АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

I. Формирование системы военной психологии в России

Читайте также:
  1. H.H. Ланге (1858-1921). Один из основоположников экспериментальной психологии в России
  2. I. Формирование глобального инновационного общества
  3. II. Цель и задачи государственной политики в области развития инновационной системы
  4. II. Экономические институты и системы
  5. IV этап – формирование галактик
  6. IV. Механизмы и основные меры реализации государственной политики в области развития инновационной системы
  7. VIII. Формирование и структура характера
  8. X. Реформирование Петром I хозяйственной жизни страны и характерные черты социально-экономического развития России в первой четверти XVIII в.
  9. А). Системы разомкнутые, замкнутые и комбинированные.
  10. А. И. Герцен – основатель системы вольной русской прессы в эмиграции. Литературно-публицистическое мастерство
  11. Абиотические компоненты экосистемы.

Наука начинается с того момента, когда метафизическое, описательное, а тем более мифическое объяснение явлений уступают место естественно-историческому их объяснению, исследованию естественных и социальных причин их происхождения и развития. Военная психология в России в своем развитии прошла этап эмпирического развития (IX — начало XIX века) и научного развития (середина XIX — начало XX века). Внутри этих этапов можно говорить о периодах. Основаниями периодизации являются:

· Изменение проблематики исследований в зависимости от социально-культурной детерминации, получившей интегрированное выражение в социальном заказе, повышенном внимании государства к военно-психологическим исследованиям;

· Изменение роли, места, реального статуса в структуре психологической науки;

· Изменение характера развития (экстенсивный на интенсивный) в зависимости от методологического материала;

· Изменение оснований научного поиска, посредством которых обосновываются методологические установки ученого.[35]

На раннем этапе. описательном, предметом исследований служит внешняя, чувственно воспринимаемая форма явлений, само явление рассматривается как целостное и неделимое. Как правило, это духовные силы, душа, которые пока еще трудно измерить, выделить составляющие в отчие от материальных условий победы, таких, как численность вооружения и войск, оснащение и размещение. На этом этапе выделяют несколько периодов эмпирических представлений. О них можно судить по произведениям устного народного творчества. Облик былинного героя — воина богатырской дружины, его качества, побудительные мотивы, воинское мастерство, особенности ратного труда составляют несомненно начало развития военно-психологической мысли. Она служит критерием оценки, ориентиром в подготовке и примером в борьбе. Однако особенностью данного периода является то, что формировавшиеся психологические представления не вырабатываются преднамеренно, предназначены для очень узкого круга пользователей, поэтому общи, не конкретны да и специально не фиксировались для передачи.

Обобщение психологических представлений происходит в связи с ростом потребности в них, обусловленном развитием военного дела. Регулярный элемент, явившийся чертой княжеской дружины, обеспечивается фиксированием и передачей усложняющихся военно-психологических представлений. В древнерусской литературе IX — XIII веков все произведения посвящены историческим событиям. Имена действующих лиц исторические: Борис и Глеб, Феодосий Печорский, Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский. Эти князья, военачальники, священники сами имели глубокое нравственное влияние на людей, это патриоты земли русской, защитники интересов народа, русской государственности. История Руси с борьбой за независимость: с битвами, с походами, с противоборством захватчикам. Поэтому в древнерусской литературе воплощены идеи о духовной стороне ратного дела, источниках победы над противником. Интерес представляет и такой жанр древнерусской литературы, как притчи. Они преподносят нравоучения читателям, представляют как бы образные обобщения действительности. Они говорят не о единичном, а об общем, постоянно случающемся. Все совершающееся в мире имеет две стороны: сторону, обращенную к временному, запечатленную единичностью совершающегося, и сторону вечную: смысла происходящего в мире. Битва с половцами, смена князя, объединение княжеств — все имеет две стороны. Одна сторона — это то, что произошло, и в этом произошедшем есть реальная причинность: ошибки, совершаемые князьями, недостаток единства или недостаток заботы о сохранности Родины — если это поражение; личное мужество и сообразительность полководцев — если это победа.



К числу произведений, где происходит распространение психологических представлений на область дела, можно отнести «Повесть временных лет”. Например, при описании похода князя Олега в IX веке на Царьград раскрывается такая военно-психологическая реальность, как военная хитрость. «Поучение Владимира Мономаха» содержит наставления, представляющие собой военно-психологические обобщения: «Выйдя на войну не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряжайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано ... «[36] В «Слове о полку Игореве» такие обобщения содержатся, например, в обращении князя Игоря к своим воинам перед боем: «О дружина моя и братья! Лучше убитым быть, чем пленным быть ..."[37]. Летописные повести о монголо-татарском нашествии обобщенно описывают состояния воинов накануне и в период битвы, например на Калке (1223 год) и др.

