АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Чужими глазами

Читайте также:
  1. Вошёл Чарли и увидел своего подопечного, который приподнял голову и посмотрел на него глазами, сверкающими по-юнешески весёлыми огоньками.
  2. Глава 4. Недетские события глазами детей
  3. Джо стоял, поражённый этой странностью, удивлённо мигая глазами и подняв брови. Для него было необъяснимо это событие.
  4. Контакт глазами как элемент тактики?
  5. Мужчина глазами женщин
  6. Мужчина глазами женщин.
  7. Ныне я признаю, что согрешил и признаю себя грешником перед глазами Бога и самым преступным среди всех людей.
  8. Перемещение с закрытыми глазами
  9. Читайте ваши записи как минимум 2 раза в день и всегда держите их перед глазами, а также в голове

Меня разбудили мягко, едва ощутимо потянув на соединяющий два мира поводок. Странно. Хозяйка, похоже, решила для разнообразия побыть нежной. Я сперва даже хотел подразнить ее, сделать вид, что не понял намека, но, к счастью, инстинкт самосохранения за многие тысячи лет у меня развился дальше некуда. Вздохнув, я покорно последовал Зову, натянув дежурную улыбку. Очутившись в незнакомой пентаграмме, я удивился. Слова Зова знала только миледи Аграта, так какого…
— Белефбелефбелеф!
А, ясно. Хотя нет, не ясно.
— Юная госпожа, — отвесив поклон, я принялся ждать объяснений или пожеланий.
Миловидная блондинка с черными, лишенными радужки глазами, застенчиво шаркала ножками в детских белых туфельках с сердечками. Сестра моей хозяйки прямо-таки светилась, к пухлым щечкам прилил нежный розоватый румянец, ротик соблазнительно приоткрыт. Я быстро сам себя осадил. Не хватало еще увлечься любимым ребенком госпожи Аграты. Она с меня кожу заживо сдерет и заставит сожрать, если я хоть пальцем прикоснусь к Ишет.
У ног юной госпожи развалился огроменный котяра с пятнистой дымчатой шкуркой. Отличный из него получится коврик со временем, когда Ишет наиграется.
— Ща я из кого-то сама коврик сделаю, — прорычал барс знакомым голосом.
Мне сделалось жутко. Плохи шутки с той, кто находит смешным окунание в кипящее масло. Я поспешно ухнул на колени, пытаясь придумать наиболее правдоподобное оправдание несдержанным мыслям.
Краем глаза я заметил, как большая кошка приблизилась ко мне и приготовился к своей порции боли. Миледи Аграта медлила, и у меня от этого едва не разыгрался нервный тик.
Барс взвыл, после чего неслышно прыгнул вперед, повалив меня на спину. К моему бесконечному удивлению, когтей моя милосердная госпожа не выпустила. Я почувствовал, как щеку оцарапало шершавым языком и окончательно успокоился. Кошка устроилась на мне, положив голову на скрещенные лапы.
Ишет совсем зарделась, присела на корточки и закрыла личико ладонями, оставив щелку, чтобы видеть происходящее. Странная богиня. Ой, я опять думаю не туда…
— Вот именно, не туда, — промурлыкала моя госпожа. – У меня к тебе задание, дорогой Белеф. На три дня ты станешь гидом для Суль в вопросах секса. Доступно объясняю? Девочка хочет мужчину. Поиграй с ней чуток, но не увлекайся слишком сильно – ни то я тебя съем.
Бабушка, бабушка, отчего у тебя такие большие зубы? Ну что ж за невезение такое? Хочу в отпуск.
Барс удалился, вильнув на прощанье хвостом.
Я уселся на пол, прикидывая, с чего можно начать общение. С какой вообще стороны нужно подбираться к женщине, умственные способности которой аналогичны развитию девятилетней школьницы?
— Уф. Не соизволит ли госпожа объяснить мне, чем вызвано ее неожиданное желание…общаться с мужчинами?
Суль (раз хозяйка ее так зовет, я тоже буду, пока она не слышит) засопела, как медвежонок, продолжая закрывать ладошками лицо. Что ж, я демон терпеливый, могу ждать столько, сколько нужно. Хоть час, хоть год. Гхм, нет, с годом не выйдет – через три дня я должен буду представить госпоже Аграте отчет. Лучше, если он будет наполнен положительными эмоциями. Я решил импровизировать, встал на четвереньки и медленно начал приближаться к Суль. Та прыснула и кинулась ко мне. Великая Тьма, я второй раз за сегодня оказался заваленным на пол женщиной.
