АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

III. НАУКА И КУЛЬТУРА

Читайте также:
  1. I.1.6. Философия и наука
  2. II.6.1. Античная культура и христианство
  3. IX.1. Что такое наука?
  4. IX.2.Наука как особый вид деятельности
  5. IX.9.Наука и религия
  6. Австро-немецкая музыкальная культура XX века
  7. Адаптивное физическое воспитание как наука и учебная дисциплина
  8. Адхократическая культура
  9. Аккультурация в межкультурных взаимодействиях
  10. Александрийская наука
  11. Андроновская культура

ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


в культурном обмене между нашими народами»,—заявил корреспонденту ТАСС П. Робсон в июне 1958 г. накануне своей поездки в Советский Союз 22.

Оживление советско-американских контактов по государственной ли­нии во второй половине 50-х годов создавало благоприятные условия и для развития связей по линии общественности. В 1958—1959 гг. продол­жали развиваться контакты советских и американских ученых в рамках Пагуошских конференций. Состоялись еще четыре конференции, т. е. по две конференции в год. В них приняли участие видные советские и аме­риканские ученые А. В. Топчиев, Н. Н. Боголюбов, А. П. Виноградов Е. А. Коровин, Е. К. Федоров, С. И. Вавилов, Л. Сцилард, Дж. Визнер, Л. Полинг и др. Участники дискуссий были единодушны в том, что не­обходимо прекратить гонку вооружений, не допустить новую войну. Они призывали отказаться от политики «холодной войны», уменьшить напряженность в международных отношениях, неуклонно расширять со­трудничество и укреплять взаимное доверие.

В целом встречи участников пагуошского движения продемонстриро­вали ответственный подход и стремление ученых к координации усилий в деле использования научных и технических открытий только в мирных целях. Свидетельством тому были выступления ученых СССР и США о необходимости безотлагательного прекращения испытаний ядерного ору­жия. Идею такого соглашения поддержала научная общественность Москвы 14 октября 1958 г. Вслед за тем, в ноябре 1959 г., Федерация американских ученых обратилась к правительству США с призывом как можно скорее достигнуть такого соглашения с СССР, «пока еще не слишком поздно» 23.

Общественная атмосфера в США вокруг возобновления американо-советского диалога постепенно менялась к лучшему. То, о чем раньше из опасения попасть в списки «неблагонадежных» говорили лишь с гла­зу на глаз, стало выноситься на широкое обсуждение в университетских аудиториях, клубах, церковных общинах. В дискуссии о проблемах мира и международной безопасности вовлекались все более широкие слои ученых, деятели культуры, бизнесмены.

Осенью 1960 г. в США в Дартмутском колледже24 г. Хановера (штат Нью-Гэмпшир) состоялась первая встреча представителей совет­ской и американской общественности, посвященная обсуждению вопро­сов советско-американских отношений. Она положила начало важному диалогу25. Эти встречи показали, что различия в подходах к решению обсуждавшихся вопросов не означают отсутствия взаимной заинтересо­ванности в поисках выхода из тупика «холодной войны», в улучшении советско-американских отношений и обеспечении надежного мира. Ком ментируя итоги встречи, газета «Нью-Йорк тайме» 11 ноября 1960 г. в редакционной статье «В поисках мира» отмечала, что на «мрачном фоне



22 Цит. по: Зимянин В. Указ. соч., с. 211.

23 Вузуев В., Павличенко В. Указ. соч., с. 87.

24 В дальнейшем встречи получили название Дартмутеких — по имени колледжа,

где состоялась первая из них.

25 Идея проведения встречи родилась во время поездки в СССР в 1959 г. Нормана
Казинса, одного из руководителей американской общественной организации Ко­
митет за разумную ядерную политику, созданной в 1957 г. и выступившей за
изменение политики США в области ядерных вооружений.


международной напряженности появился маленький, но потенциально важный луч света».

Вторая Дартмутская встреча состоялась в СССР, в Крыму, в мае 1961 г. В ходе ее была рассмотрена роль общественности США и СССР в сохранении мира. Участники встречи высказались за достижение со­глашения на переговорах о прекращении ядерных испытаний, которые велись между СССР, США и Великобританией с 1958 г. В дискуссиях

ПОЛЬ РОБСОН В МОСКВЕ. 1958

приняли участие драматург А. Е. Корнейчук, композитор В. И. Мураде­ли, писатель Б. Н. Полевой, кинорежиссеры С. И. Юткевич и С. А. Ге­расимов, академики И. И. Артоболевский и Е. К. Федоров, председатель Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД) Н. В. Попова, председатель правления издательской фирмы «Энциклопедия Британника» У. Бентон, писатель С. Чейз, исто­рик Дж. Ф. Кеннан, помощник директора центра по изучению между­народных проблем Массачусетского технологического института У. Ро-стоу и многие другие.

‡агрузка...

25 апреля 1961 г. в Торгау (ГДР) состоялась встреча американских исоветских ветеранов второй мировой войны — участников встречи со­ветских и американских войск на Эльбе. Встреча в Торгау у мемориа­ла павшим в борьбе с фашизмом была организована Советским комите-



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


том ветеранов войны (СКВВ) и американской организацией ветеранов «Руки дружбы», созданной в 1960 г. в целях развития и укрепления дружественных контактов между ветеранами двух стран.

Заметную роль в развитии связей между советской и американской общественностью сыграли активисты женского демократического движе­ния США. Первые после длительного перерыва, вызванного «холодной войной», контакты женской общественности двух стран состоялись входе второй Дартмутской встречи. Тогда была достигнута договоренность о проведении встречи женщин обеих стран в США в конце 1961 г. С аме­риканской стороны ее инициатором выступила американская секция Международной женской лиги за мир и свободу (МЖЛМС) — женская пацифистская организация, созданная в 1916 г., с советской — ССОД. Встреча состоялась в Брин-Море (штат Пенсильвания) в ноябре 1961 г. Ее участники единодушно высказались за развитие и расширение кон­тактов между общественностью двух стран26. В последующие годы, за исключением 1965—1969 гг., т. е. в годы агрессии США во Вьетна­ме, встречи женской общественности двух стран проводились на регу­лярной основе.

Большое значение для развития общественных и культурных связей двух стран имело создание в СССР в августе 1961 г. новой обществен­ной организации — Института советско-американских отношений (ИСАО). Президентом ИСАО был избран известный советский ученый академик Н. Н. Блохин, который возглавляет Общество «СССР—США» и по сей день27.

Для тех американцев, кто в трудных условиях «холодной войны» от­стаивал идею мирного сосуществования и сотрудничества с СССР, эта инициатива советской общественности имела огромное значение. «Созда­ние Института в такое трудное и критическое время,— писали в ИСАО активисты APPI в Сан-Франциско,— еще раз подчеркивает мужественное стремление Советского Союза к ослаблению международной напряжен­ности, который настойчиво протягивает руку дружбы и взаимного сотруд­ничества всем народам. Мы считаем, что этот шаг во многом будет спо­собствовать устранению тех подозрений и недопонимания, которые так рьяно культивировались сторонниками „холодной войны" в американском народе в послевоенный период» 28. В адрес ИСАО поступали письма от отдельных лиц и различных организаций с выражением солидарности с целями ИСАО и заинтересованности в развитии конструктивного диало­га между СССР и США.

