АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Улица Келтон, Вудсайд, Куинс

Читайте также:
  1. Внимание при разбивки по населенным пунктам и улицам автоматически сортируется по номерам домов, квартир и корпусов.
  2. ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА РАМЕНКИ, ДОМ 21 (Двадцать один), КВАРТИРА 142 (Сто сорок два), условный номер квартиры – 77-77-03/077/2007-545.
  3. Й полицейский участок, Восточная 51-я улица, Манхэттен
  4. Й полицейский участок, Восточная 51-я улица, Манхэттен
  5. Й полицейский участок, Восточная 51-я улица, Манхэттен
  6. Маунт-Альберт, улица Грибблхерст, 67.
  7. Маунт-Иден, Ландшафтная улица, 155
  8. Сент-Кильда, улица Барнета, 14.
  9. Сент-Кильда, улица Барнетта, 14
  10. Тема «Наш город. Моя улица»
  11. Торговый центр «Парк Рего», Куинс
  12. Улица Вестри, Трайбека

 

Келли Гудуэдер сидела за маленьким столиком напротив своего сожителя Матта Сейлса. Она так и называла его – «сожитель»: «дружок» звучало слишком молодо, а «компаньон» – слишком старо. Они ели домашнюю пиццу – соус песто из пармезана и базилика, вяленые помидоры, козий сыр и несколько завитков прошютто (изюминки ради), – а пили молодое годовалое «Мерло» (одиннадцать долларов за бутылку). Кухонный телевизор был настроен на канал «Нью-Йорк 1», потому как Матт хотел смотреть новости. Что же касается Келли, то круглосуточные новостные каналы она считала своими злейшими врагами.

– Извини, – повторила она.

Матт, улыбнувшись, плавно взмахнул рукой, в которой держал стакан.

– Разумеется, это не моя вина. Насколько я знаю, мы давно собирались провести эти выходные вдвоем…

Матт вытер губы салфеткой, заткнутой за воротник рубашки.

– Он всегда находит способ встать между нами. И я имею в виду вовсе не Зака…

Келли посмотрела на третий, пустующий стул. Матт, несомненно, ждал того момента, когда Зака не будет дома. Пока велась затяжная битва за попечение – битва, посредником в которой выступал суд, – Заку было разрешено проводить выходные в квартире Эфа на Манхэттене. Для Келли отсутствие сына обычно означало, что будет домашний ужин на двоих, задушевная обстановка, интимность которой только усилится за счет всегдашних сексуальных ожиданий Матта, и Келли без зазрения совести пойдет навстречу этим ожиданиям, особенно если позволит себе выпить лишний стакан вина.

Обычно, но… не сегодня. Ей, конечно, было жаль Матта, но внутренне она была даже рада, что ход событий нарушился.

– Я тебе все компенсирую, – подмигнула она сожителю.

Матт улыбнулся, смирившись с поражением.

– Договорились.

Вот почему Матт так ее устраивал. После Эфа – с его переменами настроения, вспышками эмоций, требовательностью, с его энергией, заставляющей подозревать, что в жилах этого мужчины пульсирует не кровь, а ртуть, – Келли требовалось более тихоходное судно. Она вышла замуж за Эфа слишком молодой и пожертвовала слишком многим – прежде всего своими собственными устремлениями, честолюбием, желаниями, – чтобы помочь ему в его медицинской карьере. Если бы Келли вдруг захотела поделиться житейским опытом со своими девочками-четвероклассницами из 69-й средней школы в Джексон-Хайтс, где она преподавала, то сказала бы им: никогда не выходите замуж за гения. Особенно – за привлекательного гения. С Маттом Келли чувствовала себя непринужденно. Более того, в их отношениях она играла главенствующую роль. Теперь ухаживали за ней, шли навстречу ее желаниям.



На экране маленького белого кухонного телевизора сменилась картинка – там принялись раздувать шумиху вокруг завтрашнего затмения солнца. Стоя у лотка с футболками в Центральном парке, корреспондент примерял различные солнцезащитные очки и рассуждал об их сравнительной полезности для глаз. Особой популярностью у покупателей пользовалась футболка с надписью «Поцелуй затМЕНиЯ». Ведущие рекламировали программу «Репортаж с места события», намеченную на завтрашний полдень и целиком посвященную затмению.

– Похоже, нас ждет большое шоу. – Этой фразой Матт давал понять, что не позволит своему разочарованию испортить им вечер.

– Крупнейшее небесное событие, – кивнула Келли, – а они тараторят о нем, как зимой болтают об очередном снегопаде.

На экране появилась заставка со словами «Экстренный выпуск». Обычно это служило сигналом, чтобы Келли тут же переключилась на другой канал, но сейчас ее остановила необычность картинки. Заставка представляла собой сделанный с большого расстояния снимок самолета, стоящего в лучах света на летном поле аэропорта Кеннеди. Самолет был освещен так эффектно, и его окружало такое множество автомобилей и маленьких человечков, что создавалось ощущение, будто в Куинсе приземлился НЛО.

– Террористы, – сказал Матт.

Аэропорт Кеннеди находился всего в пятнадцати километрах от их дома. Комментатор сообщил, что самолет, ставший предметом экстренного выпуска, совершил самую обыкновенную посадку, после чего на нем полностью отключилась система энергоснабжения, и пока не удалось установить контакт ни с членами экипажа, ни с пассажирами, все еще остающимися на борту. В качестве меры предосторожности все посадки в аэропорту Кеннеди временно приостановлены, а самолеты, находящиеся в воздухе, перенаправлены в аэропорты Ньюарк и Ла-Гуардиа.