— Белефпохожнакотикасуль, — что она сейчас сказала?!
— Погоди…те… Так, слезь! Я лежа только трахаться умею, на разговоры в такой позиции морально настроиться не могу.
Суль скатилась с меня, обиженно надула губки и показала красный язычок. Да, мне предстоит серьезная работа. Вообще-то секс — моя профессия, но вот как обучить ему отъявленную феминистку-лесбиянку, не прибегая к насилию?
— Ты с мужчиной-то была хоть раз? – окончательно махнув рукой на правила приличия, спросил я.
Суль кивнула. Тогда я совсем ничего не понимаю. Суккубы и инкубы – те же кролики. Нам не важно, где, когда, лишь бы было с кем. Госпожа Аграта могла попросить еще кого-нибудь стать учителем Суль, зачем давать сию сложную миссию демону?
— Эээм, подожди, я сейчас, ладно?
Я кинулся к двери, выбежал в просторный холл и побежал по коридору, надеясь нагнать Аграту и задать ей пару вопросов.
Странно, но по дороге я не встретил ни одну ламию. Кто же тогда охраняет ее игрушки? Я резко остановился, будто наткнулся на невидимую стену. Быстро соорентировавшись, кинулся в сторону темниц. Спустившись по винтовой лестнице, я оказался у кованой решетки. Затаив дыхание, толкнул дверь. Открыто. Чудеса да и только.
В тот момент мной, как любым нормальным инкубом, двигала похоть. Страх быть пойманным с поличным только добавлял остроты. Я твердо (уже твердо) знал, чего, а точнее кого хочу именно сейчас.
В подвале было темно и сыро, в стиле классического подземелья вампиров. Из всех камер занята была только одна.
Я наблюдал за неподвижным, прислоненным спиной к стене фэйлао минуты три и не мог оторвать взгляда. Великая Наама, как же я рад, что вы обладаете столь безупречным вкусом. Даже укутанный в плед, темный был прекрасен. Насмотревшись на это чудо всласть, я подошел к решетке. Котяра был либо без сознания, либо дрых непробудным сном, потом что мое появление осталось без внимания. Что ж, пусть так. Ключа у меня не было, поэтому я самым наглым образом разогнул два железных прута и протиснулся в камеру.
Я слышал, у госпожи теперь новая игрушка. Постарше. А с этим, стало быть, наигралась. Зря, очень зря. Ну, тем выше мои шансы выжить, попадись я Аграте здесь.
Я коснулся острого подбородка, провел пальцем по впалой щеке. Желтые глаза приоткрылись. Когда фэйлао сообразил, кто перед ним, в этих самых глазах отразился такой безысходный страх, что я почувствовал себя растлителем и убийцей маленьких детей. Впрочем, оно было не далеко от истины. На всякий случай я зажал его рот рукой, но кошак явно вопить не собирался – понимал, наверное, что бесполезно. Его взгляд метнулся к разогнутым прутьям решетки, руки вцепились в мое запястье. Ничего у тебя не выйдет, даже не мечтай. Медленно, придерживая фэйлао под голову, я уложил его на холодный каменный пол, раздвинув крепко стиснутые ноги. Как я и думал, под пледом была абсолютная обнаженка. Парень так неистово упирался, что я невольно подивился невесть откуда взявшейся у этого хрупкого, сломленного существа силе. Я опустил ладони на его плечи и четко произнес:
— Будешь ерничать – получишь по шапке.
Думаете, он послушался? Ни в коем разе. Злобно прошептав пару-тройку проклятий, фэйлао дернул ногой в попытке лишить меня самой важной для инкубов части тела. Это меня разозлило, и я чуть сильнее надавил на его белые плечики. От неожиданной боли желтые глаза широко распахнулись, парень начал забавно хватать ртом воздух.
Я просунул руку ему между ног. И тут, к моему бесконечному удивлению, фэйлао всхлипнул и закрыл лицо руками. Он плакал без единого звука, но его тело дрожало от рыданий. Эта беззащитность и обреченность заводила меня до такой степени, что я едва мог сдержаться. Добиться от инкуба жалости слезами невозможно. Мы вообще чужды этого чувства. Кажется.
Я развел его руки в стороны, без тени улыбки вглядевшись в заплаканную мордашку, наклонился ниже и поцеловал в висок. Пройдясь губами чуть дальше, я прикусил краешек его ушка. Губы щекотала мягкая шерстка. Мне до этого доводилось иметь дело со зверолюдьми, поэтому особо новых ощущений я не испытывал. Закончив с одним ухом, я перешел к другому. Моя рука поглаживала его член, даже не поглаживала, щекотала скорее, потому что пальцы едва-едва задевали нежную плоть. Другой рукой я сжимал обе его ладони, что бы котенок не вздумал размахивать конечностями.