О желании сотрудничать с ИСАО в развитии американо-советских об­щественных и культурных связей заявили Национальный совет америка­но-советской дружбы, Американо-русский институт, Чикагский сове"1 американо-советской дружбы, Федерация американских ученых, Комитет за разумную ядерную политику, Американцы за демократическое дейст­вие, Ассоциация молодых христиан, американская секция МЖЛМС, дви­жение «Женщины, боритесь за мир» и многие другие общественные организации США самых различных политических направлений. В общей сложности за развитие контактов и сотрудничество с советской общест-

26 Saturday Review, 1962, Маr. 24, р. 220.

27 В 1976 г. ИСАО переименован в Общество «СССР—США».

28 Архив ССОД, 1961, оп. 11/4, д. 100, л. 7. '


венностью к августу 1962 г. выступило около 40 общественных, научных, молодежных, религиозных, женских и творческих организаций США.

В широких кругах американской общественности развивалась и креп­ла тенденция, противодействующая стремлению правых сил к сохране­нию атмосферы «холодной войны» и антисоветизма. Огромным успехом у американцев пользовались советские выставки «Детские книги и иллю­страции», состоявшиеся в мае—августе 1960 г. в Нью-Йорке, Денвере и Кливленде, «Медицинское обслуживание и медицинское оборудование» — в сентябре—ноябре 1961 г. в Чикаго и Миннеаполисе, «Художественное и техническое творчество детей» — в январе—апреле 1962 г. в Нью-Йорке, Миннеаполисе и Вашингтоне.

Реакция в США пыталась использовать Карибский кризис (1962 г.) для нагнетания антисоветских настроений. Однако состоявшаяся 21— 27 октября 1962 г. третья Дартмутская встреча, хотя и выявила разли­чия в оценке международных событий, тем не менее единодушно выска­залась за продолжение дискуссий и за урегулирование конфликта мир­ным путем29. События октября 1962 г. еще более усилили озабоченность американцев угрозой ядерной войны и побудили многих из них к новым акциям в защиту мира. «Мы как народ медленно пробуждаемся из со­стояния овечьей апатии последних лет»,— писал в те дни известный американский публицист Фрэд Кук30. В декабре 1962 г. па вопрос: «Верите ли вы, что мирное решение разногласий между Россией и За­падом возможно?» — 63% опрошенных ответили утвердительно31.

Подписание в Москве Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой в августе 1963 г. было воспринято большинством американцев в целом с чувством глубокого удовлетворения и еще более укрепило их веру в то, что аме­рикано-советское сотрудничество возможно. 63% опрошенных американ­цев высказались за ратификацию сенатом этого договора 32.

Общественность США приветствовала такое развитие советско-амери­канских отношений. Участники четвертой Дартмутской встречи, состояв­шейся в июле 1964 г. в Ленинграде, единодушно высказались за приня­тие дальнейших мер в области ограничения гонки вооружений, за мир­ное урегулирование всех спорных вопросов и поиск путей улучшения американо-советских отношений, за развитие научного, культурного и торгово-экономического сотрудничества.

В США возрастал интерес к достижениям советской культуры. В 1965 г. с большим успехом прошли гастроли Московского художест­венного академического театра им. А. М. Горького, артистов Ленинград­ского академического театра оперы и балета им. С. М. Кирова, балетной труппы Государственного академического Большого театра, симфониче­ского оркестра Московской филармонии под управлением Е. Светланова, Государственного академического ансамбля народного танца под руко­водством И. Моисеева, выставки произведений народного художника СССР П. Корина, советской детской игрушки и детского творчества в СССР. Тысячи жителей США присутствовали на выступлениях совет-

29 Saturday Review. 1962, Nov. 10. p. 24.

30 Cook F. The Warfare State. N. Y., 1962, p. 355—356.

31 The Gallup Poll. Public Opinion. N. Y., 1978, vol. 3 (1959—1971), p. 1799.

32 Ibid., p. 1837, 1849.



Ш. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


ских артистов, посетили советские выставки, наблюдали за выступления­ми советских и американских спортсменов.

Президент АРИ в Сан-Франциско X. Роберте писал в январе 1966 г. что успех всех этих мероприятий «явился еще одним свидетельством роста понимания в Америке необходимости культурного обмена, дружбы и мира между нашими народами» 33.

В это же время в СССР были организованы выставки американских художников Э. Паккарда, Б. Рэндолла и А. Рефрежье, выступления артистов Американского театра балета, солистов нью-йоркского театра «Метрополитен опера» Дж. Хайнса и Л. Омара, Кливлендского симфони­ческого оркестра, скрипачей Дж. Фукса и С. Харта, выдающегося пиа­ниста Вана Клиберна, на экранах демонстрировался ряд произведений выдающихся американских кинематографистов — Элиа Казана, Стэнли Креймера и др.

Дальнейшее расширение американской агрессии во Вьетнаме во вто­рой половине 60-х годов затруднило развитие советско-американских общественных и культурных контактов, привело к их свертыванию. В силу неблагожелательной позиции вашингтонских властей были при­остановлены Дартмутские встречи, встречи женщин двух стран. В значи­тельной мере был сокращен объем советско-американских культурных обменов, предусмотренных ранее межправительственным соглашением. Серьезно обеспокоенная таким развитием событий демократическая обще­ственность США искала пути к восстановлению и продолжению советско-американского диалога. Важную и полезную инициативу в то тревожное время проявили американские квакеры, осудившие попытки Вашингтона чинить препятствия контактам общественности двух стран 34. В 1966 г. в СССР состоялась первая встреча советской и американской обществен­ности, организованная ИСАО и квакерской пацифистской организацией — Комитетом американских друзей на службе общества. Эта встреча дала толчок к возобновлению регулярных контактов общественности двух стран в целях обсуждения и поиска путей преодоления опасного ухуд­шения советско-американских отношений и ослабления международной напряженности.

Осенью 1967 г. американская прогрессивная общественность торжест­венно отметила 50-летие Советского государства. Главным событием про­граммы юбилейных мероприятий был симпозиум «Первые 50 лет», кото­рый состоялся по инициативе НСАСД в крупнейших городах США: Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе. В обсуждении воп­росов советско-американских отношений, итогов социально-экономическо­го развития СССР, системы образования при социализме, развитая со­ветской науки, культуры и техники приняли участие видные ученые к общественные деятели, представители творческой интеллигенции. Серьез­ное внимание было уделено проблемам американо-советского торгово-эко­номического сотрудничества 35.

Подключение представителей деловых кругов к движению обществен­ности за мир и развитие американо-советского сотрудничества было важным признаком меняющихся настроений в стране. Американские ояз-несмены, не связанные с производством вооружений, были обеспокоены

33 Архив ССОД, 1966, оп. 9, д. 39, л. 17,

34 Проблемы британской истории. М., 1982, с. 142.

35 Архив ССОД, 1968, оп. 9, д. 69а, л. 226.


отрицательным воздействием милитаристской политики правительства на экономику страны и положение США на мировых рынках. Важная роль среди них принадлежала С. Итону и А. Хаммеру, чьи активные выступ­ления в пользу развития американо-советских отношений в духе добро­соседства и сотрудничества сыграли заметную роль в расширении числа сторонников контактов двух стран в деловых кругах США.

