зона снаружи граничит с плоскостью второй зоны, а изнутри — со срединной плоскостью головы и ограничивает собой параретрофарингеальное пространство, крылонебную ямку и глубокие отделы основания черепа. В зависимости от того, на какой глубине и в какой зоне залегает инородное тело, мы предлагаем те или иные хирургические приемы извлечения его . При локализации инородного тела на глубине первой зоны (например, у шейки и головки нижней челюсти, в задних отделах височной ямки) лучшим способом извлечения является ортоскопический прием через разрез Геермана. После обычной инфильтрационной анестезии слухового прохода производят разрез кожи костной и хрящевой частей слухового прохода на границе передней и верхней стенок из глубины кнаружи и далее продолжают его кверху между завитком ушной раковины и козелком. Отсепаровав возможно глубже подкожную клетчатку, в раневую полость вводят зеркало Киллиана и далее углубляют рану тупым путем (распатором Киллиана) по направлению к инородному телу, т. е. кпереди и книзу — при залегании его в области головки и шейки нижней челюсти, кверху — при локализации в височной ямке. В тех случаях, когда инородное тело располагается в глубоких отделах m. masseter и gl. parotis, ортоскопические поиски его удобнее всего осуществляются через разрез по Кенигу. Отступя на 2 см кпереди от козелка (a. temporalis!), производят разрез кожи и подкожной клетчатки длиной 3-4 см, в рану вводят зеркало Киллиана и ортоскопически углубляют рану тупым путем в направлении инородного тела, которое затем и извлекают. Более трудным представляется извлечение инородных тел, лежащих во второй зоне. В этих случаях обнаружение и удаление инородных тел без нанесения ненужной травмы обычными хирургическими приемами не удается. Только ортоскопический способ гарантирует успешное выполнение операции. Ортоскопический подход к инородному телу второй зоны легко осуществляется через кожные разрезы по Кенигу и Кронлейну. В случае локализации инородного тела в задних отделах regio facialis lat. prof, и в латеральных отделах основания черепа, т. е. медиальнее суставного и коронарного отростков нижней части, производят разрез Кенига и далее ортоскопически, тупым путем, рассекают в продольном направлении сухожилие и волокна m. masseteris. Раздвигая браншами зеркала Киллиана мышечные волокна, доходят до полулунной вырезки и через нее, лучше при открытом рте, достигают глубоких отделов раны; далее тупым путем раздвигают по мере надобности фасции и волокна mm. pterygoidei и m. temporalis. Волокна этих мышц отодвигают браншами того же зеркала в стороны. В редких случаях при манипуляциях в полулунной вырезке можно повредить a. masseterica, а в более глубоких отделах — даже a. maxillaris int., но кровотечение легко останавливается сдавлением сосудов браншами зеркала. Для подхода к инородным телам, залегающим в передних отделах regio facialis lat. prof., например в ретромаксиллярной области или в крылонебной ямке, наиболее удобен разрез Кронлейна. Разрез кожи и подкожной клетчатки производят по заднему краю скулового отростка лобной кости, скуловой кости и, далее, по верхнему краю той же кости и скуловой дуги. Таким разрезом обнажают fascia temporalis, которую рассекают в том же направлении. Становятся видимыми сзади — передний край m. temporalis, а спереди и внизу — mm. pterygoidei. Тупым путем отслаивают мышечные волокна и через образовавшуюся щель раздвигают их браншами зеркала Киллиана. Отслойку мягких тканей производят в направлении места расположения инородного тела, по обнаружении которого приступают к его извлечению. Образование раневого конуса и углубление его к месту залегания инородного тела должны происходить под контролем корригированной рентгенограммы. Иногда, несмотря на, казалось бы, правильное направление вершины операционной раны к месту залегания инородного тела, последнее все же остается необнаруженным. Тогда позволительно применить осторожное зондирование мягких тканей острой иглой. Таким приемом удается ощутить металл, уточнить локализацию инородного тела и сообразно с этим изменить направление вершины операционного конуса. Если и при этом приеме инородное тело обнаружить не удается, то мы рекомендуем фиксировать на дне раны зажим Кохера или пуговчатый зонд, наложить повязку и произвести повторный рентгеновский снимок в фасной и профильной проекциях. Повторная рентгенограмма позволяет точно определить отклонение оси операционного конуса, и тогда вторичные поиски инородного тела, как правило, заканчиваются успешно. В большинстве операций во второй зоне можно обойтись и без контрольной рентгенограммы с металлическим зондом. Этот подсобный прием чаще всего применяется в случаях слепых ранений с мелкими инородными телами. Наиболее трудным представляется нахождение и извлечение инородных тел, залегающих в третьей, самой глубокой зоне. В таких случаях доступ к инородным телам возможен только при использовании ортоскопических приемов и операции по Вессели (Wessely). Смысл этого вмешательства заключается в раскрытии паратонзиллярного пространства, ограниченного спереди и латерально внутренней крыловидной мышцей и околоушной железой; сзади — передней поверхностью боковых отделов I шейного позвонка (massa lateralis atlantis) и превертебральной фасцией; изнутри — глоточной фасцией и мускулатурой паратонзиллярного пространства, заполненного соединительной тканью и включающего a. carotis int., v. jugularis int., IX, X и XI нервы и mm. styloglossus, stylopharyngeus, stylohyoideus