АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Флирт с маньяком

Читайте также:
  1. Text A. American teenagers and their free time
  2. августа 2005 года (День 3)
  3. Александр Векшин
  4. Бутылочное пиво – развитие
  5. Виткевич: Будущее как наркотик
  6. Выводы по работе
  7. Где мы теряем энергию?
  8. Герберт Граф: взрослый Ганс
  9. Глава 1. Красивый клиент
  10. Глава 15 ХАРЛОУ
  11. Глава 3. Леди, не стреляйте
  12. Глава двадцать девятая

Флирт с маньяком:)

 

 

Флирт с маньяком

Автор: Verra

Аннотация:

В жизни студентки мед.института итак забот хватало, но судьба-злодейка решила подкинуть ей новую порцию неприятностей, организовав незабываемую встречу с маньяком в черной лыжной маске, который поджидал свою рыжеволосую жертву в подъезде ее собственного дома. К счастью, она легко отделалась. Но злой рок как будто доказывал несчастной девушке, что изнасилования ей не избежать. Преподаватель, двое незнакомых парней в раздолбанной иномарке и этот пресловутый маньяк... тиски неизбежной опасности сжимали Катерину в своих крепких объятьях все сильнее. Она не знала, кому доверять, кого опасаться? Ее новые друзья могли на поверку оказаться врагами, а старые враги наоборот. И все же... ей ничего не оставалось, как броситься в водоворот происходящих событий, затеяв опасный флирт с главным претендентом на роль таинственного преследователя. Ведь она, вопреки здравому смыслу, в него влюбилась.

Начало романа:

Я устала сражаться с тараканами, оголтелые толпы которых стремительно носились по моим стенам. Сегодня к соседке приезжали из санэпидемстанции для борьбы с насекомыми. Вот и результат. У нее остался запах химии, а у меня множество новых квартирантов, дисциплинированными группами мигрирующих через вентиляционную решетку из ее квартиры в мою. Дихлофос не помогал, тапки тоже. Я тяжело опустилась на стул, глядя на довольные усатые физиономии разных калибров, появляющиеся то с той, то с другой стороны, и невозмутимо проползающие мимо. Тараканы освоились быстро и теперь уже они, а не я, смотрели на меня, как на лишний предмет в комнате.

Спать в компании рыжих тварей, интенсивно осваивающих новую территорию, мне совершенно не хотелось. Но в соседней комнате была обстановка не лучше. Там проживал мой "дражайший" супруг, о разводе с которым я мечтала уже давно. Но заветный штамп в паспорте, гласящий о том, что Сергей больше мне не муж, получить без его согласия оказалось нелегко. Тем более, у нас был маленький ребенок. После первой неявки ответчика в суд, молодая, но очень представительная судья, установила срок, длинной в месяц, до следующего заседания. Если он не придет опять, меня обещали развести. Если придет, я разведусь сама, но, в любом случае, через неделю мы будем друг другу посторонними людьми по закону.



Леночка - моя двухгодовалая дочка на время зимней сессии отправилась к бабушке, чтобы позволить мне спокойно сдать экзамены и... развестись. Родители мои жили в Тосно, там у них был собственный деревоперерабатывающий цех, который они организовали пять лет тому назад, когда папа, уволившись по сокращению из флота, переехал под Питер и встал в очередь на квартиру в Горелово. А пока не получил ее, поселился в бабушкиной двухкомнатке. Государство оплачивало ему съем жилья, но мои дорогие родители вместо заботы о себе, помогали мне, своей дочери, снимали квартиру для нас. Отец также пристроил Сергея на работу к своему старому приятелю. Так что не было ничего удивительного в том, что супруг, пригревшись на теплом месте подле нашей семьи, не желал разводиться, упорно доказывая, что ему без меня и дочки жизнь не мила. Ещё бы, не мила! Он также не мог обойтись без квартиры, родительских подарков и других прелестей жизни, которые активно черпал из общей семейной чаши. Меня же все это давно достало!

Выйдя замуж в восемнадцать лет "по залету", я и не предполагала, что калечу себе жизнь не случайной беременностью, а поспешным супружеством. На седьмом месяце пришло осознание ошибки, а вместе с этим с пальца исчезло обручальное кольцо, которое я аккуратно положила в хрустальную рюмочку, как память о глупости, совершенной сгоряча. Мы прожили два года, причем последние шесть месяцев я спала на полу в соседней комнате, так как второй кровати в доме не было. Лена была при мне. Сергей практически не касался ребенка, занятый исключительно собой, работой и телевизором. Родители часто забирали дочку, приезжая за ней на машине.

Особенно радовалась появлению малышки моя старенькая бабушка, она то, в общем, и нянчилась с Аленкой больше всех. Я училась в мединституте на травматолога. Осталось всего два года. И вот началась сессия, а вместе с ней и бракоразводный процесс. Но, видать, судьбе было недостаточно одновременно свалить все это на мою бедную голову. Теперь я должна еще и воевать с тараканами.

‡агрузка...

Тяжело вздохнув, я поплелась на кухню, чтобы обшарить полки на предмет наличия там средств борьбы с насекомыми. Пробираясь по коридору к цели своего пути, я едва не наступила, на мирно дремавшего возле входной двери Лари. Споткнувшись в полумраке об огромную овчарку, я тихо выругалась, после чего зажгла свет. Пес лениво зевнул, окинув меня безразличным взглядом сонных глаз. После вечерней прогулки он сытно поел и теперь мирно спал.

В самом дальнем углу висевшей над разделочным столом полки я обнаружила заветный синий пакетик с мелком под названием "Машенька". Судя по тому, что уже была половина двенадцатого ночи, раздобыть что-либо еще в такое время не представлялось возможным. Возвращаясь обратно, я легко перепрыгнула через растянувшегося поперек прохода пса, но он даже ухом не повел, продолжая сладко дремать. В комнате будущего бывшего мужа работал телевизор. Я осторожно прокралась к себе и собралась было закрыть дверь, как вдруг на пороге своих владений появился Сергей.

- Что, тараканы замучили, Катенька? - язвительно поинтересовался он, рассматривая мою облаченную в спортивный костюм фигуру. - Может, разделишь сегодня со мной постель? Всяко лучше, чем спать на полу рядом с насекомыми. Я даже приласкаю тебя, если хочешь. И не только...

- Да пошел ты! - рявкнула я, морщась.

Переспать Серега предлагал мне понескольку раз в день, вероятно, надеясь, что это может изменить ход событий. Однако я уже несколько месяцев упорно воздерживалась от столь опрометчивого шага. Я даже сказала ему, что имею любовника, чтобы поменьше приставал. Мой муж не отличался особой храбростью, поэтому информация о вымышленном кавалере неплохо охлаждала его сексуальный пыл. Ведь от любовника и схлопотать можно было ненароком.

Хотя друг у меня, действительно, был. Я познакомилась с ним по переписке через газету "Из рук в руки", куда дала свое объявление. Пришло четыре ответа, но, в последствии, дружба завязалась только с одним. Звали его Игорь. Мы уже трижды встречались, гуляли по парку и болтали. Очень, очень приятный молодой человек, не то, что Сережа.

- Ну, как знаешь, - вяло пробормотал собеседник, прикрывая свою дверь. - Если передумаешь, заходи.

- Лучше уж быть съеденной полчищем мерзких насекомых, чем спать с тобой, - пробубнила я себе под нос, оказавшись в собственной комнате. - Поскорей бы развестись и разъехаться. Ну и сессию сдать, конечно...

Обмазав все помещение "Машенькой", я улеглась на матрас, с головой накрывшись одеялом, которое, по моему мнению, должно было не допустить ко мне рыжих переселенцев. Сон пришел не сразу, а когда он все-таки появился, перед глазами поплыли кошмары, главными героями которых были все те же усатые твари, только на сей раз они значительно выросли в размерах. Кажется, меня хотели использовать в качестве утреннего завтрака. Не знаю, чем бы закончилась сия трапеза, но громкий звон заведенного на половину седьмого будильника объявил, что пора вставать. Я нехотя потянулась, рассматривая жертв ночной травли, валявшихся кверху лапками в белом порошке, частично осыпавшейся со стен "Машеньки".

- Ну, вот и прекрасно, а то ишь, чего надумали - выселять меня из квартиры. Хозяева нашлись!