‡агрузка...

В последующем, с созданием регулярной армии в России потребность в психологических обобщениях приобретает практический характер. Поэтому военно-психологическая мысль начинает развиваться как система обобщений, непосредственно вплетаясь в практику обучения, руководства и боевой деятельности войск.[38] Это были военно-психологические идеи передовых полководцев. Так, у Петра I подробно говорится о системе качеств, которыми должен обладать солдат: честь, товарищество, патриотизм, сообразительность, безконцузство. Для Румянцева П.П. характерно требование к офицерам как руководителям и воспитателям подчиненных: знать индивидуальные особенности подчиненных. А.В.Суворов создает и подтверждает практикой систему военно-психологических обобщений, в котором раскрываются требования боя к солдату, его облик как патриота и профессионала, процесс подготовки к бою и управление действиями личного состава в бою. Суворовская система получила развитие в трудах его последователей. М.И.Кутузов обобщенно представил облик русского солдата-освободителя, те его качества, которые создают превосходство на поле боя и обеспечивают победу. В частности, основываясь на опыте Отечественной войны, он утверждал: «Не численность войск, а именно их храбрость, рвение, дух по большей части решают успех «[39]. Нахимов П.С. приближался к пониманию общественной сущности природы личности воина, он считал матроса «главным двигателем на корабле"[40].

Период начала в середине XIX века, связанный с большим боевым опытом русской армии на южных рубежах страны, в Средней Азии, отражением агрессии на Камчатке, Архангельске. Этот опыт позволил нашим передовым военным теоретикам и практикам в развитии военно-психологической мысли выйти на такой уровень обобщений, что можно говорить о разработке военно- психологических систем, где наравне с выделением широкого круга психологических проблем они представляются уже системно. Здесь в первую очередь следует назвать Л.Н.Толстого, которого некоторые зарубежные специалисты называют отцом военной психологии. Целостные системы получают закладку в трудах Бутовского Н.Д., Маслова И, Драгомирова М.И. и др.

Второй этап в развитии военно-психологической науки в России характеризуется переходом к исследованию сущности психических явлений, как материальной основы и механизма. На этом этапе военная психология и формируется как самостоятельная отрасль психологической науки. Он начинается в середине XIX века и неразрывно связан с успехами отечественной и мировой психологии. Психика как целостное явление расчленяется на части, каждая из которых исследуется по своим связям. Психика уже выступает как сложная структура, как совокупность процессов, состояний и свойств.

Подготовка специалистов военного дела, увеличение численности воинских специальностей, усложнение боевой деятельности потребовали разработки проблем психологии различных видов воинской деятельности. В военной психологии начинают выделяться отрасли знаний, определяемые спецификой деятельности и условиями, в которых она происходит. Это прежде всего относится к военно-морской психологии, военно- воздушной, психологии фортификации и др.

Формирование военной психологии как самостоятельной отрасли психологической науки характеризовалось определенными условиями и предпосылками:

1. Получает развитие мысль необходимости самостоятельного развития военной психологии, что связано со спецификой психических явлений, происходящих на поле боя, в период обучения и воспитания военнослужащих. Эти идеи достаточно полно представлены в работах Агапеева (1897г.), Зенченко М. (1898г.), Зыкова А. (1898г.), Корф Н. (1897г.). Корф пришел к выводу, что науки о войне разделились на несколько групп и одна из них — это «военная психология — как наука о душевных явлениях, изучаемых в отношении их свойств с военной точки зрения", что военная психология имеет свой предмет изучения, который не охватывается «нормальной психологией мирного времени».

Шумков Г.Е. так же считает, что в начале XX века создались предпосылки для «познания деятельности бойца , которые могут много дать для познания душевных явлений» вообще. К числу этих предпосылок он относил:

· потребности ведения боя. При разбросанности бойцов на десятки верст по полю сражений одного, даже талантливого командира, оказывается недостаточным. Назрела насущная потребность во многих талантах для успешного ведения боя. А подготовка талантов требует научных оснований и обобщений;

· необходимость научного обоснования военного искусства. Военные науки достигли той степени, когда возникла необходимость их систематизации и подведения под них общего научного фундамента, основой которого может стать военная психология;

· воспитание и подготовка солдат к бою должны проводиться по строгой системе, основанием которой служит только научные знания о психике бойца вообще и психологии боя, а подготовка к бою должна сводиться к подготовке солдата.[41]

2. Научные идеи, теории не являются спонтанным творением ума, а зарождаются и преобразуются под воздействием социальной практики, материальных потребностей общества, на базе ранее достигнутых знаний.[42] Именно здесь скрыты движущие пружины эволюции познания. Такими социальными детерминантами становления военной психологии как науки, явились факторы развития военного дела в России второй половины XIX - начала XX века. Важнейшие из них заключались:

· в появлении новых видов вооружения и техники;

· изменении состава и комплектовании армии;

· новой организации армией;

· в совершенствовании способов ведения войны и боевого применения

· войск;

· усложнении факторов боя, воздействующих на психику ее участников.