Изумительные глаза подернулись пеленой, но губы плотно сжаты, и все тело напряжено, как натянутая тетива. Я довольно резко обхватил его член, сделал пару движений рукой и отпустил, снизив напор до все тех же легких прикосновений. Фэйлао дернулся, бессознательно подавшись навстречу моим пальцам. Вообще, странно это. Сколько он уже в вытрезвителе этом? Неделю? Ему уже все отморозить должно было на хрен. Я никак не ожидал, что смогу его завести. Привык к моим рукам, что ли…
Сладостная пытка продолжалась до тех пор, пока парень не начал скулить. Тогда я позволил ему кончить, проведя большим пальцем по бархатистой головке. Он забился в моих объятиях, пришлось отпустить его руки и приподнять корпус, потому что фэйлао вполне мог разбить голову об отнюдь не мягкий пол.
Мне было не слишком удобно, я подождал, пока парень затихнет и вновь пошел в атаку.
Я довольно долго терзал его губы, потому что никак не мог напиться восхитительным вкусом. Кошак пару раз пытался меня куснуть, но (на свое же счастье) неудачно.
Перевернув темного на живот, я дернул его на себя, заставив принять сидячее положение, обхватил его так, что руки оказались прижаты к бокам и усадил к себе на ноги. Плюнув на подготовку, я попробовал войти в судорожно сжатое нутро. Не так просто это оказалось, но, к счастью, моей собственной смазки хватило на двоих.
— Расслабься, будет не так больно, — сам не знаю, зачем это сказал. Раньше у меня не было привычки болтать с жертвой во время изнасилования. Тем более давать ей такого рода советы.
Я приподнял фэйлао и неторопливо опустил, снова приподнял, стремясь задать темп, но, кажется, для этой позы у него опыта было маловато. Пришлось все делать самому. Спасибо хоть этот не мешал особо сильно. Сопел только.
Ощутив, что мои руки не удерживают его, парень дернулся вперед, забился в угол и отвернулся. Я встал и уставился на кота. Неделя в карцере явно не пошла ему на пользу. В смысле, он итак грязный был, а тут и я до кучи расстарался.
— Тебя нужно вымыть, — я нахмурился, сверху вниз глядя на дрожащий комок ярости. – Пахнешь отнюдь не розами.
Не получив ответа, я схватил упрямца за волосы и дернул вверх. Заплаканный, чумазый. Пришлось силком тащить его в ванную. А где тут, собственно, ванная? Нет, у миледи в покоях она есть, но если я в таком виде туда вломлюсь…Даже думать страшно. Не отдавая себе отчета, я все шел и шел, тянув за собой еле переставляющего ноги фэйлао, пока не оказался перед дверью в покои Ишет.
— Белеф притащил котенка Таты? – немедленно раздался звонкий голос. – Он тоже будет с нами играть?
С вздохом обреченности, проклиная собственную демоническую сущность, я вошел в комнату, швырнув вперед себя несчастного фэйлао.
Суль тут же подскочила к «котенку Таты», ткнула пальцем в его голову и фыркнула:
— Фу, какой ты грязный! Душ, душ, душ!
Мне указали на еще один выход, занавешенный золотой вуалью, за которым оказалась огромная ванна. Суль тут же повключала все краны на полную катушку, вылила целую бутылку пены, затем оценивающе посмотрела на меня и выдала:
— Ты тоже фу.
Понюхав тыльную стороны ладошки, Ишет покачала головой.
— Из-за вас, вонялки, Суль теперь тоже нужно мыться!
Не задумываясь, она скинула с себя платье. Я буквально задохнулся от восторга, когда увидел ее идеальное белое тело.
— Ты, положи котенка сюда, — начала командовать Ишет, забираясь в ванну. – Так, ага, ага. Ну и чего стоишь? Залазь! А то котенок утопнет, и Тата расстроится.
Меня происходящее весьма и весьма забавляло. Фэйлао был в сознании, но силы совершенно покинули его. Теперь он напоминал тряпичную куклу, с ним можно было делать все – ему было на это плевать. Придерживая его за плечи, я залез в теплую ароматную воду и усадил его, как и давеча, перед собой, но ноги раздвинул в стороны, чтобы парню было удобнее.