По стенам еще кое-где вяло проползали рыжие завоеватели, парочку которых я тут же сняла тапком, остальные успели скрыться за книжными полками, висящими над столом. Нужно было собираться в институт. Сегодня ведь первый экзамен. Я быстро умылась, параллельно приводя в порядок, растрепанные со сна рыжие, как огонь, волосы. Собрав их в короткий толстый хвост на затылке, я принялась за помятую со сна физиономию. Немного светлой рассыпчатой пудры ей, абсолютно, не помешало. Потом я осторожно подвела глаза и накрасила длинные пушистые ресницы, которые от природы были темными, как, впрочем, и изогнутые полумесяцем брови, но лишняя яркость им всегда шла, поэтому я активно эксплуатировала черную водостойкую тушь, придававшую моим светло-голубым глазам особую выразительность. Обрисовав карандашом губы и заполнив контур светло-коричневой с красноватым отливом помадой, я вышла из ванной, намериваясь быстро позавтракать и пойти гулять с собакой. На кухне уже сидел Сергей. Он окинул меня скептическим взглядом, и вяло сказал:

- Опять намалевалась, как на панель... Видели бы тебя родители.

- Не твоя забота, - наливая в кружку чай и отпивая глоток, бросила я, второпях готовя экспериментальный бутерброд, в состав которого входили: колбаса, майонез, соленый огурец из бабушкиных заготовок и ложка зеленого горошка, не исключая, естественно, толстый кусок хлеба.

- Ты должна выглядеть, как подобает взрослой замужней женщине, а не семнадцатилетней шлюшке, - продолжал доканывать меня муж, старательно пытаясь испортить мне настроение с утра пораньше. - Ты никогда не станешь настоящей матерью. Ты не умеешь жить, как все нормальные люди, у тебя в голове опилки...

Решив, что с меня достаточно обвинительно нравоучительных проповедей, я выскочила в коридор, где, быстро накинув куртку и обув ботинки, пристегнула поводок к ошейнику довольного Лари, и отправилась его выгуливать. Сделав все свои дела, пес с неохотой плелся за мной в подъезд, с тоской поглядывая на оставшуюся позади улицу.

- Вечером будем гулять целый час, - пообещала я, ласково потрепав желто-черного любимца по холке. - Или даже два! Все зависит от того, насколько сильно доведет меня Серега.

С мужем я столкнулась на лестнице, он уходил на работу. Высокомерно посмотрев на нас, супруг презрительно заметил:

- Не девушка, а пацанка какая-то. Тебе не во что одеться, кроме этих дурацких джинсов?

Я поморщилась, не удостоив его высказывание ответом. Дома в отсутствие Сергея было хорошо и свободно, даже выжившие после моей атаки тараканы, не портили приятную миролюбивую обстановку. Ух, поскорей бы развод! Будем мы жить тогда втроем: я, Ленка и Лари. Ну, может, парочка рыжих усачей заглянет на огонек. Бог с ними, пусть ползут, угощу их вкусной ядовитой "Машенькой". Главное, чтобы самый крупный паразит, занимающий соседнюю комнату, поскорее отсюда уполз, или ушел, или, как ему угодно, но только пусть избавит меня от своего присутствия.

Погрузившись в мечты о грядущей свободе, я едва не прохлопала время выхода в университет. Быстро наложив целую миску "Педи Гри" для собаки, я, наказав псу вести себя прилично, побежала на экзамен, стремительно перепрыгивая через ступеньки. Время неумолимо летело, а мне еще нужно было пилить в метро до заветной цели, минимум, сорок минут. Вбегая в достаточно заполненную электричку, я чуть не сшибла необъятных размеров тетеньку, которая недовольно посмотрела на меня, проглотив мои извинения и наступив всем своим неслабым весом мне на ногу. Я побледнела, потом посерела, а затем умудрилась отчаянным рывком выдернуть пострадавшую конечность из-под ее сорок пятого размера сапога. В этот момент поезд качнуло, и я начала стремительно валиться на пол. Люди, кучно стоящие сзади, как-то сразу расступились, позволяя мне свободно упасть на образовавшийся пятачок. В самый последний момент дремавший на сиденье парень, вовремя очнувшись, схватил меня за локоть, изменив тем самым траекторию полета. В конечном счете, я рухнула к нему на колени, угодив кулаком свободной руки бедняге в глаз.

- Ой! - вырвалось у меня, когда раздался звук глухого, но довольно сильного удара. - Я не хотела.

Спаситель потер ушибленное место и кисло улыбнулся, глядя на мое расстроенное собственной неуклюжестью лицо.

- Ничего, в следующий раз, падая, постарайся не махать кулаками, - сказал он вполне мирным голосом.

Сообразив, что сижу у него на руках, я быстро вскочила, сбивчиво извиняясь и благодаря незнакомца за помощь.

- Не за что! - усмехнулся парень, выслушав мою далекую от совершенства речь.

- У тебя, наверное, будет фингал? - робко поинтересовалась я, краснея.

- Вероятно. Ребята на работе не поверят, когда скажу, каким образом его приобрел, - собеседник тихо засмеялся, лукаво глядя на меня. Я почувствовала, как пылают щеки. Не спасала даже светлая пудра. Решив, что самое лучшее, это скрыться с глаз долой от иронично настроенного спасителя, я быстро начала пробираться в другой конец вагона, бросив на прощанье очередную порцию глупых извинений. К моей великой радости, больше во время всего пути я этого парня не видела, но румянец еще долго жег мне лицо, напоминая о случившемся.

Сдавать экзамен в такой мороз, когда на улице было минус пятнадцать минимум, на мой взгляд, настоящее издевательство. Батареи в аудиториях опять отключены, отчего в помещении находиться было холоднее, чем снаружи. Вся моя немногочисленная группа, усиленно тряслась под дверью аудитории, в которой принимал экзаменатор. Что конкретно являлось причиной дрожи, сказать сложно. То ли страх перед "парой", то ли нестерпимый ледяной воздух витавший в стенах нашего учебного заведения. Этот самый воздух, способен был превратить в ледышки не только тела студентов, но и их мозги. И как потом отвечать на билет? Данный вопрос свирепствовавшего "дедушку Мороза" вряд ли волновал.

Все-таки странная последние дни стояла погода, температурные перепады были катастрофическими. Вчера еще все плавало в серой жиже, олицетворявшей снег, а сегодня на улице сплошные ледяные катки. Интересно, чем нас порадует матушка природа завтра. Судя по прогнозам синоптиков, мы снова отправимся в весеннее плаванье, так как грядет очередная оттепель посреди призванного быть суровым января. Но вся его суровость, похоже, сконцентрировалась в нынешнем дне и... в коридоре нашей "Медухи".

Хочешь, не хочешь, а, стиснув стучащие зубы и потерев холодный нос, нужно смело переступать порог кабинета и, вытянув билет, отправиться за парту писать на него ответ. Я оказалась во второй пятерке. До нас сдавали отличники. Я, конечно, тоже неплохо училась, но, в свете последних событий, активно заполнявших мою домашнюю жизнь, бояться экзамена смысл был. И я, естественно, боялась. Хотя, как выяснилось, напрасно. Билет попался легкий, профессор был в хорошем настроении, и вскоре в моей зачетке появилась первая пятерка, ознаменовавшая хорошее начало сессии.

Одевшись, я тщательно замотала на шее шарф и, натянув на уши белую вязаную шапочку, побежала звонить на работу Игорю, чтобы сообщить о своей радости. Мы договорились встретиться после семи и отпраздновать мою удачу в кафе. Следующими жертвами телефонного звонка оказались мои родители, которые с радостью восприняли высокий балл. Мне даже дали поговорить с Леночкой, отчего мы обе были очень довольны. Пообещав дочурке приехать через неделю, я положила трубку, и, выйдя с телеграфа, двинулась домой.

Отправляясь вечером на свидание, я сменила старые синие джинсы на черные строгие брюки, а вместо ботинок надела короткие полусапожки на высоком каблуке. Волосы я распустила, и теперь они пышной, чуть-чуть волнистой копной разметались по шее, настойчиво стремясь упасть мне на лицо. Белая шапка немного усмирила их скверный характер, прижав огненные пряди к голове. Я успела выскользнуть из дома раньше, чем пришел с работы Сергей. Это меня очень радовало. Хоть не испортит перед встречей с Игорем настроение.

