АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Введение. Глобально-стадиальный и цивилизационный подходы, в исторической науке

Читайте также:
  1. I ВВЕДЕНИЕ.
  2. Введение.
  3. Введение.
  4. Введение.
  5. Введение.
  6. ВВЕДЕНИЕ.
  7. Введение.
  8. Введение.
  9. ВВЕДЕНИЕ.
  10. Введение.
  11. Введение.

Глобально-стадиальный и цивилизационный подходы, в исторической науке. Существуют два основных подхода к истории человечества. Первый из них заключается во взгляде на мировую историю как на единый прогресс поступательного, восходящего развития человечества. Этот подход можно назвать всемирно-стадиальным. Второй подход, можно назвать плюралистично-циклическим или цивилизационным.

Первый подход основан на идее целостности всемирной истории и базируется на теориях линейного (линеарного) развития исторического процесса. Линеарная концепция истории выражает идею прямолинейности общественного развития. Эта теория основывается на представлении, что человечество развивается от старого (прошлого) к новому (будущему), от простого к сложному, от низшего к высшему с последовательным нарастанием совершенства общества на основе прогресса. Отсюда неслучайно эту теорию еще называют линейной теорией прогресса, или прогрессивной эволюцией общества.

К числу единых всемирно- стадиальных (или глобально-стадиальных) концепций истории относится и марксистская теория общественно-экономических формаций. Согласно этой теории истории фундаментом, базисом любого конкретного общества (социально-экономической формации), является определенная система социально-экономических (производственных) отношений.

Напомним, основные элементы общественно-экономической формации. В фундаменте каждой общественной формации лежат определенные производительные силы, в виде технико-технологического компонента. Базисом формации выступают производственные отношения, то есть, отношения между людьми, складывающимися в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ под воздействием характера и уровня производительных сил. На этом базисе и вырастает все здание общественно-экономической формации. Именно базис- производственные отношения определяют возвышающуюся над ними надстройку, в виде совокупности политических, правовых, моральных, художественных, философских, религиозных взглядов общества и соответствующих этим взглядам отношений и учреждений.

Существует несколько типов социально-экономических отношений и, соответственно, несколько качественно отличных друг от друга их систем, или общественно-экономических формаций (рабовладельческая (у Маркса античная-В.Б.), феодальная и т.п.). Каждая такая система социально-экономических отношений является общественной формой, в которой происходит процесс производства. Производство, взятое в определенной общественной форме, есть не что иное, как определенный способ производства (рабовладельческий, феодальный и т.п.). В соответствии с этой концепцией, всемирно-исторический процесс определялся К.Марксом как поступательное движение от первого бесклассового общества (первобытно- общинного строя), через антагонистические, классовые (азиатский, античный (рабовладельческий), феодальный, капиталистический) к новому неантагонистическому, бесклассовому обществу (коммунизму).



Таким образом, этот подход утверждает линейность истории (наличие общей линии истории, по которой идут все общества и народы, пока они существуют), направленность истории (она движется по пути прогресса, от низших форм к формам более развитым с точки зрения способа производства материальной жизни), гетерогенность истории (она слагается из качественно различных отрезков, разделяемых глубокими социальными катаклизмами или революциями).

В концепции Маркса, утверждалось, что смена общественно-экономических формаций осуществляется преимущественно путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Сам Маркс, сформировавший теорию формаций как обобщение исторического пути Европы, осознавал все многообразие мира, и невозможность подвести все страны под формационные характеристики сделанные им на основе анализа западных обществ. Поэтому государства с особенным характером развития (все страны Востока) он отнес к так называемому азиатскому способу производства. По господствовавшему в среде марксистов мнению, схема развития и смены общественно-экономических формаций, предложенная К. Марксом, представляет собой модель развития каждого государства-общества (Этот наш термин будет являться рабочим в наших лекциях -прим. автора-В.Б.). Всемирная история в их представлениях выступает как простая совокупность существующих изначально государств-обществ, каждый из которых должен обязательно «пройти» все общественно-экономические формации.

‡агрузка...

Таким образом, смена общественно-исторических формаций мыслилась ими как происходящая лишь внутри государств-обществ. Соответственно общественно-экономические формации выступили, прежде всего, как стадии развития не человеческого общества в целом, а отдельных, государств-обществ. К тому же само понятие государство-общество предполагает и историческую традицию, и степень развития экономики и культуры этого государства-общества. Основание считать эти формации стадиями всемирно-исторического развития давало только то, что их «проходили» все или большинство отдельных обществ. Такой взгляд, несомненно, находится в противоречии с исторической реальностью, что и дало основание противникам материалистического понимания истории объявить эту концепцию несостоятельной. В таком случае общественно-экономические формации предстают, прежде всего, как стадии развития человечества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных государств-обществ. Возникла необходимость создания новой, основанной на современном историческом материале, глобально-стадиальной теории всемирной истории. Но для этого нужно было ввести в старую марксистскую схему «горизонтальные» связи, т.е. связи между одновременно существующими государство-обществами. Связи эти проявляются во взаимном воздействии обществ, друг на друга. Это взаимодействие выражается в самых различных формах: войны, торговля, заимствование достижений культуры, технических новаций и т.п. Все это можно назвать межсоцио-культурно-экономическим взаимодействием.