у места их отхождения от proc. styloideus. Кожный разрез производят по переднему краю m. sternocleidomastoideus с таким расчетом, чтобы середина разреза приходилась на уровне угла нижней челюсти. Обнажают и рассекают fascia colli superficialis. Далее, тупым путем отыскивают под углом нижней челюсти mm. digastricus и stylohyoideus, а несколько медиальнее, выше и кзади от них, — mm. stylopharyngeus и styloglossus. Сверху этой группы мышц тупым путем, лучше пальцем, вскрывают паратонзиллярное пространство. Медиальнее и книзу от указанных мышц пальцем ощущается пульсация a. carotis int., сзади и сверху — proc. styloideus, а спереди — proc. pterygoideus. В дальнейшем операцию на большей глубине производят с использованием принципа ортоскопичности. Вводят длинное зеркало Киллиана, одна из бранш которого прикрывает мышцы и сосудисто-нервный пучок, другая же располагается сверху. Продвигая зеркало Киллиана между proc. styloideus и proc. pterygoideus, сверху и кзади, можно легко подойти к I шейному позвонку, к основанию черепа, а смещая же зеркало книзу и кпереди, — к области mesopharynx. Зеркало продвигают в направлении локализации инородного тела, ориентируясь по рентгенограмме. Создается конусовидная рана. Если инородное тело не обнаруживается, это значит, что вершина конуса не проецирована на инородное тело. Тогда в глубине раны фиксируют тампонами пуговчатый зонд, операцию прерывают и производят повторные профильный и фасный снимки с зондом. Может оказаться, что головка зонда, т. е. вершина операционного конуса, располагается кпереди, кзади латерально, медиально, снизу или сверху от инородного тела. Тогда снова приступают к операции и, руководствуясь рентгенограммой, точно направляют зеркало Киллиана на инородное тело. Остается только осторожно иглой обнаружить металл, тупым путем разъединить мягкие ткани и извлечь инородное тело. Экстракция инородного тела легко удается носовым корнцангом, щипцами Люка, Тюбинга или Брюнингса, иногда после мобилизации его острой ложкой. Вся операция извлечения инородного тела из третьей зоны только тогда бывает эффективной, когда она производится при хорошем освещении и под непременным контролем зрения. Нахождение и удаление инородного тела «вслепую», как правило, обречено на неудачу. Мы подробно остановились на описании техники извлечения инородных тел, залегающих позади лицевого скелета, потому что хирургические подходы к этой области еще недостаточно изучены, вследствие чего такие случаи нередко считают иноперабельными. Значительно проще обстоит дело с извлечением инородных тел, расположенных в области лицевого скелета, т. е. в полости носа, придаточных пазух, глазнице. В этих случаях инородные тела удаляют путем типичных ринологических операций. Следует только упомянуть о некоторых особенностях. Так, при наличии в полости носа инородного тела больших размеров извлечение его удается через гайморову пазуху по Денкеру. Как правило, удаление инородных тел из гайморовой пазухи должно производиться посредством операции Калдвелл — Люка. В случае локализации инородного тела в лобной пазухе при разрушении ее стенок вскрытие пазухи удобнее производить через разрез Киллиана, обработка же кости с сохранением киллиановского мостика обычно не удается. При извлечении инородных тел из решетчатой пазухи следует быть весьма осторожным ввиду близости черепной полости и возможности трещин ситовидной пластинки. Подход к пазухе допустим только экстраназальный. Следует помнить о трудностях обнаружения в решетчатых клетках мелких инородных тел. Наконец, при залегании инородных тел в основной пазухе наиболее удобным хирургическим подходом является внутриносовая операция с предварительной мобилизацией носовой перегородки по В. И. Воячеку и удалением крыльев сошника. Такой же подход следует применять и при более глубоком расположении инородных тел, например в области придатка мозга. В этих, правда, редких, но крайне тяжелых случаях вмешательство сводится, по существу, к трансназальному вскрытию основных пазух (Ф. С. Бокштейн).

Травмы мирного времени. Подробное описание боевых травм носа и придаточных пазух в значительной степени облегчает описание травм мирного времени. Отличительной чертой последних является разнообразие этиологических факторов и сравнительно менее тяжелое течение. К этиологическим факторам следует добавить еще действие химических агентов, хотя механические факторы являются все же преобладающими. В результате действия таких механических факторов, как удар осколком стекла, камня, металла на производстве, повреждения гвоздем или крючками, вбитыми в стену, ветвями деревьев при хождении в темноте, удара наконечником зонта, тросточки, вязальной иглой, вилами, укуса животных возникают рваные раны носа. При автомобильной катастрофе разбитые стекла, особенно лобовое стекло, могут разрезать кожные покровы носа. Всевозможные взрывы, разбрызгивание раскаленного металла, кислот и щелочей на производстве вызывают ожоги наружного носа. Нередки случаи и тупой травмы носа, имеющей место в спорте (футбол, хоккей, бокс, легкая атлетика и пр.), у конюхов, кавалеристов, крестьян (удары копытом лошади, рогатого скота и пр.). Надо помнить, что все эти этиологические факторы могут вызывать повреждение не только носа, но и придаточных пазух, а также и пограничных областей со всеми последствиями. Однако такие случаи по сравнению с боевыми травмами представляются довольно редкими.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.005 сек.)