В период разрядки международной напряженности наблюдалось ожив­ление советско-американских общественных и культурных связей. С 13 по 18 января 1969 г. состоялась пятая Дартмутская встреча, ее участ­ники единодушно высказались за безотлагательное начало советско-аме­риканских переговоров по вопросу об ограничении стратегических воору­жений и о сокращении военных расходов, за мир и безопасность на между­народной арене.

Заметным событием, давшим толчок восстановлению советско-амери­канских контактов и общественных связей, стала первая национальная конференция «Мирный вызов», организованная в марте 1969 г. в Нью-Йорке. В ней приняли участие представители 70 крупнейших обществен­ных организаций США разной политической ориентации. В качестве наблюдателей присутствовало более 2 тыс. человек. Среди ораторов были сенаторы Дж. Макговерн, У. Фулбрайт, А. Крэнстон, Дж. Кларк, пред­ставители университетских и деловых кругов и т. д. Они говорили о не­обходимости ратифицировать Договор о нераспространении ядерного оружия и особо подчеркивали возможность достижения советско-амери­канских договоренностей в переговорах об ограничении стратегических вооружений, намеченных на конец 1969 г. в Хельсинки 36.

Вторая национальная конференция «Мирный вызов» состоялась в мае 1970 г. в Нью-Йорке, на которой было представлено около 150 общест­венных организаций и около 50 фирм США, в том числе: Американская ассоциация женщин с университетским образованием, Американский со­вет молодых политических лидеров, Федерация американских ученых, Комитет за мировое развитие и всеобщее разоружение, Институт между­народных проблем, Комитет учителей за мир во Вьетнаме, Объединен­ная методистская церковь, Комитет американских друзей на службе общества, Национальная студенческая ассоциация, Международная жен­ская лига за мир и свободу, движение «Женщины, боритесь за мир», Национальный совет женщин США, Национальный совет американо-советской дружбы, компании «Америкэн эйрлайнз», «Контрол дейта», «Истерн эйрлайнз», «Пан-Америкэн» и многие другие. Всего в конферен­ции участвовали 3 тыс. человек. Присутствовала и делегация советской общественности, в том числе вице-президент Академии наук СССР ака­демик М. Д. Миллионщиков, директор Института США и Канады АН СССР академик Г. А. Арбатов и др. Лейтмотивом большинства выступлений была мысль о необходимости покончить с «холодной войной» и обеспе­чить продвижение по пути сотрудничества между СССР и США в области разоружения, охраны окружающей среды, научного и культурного обме­на, а также в области торговли37.

Этот же тезис прозвучал и на шестой Дартмутской встрече, состояв­шейся в Киеве с 12 по 16 июля 1971 г., которая подчеркнула значение

36 The First National Convocation on the Challenge of Building Peace. N. Y., 1969, Mar. 8.

37 New Dimensions, 1970, July 3, p. 2.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


регулярных контактов и переговоров между США и СССР для улучше­ния политического климата и решения неурегулированных вопросов38 Солидарность с этой позицией выразили и участники третьей встречи женской общественности США и СССР (август 1971 г.).

В начале 70-х годов в США с успехом выступили солисты Большо­го театра, Государственный Омский русский народный хор, пианист Владимир Крайнев, скрипачи Валерий Климов и Леонид Коган, на кино­фестивалях в различных городах США демонстрировались советские фильмы. В СССР гастролировал американский балет на льду «Холидей он айс», ансамбль современного танца под руководством Элвина Эйли, певица Луис Маршалл, пианист Джон Браунинг.

Состоявшиеся в первой половине 70-х годов советско-американские встречи на высшем уровне, в результате которых были подписаны важ­ные советско-американские документы, были с удовлетворением встрече­ны демократической общественностью США. Достигнутые соглашения,, углубляющие разрядку, вселяли оптимизм и надежды на укрепление доверия между народами обеих стран39. Как показали опросы, подав­ляющее большинство американцев одобрили советско-американские пере­говоры на высшем уровне40.

Эти настроения отчетливо проявились и в ходе седьмой и восьмой Дартмутских встреч, состоявшихся в 1972 и 1974 гг. В итоговом доку­менте восьмой Дартмутской встречи говорилось, что ее участники «рас­сматривают разрядку напряженности не как временный и удобный так­тический ход, а как постоянно действующий и необходимый механизм мира во всем мире. Разрядка — это процесс, посредством которого обе страны наряду с другими странами мира могут эффективно урегулиро­вать еще ожидающие своего решения проблемы в отношениях между ними» 41.

В целях закрепления наметившейся в США положительной тенден­ции к укреплению и расширению советско-американских общественных связей в Вашингтоне 10 июля 1974 г. состоялось учредительное собра­ние Комитета по американо-советским отношениям (в 1977 г. он был переименован в Комитет за согласие между Востоком и Западом). В исполком комитета вошли видный ученый Дж. Гэлбрейт, крупный бизнесмен президент «Пепсико, инк.» Д. Кендалл, бывший помощник президента Кеннеди Дж. Визнер, известный американский актер К. Дуг­лас, президент Дьюкского университета Т. Сэнфорд, сенатор Ю. Маккар-ти, бывший дипломат и историк Дж. Кеннан, обозреватель газеты «Нью-Йорк тайме» Г. Солсбери, видный профлидер Л. Вудкок и др., всего 70 человек.

Вопреки усилиям врагов разрядки общественные и культурные связи между США и СССР и во второй половине 70-х годов оставались на сравнительно высоком уровне. Используя значительный потенциал в оо-щественном сознании в пользу разрядки, накопленный в предыдущие годы, заметно активизировалась и расширила свою деятельность прогрес­сивная общественность США. Несколько выросла социальная база дви­жения, представляемая НСАСД, расширилась его география. Были вос-

38 Правда, 1971, 28 июля.

39 New World Review, 1973, vol. 41, N 3, p. 25.

 

40 Американское общественное мнение и политика. М., 1978, с. 234—235.

41 Новое время, 1974, № 21, с. 30.


становлены прекратившие существование в годы «холодной войны» отделения НСАСД и созданы новые. Вырос и расширился обмен связей между НСАСД и ССОД. Он стал проводиться на регулярной основе, в соответствии с планами сотрудничества между НСАСД и Обществом «СССР—США», обновляемыми каждые три года. Всего в конце 70-х го­дов в США насчитывалось более 100 общественных, научных и культур­ных организаций, выступающих за развитие американо-советских отно­шений 42, объединяющих самые широкие круги общественности страны. В рамках культурного обмена в 1979 г. в США гастролировали шесть крупнейших советских художественных коллективов и 39 солистов, в том числе симфонический оркестр Московской филармонии, балетная труппа Большого театра, оркестр русских народных инструментов, цирковая группа, большая группа артистов (85 человек) с концертной програм­мой «Танцы народов СССР», камерный оркестр Литовской ССР, квартет

им. Бородина.

Большой интерес у американцев вызвали организованные в США в 1977—1979 гг. выставки «Советская женщина», «Спорт в СССР», «История русского костюма», «Русская и советская живопись», «Сокро­вища музеев Московского Кремля», «Сибирь научная» и др. В эти же годы по соглашению между Министерством культуры СССР и Комите­том межуниверситетских связей северо-западных штатов США в Мин­неаполисе и Вашингтоне был организован фестиваль русской культуры, в рамках которого экспонировались выставки изобразительного и при­кладного искусства, книг, в театрах шли пьесы русских и советских авторов. В свою очередь, в СССР в 1977—1979 гг. были организованы выставки «Американские художники-реалисты», «Античное искусство из коллекции музея „Метрополитен"», «Фотография в США» и др. В Совет­ском Союзе выступили эстрадная группа США «Би-Би-Кинг и его ан­самбль», джазовая группа «Гейтмаус Браун шоу», джазовый оркестр «Презервейшн холл».