Жаль, что в детстве я не занималась фигурным катанием. Сейчас бы подобные навыки очень даже пригодились, потому что вокруг был сплошной гололед. Сделав несколько изящных "па" на скользком тротуаре, я едва не упала. Спасибо, успела зацепиться одетой в перчатку рукой за фонарный столб, который угрюмо смотрел на меня своим одиноким тусклым "глазом". К метро я шла пешком. Не так уж и далеко, всего несколько остановок. К тому же мне было необходимо потянуть время, так как до встречи с Игорем оставалось целых три часа. Я с безразличным видом посетила большинство отделов Московского универмага, тоскливо изучая выставленный на прилавках ассортимент товаров. Когда это унылое занятие меня окончательно доконало, я забежала в располагавшийся неподалеку "Детский мир".

Скоро Леночкин день рожденья, и мне захотелось сделать ей приятный сюрприз, поэтому я, мысленно подсчитывая свои скудные финансы, принялась подбирать дочке подходящий подарок. Денег было немного, так как помимо стипендии, я зарабатывала лишь тем, что дежурила в травм пункте в качестве медсестры. Платили, естественно, мизер, но и это было кстати. Жизнь в Питере - дорогое удовольствие, приходится крутиться. Иногда я еще клеила объявления по городу, но от этого занятия толку совсем было мало.

Купив ребенку не очень дорогую, но вполне симпатичную белокурую куклу в зеленом длинном платье, я вышла из магазина и с удовольствием вдохнула свежий морозный воздух погружающегося в темноту города. Теперь можно было смело идти в подземку, раньше срока на свидание я точно не приеду, а, может, даже опоздаю, как и положено настоящей женщине.

Опустившись на мягкое коричневое сиденье, я, обняв свое безмолвное приобретение, погрузилась в воспоминания утреннего путешествия в университет. Все-таки мне повезло, что тот парень вовремя среагировал, иначе неизвестно, сдала бы я сегодня экзамен или нет. А возможно, еще и сотрясение мозга схлопотала бы вместе с ударом чьего-нибудь случайно опустившегося на меня сапога. Размышляя о том, что со мной могло произойти, если бы не тот парень, я доехала до Петроградской, где и вышла из вагона.

Игорь ждал меня у выхода, в его руках была алая гвоздичка. Он переминался с ноги на ногу и внимательно вглядывался в поток прибывающих людей. Ему недавно стукнул тридцатник. Бледное лицо мужчины не отличалось особой красотой, но всегда было гладко выбрито, как и подобает человеку его профессии. Игорь работал бухгалтером в небольшой торговой фирме. Одет ожидавший меня человек был в длинное серое пальто и меховую шапку, из-под которой торчали его прямые темные волосы, доходящие до середины шеи. Он постоянно зачесывал их назад, отчего высокий лоб с большими залысинами казался еще выше.

- Привет! - подкравшись сзади, воскликнула я, щелкнув собеседника по носу кончиком указательного пальца. - Совсем замерз?

Игорь сдержанно улыбнулся и, поймав мою руку, вложил в нее одинокий, промерзший насквозь цветок.

- Здравствуй, Катенька, - мягко проговорили его тонкие бледные губы. - Рад тебя видеть, милая. Ну что, идем в мое любимое кафе?

- Конечно, иначе, зачем я сюда ехала столько времени? - весело отозвалась я и засмеялась.

Мне нравилось общаться с этим интеллигентным человеком. Он смотрел сквозь пальцы на мои детские замашки, типа игры в снежки посреди улицы с резвящейся толпой мальчишек или еще каких-нибудь невероятных для взрослой женщины выходок. Игорь никогда не распускал руки, относился ко мне со вниманием и уважением. Слушал мою болтовню и улыбался, а иногда просто с интересом разглядывал меня, не произнося ни слова. Мы обсуждали с ним разные темы - от быта до искусства, и везде он выказывал себя сведущим собеседником. У меня, конечно, было чувство, что он наблюдает за мной, как за экзотическим животным, повадки которого его, мягко скажем, забавляют. Но лучшего друга, чем этот, я еще никогда не имела, а Верка - моя любимая подружка, последнее время часто пропадала у своего парня, так что Игорь буквально стал моей отдушиной. Встречи и разговоры с ним доставляли мне, да и ему тоже, большое удовольствие. Во всяком случае, так я думала.

- Ты долго ждал? - спросила я, когда мы вошли в расположенный неподалеку кафетерий, где почему-то пахло бензином и выпечкой.

- Минут пятнадцать, может, больше, - ответил он, усаживая меня за свободный столик, а сам отправился к стойке.

Вскоре мой друг вернулся с двумя странного вида гамбургерами. Он также принес салат, кисло смотревший на нас из бумажной тарелки. Единственное, что в этом кафе оказалось приличным на вид - это распакованная бутылка водки и два пластмассовых стаканчика, которые Игорь гордо поставил на столик.

- Отметим "пятерку"?! - торжественно произнес он.

Я натянула на лицо невнятное подобие вежливой улыбки.

- Это твое любимое кафе? - осторожно поинтересовалась я, ковыряясь вилкой в поставленном передо мной салате.

- А что, тебе не нравится? - непонимающе пробормотал мужчина, снимая пушистую шапку и кладя ее рядом с собой. - Удобно. Рядом с домом, и кормят вполне сносно.

- А! - протянула я, криво усмехаясь. - Понятно.

- Будешь водку? - открывая бутылку, спросил Игорь.

- Нет, спасибо, - все с той же кривой усмешкой на лице, отозвалась я.

- Тогда, может, вина?

- Было бы неплохо...

Он снова ушел, а я, сглотнув от подступающей к горлу тошноты, которая активно прогрессировала при виде кулинарных изысков вполне приличного, по словам моегоспутника, кафетерия, высыпала нетронутый салат в стоящую поблизости урну, напоминавшую гигантскую банку "Кока-колы". У гамбургеров хотя бы запах был приличный, несмотря на сероватую внешность.

- Ты уже съела?! - радостно воскликнул Игорь, возвращаясь с красным молдавским вином в стакане. - Умница.

Я очаровательно улыбнулась, глядя не него невинными глазками.

Всем своим видом я выражала безграничную благодарность за необычайно вкусный и питательный ужин. Хотя, если честно, я абсолютно не понимала, как интеллигентный, хорошо одетый человек, может питаться ЭТИМ. Мы выпили немного, разговаривая о моих университетских делах. Когда алкоголь начал действовать, мне даже кафе, в котором мы сидели, показалось весьма приятным заведением, несмотря на завалившихся на огонек хлопцев, недвусмысленно напоминавших бомжей. Правда, само помещение, действительно, было неплохим, чего нельзя сказать о меню. За столиком мы просидели до половины девятого вечера, потом я засобиралась домой, нужно ведь еще с Лари погулять перед сном. Игорь, немного захмелев, отправился меня провожать, настаивая на необходимости данного мероприятия, так как на улице уже стемнело. Мы спустились в метро и, дождавшись электрички, сели в вагон. Народу было мало, поэтому стук колес, не перебиваемый разговорами, заполнял тишину.

- Ты уверена, что хочешь ехать к своему мужу? - спросил он, склоняясь ко мне.

- Там пес, который еще не ходил по нужде. Я же не садистка, в конце-то концов. К тому же Лари ждет обещанной прогулки, - мягко отстраняясь от него, проговорила я.

- Катенька, мне было бы очень приятно, если бы ты относилась ко мне с такой же любовью, как к своей собаке, - пошутил собеседник, беря мою руку в свои и нежно касаясь ее губами. - Ты такая хорошенькая. И пальчики у тебя нежные, как у ребенка.

"Ну вот, допился! - промелькнуло в моей голове, кружившейся от вина, выпитого на голодный желудок. - Если полезет целоваться, огрею его сумкой".

Я осторожно отобрала ладонь и, спрятав ее в карман куртки, заметила: - У меня у самой есть ребенок. Ты разве забыл?

Игорь покосился на куклу, которую я повсюду таскала за собой.

- Это для дочки? - он вяло улыбнулся.

- Да. У нее через три недели день рожденья, - оживилась я, довольная сменой темы разговора. - Вот сдам экзамены, разведусь и поеду к Леночке.

- Ясно, - без особого энтузиазма ответил мужчина. - Ну, а когда ты посетишь мою скромную обитель?

- То есть?

- Домой ко мне когда заглянешь? - пояснил он, пристально глядя на меня.

- Не все сразу... - уклончиво отозвалась я, сдержанно улыбаясь.