Ишет обхватила колени руками. Вода доходила ей до подбородка, но ее это нисколько не беспокоило. Она по-птичьи склонила голову на бок и разглядывала двух голых мужчин.
— Глаза закрылись…Тата ведь не знает, что ты взял поиграть ее котенка? – строгим голосом спросила она по прошествии некоторого времени.
— Нет, — согласился я, — не знает. Давай это будет нашим с тобой маааленьким секретом?
Суль насупилась, что-то обдумывая, после чего доверительно улыбнулась и кивнула.
— Суль будет тихая-тихая, Тате ничего не скажет! А котенок тоже не скажет?
— Спроси у него, — я хмыкнул и лизнул фэйлао в шею.
Ишет подобралась ближе, открыла рот, подумала и закрыла его. Вместо этого она взяла мягкую губку, намочила и принялась заботливо умывать флегматичного кошака. Обтерев его мордочку, Суль принялась за плечи. Она нежно, словно парень был сделан из фарфора, касалась его кожи. Взгляд был сосредоточен, по лицу разлилась загадочная полуулыбка. Как это называется? Дочки-матери?
Суль встала в полный рост (я плотоядно облизнулся), схватила с полки шампунь, поскользнулась и бухнулась в воду, подняв столб брызг.
— Неуклюжая, — она смущенно протянула мне бутыль. – Нужно вымыть головешку.
С неслышным вздохом я выдавил на ладонь немного розовой жидкости и принялся втирать ее в серебристые волосы. Какое-то время Суль молчала, потом рассмеялась и окатила меня мыльной водой.
— У котенка смешно двигаются брови: вверх-вниз, вверх-вниз.
Нет, я в экстазе от ее непосредственности.
Закончив с волосами фэйлао, я вопросительно глянул на бравого командира. Суль снова встала, на этот раз чтобы включить душ. Теплые струи смыли с нас пену, но я сомневаюсь, что такую гриву можно промыть слабым дождичком. Словно прочтя мои мысли (а может так оно и было), Ишет вытащила душ из держателя с твердым намерением изгнать шампунь из серебристой копны.
Глядя на то, как она перебирает гладкие пряди, как забавно закусила от старания язычок, я едва не взвыл. Фэйлао должен был чувствовать мощнейшую эрекцию, прижимающуюся к его пояснице. Он слабо пошевелился и, должно быть, открыл наконец глаза, потому что на лице Суль солнечным лучиком заиграла ободряющая улыбка.
— Котенок проснулся? – она быстро наклонилась и поцеловала фэйлао в нос. – А теперь пускай котенок целует Суль.
Разумеется, парень остался неподвижен. Я усадил его боком к себе, чтобы тут же увидеть горделивый фейс, не имевший ничего общего с давеча зареванным лицом.
— Жадина! Тату не целуешь, Суль не целуешь. Белеф, а тебя котенок целует?
В желтых глазах осенним цветком вспыхнула угроза. И впрямь пришел в себя.
— Нет, меня котенок тоже не целует.
Ишет внимательно посмотрела на фэйлао.
— Он не целует тебя и Тату, потому что вы делаете ему больно. Но Суль хорошая, она не делает больно. Тогда почему котенок не целует Суль?
Маленькая грациозная хищница прильнула к кошаку, обхватив его за шею. Тот замер, оторопело глянул на липнувшее к нему существо и…расслабился. Напряжение, сковывавшее его тело все это время, растворилось без следа. Суль что-то мурлыкала ему в ухо, я даже почувствовал себя лишним в этой идиллии.
Как всегда неожиданно Ишет вскочила и выпрыгнула из ванны, приказав нам сделать то же самое. Ко мне она потеряла всякий интерес, полностью сосредоточив внимание на котяре. Она самостоятельно вытерла его полотенцем, потом попросила меня перенести парня на ее постель. Вот это траходром! На этой кроватке целый полк солдат сможет разместиться с полным комфортом.
Видно было, что у фэйлао слипались глаза, но он просто-напросто боялся заснуть в нашей веселенькой компании.
— Спи, мяу, Суль будет караулить. Не пустит к тебе вреднючих Тату и Белефа.
Глазам своим не верю. Этот чертов кошак улыбнулся. Слабо, неуверенно, но улыбнулся. И тут же закрыл глаза. С кровати меня прогнали, пришлось расположиться подле, на полу. Через пару минут Суль неслышно спрыгнула вниз. Она улеглась рядом со мной, перед этим долго выбирая себе место, вертясь из стороны в сторону.
— Обними, — сонно пробормотала она, подныривая под мою руку.
Первый раз на моей памяти я заснул в объятиях шикарной женщины, не занявшись с ней предварительно сексом.