Значительное место в культурном обмене между двумя странами за­нимают литературные связи. В общем выпуске зарубежных переводных изданий, вышедших в СССР за последние 30 лет, литература США за­нимает ведущее место. По числу названий произведения авторов США составляют более 15% всей переводной зарубежной литературы. Это яв­ляется свидетельством глубокого интереса советских людей к американ­ской литературе. Основную часть книг составляют издания по естествен­ным наукам и технике (около 60%). На долю художественной литературы приходится 25% по названиям и более половины по тиражам. Всего за послевоенный период книги американских авторов в СССР издавались свыше 7 тыс. раз тиражом около 204 млн. экземпляров. Широкой попу­лярностью в СССР пользуется творчество Дж. Лондона, Марка Твена, Т. Драйзера, О. Генри, Ф. Купера, Э. Хемингуэя, У. Фолкнера, Р. Брэд­бери, Дж. Сэлинджера, К. Воннегута, М. Уилсона и многих других вы­дающихся американских писателей и драматургов. В 1980 г. в СССР на­чато издание Библиотеки литературы США, рассчитанной на 45 томов 43. Возросло и число книг советских авторов, переводимых в США (особен­но в области науки и техники). В реферативном виде издавалось около

42 Organizations Involved in Soviet-American Relations. Wash., 1983.

43 Иностр. лит., 1986, № 3, с. 241.



III НАУКА II КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


190 советских научно-технических журналов. Получили устойчивое раз­витие контакты между писателями двух стран.

В конце 70-х годов в США влияние противников американо-советско­го сотрудничества, требующих его ограничения и свертывания, значи­тельно возросло. Ревнители этой линии, используя печать, радио и телевидение, развернули широкую антисоветскую кампанию, в частности под тем предлогом, что они будто бы более выгодны СССР, чем США. Под давлением справа администрация Картера повела дело к свертыва­нию этих контактов. В январе 1980 г. президент Картер заявил, что США прекращают реализацию согласованных с СССР мероприятий по культур­ному обмену. Одним из первых шагов администрации США в духе это­го решения был фактический запрет на проведение уникальной художе­ственной выставки из собраний музеев СССР, которая была подготовлена по просьбе компании «Контрол дейта» и на протяжении двух лет должна была демонстрироваться в пяти городах США. В начале 1980 г. были прекращены все виды культурных обменов, резко сократился объем науч­ных обменов.

Однако в широких общественных кругах США этот курс не получил ожидаемой поддержки. В начале 80-х годов в США появился ряд новых общественных организаций и движений, выступивших за сотрудничество с СССР в области предотвращения угрозы ядерной войны. Социальный спектр их участников был очень широким — от представителей левой и прогрессивной общественности до умеренных консерваторов. Так, боль­шая группа американских ученых-медиков обратилась с открытым заяв­лением «Опасность: ядерная война» к главам государств СССР и США,, в котором они выступили за запрещение ядерного оружия и ликвидацию* ядерных арсеналов44. Эта гуманная и благородная инициатива амери­канских ученых-медиков встретила понимание и горячую поддержку в СССР. Крупнейшие советские ученые-медики немедленно откликнулись на обращение своих американских коллег и высказались за объединение усилий в борьбе против ядерной угрозы. Первая встреча советских и американских врачей состоялась в декабре 1980 г. в Женеве. Ее участ­ники — академик Е. И. Чазов, академик М. И. Кузин, профессор Б. Лаун, доктор Д. Мюллер и другие, исходя из понимания особой ответствен­ности врачей за сохранение жизни и здоровья людей, высказались за предотвращение ядерной войны.

Призыв советских и американских ученых-медиков получил широкую поддержку в США. «Большинство простых американцев,—заявили участ­ники советско-американской встречи, организованной в США обществен­ной организацией „Диалог граждан США и СССР" в 1981 г.,— осуждают воинственную антисоветскую позицию нынешней администрации США, стремятся к установлению и укреплению отношений дружбы и взаимопо­нимания с советским народом, считая, что совместные усилия общест­венности двух стран могут внести значительный вклад в борьбу против-гонки вооружений и угрозы ядерной войны» 45.

История советско-американских общественных и культурных связен за послевоенный период является убедительным свидетельством того, что они играют весьма важную роль в деле ознакомления народов двух

44 Милитаризм и разоружение. М., 1984, с. 328.

45 Правда, 1981, 1 нояб.


стран с жизнью и деятельностью друг друга, содействуя созданию ат­мосферы доверия, столь необходимой для строительства отношений между странами на основе добрососедства и взаимовыгодного мирного сотрудничества. Эти связи в значительной степени способствуют накоп­лению потенциала доброй воли между двумя народами, достижению взаимопонимания при решении конфликтных и кризисных ситуаций, от­сутствие которого в ядерный век может привести к непоправимым по­следствиям для всего человечества.

2. НАУЧНЫЕ КОНТАКТЫ

После окончания второй мировой войны советско-американские кон­такты в области науки вступили в новый этап своего развития, харак­теризующийся прежде всего расширением их рамок. Начавшаяся в сере­дине 50-х годов научно-техническая революция, вызвавшая гигантский прогресс науки и техники, в основу которого легли открытия в области атомной энергии, теоретической и экспериментальной физики, ракетной: техники, автоматики и электроники, исследований Мирового океана, хи­мии, космического пространства, окружающей среды, некоторых проблем, геологии и биологии, определила основные направления научных связей между двумя странами. Выражением стремления ученых обеих стран к укреплению контактов между ними в условиях послевоенного мира стала, посвященная 220-летию юбилейная сессия Академии наук СССР, состояв­шаяся 16—24 июня 1945 г. в Москве и Ленинграде. В ней приняли участие ряд видных американских ученых, представлявших почти все главные научные центры США.

Однако развязанная правящими кругами США «холодная война» за­тормозила развитие международных связей ученых двух стран. Свыше 10 лет советские и американские ученые были лишены возможности непосредственно встречаться и обсуждать интересовавшие их проблемы. На поездки ученых США в Советский Союз был наложен запрет. Лишь после состоявшейся в августе 1955 г. в Женеве первой международной конференции ученых по мирному использованию атомной энергии, на ко­торой советские ученые доложили о некоторых важнейших достижениях в этой области, вызвавших большой интерес американских ученых, возобновились советско-американские научные контакты. В мае 1956 г. ряд американских ученых приняли участие в организованной Академией наук СССР конференции по физике высоких энергий, в том же году на­чались визиты советских ученых в США.

Важной вехой на пути укрепления контактов ученых двух стран стало их сотрудничество при проведении Международного геофизическо­го года (МГГ), начавшегося 1 июля 1957 г. В период МГГ советские и американские ученые, как и ученые других стран, проводили комплекс­ные научные исследования глубинных физических процессов на Земле, в атмосфере и в космосе. В результате были созданы мировые центры данных в Москве и Вашингтоне, собирающие результаты наблюдении по всему комплексу геофизических исследований 46.