3. Понятно, что все эти изменения исходили из серьезных изменений базисного порядка. Ведь рост производства, железнодорожного транспорта изменили экономическую структуру общества. Они привели к изменениям в государственной и правовой системе. Это отмена крепостного права, земская, городская, судебная, военная и другие реформы 60-70-х гг. XIX века. Важнейшими составными военной реформы были: введение всеобщей воинской повинности и новых сроков службы, улучшение системы подготовки офицерских кадров, совершенствование боевой подготовки.

К 1914 году Россия имела армию численностью свыше 1,4 млн. человек. На ее вооружении находилось 7088 орудий, из них 240 тяжелых, 4157 пулеметов, 263 самолетов, 4000 автомобилей. Главным родом войск была пехота. Ее удельный вес в сухопутных войсках составляют 70%, артиллерии 15%, кавалерии 8%.[43]

Военные реформы подняли боеспособность армии и флота. По мнению современников: « По своей боевой подготовке они не уступали вооруженным силам западноевропейских стран. Русский солдат был храбр, стоек, вынослив, способен вести напряженные боевые действия «[44].

4. В России во второй половине XIX века, наряду с общественно-историческими, экономическими и военными, сложились и научные предпосылки оформления военной психологии как науки . Эти предпосылки выразились в высоком уровне развития общей психологии, дифференциальной, прикладной отраслей, таких как педагогическая психология, психология мышления, юридическая, медицинская, инженерная. Наибольшее влияние на военную психологию оказала программа построения психологии И.М.Сеченовым. Результатом работы Сеченова явилось новое представление о психике и задачах психологии как науки. Важнейшей чертой развития военной психологии была живая и тесная связь с естественно- научным направлением психологической мысли в России, с ее представителями: Бехтеревым В.М., Вагнером В.А., Лазурским А.Ф., Ланге Н.Н. Многие русские психологи работали по заданию военного ведомства в военных госпиталях, академиях, училищах и курсах. Военное министерство в этот период выделяло на научные командировки за границу средства. В лабораторию В.Вундта для стажировки ездили Бехтерев В.М. и Нечаев В.П. Их усилиями создаются психологические лаборатории. Это также создавало благоприятные условия для формирования научно- методологических позиций военных психологов и накопления достоверных знаний о природе психических явлений.

На такой базе военная психология в России в период середины XIX - начала XX века превратилась в динамическую систему знаний о психологии воинской деятельности, личности воина, воинских групп и массовых явлений и приобрела самостоятельный статус. Развитие военной психологии как системы знаний, исследований, поисков и навыков можно представить на следующих уровнях:[45]

1. Методологии;

2. Общенаучных принципов исследований;

3. Конкретно-научной методологии;

4. Методик и техник исследований.

Уровень методологии определялся общей мировозренческой позицией ученых: пониманием наиболее общих закономерностей развития мира, разработанной и принятой в их среде системой знаний о законах развития человека, социальных и физических процессов. Как правило, это были детерминистические взгляды на сущность психического. В русле такой методологии развивались концепции личности воинов, предпринимались попытки определить систему координат изучения воина, исследовать деятельность человека в бою, определить факторы, влияющие на эффективность боевой деятельности. К этому уровню исследований можно отнести работы Корфа Н.А., Изместьева П.И., Драгомирова М.И. и др.

Уровень общенаучных принципов исследований был задан развитием прежде всего естественно- научного направления психологии, задачу которого сформулировал Сеченов И.М. : « Научная психология ... не может быть ничем иным, как рядом учений о происхождении психических деятельностей».[46] Доминирующая линия военной психологии, являясь продолжением идей Сеченова , была направлена на обеспечение достоверности психологических исследований и связана с применением эксперимента. Прикладной характер, обусловленный необходимостью изучения психологической природы воинской деятельности, психологических явлений в воинских группах, выражался использованием объективных приемов экспериментальных исследований.