Алкоголь не пошел Игорю на пользу. Его поведение стало странным, а в глазах появился сомнительный блеск. Вместо вежливого друга, рядом со мной оказался пылкий поклонник. И это обстоятельство не очень-то радовало. Я не успела оглянуться, как мужчина, крепко сжав меня в объятьях, потянулся губами к приоткрытому от удивления и неожиданности рту. Его влажные уста коснулись моих, обдав их горячим, пронизанным запахом водки, дыханием. Я брезгливо поморщилась, пытаясь отбиться от непредвиденной любовной атаки. Однако Игорь мастерски нейтрализовал мои готовые вступить в оборонительный бой кулаки, крепко стиснув запястья своими тонкими, но необычайно цепкими пальцами. Мне стало противно. Подняв левую ногу, я с силой опустила ее на ботинок мужчины, угодив каблуком по узкому начищенному носку. Пострадавший взвыл и чуть-чуть ослабил хватку.

- Некрасиво приставать к девушке, уважаемый, особенно если она того не хочет, - раздался прямо над нашими головами спокойный мужской голос, а чья-то рука отодвинула от меня Игоря так легко, будто он был не человек, а пушинка. - Разве я не прав?

Меня, как не странно это звучало, снова спасал все тот же парень, на которого я свалилась утром. Он, вероятно, вошел на "Гостинке", и, заметив мои попытки отбиться от нежелательного, но весьма любвеобильного ухажера, поспешил на помощь. Игорь подарил ему укоризненный взгляд, а мне сказал, виновато опуская глаза:

- Прости, милая, я не хотел тебя обидеть, просто не сдержался. Ты такая... симпатичная.

- Спасибо, - я натянуто улыбнулась, обращаясь, то ли к спутнику, то ли к незнакомцу. На душе остался неприятный осадок, хотелось поскорее расстаться с тем, к кому я так спешила на свидание несколько часов назад. И зачем нужно было торопить события? Хотя, наверное, во всем виновата водка. А человек Игорь хороший, просто немного перебрал, вот и все. Вмешавшийся в нашу мелкую потасовку парень продолжал стоять напротив нас, держась рукой за поручень. Я искоса посмотрела на него, покраснев как рак от стыда и неловкости. Брови неизвестного были чуть-чуть сдвинуты, в серых, точно осеннее небо глазах, читалось откровенное недовольство наблюдаемой сценой. Его всклокоченные светлые волосы непослушными прядями спадали на лоб, где пролегла вертикальная морщинка, свидетельствовавшая о сильном внутреннем напряжении. Внешностью этот человек напоминал Иванушку из старых русских сказок, но тонкий острый нос, вместо предполагаемой "картошки", портил все сходство. Благодаря этой довольно изящной части лица, мой спаситель выглядел более замкнутым, несмотря на свободный спортивный стиль в одежде, которого он явно придерживался. Фигура у парня была довольно высокой и плечистой. Одним словом, впечатление незнакомец производил внушительное.

- Ну что, так и будешь нависать над нами, господин Робин Гуд? - хмуро осведомился Игорь, исподлобья глядя на нежелательного собеседника.

- С тобой все в порядке? - спросил парень у меня, пропуская мимо ушей слова мужчины.

- Да, - как можно беззаботней ответила я. - Как твой глаз?

Собеседник усмехнулся, рассматривая мое пылающее лицо.

- Как видишь, на месте.

- Эй, - оживился Игорь, поворачиваясь ко мне, - вы что, знакомы?

- Нет, - в один голос ответили мы и, взглянув друг на друга, рассмеялись.

- В таком случае, приятель, иди присядь, нам с девушкой надо поговорить, - чеканя каждое слово, процедил бухгалтер.

Незнакомец пожал плечами и отошел в сторону, а Игорь начал долго и нудно извиняться, умоляя меня забыть о случившемся и простить его глупость. Все эти слезные уговоры вперемешку с пылкими признаниями в искренних и нежных чувствах, которые он уже давно ко мне, якобы, испытывает, я выслушивала до самого конца нашего пути. Убедив провожатого отправиться домой, не выходя из метро, я в гордом одиночестве поднялась по ступенькам перехода на залитый фонарным светом Московский проспект. Настроение поднялось сразу как только мой нос вместо запаха перегара, исходящего от назойливого спутника, почувствовал морозную свежесть ночного воздуха. Я дождалась автобуса и, преодолев на нем не очень-то большое расстояние до нужной остановки, отправилась домой. Там меня ожидала еще более неприятная встреча, чем финал не сложившегося свидания. Открыв дверь ключом, я стала пристегивать поводок к ошейнику Лари, намереваясь сразу же отвести радостно вилявшего хвостом пса погулять. Но тут, как по закону подлости, из своей комнаты выполз супруг, презрительно глядя на меня и криво улыбаясь.

- Опять шлялась где-то? - сказал он насмешливо. - Даже о собаке забыла. Ему ведь надо на улицу.

- Вот и сводил бы, - процедила я переобуваясь.

- Это твоя псина, ты ее купила, тебе с ней и возиться.

- Тогда не лезь! - рявкнула я громко и, развернувшись к нему спиной, вышла из квартиры.

Мы бродили с Лари по территории недостроенного парка, который располагался через три параллельные дороги от нашего микрорайона. Как и обещала, я позволила своему четвероногому другу наслаждаться прогулкой целых два часа. Он весело резвился, играя с длинноногим догом, хозяйка которого обречено вздыхала, понимая, что увести свою собаку сейчас ей вряд ли удастся. В конце концов, нагулявшись вдоволь, мы вернулись обратно.

Когда я оказалась дома, там было тихо и темно.

"Ага! Значит, Сергей лег спать, и не будет больше капать мне на мозги".

Воодушевившись от сделанного вывода, я быстро разделась и, покормив пса, принялась готовить себе еду. Гамбургер, которым мне пришлось давиться в кафе, не очень-то порадовал проголодавшийся желудок. Поэтому теперь я решила "заморить червячка", отправив в рот несколько зажаренных на скорую руку яиц. Мою одинокую трапезу, к счастью, никто не нарушил. Насытившись, я поплелась в ванную снимать макияж и чистить перед сном зубы. Однако когда мои ноги переступили порог комнаты, настроение безжалостно покатилось вниз. От резко включенного света усатые соседи, непонятно как выжившие среди белых разводов отравы, принялись стремительно шнырять по стенам, пытаясь спрятаться.

- Опять придется делить постель с тараканами, - обречено пробормотала я, тяжело вздыхая.

Устраиваясь поудобней на своей импровизированной кровати, я положила рядом тапок, чтобы, в случае чего, использовать его в качестве самообороны. Завтра в институт идти не надо, следующий экзамен только через два дня, так что можно будет утром поспать подольше. С такими сладкими мыслями я погрузилась в сон, который мягко опутал мое усталое сознание паутиной из ярких и непонятных картинок.

Солнечные лучи, игравшие бликами на расслабленном лице, активно старались добиться моего пробуждения. Открыв глаза, я сладко потянулась, заглядывая на циферблат старенького круглого будильника, весело тикающего на письменном столе. Было уже одиннадцать. Судя по тишине, царившей вокруг, Сергея дома не было. И не удивительно, он каждый день уходил на работу с утра, чего обо мне сказать нельзя.

- Боже, - я подскочила, как ошпаренная. - Где были мои куриные мозги вчера ночью? Я же не завела часы на семь, а, значит, Лари остался без улицы!

Второпях одеваясь, я выбежала из комнаты и тут же столкнулась с несчастным псом, в карих глазах которого читался немой вопрос.

- Час! - пообещала я, виновато глядя на него.

- Гав, гав! - высказался Лари, переминаясь с ноги на ногу возле двери.

- Хорошо, два, - смирилась я нехотя, и, застёгивая по дороге верхнюю одежду, пошла с ним гулять.

Погода откровенно издевалась над нами. Вчера кругом был лед, сегодня снова оттепель. Неужели синоптики не ошиблись? Даже удивительно. Стремительно увлекаемая своим питомцем в недостроенный парк, я несколько раз наступила в серые, образовавшиеся за ночь, лужи, первопричиной которых был вчерашний снег. Кожаные коричневые ботинки потемнели от воды, а ноги промокли, но я стойко сдержала данное обещание и проболталась на пустыре целых два часа, ожидая, пока Лари набегается. Потом еще минут двадцать пришлось ловить разыгравшегося пса за ошейник, и десять минут мы с ним добирались обратно. Короче, дома я оказалась около двух часов дня, причем, абсолютно вымотанная и совершенно не способная сесть за книги. Поэтому, вскипятив чайник, я выпила несколько кружек горячего крепкого кофе, прежде чем занялась подготовкой к экзамену.