В январе 1958 г. в Москве между правительствами СССР и США было подписано первое двухгодичное соглашение об обменах в области

46 Ежегодник Большой Советской Энциклопедии, 1958. М., 1958, с. 420—423.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


науки, техники, образования и культуры. Предусматривалось его продле­ние на очередные двухгодичные периоды. Несмотря на ограниченность связей, которые могли быть установлены в рамках соглашения, оно сы­грало положительную роль47. Это было первое в истории советско-аме­риканское межправительственное соглашение, послужившее правовой основой для развития сотрудничества советских и американских ученых На основе соглашения от 28 января 1958 г. между АН СССР и Нацио­нальной академией наук США (НАН) в 1959 г. было подписано согла­шение об обмене учеными в области естественных наук. В 1961 г. был принят рабочий документ об обмене учеными по общественным наукам между АН СССР и Американским советом познавательных обществ48. Эти соглашения предусматривали взаимное ознакомление с работами в различных областях науки и техники, чтение лекций, проведение семи­наров и научных исследований.

В 1962 г. между Академией наук СССР и Национальным управле­нием по аэронавтике и исследованию космического пространства США было заключено соглашение о сотрудничестве в использовании космиче­ского пространства в мирных целях49. В последующие годы АН СССР установила и расширила связи с другими научными организациями США: Американским химическим обществом — по химическому катализу, На­циональным научным фондом — по глубоководному бурению, Управле­нием по энергетическим исследованиям и разработкам (ЭРДА) — по энер­гетике 50.

Большое значение для развития советско-американских контактов в области науки имела вторая международная конференция ученых по мирному использованию атомной энергии, состоявшаяся в сентябре 1958 г. в Женеве51. Внимание участников конференции, особенно чле­нов американской делегации, привлек доклад академика А. П. Александ­рова о создании первого в мире атомного ледокола «Ленин». Живой интерес вызвал также доклад академика Л. А. Арцимовича о научных исследованиях в СССР в области термоядерного синтеза. Это была но­вая международная проблема, поставленная еще в 1956 г. академиком И. В. Курчатовым в прочитанной им лекции в Харуэлле во время поезд­ки в Англию52. В октябре 1959 г. делегация видных американских уче­ных и инженеров во главе с председателем Комиссии по атомной энер­гии США Дж. Маккоуном подробно ознакомилась с атомным ледоколом «Ленин». Интерес американских ученых к научному прогрессу в Совет­ском Союзе многократно усилился после того, как 12 апреля 1961 г. в космос поднялся Юрий Гагарин — гражданин Советского Союза.

Советско-американское научное сотрудничество приобретало новые формы. Проводились двусторонние встречи, симпозиумы, совместно об­суждались проблемы математики, метеорологии, радиоастрономии и т. д. В более широких масштабах стали осуществляться взаимные поездки ученых. В 1963 г. Академию наук СССР посетили президент НАН США

47 США — экономика, политика, идеология, 1972, № И, с. 4.

48 Вестн. Академии наук СССР, 1977,№ 6, с. 106.

49 СССР—США: экономические отношения/Отв. ред. Е. С. Шершнев. М., 1976, с. 4U/.

50 Вестн. Академии наук СССР. 1977, № 6, с. 106.

51 Ежегодник Большой Советской Энциклопедии, 1959. М., 1959, с. 463, 464.

52 Там же.


Ф. Сейтц и президент американского Совета познавательных обществ Ф. Буркхард.

Однако агрессия американского империализма против Демократиче­ской Республики Вьетнам и провокационная кампания, поднятая в США антисоветскими кругами, серьезно осложнили развитие советско-амери­канского научного сотрудничества. Климат разрядки способствовал его оживлению. В 1970 г. АН СССР провела ряд важных международных и национальных мероприятий, которые привлекли большое внимание американских ученых и продемонстрировали их заинтересованность в участии в этих мероприятиях. На официальном заседании Комитета по исследованиям космического пространства (КОСПАР), состоявшегося в Ленинграде, присутствовали 173 американских ученых, на VII между­народном симпозиуме по химии природных соединений — 97 человек, на конференции по физике высоких энергий — 95, на XIII международ­ном конгрессе историков — 234, на V международном конгрессе по эко­номической истории — 73 человека. Продолжалась работа по совместно­му изданию советско-американского труда «Основы космической биоло­гии и медицины». В мае 1970 г. с краткосрочным визитом Академию наук СССР посетил президент Национальной академии наук США Ф. Хэндлер. В ходе его встречи с президентом АН СССР М. В. Келды­шем были обсуждены проблемы расширения сотрудничества между дву­мя академиями.

В течение 1972—1974 гг. между правительствами СССР и США был подписан ряд соглашений о сотрудничестве в области науки и техники, в которых важная роль отводилась как советским, так и американским ученым. Был создан и специальный механизм, призванный содействовать выполнению этих соглашений,— Смешанная советско-американская ко­миссия по научно-техническому сотрудничеству53, а также рабочие группы, в задачу которых входила выработка конкретных программ и их осуществление. Были определены направления научного сотрудничества в следующих областях: энергетика (в том числе научные исследования и разработки в таких областях, как магнитогидродинамика, термоядер­ный синтез, атомная энергетика и атомные реакторы, солнечная энергия, геотермическая энергия, передача энергии, использование вторичного тепла, повышение экономической эффективности электростанций); при­менение вычислительных машин в области управления; научные иссле­дования в области сельского хозяйства; водные ресурсы; научные иссле­дования в области химического катализа, производство веществ микро­биологическим способом; охрана окружающей среды; исследования и использование космического пространства в мирных целях; здравоохра­нение; исследование Мирового океана 54.

Особенно большое место в сотрудничестве СССР и США в области науки занимали связи Академии наук СССР с Национальной академией наук США. В октябре 1972 г. США посетила делегация АН СССР во главе с президентом Академии наук СССР академиком М. В. Келды­шем 55. За всю историю научных связей между Америкой и Россией, США и СССР это был первый визит президента Академии в США. Есте-

53 США — экономика, политика, идеология, 1972, № 11, с. 10, 11.

54 Там же, с. 12; Вестн. Академии наук СССР, 1977, № 6, с. 107.

55 Вестн. Академии наук СССР, 1973, № 10, с, 57.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ОБЩЕСТВЕННЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ II НАУЧНЫЕ СВЯЗИ



 


ственно, обе стороны придавали этому визиту важное значение, рас­сматривая его как знаменательное событие в деле дальнейшего развития советско-американского научного сотрудничества. В подписанном 4 октяб­ря 1972 г. протоколе о состоявшихся переговорах обе стороны с удовлет­ворением отметили, что программа обмена учеными выполняется успешно. В июне 1973 г. Академию наук СССР посетила делегация ученых НАН США во главе с ее президентом Ф. Хэндлером56. В 1974 г. Соединен­ные Штаты посетила делегация Академии наук СССР во главе с вице-лрезидентом АН СССР академиком Ю. А. Овчинниковым 57.

Важной вехой вошел в историю советско-американских отношений в области науки 1975 год. В июле этого года был успешно осуществлен лервый в истории международный полет пилотируемых космических ко­раблей «Союз» и «Аполлон», послуживший яркой иллюстрацией благо­творного влияния процесса разрядки на взаимовыгодное научное и тех-лическое сотрудничество двух стран. 7 октября 1975 г. в Мoскве, а за­тем в Ленинграде проходила юбилейная сессия Академии наук СССР, посвященная 250-летию ее основания. В торжествах приняла участие делегация видных ученых США; многочисленные научные учреждения США прислали свои приветствия.