Безусловно, марксистский формационный подход, помогает понять некоторые существенные перемены в развитии человечества, страны, региона на сравнительно малом отрезке времени, некоторые стороны исторического процесса в сравнительно короткие промежутки времени. Однако этот подход, по мнению авторитетных российских историков, «не может обнять все движение истории, характеризующейся многими параметрами и находящейся под воздействием различных исторических факторов, которые действуют в разные периоды с различной долей интенсивности, не может объяснить комплексно их взаимодействие и влияние на судьбы людей и прежде всего на их качество жизни и совершенствование личности-этой основы исторического процесса».

Наконец, формационный подход ставит в тупик исследователей, когда они сталкиваются с переплетением разных формационных черт, в пределах одного и того же региона в один и тот же период. Между тем как основные цивилизационные показатели страны, народа, региона остаются порой при переходе от одной формации к другой либо неизменными, либо меняются исключительно медленно и продолжают существовать независимо от смены формаций.

И тем не менее, в целом глобально-стадиальная теория как обоснование идей закономерности поступательного развития человечества и единства всемирно-исторического процесса является крупным научным достижением. Ее сильной стороной является анализ и учет социально-экономических процессов, в то время как наиболее слабой стороной, учет многогранной специфики культурно-духовных сфер жизни общества и развитие личности.

В качестве отцов-основателей цивилизационной теории принято называть, прежде всего, Н.Данилевского, М. Вебера, О. Шпенглера, П. Сорокина, А. Тойнби, более современных ученых, из которых следует особо отметить А. Кребера, Н. Элиаса и Ш. Эйзенштадта. Следует отметить что многие мыслители этой теории, именовали выделенные ими исторические образования, по разному: культурно-исторические типы (Н.Я Данилевский), культуры, или великие культуры (О.Шпенглер), цивилизации (А.Дж. Тойнби), этносы и суперэтносы (Л.Н. Гумилев), «моделями культуры, основанных на высших ценностях» (А.Кребер), «культурными суперсистемами» (П.Сорокин). Но это не меняло самой сути такого понимания истории.

Цивилизационный подход в отличии глобально-стадиального подхода основан на идее развития неповторимых национальных культур. История человечества в цивилизационных концепциях Данилевского, Шпенглера, Тойнби и др. рассматривалась как пространство, заполненное регионально-культурными организмами или локальными цивилизациями.

Для цивилизационного подхода к историческому процессу более существенное значение имеет понимание цивилизации как целостной общественной системы, включающей в себя различные элементы (религию, культуру, экономическую, политическую и социальную организацию и т.д.), которые согласованы друг с другом и тесно взаимосвязаны. Каждый элемент этой системы несет на себе печать своеобразия той или иной цивилизации. Это своеобразие весьма устойчиво. Такой подход к цивилизации зафиксирован в теории культурно-исторических типов цивилизаций Н.Я.Данилевского, А.Тойнби, О.Шпенглера и др.

Цивилизационная теория имеет ряд достоинств: во- первых, отсутствие у этой теории упрощенного для всех стран, народов, линейного «вертикального прогресса» (термин братьев Стругацких); во- вторых, наличие истинной универсальности этого подхода для всех человеческих культур и сообществ, поскольку она реабилитирует в глазах «передового» Запада вековую «отсталость» незападных культур и снимает комплекс «неполноценности» у последних; в- третьих, цивилизационные концепции признают равноценность и уникальность всех человеческих культур и обществ и тем самым, способствуют преодолению ложного западоцентризма; в- четвертых, ориентация на учет этнокультурной специфики в большей мере предполагает представление об истории как многолинейном, многовариантном процессе; в- пятых, эта теория в значительной мере учитывает опыт других школ и направлений, носит сравнительный (компаративный) характер. В результате такого подхода история страны, народа и региона, рассматривается не сама по себе, а в сравнении с историей других стран, народов, регионов, цивилизаций. И наконец, в цивилизационном подходе, большое внимание уделяется духовным ценностям, менталитету, этничности, религии и культуре в целом, что является вполне справедливым и обоснованным.

Но здесь следует добавить одно «но». Преувеличение роли религии «цивилизационщиками» подкрепляется еще и тем, что религия на Востоке, не только вера, она и образ жизни, социальный регулятор повседневной жизни, особенно это касается мусульманского Востока, где религия освящала государственные функции. Однако если мы попытаемся обнаружить господствующую роль этого фактора в жизни европейских стран XVIII-XIX вв., то мы его там не обнаружим. Также очень сложно вычленить генеральную роль какой-то одной религии в Индии и особенно в Китае.