Ближе к вечеру зазвонил телефон. Это был Игорь. Он снова начал извиняться за свое непристойное поведение, потом попросил меня дать ему новый шанс и пригласил к себе в гости. Я вежливо отказалась, сославшись на подготовку к очень сложному экзамену. Но собеседник не успокаивался, уверяя меня, что в этот раз все пройдет гораздо лучше. С горем пополам, мне удалось уговорить его перенести наше свидание на другой день. После долгих препираний мужчина все-таки согласился. Мы договорились созвониться послезавтра и условиться о встрече.

Положив трубку, я вздохнула: идти к нему домой не хотелось ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо ещё. Где гарантия, что он снова не напьется? И что тогда я должна буду делать?

Телефон опять громко затрезвонил, требуя к себе внимания.

- Алло? - сказала я грустно.

- Ты чего такая кислая, Катька? - веселый голос Веры вывел меня из меланхолии, в которую я погрузилась после беседы с Игорем. - Мой брат пришел из школы. Он готов отправиться к твоему мужу, чтобы принести ему повестку. Короче, все, как договаривались. Сергей подписывает бумажку, Ванька отдает ее потом тебе, и ты спокойно относишь подтверждение супруга о получении повестки в суд своей щепетильной судье.

- Сережа еще на работе, но должен придти с минуты на минуту, - деловым тоном ответила я. - Так что пускай твой братишка выходит, пока доберется до нас, будет как раз вовремя.

- Угу! И нечего киснуть! - назидательно произнесла подруга. - Через неделю будешь свободна, как ветер.

- Жду, не дождусь! - я засмеялась.

- Кстати, когда ты к нам в гости приедешь?

- Когда застану тебя дома, а не у твоего любимого Димочки, - иронично заметила я.

- Ловлю на слове, - усмехнулась Вера. - Послезавтра, подходит?

- С Лари?

- С Лари.

- Тогда до встречи.

Мы попрощались, и я принялась бесцельно болтаться по квартире в ожидании Сергея, а потом Ваньки. Авантюру с повесткой, которую судья попросила меня передать мужу, мы с подругой придумали давно. Зная характер супруга, я не сомневалась, что получив бумагу из моих рук, он попросту разорвет ее. Значит, нужен был посторонний человек. Веркиного брата Серега никогда не видел, так что сыграть роль курьера Ваня мог вполне. На том и порешили.

Сергей пришел уставший, голодный и злой. Впрочем, как всегда. Переодевшись, он отправился на кухню, где довольно долго гремел посудой, готовя себе поесть. У нас с ним было негласное разделение продуктов питания, каждый покупал свой рацион отдельно. Общей являлась лишь посуда, в которой еда варилась или жарилась. Где-то через час прибежал Иван. Паренек с деловым видом протянул моему мужу повестку и попросил его расписаться в ее получении. Ничего не подозревающий супруг так и поступил. Ваня с довольной физиономией удалился, а я экстренно побежала выносить мусор вслед за ним.

- Ну и придурок он у тебя, - насмешливо заметил Веркин брат, отдавая мне заветную бумажку.

- Спасибо, Ванечка! С меня шоколадка, - улыбаясь, ответила я.

- Лучше бутылка пива, - сказал он, подмигнув мне на прощание, и стремглав унесся вниз по лестнице.

- Пиво так пиво, - пробормотала я задумчиво, возвращаясь обратно. - Ну и молодежь нынче. Уже в школе пить начинают. То ли дело мы: раньше Универа - ни-ни.

С Сергеем я почти не общалась, он сегодня был совсем не в духе. Но меня это обстоятельство только радовало. Чем меньше он ко мне подкатывается, тем лучше я себя чувствую. Глаза, устремленные в книгу, слипались, а голова пухла от множества сложных терминов, которыми был напичкан учебник. Да еще ко всему в придачу, ночью позвонил Игорь с очередным требованием немедленного свидания. Меня это взбесило. Забрав телефонный аппарат из коридора к себе в комнату и прикрыв дверь, я грубо сказала в трубку следующее:

- Не желаю с тобой встречаться. Ни сегодня, ни когда-либо ещё. У меня куча проблем, которые я должна решить в ближайшее время.

- Ты не можешь так со мной поступить, - промямлил собеседник.

- Игорь, - я постаралась взять себя в руки и продолжала более спокойно. - Мы останемся с тобой друзьями, но не больше. А теперь позволь мне вернуться к учебе. Я сама тебе позвоню как-нибудь. Пока!

Закончив напряжённую беседу, я повесила трубку. Настроение вновь скатилось до отрицательной отметки. Нужно было развеяться и немедленно. На помощь, как обычно в таких ситуациях, пришел верный пес, который, заискивающе повизгивая, принес поводок. Мы вышли с ним на улицу в одиннадцать. Было темно и хмуро, но Ларино веселое расположение духа в конечном итоге передалось и мне. Вывалявшись в тающем снегу, как поросята, мы с овчаркой, наконец, соизволили появиться на пороге нашей квартиры. Был первый час ночи. Сергей с недовольным лицом вышел к нам и, презрительно оглядев мой помятый вид, безразлично проговорил:

- Тебе звонил какой-то козел, целых четыре раза. Наверное, это твой хахаль.

- Вероятно, - подарив ему вместо улыбки оскал, ответила я хмуро.

- Передай ему, - сердито процедил собеседник, - чтобы впредь не трезвонил так поздно. В отличие от таких ненормальных, как ты, здесь живут еще и люди, которым утром на работу.

- Вот сам... - я сделала многозначительную паузу, - и передавай.

Супруг недовольно поморщился и, решив, что сегодня на меня не стоит больше тратить время, ушел спать. Я тоже отправилась в свою опочивальню, где вместо сладких объятий Морфея, меня ожидала кипа ученых книжек, которую я должна была проштудировать за ночь. Собравшись с духом, я достала свои лекции, открыла экзаменационные билеты и сунула нос в учебники.

Проснулась я утром, лежащей на груде книг, разложенных по постели. Понятно. Видимо, учение завело меня в такие дебри, что бедный мозг не выдержал и отключился. Было без десяти семь. На кухне копошился собирающейся уходить Сергей. Я нехотя поднялась, разминая затёкшие конечности. Нужно было вывести собаку, а потом сходить за провизией, запасы которой практически иссякли. Но на святом духе долго не протянешь, кушать-то все равно хочется.

Выполнив первую часть поставленной передо мной задачи, я начала претворять в жизнь вторую. И чего мне приспичило тащиться в универсам на Московский проспект? Не могла сходить в ближайший маленький магазинчик. Нет! Моему большому сердцу подавай большой ассортимент! Вооружившись пакетом и необходимой для похода за продуктами суммой денег, я гордо вышагивала вдоль проезжей части по специально предназначенному для пешеходов тротуару. Краситься для путешествия такого рода я не стала, одежду после выгула пса тоже решила не менять. Поэтому вид у меня был весьма непотребный - старые джинсы, видавшие виды ботинки, серая куртка на молнии и неизменная белая шапочка, из-под которой выбивались непослушные пряди, доходящие до середины моей замотанной в клетчатый шарф шеи.

Одним словом, шла я, никого не трогала, смотрела, щурясь, на солнышко и обдумывала свой будущий визит в зал суда с распиской мужа о получении повестки. Внезапный визг тормозов заставил меня вздрогнуть и отскочить от дороги, рядом с которой я находилась. Остановившаяся раздолбанная иномарка прижалась к обочине, подъехав еще ближе ко мне.

- Эй, красавица, садись, подвезем! - крикнул белокурый парень, сидящий рядом с водителем.

- Спасибо, не надо, - вежливо пробормотала я, продолжая осторожно пятиться.

Дальнейшие события развивались как в страшном сне. Собеседник быстро выскочил из машины и, заломив мне руки, принялся заталкивать меня внутрь своей развалюхи. Ему на помощь пришел шофер. Вместе они справились с моим отчаянным сопротивлением и захлопнули, наконец, дверцу. Я потянулась к ручке, но её на положенном месте не оказалось. Сердце бешено забилось, а внутри все похолодело от ужаса. Парни уселись на свои места и поехали вперед, весело обсуждая, как лихо они со мной разобрались. Мое лицо приняло цвет шапочки, а глаза округлились от страха и безысходности, которую я ощущала каждой клеточкой своего трясущегося тела.