В течение 1976—1977 гг. научные связи Академии наук СССР с научными организациями США продолжали развиваться, охватывая при этом все новые области научных знаний. К ним относятся изучение проблем радиоинтерферометрии на сверхдлинной базе, физики твердого тела, новых направлений в биологии, экспериментальной психологии и др. Получили дальнейшее развитие совместные работы в рамках меж­правительственной программы сотрудничества, прежде всего в области физики, химического катализа, МГД-преобразования энергии, охраны окружающей среды.

Вторая сессия межправительственной советско-американской комис­сии по сотрудничеству в области энергетики, состоявшаяся в Москве вдекабре 1977 г., специально отметила эффективную работу советских и американских ученых в области МГД-преобразования энергии. Были сделаны полезные шаги в области совместной разработки проблем теоре­тической физики, в деле изучения Мирового океана58.

Активная роль в научных контактах с США в области общественных лаук принадлежит таким учреждениям Академии наук СССР, как Инсти­тут США и Канады, Институт мировой экономики и международных отношений, Институт всеобщей истории, Институт международного рабо­чего движения и др. Соответствующие соглашения сделали возможным взаимные визиты ученых для работы в архивах и библиотеках, выступ-лении с лекциями и т. п. В рамках сотрудничества в области историче-ской науки проводились регулярные коллоквиумы для обсуждения актуальных проблем истории обеих стран. В 1980 г. вышло в свет на русском и английском языках идентичное издание в СССР и США «Рос­сия и США: становление отношений, 1765—1815 гг.».

Связи советских и американских ученых осуществлялись по различ­ным каналам: в рамках межакадемических и межправительственных со-

56 Там же, с. 58.

57 Там же, 1977, № 6, с. 107, 108.

58 Там же, 1978, № 10, с. 113.


глашений, по линии министерств и ведомств обеих стран, межправи­тельственных и неправительственных международных организаций, участия в международных конгрессах и симпозиумах и т. д. Только по линии Академии наук СССР в 1977 г. в США выезжало более 500 со­ветских ученых, в то же время более 700 американских ученых были приняты в академических учреждениях СССР 59.

На состоявшейся в феврале 1979 г. в Москве VI сессии смешанной советско-американской комиссии по научно-техническому сотрудничеству была дана положительная оценка по итогам совместных усилий в ряде отраслей и направлений науки и техники, таких, как химический ката­лиз, электрометаллургия, микробиология и др.60 Важное значение и взаимовыгодность дальнейшего развития советско-американских научно-технических связей подчеркивали и многие политические руководители США61.

Произошедшее по вине империалистических кругов США ухудшение советско-американских отношений в конце 70-х годов отрицательно ска­залось и на состоянии научных контактов между двумя странами. Под разными надуманными предлогами американская сторона начала прово­дить их свертывание. Правые все решительнее выступали за превраще­ние кампании «в защиту прав человека» в средство дискредитации совет­ско-американского научно-технического сотрудничества, в инструмент давления на правительство и конгресс в целях его прекращения62. В результате был нанесен урон прогрессу мировой науки, а в полити­ческом плане — взаимопониманию между народами обеих стран, этой важнейшей предпосылке сохранения мира в ядерный век.

59 Там же, с. 114.

60 США — экономика, политика, идеология, 1979, № 6, С 99.

61 Там же, 1978, № 10, с. 23.

62 Там же, с. 19, 20.


ИСТОРИОГРАФИЯ



 


ИСТОРИОГРАФИЯ

1. АМЕРИКАНСКАЯ

БУРЖУАЗНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ:

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПРАКТИКА КОНКРЕТНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Сужение сферы господства капитализма после окончания второй ми­ровой войны означало углубление его общего кризиса. Идеи марксизма-ленинизма еще раз подтвердили свою истинность в общественно-полити­ческой практике человечества, их влияние на умы людей во всем мире возросло. Перед буржуазной исторической мыслью США, превративших­ся в результате войны в главный оплот империализма, господствующий класс поставил задачу: создать такое историческое видение мира, кото­рое оправдывало бы и обосновывало дальнейшее существование буржуаз­ного общества, служа противовесом учению марксизма-ленинизма о клас­совой борьбе, о смене общественно-политических формаций, о неизбеж­ности победы более передового общественного строя — социализма над капитализмом. Одновременно преследовалась цель подорвать и свести на нет окрепшее в предвоенные и военные годы социально-критическое на­правление, опиравшееся на идейное наследие историков-«прогрессистов», значительное влияние на которое оказали марксистские исследования в области истории, философии, экономики, права.

Сотрудничество СССР и США в рамках антигитлеровской коалиции содействовало изменению отношения американцев к первой стране со­циализма, существенно ослабило воздействие навязанных реакционной пропагандой антикоммунистических и антисоветских вымыслов и преду­беждений. Решающая роль СССР в победе над фашизмом внушала глу­бокое уважение к Советской стране, что нашло отражение в американ­ском обществоведении. В ряде исследований видных историков (М. Ла-зерсона, Ф. Р. Даллеса, Г. Фишера), изданных в первые послевоенные годы, подчеркивалась мысль о том, что Советский Союз, одержав победу над самой бесчеловечной силой современности — фашистской Германией, проявил себя в качестве величайшей демократической и преобразующей силы. Уверенность в благоприятных перспективах советско-американских отношений выражалась на страницах многих книг, выходивших в свет в годы войны и первые послевоенные годы. Они свидетельствовали о воз­росшем интересе американцев к Советскому Союзу, его истории и культуре.

Однако уже в конце 1945 г. появились первые признаки изменения идейно-политического климата в стране. Рост консервативных и откро­венно реакционных тенденций в политике господствующего класса США сказался и на буржуазной исторической науке. Методологические уста­новки «прагматистского презентизма» или «субъективистско-релятивист-ско-презентистской школы» были использованы в первую очередь для перестройки буржуазной историографии в реакционно-консервативном


духе. На заседании Американской исторической ассоциации (АИА) в де­кабре 1946 г. были представлены доклады, пересматривающие в духе консерватизма многие важные проблемы истории США и мировой поли­тики: о роли Т. Джефферсона в буржуазной революции XVIII в. (утверждалось, что он был не революционером, а «просвещенным либе­ралом»); о роли народных масс в истории США (не они-де, а магнаты «большого бизнеса» являются ее главными творцами); о внешней поли­тике Советского Союза (ее уподобляли политике «царской России», раз­дувая миф о «советской военной угрозе») и т. д.4 Под сомнение стави­лась идея исторического прогресса: она объявлялась субъективной кате­горией, зависящей от личности историка, его склонности к оптимизму или пессимизму2. В лучшем случае прогресс признавался как общая идея развития, но мыслился как разновидность плавного, поступательно­го движения, без скачков и революционных изменений в базисе и над­стройке общества, причем высшим достижением «прогресса» объявлялись «американский образ жизни», «американская демократия», «американ­ская цивилизация».