Военные психологи пытались создать и свою, специфическую, только для воинской деятельности, конкретно- научную методологию. Это характерно для Шумкова Г. ("Психика бойцов во время сражений . Введение, обоснование, метод систематизации материала"), Полянского В. ("Психический элемент в области фортификации и его влияние на фортификационные формы"), Калачникова П. ("К вопросу о меткости ружейной стрельбы в войсках") и др. Как правило, эти исследования касались изучения психологических явлений, возникающих во время боя и войны.

Превращение военной психологии в самостоятельную отрасль науки характеризовалось вычленением и определением своего предмета, методов и задач и воплощением раскрытых закономерностей в практике военного дела. Такое воплощение выразилось:

- в появлении первых программ построения военной психологии (Корф Н.А., Нечаев А.П.., Шумков Г.Е.);

- в создании специальных психологических научно-исследовательских учреждений: экспериментальной лаборатории в военно-медицинской академии, экспериментальной психологической лаборатории на педагогических курсах управления военно- учебных заведений; лаборатории в кадетских корпусах;

- в образовании Отдела военной психологии в Обществе ревнителей военных знаний;

- во введении военной психологии в журналах «Военный сборник", газетах «Русский инвалид", «Разведчик «, появление статей о военной психологии в «Военно- медицинском журнале", «Психиатрической газете «;

- в преподавании психологии на педагогических курсах при педагогическом музее военно- учебных заведений как учебной дисциплины, основ знаний военной психологии в военных училищах и академиях, в курсе тактики, военной администрации и военной гигиены;

- в росте публикаций, посвященных проблемам военной психологии (См.: Рис.1);

- в поведении интереса к военной психологии среди офицеров, о чем свидетельствовало значительное число заявлений, сделанных в 1908-1909 годах о желательности преподавания в академии Генерального штаба нового предмета - « военная психология». То же самое повторялось с опросом, произведенным по поводу изменения программ военных училищ. Причинами этого, по мнению Головина Н., явилось распространение среди офицеров убеждения о том, что в боевой практике» духовная сторона господствует, и поэтому необходимо посвятить более внимания на ее изучение. Русский ум склонен к глубине и к психологическому анализу. Стоит только обратиться к нашей литературе, чтобы убедиться в этом (Толстой, Достоевский и др.). Это составляет силу русского человека. Психологическое направление военной науки составляет характерную черту русского учения о войне».[47]

       
   
 
 


200

150

100

50

 
 


1850 1860 1870 1880 1890 1900 1910 1917

Рис.1. Рост публикаций, посвященных проблемам военной психологии.

Определенную роль в становлении военной психологии как прикладной дисциплины сыграло применение эксперимента Бехтеревым И.М., Нечаевым А.П.., Калачниковым .П., Полянским В. и др. Распространение эксперимента, широко использовавшего в естествознании и общей психологии, обогатившего эти науки данными о физиологии органов чувств, функционировании нервной системы, способствовало утверждению общей психологии и таких ее отраслей, как военная психология.

Развитие системы оказания психиатрической помощи пострадавшим во время войны воинам, введение должностей военных врачей-психиаторов, организация психиатрических отделений в военных госпиталях в начале XX века привели к созданию необходимости проведения психопрофилактической работы, исследованию и построению системы знаний о психологии личности воина, изучения факторов боя, отрицательно влияющих на психику солдат и офицеров. В ряды специалистов, занимающихся проблемами военной психологии, влились врачи психиаторы, выпускники медицинских факультетов университетов и медицинских академий, изучающих психологию на кафедрах вузов. Среди них имена Аствацатурова, Владычко,Шумкова, Розина, Малиновского и др., которые внесли неоценимый вклад в становление военной психологии в самостоятельную отрасль науки.

Одновременно с накоплением знаний шло конституционное закрепление военной психологии и признание ее. Об этом свидетельствуют материалы отдела военной психологии Общества ревнителей военных знаний. Отдел был создан в 1908 году. Направление работы отдела характеризует первый параграф « Правил отдела «, который гласил: « Отдел военной психологии имеет целью разработку военной психологии как отрасли общих и военных наук, исследующей духовную сторону явлений войны и наилучшую подготовку и использование психической стороны — сил, средств и способов вооруженной борьбы».[48] Только в период с 1908 по 1912 год состоялось 50 заседаний, были разработаны : анкеты к участникам русско-японской войны, программа занятий отдела, устав, были прочитаны и обсуждены доклады по проблемам военной психологии. В сборнике ревнителей военных знаний, только за период с 1908 по 1911 год было опубликовано 12 работ о военно-психологических исследованиях членов отдела военной психологии.

Таким образом, в России в период XIX- начало XX века сложились условия для превращения военной психологии в самостоятельную отрасль психологической науки. Она получила свою систему, структуру, предмет и задачи.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (5.546 сек.)