- Куда вы меня везете? - сдавленно проговорила я, забиваясь в угол.

- За город, - усмехнулся блондин, демонстрируя мне свои белые крупные зубы. - Там и позабавимся.

Автомобиль, ставший моей клеткой, выскочил на трассу, ведущую в Колпино. Сложившаяся ситуация начинала серьезно действовать мне на нервы. А больше всего бесило отсутствие подходящих решений в пустой от ужаса голове.

- В каком смысле "позабавимся"? - не унималась я, предчувствуя худшее.

- В прямом, - заржал чернобровый толстомордый водитель. - Ты, я, и он, короче, втроем.

Его лошадиный гогот прокатился по салону, противно зазвенев в моих непривыкших к таким громким раскатам ушах. Обстоятельства складывались явно не в мою пользу...

- Но почему я? Вокруг столько девушек, которые составили бы вам компанию добровольно, - попыталась я закинуть удочку, но последовавший за этим ответ убил на повал.

- А мы любим маленьких и рыженьких, которые сопротивляются! - сквозь смех проговорил белобрысый.

За окном было поле. Мой "страшный суд" неумолимо приближался. Вот только за что? Неужели я заслужила быть изнасилованной двумя кретинами где-то под Питером? А, может, и прикончат потом, решив не оставлять свидетеля своих омерзительных действий. Как же тогда будет Леночка без матери? Мне стало обидно. Причем, так обидно, что страх отступил на задний план, пропуская вперед разгоравшуюся с каждой секундой все больше ярость. Не отдавая отчета своим действиям, я приняла полулежачее положение и согнула в коленях ноги.

- Смотри-ка, Саха, а девочка-то уже сама ноги задирает, - хохоча, заявил парень, обращаясь к водителю.

Они радостно заржали дуэтом, чем окончательно взбесили меня и... я резко распрямила нижние конечности. Сильный удар моих толстых тяжелых подошв пришелся как раз в ухо шоферу. Машина моментально потеряла управление, вылетев с дороги. Перевернувшись два раза в воздухе, она, по счастливой случайности, вновь встала на колеса, задев боком фонарный столб, снесший переднюю дверцу с корнем. Саха был пристегнут, поэтому он остался в кресле. Правда, сильный удар головой об руль, отключил его на какое-то время. Второму похитителю одиноких женщин повезло гораздо меньше. Он при ударе об столб вылетел через лобовое стекло и, пропархав несколько метров по воздуху, рухнул в серый талый сугроб, из которого одиноко торчал маленький черный кустик. Я же провалилась между сиденьями, откуда довольно быстро выкарабкалась, а затем вылезла из окончательно добитой иномарки через тот же проход, которым улетел блондин, то есть через разбитое вдребезги стекло. Проверив хлопцев на предмет их самочувствия, я сделала вывод, что жить будут оба. Это меня успокоило, потому что брать на себя ответственность за чью-то гибель мне, будущему врачу, совершенно не хотелось.

Неподалёку затормозил "Москвич", откуда выбрался, ошарашено смотревший на результаты аварии, мужик.

- Вызовите скорую, - попросила я, подходя к нему и тут же успокоила, заметив, как округлились его глаза. - Все живы, просто в отключке.

Нечаянный свидетель катастрофы кивнул головой, залезая обратно в свой старенький автомобильчик. Когда он уже собрался отъехать, меня осенило:

- Не подкинете до метро? - спросила я незнакомца, нависая над его приоткрытым окошком.

- Садись, - согласился мужчина, который все еще находился под впечатлением увиденного.

Мы быстро домчались до Московского проспекта, где и расстались, даже не успев познакомиться. Он вызвал скорую, я нырнула в подземку, делая вид, что куда-то еду. Минут через двадцать я снова вышла на проспект и, забравшись в вовремя подоспевший автобус, поехала домой.

Пальцы тряслись, я была не в состоянии удержать даже стакан с водой. Лари сочувственно смотрел мне в глаза, устроившись на кухне возле моих ног. Теперь я переживала случившееся задним числом. Из глаз непроизвольно текли крупные слезы, которые время от времени сменялись истеричным хохотом. С этими деревянноголовыми все будет в порядке, тачке их крышка, а что будет со мной, если они меня потом найдут, одному Богу известно. Мне хотелось с кем-то поговорить, но Верки опять не было дома, а родителей волновать я не хотела. Звонить Игорю, в свете последних событий, казалось мне делом последним. Оставался один терпеливо выслушивающий бессвязные жалобы пес. Мы вместе поскулили, оплакивая мою будущую судьбу, затем вместе же отправились в комнату, где завалились спать на матрас, подперев друг друга спинами. День вылетел напрочь. Гулять с собакой вечером я побоялась, упросив сделать это снабдившую меня тараканами соседку, так как Сергей наотрез отказался пойти на уступки.

Я пыталась отвлечься от мыслей о сегодняшнем происшествии, читая книги, но результат был нулевой. В голове снова и снова прокручивались кошмарные события, вперемешку с рисуемыми воображением картинками моего печального будущего. Беззвучно всхлипывая, я уткнулась в подушку и вскоре заснула. Утро вечера мудренее...

Действительно, очнувшись, я поняла, что мир вокруг не так уж и плох, а шансы на встречу с бандитами, похитившими меня вчера, не так уж и велики. Нужно было продолжать жить, решая насущные проблемы и принимая подобные испытания с честью. Одним словом, затворничество в четырех стенах ничего не даст. Следовало вылезти из состояния горя и продолжать делать то, что было запланировано: сдавать сессию, разводиться и готовиться к Леночкиному дню рожденья. Ну, а перво-наперво, стоило выгулять моего четвероногого приятеля, с нетерпением ожидавшего этого. Так я и поступила. Следующим на повестке дня стоял поход в суд. Я быстро привела в порядок опухшую после недавних слез физиономию, оделась поприличней и отправилась в необходимую инстанцию. Там, как всегда, было тоскливо. В коридорах слонялись люди, другие подпирали стенки возле кабинетов, ожидая аудиенции. Несколько часов я убила на то, чтобы получить возможность вручить моей судье бумажку, удостоверяющую тот факт, что Сергей получил повестку, вызывающую его на заседание. Выходя из здания с чувством выполненного долга и с усталым, но радостным лицом, я наткнулась на крепкую фигуру получившего от меня в ухо парня.

- Привет, красавица, - зло процедил он, преграждая мне дорогу. - Что ж ты делаешь-то? Мой кореш в больнице с переломом, у меня вся рожа расквашена, а ты преспокойно разгуливаешь по судам. Нет уж, - он больно схватил меня за руку, не давая сбежать. - Теперь ты попала на счетчик, детка. И не вздумай звонить в ментовку, угробим и тебя и твою малолетнюю дочу.

- Но откуда вы все это знаете? - обезумев от страха, прошептала я.

- У меня баба знакомая в суде работает, - самодовольно усмехнулся Саха. - Так что я о тебе все знаю. И адрес, и телефон. Плати бабки за машину, и мы оставим тебя в покое. День тебе даю на раздумье и поиск средств, а завтра позвоню вечерком. Жди, психованная.

Он отпустил меня и, как ни в чем не бывало, отправился прочь. Меня затрясло, ноги подкосились, а к горлу подступил ком. Влипла я по крупному, и что дальше делать, увы, не знала. Сердце сжималось от боли и ужаса, отдаваясь болезненными ударами в голове при каждом шаге. Глаза застилала соленая пелена, мешавшая отчетливо видеть дорогу. Я шла буквально наощупь, борясь с диким желанием разрыдаться прямо посреди улицы. Неужели придется звонить родителям? У них своих проблем выше крыши, а тут еще любимая доченька решила подсобить. Я тяжело вздохнула, обдумывая ситуацию.

"Сначала нужно поговорить с Веркой, вдруг она что-нибудь придумает, тем более, сегодня мы собирались с ней встретиться".

Немного воодушевившись, я поехала домой, чтобы забрать овчарку и отправиться к подруге за советом. Вера жила на Елизаровской. Доехав туда на метро, мы с Лари неспеша побрели в сторону ее дома. Была уже вторая половина дня, пес с любопытством озирался по сторонам, разглядывая проходящих мимо пешеходов. Он вел себя очень важно, чинно вышагивая рядом со мной и гордо неся свою вытянутую морду, задрав нос вверх. Я решила дать собаке немного погулять прежде, чем мы пойдем в гости.