Так определилась начавшаяся смена вех в американской буржуазной историографии. Уверенность «прогрессистских» историков 30-х годов в возможности и необходимости социальных реформ сменялась скепти­цизмом в отношении их целесообразности. Убеждение в созидательной роли народных масс в истории, творческой силе социальных движений вытеснялось преувеличенным интересом к эволюции правительствен­ных институтов и правительственной политики (особенно — внешней), «разумно» определяемой и направляемой сверху представителями правя­щей «элиты». На авансцену истории выводился «большой бизнес», кото­рый один из его апологетов — профессор истории Нью-Йоркского универ­ситета Т. Кокрэн назвал передовым отрядом наступающего со всех сто­рон индустриализма. Кокрэн откровенно призывал к переписыванию истории в интересах монополий3.

Отход от традиций «прогрессистской» историографии4 выразился в том, что на первый план вышли представители апологетической исто­риографии, которые видели свою главную задачу в том, чтобы вытравить из сознания американцев идеи социальной критики и социального про­теста, создать привлекательный образ «единой Америки», якобы призван­ной стать лидером в послевоенном мире. Историков призывали вклю­читься в «холодную войну», дав ей идеологическое и историческое «обо­снование» 5.

1 American Historical Review, 1947, Apr., vol. 52, N 3, p. 599—601.

2 Fay S. The Idea of Progress.— American Historical Review, 1947, Jan., vol. 52, N 2,
p. 231, 243, 246.

 

3 Предлагалось, в частности, заменить изложение истории «по президентам» («пре­
зидентский синтез») подходом к ней с точки зрения «созидательной деятельности»
монополий. См.: Cochran Th. С. The «Presidential Synthesis» in American History.—
American Historical Review, 1948, July, vol. 53, N 4, p. 756; Фурсенко А. История
бизнеса на службе монополий.— Вопр. истории, 1963, № 10.

4 Мальков В. Л. К вопросу о современном состоянии американской буржуазной ис­
ториографии.— В кн.: Критика современной буржуазной и реформистской исто­
риографии/Под ред. А. А. Искендерова. М., 1974, с. 103—106.

5 Этот социальный заказ был сформулирован профессором Пенсильванского уни­
верситета К. Ридом в декабре 1949 г. в президентском докладе перед АИА. В нем
говорилось о конце «века либерализма» в исторической науке, о необходимости
для историков «занять воинственную позицию... Тотальная война, — подчеркивал



ИСТОРИОГРАФИЯ


ИСТОРИОГРАФИЯ



 


22 декабря 1950 г. в беспрецедентном обращении к АИА Трумэн при­звал ее членов включиться в борьбу «против угрозы коммунистической агрессии», помогать правительству проводить политику американского верховенства в мире 6.

Откликом на подобные призывы стало оформление в эти годы направ­ления в историографии, исповедовавшего так называемую теорию «кон­сенсуса», или «согласия». Эта «теория», одним из авторов которой был либеральный историк Р. Хофстедтер, постулировала гармонию американ­ского общества, отрицала глубину и значение социальных конфликтов, изгоняла из истории все связанное с ее взрывчатой стороной — массо­вые движения протеста, забастовки трудящихся, конфликт сил прогресса с силами реакции 7.

Среди консервативных историков школы консенсуса выделялась фигу­ра Д. Бурстина. Свое литературное дарование и щедрую природную фан­тазию он употребил на создание рекламного труда об этапах эволюции «американского духа», воплотившегося в истории страны. Книга Бурсти­на сыграла существенную роль в появлении многочисленных, реакцион­ных по духу работ, авторы которых открыто провозглашали консерва­тивные взгляды на события и процессы социально-политического раз­вития США в первые два десятилетия после второй мировой войны.

К созданию этого труда, как пояснял Д. Бурстин, его подтолкнула полемика в правящих кругах в связи с развернувшейся «интеллектуаль­ной борьбой» против Советского Союза. Каким должно быть идеологи­ческое оружие США в этой борьбе? — так ставился вопрос. С одной стороны, выражалось мнение: чтобы сплотить «монолитный Запад в про­тивовес монолитному Востоку» необходимо выработать «философию де­мократии», основанную на единстве европейского и американского идей­ного наследия. Однако, по мнению Бурстина, демократия США «уникаль­на», ей свойствен особый «дух», порожденный американской почвой8; в отличие от европейской американской истории, утверждал он, присущи «преемственность и законность», отсутствие революционных потрясений и веры в «искусственные догматы». Ее фундамент был раз и навсегда заложен «отцами-основателями», давшими стране единственно «ортодок­сальное американское кредо». Бурстин на деле оправдывал маккартизм (на словах он его осуждал), изображая как стихийное проявление под­линно «американского» сознания, сопротивляющегося попыткам привить систему взглядов, отличную от «ортодоксальной» 9.

Несколько иным было обоснование «идеологической войны» против революционной «ереси», изложенное в книге другого консервативного историка, Л. Харца, «Либеральная традиция в Америке». В ней Харц заявлял, что, поскольку в условиях «общего кризиса нашего времени», начавшейся «холодной войны» и «мировой вовлеченности» США рысту-пают как «главная страна в борьбе против коммунистической револю­ции», за «изоляцию марксизма», им необходимо иметь «социальное уче­ние для противопоставления притягательной силе коммунизма во всех

он, — горячая ли, холодная ли, втягивает всех» (American Historical Review, 1950, Jan., vol. 55, N 2, p. 283-284).

6 American Historical Review, 1951, Apr., vol. 56, N 3, p. 711.

7 О Р. Хофстедторе см. т. 1 данного издания, с. 641—642.

8 Boorstin D. J. The Genius of American Politics. Chicago, 1953, p. 3—5, 185—187.

9 Ibid., p. 6—13, 18—19, 181.


частях света...» 10. Призывая к выработке «новых фундаментальных ка­тегорий», Харц, как и Бурстин, ставил на первое место «уникальность» и «целостность» американского исторического опыта, якобы свободного от революционных потрясений и классовой борьбы, но «аргументировал» он это тем, что США не пережили стадии феодализма, а являются бур­жуазной страной «изначально» с преобладанием «среднего класса».

Утверждению нового подхода к истории в соответствии с теорией «со­гласия» содействовало и влияние американской буржуазной социологии, в которой в 50-х годах одержала верх концепция структурного функцио­нализма. Общество трактовалось как система взаимозависимых частей, находящихся в состоянии равновесия. Конфликты же расценивались как отклонения в нормальном функционировании общества, как проявления его патологии. Особенное влияние на буржуазную историографию оказа­ли работы Т. Парсонса, которые, по мнению американского историка Б. Стерншера, представляли собой «социологический аналог» теории «консенсуса» 11.

Свою лепту в становление консервативных взглядов внесли также представители политической науки (в частности, Р. Даль) и так назы­ваемой политической социологии (С. Липсет и др.), для которых тенден­циозно подобранные примеры из современной истории США служили подтверждением «однородности» американского общества, его «исключи­тельности» по сравнению с раздираемыми классовыми конфликтами евро­пейскими странами. Известный социолог Д. Белл считал возможным в конце 50-х годов в этой связи объявить даже о наступлении «конца идеологии». Он возвестил «триумф конформизма» в общественном созна­нии Запада и пытался на этом основании обосновать вывод об «утрате влияния» идей марксизма-ленинизма на ход исторического развития 12.