‡агрузка...


Пробуждение мое было более чем приятным. Ишет расположилась в ногах, ее губки целовали мой живот, и это было почти болезненно, скажу я вам. Заметив, что я проснулся, Суль мило улыбнулась, положила ручки мне на талию и вздохнула. Что, и это все? Раздраженно дернувшись, я принял сидячее положение.
— Он так смешно двигался, когда я его трогала, — хихикнула Суль, забираясь на кровать.
— Где темный?
Чокнутая богиня недоуменно на меня воззрилась.
— Котенок где? – я сдерживал себя, чтобы не перейти на крик, в душу закрался мерзкий леденящий страх.
— Суль отпустила его погулять, — беспечно ответили мне.
Ну всё. Доигрались. Искалеченный, избитый и истерзанный – три буквы «и», ожидающие меня в скором будущем. Разум услужливо предоставлял мне одну за другой картины возможных пыток. И тут, подтверждая мои худшие опасения, раздался душераздирающий вопль:
— Суууууль!!! Кто выпустил кошака из клетки?!!
В комнату влетела злющая Аграта в развивающемся шелковом халате.

— Я уже почти забыла, — хозяйка полулежала в кресле, положив на мою многострадальную спину свои точеные ножки, — как появилась Ишет Зенуним – вечная странница, ищущая ответы. Хочешь, я расскажу тебе о ее Рождении?..

(не очень, но вопрос ведь был риторический?)

Она жила в неблагополучной семье, в каком-то маленьком, задрипанном мирке. Каждую ночь Суль вынуждена была видеть и слышать одно и тоже: пьяный отец возвращался с очередной гулянки, хлопал дверью и начинал избивать ее мать. Удовлетворив первую свою жажду, он спускал штаны и насиловал эту никчемную женщину. Все это происходило у Суль на глазах. Одна Всемогущая Тьма знает, какой ад она пережила. Мамаша быстро угасла. А ведь Суль даже расцвести еще не успела, зреть не начала. В первую же ночь он разодрал ее до крови, практически вывернул наизнанку. Ее, мою маленькую Суль, милую девочку, несмотря на ужасы повседневности сохранившую чистоту и наивность.

(ну да, топить щенят и отрывать руки ламиям – это так чисто и наивно)

Знаешь Белеф, что случается, когда невинность сталкивается с грязью? Свет либо гаснет во тьме, либо становится ее частью. Суль выбрала второй вариант и призвала Мать. Не то жалкое существо, неспособное защитить себя от ежедневных нападок папаши, которое в тот момент пожирали черви, а свою истинную Мать. Тьма откликнулась тут же, будто ждала ее задолго до того, как Суль поняла, что может говорить с ней. Она дала умирающей девочке силы противостоять и сделала ее своей дщерью, разделив душу своего первенца, то есть мою, на две части. Вот так Суль стала Богиней, Белеф. Тьма милосердно одарила ее, оставив ей детское восприятие мира. Но у Богов короткая память. Нам ни к чему помнить.