Неподалеку от нас располагался пологий спуск к Неве. Туда-то мы и пошли, обнюхивая и метя по дороге стволы деревьев. Вернее делал все это Лари, я же молча ожидала, когда мой четвероногий любимец закончит свои собачьи маневры. Чтобы не лишать пса удовольствия от прогулки, я отстегнула поводок, позволяя ему носиться вокруг меня.

Все шло великолепно. Лари радовался, точно трёхмесячный щенок, хотя ему уже было полтора года, я же, глядя на него, немного отвлеклась от своего несчастья. Внезапно, моего пса как подменили. Он весь подтянулся, точно по струне, начал как-то странно подпрыгивать, мелодично повизгивая и активно принюхиваясь.

- О! Нет! - пробормотала я, пытаясь пристегнуть, уворачивающуюся от меня собаку. - Только не это!

Овчарка энергично водила носом, пробираясь все дальше по берегу и ускользая от меня, как уж. Кажется, у мальчика начался брачный период. Возмутительницу нашего спокойствия в сопровождении оравы мелких шавок, несущихся за ней, точно свита, мы увидели чуть погодя. Это была длинноногая сука боксера, в период течки выпущенная неосторожными хозяевами на улицу. Из людей по близости никого не было. Значит, воевать с собачей сворой мне придется одной. Данное открытие не принесло утешения. Я все еще отчаянно пыталась поймать ставшего невероятно юрким Лари, но как только он увидел даму своего сердца, мои усилия окончательно сползли к отметке "ноль". Я стояла с поводком в руке и с выражением лица типа "земля продана", абсолютно не зная, что предпринять. Мой четвероногий приятель, подгоняемый любовным азартом, стремглав понесся к боксеру, нарезавшему круги возле самой кромки подтаявшего льда.

Начались собачьи игры. Вся шарага пролетала мимо меня то в одну, то в другую сторону, потом эта ненормальная сука, как истинный Иван Сусанин, повела свой отряд на лед. Собачьи бега приняли новый оборот, теперь риск их не очень-то хорошего завершения значительно возрос.

Напрасно я пыталась дозваться увлеченного подругой Лари, он совершенно не реагировал на мой голос. Я даже охрипла, крича во всю глотку его имя. Бесполезно! Откуда-то прибежала немолодая женщина, крашенная в белый цвет. У нее были ярко алые губы и кожаная кепка, покрывавшая золотистые волосы.

- Мая, Мая, Мая! - завопила незнакомка, поравнявшись со мной. - Куда тебя понесло, дура проклятая?!

- Это Ваша псина? - хмуро спросила я ее.

- Да, - ответила та нехотя. - Привязала на крыльце, пока ходила в магазин, а она... короче, и след простыл.

- Зачем Вы, вообще, суку с течкой потащили на улицу? - я разозлилась, хотя толку от этого было мало.

Время назад не вернуть, нужно действовать в уже сложившихся обстоятельствах, причем действовать немедленно. Майя, ошалев от погони, принялась бегать вдоль длинной узкой полыньи, появившейся в связи с оттепелью в нескольких метрах от берега. Ее отчаянные маневры, методично повторяемые моим псом, заставляли сердце замирать от страха. Еще чуть-чуть и эта дура, не удержав равновесия, рухнет в ледяную воду, если не прекратит ходить по краю льда. Однако либо мозгов у перевозбужденной суки было мало, либо собачий инстинкт диктовал ей свои условия, но придерживаться здравого смысла она никак не хотела. В конце концов, мои самые жуткие предположения оправдались, и длинноногая Майя, поскользнувшись, рухнула в воду. Ее голова какое-то время виднелась на поверхности, но вскоре она исчезла подо льдом.

Мой Лари, как настоящий джентльмен, кинулся спасать даму, упав плашмя в ледяную полынью брюхом. Раздался звук поднятых его телом брызг. Я оцепенела, наблюдая за происходящим. Женщина, с которой мы только что беседовали, побежала дальше, продолжая выкрикивать имя своей собаки. Вероятно, она не заметила, как та нырнула в Неву. Я же, как загипнотизированная, смотрела на бултыхающегося в воде друга, отчаянно соображая, что предпринять.

"Господи! У меня же дочь. Я не могу ее оставить без матери, отправляясь спасать животное, - проносилось в голове, словно вывески на домах, которые можно наблюдать из окна стремительно мчащейся машины. - Нужно бросить его и уйти. Будет знать, что любовь - штука опасная!"

Убеждая сама себя не вмешиваться в ход событий, я продолжала стоять на месте, как вкопанная, и неотрывно следить за псом. Он не мог выбраться, отчаянно цепляясь лапами за острые края льда. Подмерзшая твердь крошилась, оставляя несчастного бултыхаться в холодной воде без надежды на спасение из смертельного плена. И тут он меня увидел. Из приоткрытой, над серой блестящей гладью, пасти вырвался негромкий визг, полоснувший как нож, по моему сжавшемуся сердцу. Я не могла бросить пса в беде, никакие здравые рассуждения меня больше не удерживали, так как я в миг забыла об их существовании, ринувшись на мольбу о помощи, читавшуюся в глазах бедного животного.

Откуда только силы взялись? Я с корнем вырвала тоненькое деревце, что произрастало неподалеку и, бросив его на лед, поползла к тонущему Лари. Голова работала хорошо, четко просчитывая сложившуюся обстановку и все возможные риски. Ствол служил опорой, идти в полный рост я не решалась, опасаясь провалиться, так как ледяная поверхность не внушала мне особого доверия. Вокруг все как будто замерло. Остались лишь испуганные собачьи глаза, устремленные на меня. Наконец, я добралась. Вытащить овчарку оказалось делом непростым. Лари был большим и тяжелым псом, который, ко всему в придачу, еще и промок. Задние лапы у него отказали из-за переохлаждения, передними он отчаянно пытался мне помочь, карабкаясь на льдину. У нас все-таки получилось. И когда я уже была готова закричать "Ура!" от радости, лед треснул. Мы оказались на пяточке, который плавно проплыв немного, приблизился к противоположной стороне. Я быстро перескочила на более устойчивую поверхность, втащив туда за собой изможденного пса. Мы были отрезаны от берега узкой водяной преградой. Лари лежал, не в силах пошевелиться. Его трясло. Я быстро сняла с себя куртку, шарф и шапку и принялась натягивать вещи на пострадавшего. Он даже не сопротивлялся, вяло вращая глазами. Нарядив собаку, я невольно поежилась, так как холодный ветер не очень-то ласково подул в мою сторону, пророча мне воспаление легких, как минимум. Если, конечно, вообще выживу после глупой истории, в которую мы только что угодили.

Я отчаянно всматривалась в берег, пытаясь найти там хоть одного человека. Никого не было. Теперь оставалось надеяться лишь на чудо. Прижав к себе виновника происшествия, я уселась рядом с ним и начала тихо замерзать. Когда конечности онемели, мой рассудок медленно погрузился в состояние сонливости, перед глазами все поплыло, а в голове остался лишь звук бьющихся в унисон сердец - моего и собачьего. Сквозь тяжелый сон, я почувствовала, как чьи-то руки осторожно подняли меня и куда-то понесли. Потом мой заторможенный рассудок услышал слова:

- Привет, Незнакомка!

Я, наконец, открыла глаза, с трудом расклеив слипшиеся от мороза веки. Мы с Лари уже находились на берегу, куда нас доставила вызванная кем-то бригада спасателей.

- Сейчас приедет скорая, и ты отправишься в больницу, - сообщил человек в униформе, накрывая мои плечи теплым уютным пледом.

Собаку тоже закутали, уложив его покрывшееся сосульками тело на носилки.

- Я не могу! - приходя в себя окончательно, воскликнула я испуганно. - Мне надо к подруге.

- Что за глупости? - строго проговорил собеседник, наклоняясь ко мне.

Разглядев его лицо повнимательнее, я опешила. Это был тот самый белокурый парень из метро. От удивления я не могла вымолвить ни слова, продолжая тупо на него смотреть.

- Узнала что ли? - усмехнулся спасатель. - Как звать-то тебя, "тридцать три несчастья"?

- Катя, - пробубнили мои онемевшие от холода губы. - Катерина Орлова. Но скоро я стану Балгаренко.

- Замуж собралась? - без энтузиазма осведомился собеседник. - За того хмыря в сером пальто?

- Нет! Развожусь через несколько дней! - радостно пояснила я. - А хмыря зовут Игорь, и я с ним больше не встречаюсь.