Объединенными усилиями буржуазных историков, социологов и поли­тологов (как консерваторов, так и значительно поправевших либералов) складывался новый «образ Америки» — экономически процветающего оплота «демократизма», «классового мира» и «прав человека». И все это писалось в период разгула маккартизма, когда из школ и вузов изгоня­лось свободное слово, когда голос честных ученых заглушался шовини­стическими здравицами в честь «американской системы» и консерватиз­ма. Появилась плеяда авторов, воспевавших жандармскую роль, которую взяли на себя США в капиталистическом мире, и с позиций яростного антирадикализма нападавших на любые проявления критической мысли. Распространение реакционных идей в исторической науке, являясь пря­мым порождением маккартизма, в свою очередь, питало и укрепляло по­следний, снабжая «аргументами» тех, кто выступал против историков прогрессивного направления и либералов.

Этому содействовала и беспринципная в целом позиция самих исто­риков-либералов. За редким исключением, большинство из них заняло

10 Hartz L. The Liberal Tradition in America: An Interpretation of American Politi­
cal Thought since the Revolution. N. Y., 1955, p. 5, 25, 236, 283-286, 302-305.

11 Sternsher B. Consensus, Conflict and American Historians. Bloomington; London,
1975, p. 29.

12 Bell D. The End of Ideology. On the Exhaustion of Political Ideas in the Fifties.
Glencoe, 1960. «В социологии, — писал по этому поводу профессор Гарвардского
университета С. Хантингтон, — школа „конца идеологии"... способствовала тому,
чтобы с иных методологических позиций дополнить и подтвердить тезис школы
консенсуса» (Political Science Quarterly, 1974, Mar., vol. 89, N 1, p. 11).



ИСТОРИОГРАФИЯ


ИСТОРИОГРАФИЯ



 


колеблющуюся, непоследовательную позицию. В том, что в 50-е годы сумела так прочно утвердиться историография «консенсуса», немалую роль сыграли историки-либералы (например, А. М. Шлезингер-млад­ший), оказавшиеся, по существу, на поводу у сил реакции в своем дрей­фе вправо в годы «холодной войны», который привел их к фактическому единению с консерваторами на общей платформе «американской исклю­чительности» и антикоммунизма.

В духе политического фольклора эпохи «холодной войны» либералы разработали и пропагандировали теорию «трансформации» американско­го капитализма. Согласно их точке зрения, в ходе «капиталистической революции двадцатого века» 13 он якобы превратился в «народный капи­тализм» 14, в котором ведущую роль играет не собственник-миллио­нер, а «новые группы управляющих» — выходцы из «среднего класса». На этот последний и перекладывалась ответственность за эксцессы поли­тической реакции как на проявление (согласно концепции Р. Хофстедте-ра и Д. Белла) «поиска статуса» («статусной политики») со стороны рвущихся к власти представителей «среднего класса» 15. Логика этой идеи приводила прямым путем к установлению генетической связи мак-картизма с демократическими движениями конца XIX в. и 30-х годов XX в.16

Нельзя не отметить вместе с тем, что часть историков-либералов осуждали маккартизм как измену демократическим ценностям американ­ской революции XVIII в. «Унизительно воспевать бунтовщиков прошло­го — Джефферсона и Пейна, Эмерсона и Торо — и в то же время заты­кать рот мятежникам сегодняшнего дня»,— писал профессор Колумбий­ского университета Г. С. Коммаджер17. М. Кэрти, охарактеризовав маккартизм как «особо ядовитую форму антиинтеллектуализма, ставше­го орудием демагогов», призвал американских историков встать на защи­ту свободы мысли18. Против маккартизма выступали и другие видные ученые и деятели культуры, но их голос тонул в потоке славословий «американскому образу жизни» и экономической мощи США 19.

В целом же, включившись, как и консерваторы, в «войну идеоло­гий» 20 на стороне антикоммунизма, либералы с этих позиций освещали

13 Berle A. The Twentieth Century Capitalist Revolution. N. Y., 1954, p. 39.

14 Salvadori M. The Economics of Freedom. American Capitalism Today. L., 1959, p. 10.

15 Hofstadter R. The Age of Reform. From Bryan to F. D. R. N. Y., 1955; Idem. The
Paranoid Style in American Politics. N. Y., 1967; The Radical Right/Ed. by D. Bell.
N. Y., 1955; Bell D. The End of Ideology.

16 Концепция Белла—Хофстедтера позднее была убедительно опровергнута в ра­
ботах представителей радикальной историографии 60—70-х годов. См.: Rogin М. Р-
The Intellectuals and McCarthy. The Radical Spectre. Cambridge, 1967. Э. Теохарис,
например, называл эту концепцию «неисторичной», игнорирующей конкретные
условия «холодной войны», которая породила настроения антикоммунизма и анти­
советизма. См.: Theoharis A. The Rhetorics of Politics in the Truman Era, 194o—
1950.— In: Politics and Policies of the Truman Administration/Ed, by B. Bernstein.
Chicago, 1970, p. 300—310.

17 Цит. по: Aptheker H. History and Reality. N. Y., 1955, p. 143.

18 American Historical Review, 1955, Jan., vol. 60, N 2, p. 259—282.

19 Двойственность и противоречивость позиции либералов особенно рельефно пр°
сматриваются на примере работ видного историка А. М. Шлезингера-младшего.
См.: Кунина А. Е. Дилеммы американского либерализма: Круг идей Артура Шле-
зингера-младшего.— Мировая экономика и междунар. отношения, 1968, № 8,
с. 142—149.

20 Wish H. Society and Thought in Modern America. N. Y.; L., 1952, p. 577.


и проблемы послевоенной внешней политики США. Концепции амери­канского гегемонизма получили отражение в работах школы «политиче­ских идеалистов» 21. Ее представители (Д. Перкинс, Ф. Танненбаум, Т. Мюррей, Д. Фосдик) усматривали «исключительность» США в том, что во внешней политике они якобы неизменно следуют требованиям высокой морали. Соединенным Штатам, утверждали они, чужды экспан­сионистские устремления. В конкретных исследованиях американских историков данного направления оправдывалась агрессивность американ­ского империализма, развязанная им «холодная война» против социали­стических стран, подавление национально-освободительного движения.

В ходе «холодной войны» «политические идеалисты» последовательно уходили все дальше вправо. От отдельных изъявлений — в годы второй мировой войны — дружеских симпатий к Советскому Союзу и поддержки идей международного сотрудничества они перешли к призывам к анти­коммунистическому «крестовому походу». Так, в 1944 г. Д. Перкинс писал: «Наше отношение к СССР основывается на твердом убеждении сохранить дружбу, приобретенную в военные годы» 22. Но уже в начале 50-х годов он оправдывал проводимую США политику с «позиции силы». «Аргументы» в пользу «холодной войны», основанные на ложном толко­вании фактов, варьировались. Одни говорили о «естественной» враждеб­ности США к России; другие — об «исконном» стремлении русских к «мировому господству». Общей для «политических идеалистов» была пропаганда тезиса о «миролюбии» США и исходящей якобы от СССР «коммунистической угрозе». Ответственность за «холодную войну» пере­кладывалась на Советский Союз, который голословно обвинялся в «агрес­сивности», «подозрительности», «нежелании» подлинного сотрудничества с бывшими союзниками 23.

В 50-х годах дальнейшее развитие получила и так называемая школа «политического реализма», сложившаяся в предыдущем десятилетии. Развивая идеи ранних идеологов американского экспансионизма (А. Мэ-хэна, Дж. Фиска, Дж. Б


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.057 сек.)