К недостаткам также можно отнести методологическую эклектичность и отсутствие стройного понятийно-категориального аппарата. В частности у исследователей данного подхода отсутствуют единые критерии выделения типологии цивилизаций. Здесь имеется в виду, что выделение типов цивилизаций осуществляется по набору признаков, которые, с одной стороны должны носить достаточно общий характер, а с другой, позволяли бы обозначить специфические особенности для отдельных обществ. Так в теории культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского цивилизации различаются своеобразным сочетанием четырех основополагающих элементов: религиозного, культурного, политического и общественно-экономического. В одних цивилизациях довлеет экономическое начало, в других– политическое, в третьих- религиозное, а в четвертых культурное. Только в России, по мысли Данилевского, есть гармоничное сочетание всех этих элементов.

Правда на сегодняшний день авторы цивилизационных метанарративов во многом учли критику и уже не выделяют в качестве какого-то одного определяющего цивилизационного критерия.

Еще большие трудности при анализе и оценке типов цивилизации возникают перед исследователем, когда главный элементом того или иного типа цивилизации рассматривается тип менталитета. Напомним, что ментальность, менталитет (от французского mentalite –мышление, психология) это некий общий духовный настрой людей той или иной страны или региона, фундаментальные устойчивые структуры сознания, совокупность социально-психологических установок и верований личности и общества. Как справедливо указывают исследователи цивилизационного подхода, эти установки определяют мировосприятие человека, характер ценностей и идеалов. Руководствуясь этими установками, человек действует во всех сферах своей жизнедеятельности- творит историю. Без сомнения, интеллектуальные и духовно-нравственные структуры человека играют важнейшую роль в истории, но их индикаторы плохо уловимы и расплывчаты.

Наконец, был уже обоснованно, отвергнут тезис об органической враждебности цивилизаций (как в известной концепции Хантингтона-В.Б.) друг другу. Органическая враждебность неизбежно вела бы к военным столкновениям. В действительности между цивилизациями существует целая палитра отношений- от соперничества и конкуренции до взаимопонимания и сотрудничества.

Есть еще ряд претензий к цивилизационной теории, связанных с интерпретацией движущих сил исторического процесса, направления и смысла исторического развития. Все это дает основания ряду исследователей вообще считать, что цивилизационные концепции не имеют особой научной ценности.

Однако, на наш взгляд было бы неправильно отказывать в функциональности данного подхода. Нелинейный характер исторического времени, сложность, хаотичность, цикличность многих исторических процессов (например, в истории России и стран Востока) побуждают при изучении истории интересоваться инвариантными во времени и пространстве явлениями. Можно считать, что именно сложность современных представлений об историческом времени и проявилась в популярности цивилизационной теории, не смотря на все ее недостатки.

Итак, подведем итоги, в споре глобалистов-формационщиков с цивилизационщиками. Если брать «ультро-глобалистов-вестернизаторов», типа Фукуямы (90-х гг.) и сторонников локальных цивилизаций, типа Данилевского, Шпенглера, Панарина и т.д., то на наш взгляд, не правы, ни те не другие. Всемирная вестернизация невозможна хотя бы потому, что и в демографическом и в экономическом плане Запад все более уступает незападному миру. А концепция локальных, замкнутых и уникальных цивилизаций не подтверждается современными глобализационными процессами, в которых незападные цивилизации играют все более активную роль и все более активно заимствуют наилучшие достижения во всех областях жизни у других цивилизаций, чтобы быть конкурентноспособными в мире. А вот те сторонники цивилизационной теории, которые рассматривают развитие цивилизаций вплетенных в общую канву всемирной истории, где цивилизации активно взаимодействуют с собой и проходят через одинаковые стадии развития своих обществ (аграрную, индустриальную, постиндустриальную; или, урбанизация, сексуальная революция, демократия и т.д.), имеют все шансы сохранить свои позиции в научном мире.

Каждая из рассматриваемых теорий формационная и цивилизационная крайне важны и вполне функциональны по своей исследовательской сути. Но в тоже время исключительная монополия одной из двух в истории и обществознании приводит к далеко неполному и усеченному знанию об объекте исследовании. Так цивилизационная парадигма сама по себе не может объяснить причины и механизм перехода от одной ступени цивилизации к другой. Поэтому необходимо нахождения такого сопряжения формационной и цивилизационной теорий, которое может быть продуктивно использовано к решению масштабного рассмотрения исторического процесса народов разных культур и типов исторического развития.

И тот и другой научные подходы утвердились в исторической науке. Взаимодополнение обоих подходов, очевидно. Экономика просто не мыслима без технологии, а технология без развития культуры и особенностей национального менталитета. А все они вместе создают сложное переплетение цивилизационного уклада и формационной стадии развития общества. Именно это на наш взгляд, позволяет рассматривать исторический процесс в многомерном пространственно-временном континууме.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)