- Понятно... - он еще сильнее замотал меня теплой накидкой.

Где-то вдалеке раздался вой сирены приближающейся скорой помощи. Я испуганно закрутила головой и, схватив парня за руку, когда он собрался было отойти, скороговоркой пробормотала:

- Мне нельзя в больницу. Если я завтра не заплачу деньги, они убьют и меня и дочку. Пожалуйста, не отправляйте меня в больницу. С нами все в порядке. Честно.

- В порядке?!! - незнакомец вытаращил на меня глаза. - Кто тебя убьет? Ну-ка, быстро выкладывай.

- Только в милицию не сообщайте, - промямлила я тоном обиженного ребенка.

Он как-то странно на меня посмотрел, потом обречено сказал:

- И давно у тебя такая способность?

- Какая? - я не поняла.

- Быть магнитом, притягивающим неприятности.

На моих губах появилась кислая улыбка, вслух же я ничего не успела ответить, так как примчалась скорая. Не обращая внимания на возражения, меня начали быстро осматривать, а вот к собаке интереса не проявили абсолютно. В конце концов, я все-таки умудрилась отделаться от врачей. Зато теперь ко мне прицепились спасатели, которым срочно нужно было написать отчет о случившемся. Выручил мой новый знакомый, моментально уладивший все вопросы. Это был их последний за смену вызов. Я пыталась растрясти замерзшего Лари, который пребывал в состоянии сна. То, что пес выжил, меня радовало, хотя я твердо знала - все проблемы еще впереди. Как бы моя любимая собака не схватила простуду, а еще страшнее - воспаление. И на все эти "прелести жизни" накладывались: сессия, развод и... долг бандитам. Похоже, что я ненароком угодила в самую черную полосу моей судьбы. Было бы неплохо поскорее её преодолеть.

- Я отвезу тебя домой, - предложил парень, вновь подходя ко мне.

- Не надо, пожалуйста, я не хочу туда, - тихо проговорили мои бледные губы, а глаза робко глядели на него из-под завесы слипшихся ресниц.

- Тогда поедем ко мне, - голосом не терпящим возражений заявил собеседник. - Там все и расскажешь.

- Валентин? Чего ты возишься? - крикнул невысокий мужичок из его бригады. - Мы трогаемся или как? Узнай, куда девчонку отвезти? А то ее пес совсем задубел.

- Ко мне домой, - отозвался парень, провожая меня в машину. Они занесли на носилках Лари, и вскоре мы поехали.

- Так она твоя знакомая? - хитро глядя в мою сторону, спросил все тот же спасатель.

Этот вопрос вызвал улыбки на лицах других членов бригады. Валентин тоже усмехнулся, кивнув в ответ. Меня немного пожурили за глупое поведение, но сильно никто не ругался. Понимали мужики, что мне и так досталось. Они выглядели уставшими, все-таки конец смены... Наверняка, я не первая, кто устроил им сегодня веселый денек. Мой новый знакомый жил на третьем этаже обыкновенного панельного дома. Мы довольно быстро поднялись по лестнице наверх. Он принялся открывать ключом дверь, однако, замок не поддавался. Наконец дверь сама распахнулась, демонстрируя нам аккуратную обстановку небольшой прихожей, посреди которой стояла улыбающаяся старушка.

- О! Бабуля. Привет, - улыбнулся ей парень, подталкивая меня вперед. - Когда ты приехала?

- Сегодня утром. Решила порадовать тебя гостинцами. Да я смотрю, ты не один. Наконец-то в доме появилась девушка.

- И не только девушка! - многообещающе проговорил собеседник, отходя в сторону, чтобы пропустить несущих носилки с Лари мужчин. - Еще и ее собака.

- Боже правый! - всплеснула руками старушка, заглядывая в торчащую из-под пледа морду пса, уши которого по-прежнему были спрятаны под моей белой шапочкой. - Что же это с ним?

- Искупался в Неве, - спокойно ответил Валя, указывая сослуживцам, куда доставить пострадавшего. - Положите его в теплое место. Я накрою беднягу одеялом, а чуть погодя сделаю укол.

Бабушка тут же побежала готовить для Лари лежанку, а ее собеседник, отдав спасателям снятые с нас пледы, попрощался с мужиками и захлопнул дверь.

- Тебе надо переодеться, - скептически окинув меня взглядом, заявил он. - Идем.

Валентин достал из шкафа теплый мужской свитер и протянул его мне. - Я повешу сушить твою одежду, а ты пока походи в этом.

- Спасибо, - пробормотала я в ответ, беря предлагаемую вещь и рассеянно разглядывая ее. - А он не слишком короткий?

- Для тебя в самый раз, - усмехнулся парень, выходя из комнаты. - Будет как платье.

Решив, что он прав, я быстро стянула свои промерзшие насквозь вещи и одела свитер. После процедуры переодевания мне стало гораздо лучше. Вот только в голове не очень-то укладывалось то обстоятельство, что, собственно говоря, я делаю в этом доме и как мне вести себя с его обитателями.

Когда я босиком появилась на кухне, где уложили возле батареи Лари, спасатель уже закончил возиться со шприцем и теперь мыл руки после укола. С овчарки сняли мой зимний гардероб и накрыли беднягу одеялом, из-под которого торчал один только нос животного. Пес дремал, довольный тем, что попал в тепло.

- Катя, - укоризненно протянул парень, посмотрев на мои ноги. - Ты твердо решила заболеть?

Бабушка, крутящаяся все это время рядом, быстро среагировала, притащив мне из прихожей тапочки сорок третьего размера. Вероятно, они принадлежали ее внуку.

- Спасибо, - улыбнувшись ей, сказала я, утопая в обновке.

- Не за что, - весело отозвалась старушка, изучая меня прищуренными глазами с ног до головы. - Ну и кто же ты будешь, дочка?

Я растерялась, не зная, что ответить. Кто я, собственно говоря, такая? Неприятность, которую подцепил ее внук в реке.

- Бабушка, не приставай к девушке, ей и так сегодня нелегко пришлось, - усаживая меня на табуретку, проговорил парень. - Лучше свари собачке бульон, а мы пока с Катериной пообщаемся о делах насущных, - многозначительно глядя на меня, добавил он. - Верно, Катюша?

Я пожала плечами, кисло улыбаясь. Кажется, меня ждет допрос. Хотя поплакаться кому-нибудь в жилетку я давно мечтала, вот и благодарный слушатель появился. Так что... я не виновата, он сам напросился.

Оставив старушку колдовать над плитой в компании мирно посапывающей овчарки, Валентин, взяв за руку, отвел меня в единственную комнату его небольшой квартирки.

- Садись, - то ли предложил, то ли скомандовал собеседник, указывая ни диван. Я безропотно повиновалась. - А теперь рассказывай.

- Что именно? - прикинувшись непонимающей, осведомилась я робко.

- То, что ты плела про убийство тебя и... твоей дочки. Кстати, сколько ей лет?

- Скоро два.

- А тебе тогда сколько? - озадаченно пробормотал парень, с удивлением меня рассматривая.

- Двадцать, - тихо ответила я, слегка краснея под его пристальным взором.

- Понятно, - усмехнулся Валя, хитро прищурившись. - Замуж, значит, после школы выскочила?

- На первом курсе, - уныло пробубнили мои губы, уголки которых трагично опустились вниз. - Сдуру. Но сладкое слово "свобода" все ближе и ближе, вот только...

- Только что? - хмурясь, переспросил он. - Тебе кто-то угрожает?

- Да.

- Муж что ли?

- Нет, Сергей был моей главной проблемой до вчерашнего дня, а теперь я попала на счетчик к двум бандитам, машину которых разбила.

- Как разбила? - удивленно проговорил собеседник, медленно опускаясь в старенькое, накрытое покрывалом, кресло.

- Вдребезги.

- Где?

- По дороге в Колпино.

- А что ты делала в этой самой машине? - строго осведомился он, хмуря густые брови. - Зачем ты в нее, вообще, села?

- Я не садилась, меня затолкали. И сказали, что отвезут за город и изнасилуют.

Глаза парня округлились, а лоб наморщился. Он какое-то время переваривал услышанное, потом сказал:

- И каким, интересно, образом ты расколотила их тачку?

- Ударила ногами в ухо шоферу, - честно призналась я, опуская взгляд. - Он не справился с управлением и вылетел с трассы, задев столб. Но все живы, я проверила.

- А потом? - спросил Валентин, когда я замолчала.




При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.099 сек.)