‡агрузка...

Келли сразу поняла, что именно из-за этого самолета Эф и привозит Зака. И теперь ей захотелось, чтобы Зак как можно быстрее оказался под крышей ее дома. Келли всегда была паникершей, а дом означал безопасность. Это было единственное место в мире, где она могла держать все под контролем.

Келли встала, притушила свет и, подойдя к окну возле кухонной раковины, посмотрела в небо над крышей соседнего дома. Она увидела огоньки самолетов, кружащих над аэропортом Ла-Гуардиа, – словно крохотные мерцающие обломки, затянутые в воронку гигантского смерча. Келли никогда не бывала в центральной части страны, где можно за много километров увидеть приближающийся торнадо, но сейчас ощущение было именно такое – будто надвигалось что-то жуткое, и она ничего не могла с этим поделать.

 

Эф подъехал на служебном «Форде Эксплорере», притерев его к бордюру. Келли принадлежал маленький двухэтажный домик на ухоженном участке земли, окруженном низкой живой изгородью. Весь квартал состоял из точно таких же домов. Келли встречала Эфа, выйдя по бетонной дорожке к самой калитке, словно бы она опасалась пускать его на свою территорию. Эфу представлялось, что Келли относится к нему, как к гриппу, которым болела целых десять лет и который наконец победила.

Светловолосая, миниатюрная и по-прежнему очень хорошенькая, хотя теперь она стала для него совсем другим человеком. Слишком многое изменилось. Где-то, скорее всего в коробке из-под обуви, упрятанной в глубине стенного шкафа, лежали свадебные фотографии, на которых была запечатлена безмятежная молодая женщина с отброшенной назад фатой, победно улыбавшаяся своему жениху в смокинге. Как же они были влюблены друг в друга и как были счастливы!

– Я заранее освободил все выходные, – сказал Эф, оправдываясь. Он вышел из машины раньше Зака и первым прошел на участок, толкнув железную калитку. – У нас чрезвычайная ситуация.

В освещенном дверном проеме появился Матт Сейлс. Он вышел на веранду и остановился там. Его салфетка была по-прежнему заткнута за воротник, скрывая логотип «Сирc» над нагрудным карманом. Матт работал управляющим магазином этой сети в торговом центре «Парк Рего».

Эф никак не отреагировал на его появление, полностью сосредоточившись на Келли и Заке, который тоже вошел на участок. Келли улыбнулась сыну, но Эф заподозрил, что она совсем не против, если бы мальчик провел эти два дня с отцом, оставив ее наедине с Маттом.

Келли покровительственно обняла Зака.

– Все в порядке, Зед?

Зак кивнул.

– Готова спорить, ты разочарован.

Мальчик снова кивнул.

Келли только сейчас обратила внимание, что Зак держит в руках коробку и какие-то провода.

– Это что?

– Новая игровая приставка для Зака, – ответил Эф. – Он позаимствовал ее у меня на выходные. – Эф посмотрел на сына, прижавшегося к матери: его взор был устремлен в пространство. – Малыш, если только я найду способ освободиться… может, завтра… надеюсь, что завтра… если представится хоть малейшая возможность, я вернусь за тобой, и мы наверстаем упущенное. Ладно? Я все восполню, ты ведь знаешь, правда?

Зак еще раз кивнул, но на отца не посмотрел.

Матт позвал с верхней ступеньки.

– Пойдем, Зак. Давай поглядим, сможем ли мы подключить эту штуковину.

Верный, надежный Матт, человек, на которого всегда можно положиться. Келли прекрасно его выдрессировала. Эф проследил, как Матт и Зак уходят в дом. На пороге Зак оглянулся, чтобы в последний раз посмотреть на отца.

Келли и Эф остались одни. Они стояли лицом друг к другу на траве, покрывавшей участок. Эф видел, как позади Келли, над крышей дома, в воздухе кружили самолеты. Вся транспортная система страны, что бы там ни говорили о различных правительственных учреждениях и правоохранительных ведомствах, ждала именно этого человека, стоявшего перед женщиной, которая заявила, что больше не любит его.

– Дело в том самолете, да?

Эф кивнул.

– Они все мертвы, – сказал он. – Там, на борту. Все до единого.

– Мертвы? – В глазах Келли вспыхнула тревога. – Как? Что произошло?

– Вот это мне и предстоит выяснить.

Эф чувствовал, что ему пора. Провести выходные с Заком не удалось, но этот поезд уже ушел, и теперь его ждали в другом месте. Эф достал из кармана конверт с логотипом в тонкую полоску и протянул Келли.

– Билеты на завтрашнюю игру. Если я не успею подъехать.

Келли взглянула на билеты, и ее брови вскинулись, когда она увидела цену. Она засунула билеты в конверт и посмотрела на Эфа с выражением, которое можно было принять за симпатию.

– Не забудь о нашей встрече с доктором Кемпнер.

Келли говорила о семейном консультанте – той самой женщине, от которой будет зависеть решение, с кем останется Зак.

– Кемпнер, ну конечно, – сказал Эф. – Я там буду.

– И… береги себя, – добавила Келли.

Эф кивнул и направился к внедорожнику.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.01 сек.)