Ну и зачем мне знать все это? И самое главное – зачем просить меня напомнить Суль о, пардон, пиздеце, который она в свое время пережила (то есть, не пережила в итоге)? Воистину, женская логика – нечто уникальное. Я не психолог и не собираюсь проводить с Суль сеанс психотерапии. Хочет секса – сколько угодно, я только рад буду оприходовать такое интересное существо.
— А теперь, Белеф, катись отсюда и ищи моего темненького, если не хочешь, что бы я засунула вот это, — легкий кивок в сторону ненавязчиво прислоненной к креслу шипастой дубины, — тебе в задницу.
Меня в буквальном смысле сдуло ветром. Только отойдя от покоев Аграты на значительное расстояние, я позволил себе перевести дух. Не знаю, слышала ли она мои мысли. Скорее всего, нет. Хотя бы по той причине, что моя голова все еще на месте.
Пораскинем кто чем может. Из замка фэйлао никуда не деться. Мы находимся слишком высоко над землей, здесь ни то, что птицы, — драконы не летают. За пределами замка минус пятьдесят, голышом даже я буду себя чувствовать неуютно.
Я добросовестно прочесал каждый уголок каждой комнаты каждого этажа. Ушастый паразит не оставил ни следочка, будто его и не было здесь никогда.
Нервно хрустя пальцами, я добрался до самой верхотуры. В первой башне никого. Я махнул рукой на холод и решил быстренько перебежать во вторую по тонкому мосту-перемычке. Едва открылась дверь, как мне в лицо швырнуло ветром приличную горсть снега, который поспешил забить ноздри, рот и прочие так неосмотрительно оголенные отверстия.
Кошак стоял на самом краю каменных перил, изо всех сил пытаясь заставить себя сделать мучительный шаг в пропасть. Вот здесь нужно бы мне поосторожничать. Заметит меня – сиганет вниз, не раздумывая. Ветер неимоверный, такой, что конкретно сносил с ног. Один порыв в нужном направлении – и капец котенку. Но плюс в такой отрицательной погоде тоже наблюдался: мало того, что фэйлао не мог увидеть моего приближения (глаза зажмурены в трепетном ужасе перед пустотой), он к тому же не слышал меня из-за низкого гула и завываний ветра.
Я в один миг оказался подле потенциального самоубийцы, осторожно обнял его за пояс и потянул на себя. Рассчитывая на сопротивление с его стороны, я тянул сильно, поэтому, не получив должного отпора, неуклюже свалился на спину, утянув с собой ледяного, как смерть, парня. Он, кажется, не понял толком, что с ним произошло. Что ж, этим я тоже воспользуюсь. Вцепившись в длинные серебристые волосы, я протянул фэйлао по заледенелой дорожке до башни, открыл скрипучую дверь и грубо толкнул вперед. Падая, он даже не подставил руки, чтобы смягчить удар, и пребольно, должно быть, ударился щекой о камни.
Отдышавшись, я подошел к неподвижному телу, схватил за шею, приподнял над полом и прижал к стене.
— Мразь. Я, кажется, говорил, что госпожу Аграту злить нельзя, — фэйлао остекленело смотрел перед собой, отрешившись от реальности.
Я замахнулся, но ударить не смог, потому что в этот самый момент холодные, посиневшие от мороза руки вцепились в мои плечи. Разбитые губы не слушались, фэйлао пришлось откашляться, прежде чем он сумел выдавить из себя слова:
— Можно мне умереть?
О, парниша, ты уже готов. Молоток, долго держался. Многие жертвы Аграты молили о смерти уже после нескольких минут в ее обществе, а этот терпел почти месяц.
Руки соскользнули ниже, ноги фэйлао подкосились, так что пришлось подхватить его подмышками и усадить. Взгляд желтых глаз, еще мгновение назад бывший практически безумным, вдруг стал осмысленным и живым.
— Ты можешь меня убить? – повторил он, потянувшись к моей ладони.
Я помолчал, продумал про себя варианты ответов и, натянув на лицо ехидную и не сулящую ничего хорошего ухмылку, ответил:
— Могу. Только зачем мне это? Ты не заслужил смерти. Пусть Аграта решает, что с тобой делать.
Легко перекинув костлявую тушку через плечо, я начал спускаться по лестнице.

Моя экстраординарная госпожа недовольно оторвалась от своей новой игрушки, но, заметив, что в комнату вбежала Суль, ругаться не стала. Я робко проскользнул следом и опустил к ее ногам паренька. Хозяйка брезгливо поджала губы.
— Какая гадость. Уберите это из моей комнаты, сейчас же. Нет, из замка уберите. Фе! Белеф, скинь его с окна!
Здравствуй, жопа, новый год. Я его только что с карниза снял!
Аграта в любимой позе сидела на еще одном фэйлао, который затуманенными страстью глазами любовался на прекрасную госпожу, его обожаемою богиню. До его сына, которого я только что притащил на своем горбу, ему явно не было дела. Я так понимаю, темный думает, что Аграта – это Наама. Ловкий ход, миледи, снимаю перед вами скальп. Но вернемся к нашим котятам.
— Миледи, у меня есть к вам маленькая просьба, — произнес я, усевшись перед кошаком на корточки.
Аграта разгневанно повернулась ко мне, намереваясь щелчком пальцев отослать в мое родное измерение, но почему-то сдержалась и кивнула.
— Могу я забрать его себе?
Тонкие брови изумленно поползли вверх.
— Себе? В свой мир, ты хочешь сказать?
— Нет, нет, он там не протянет и минуты, вы же знаете, миледи. Я оставлю его тут и время от времени буду наносить краткие визиты.
Аграта наморщила нос, поглядела на неподвижного кошака и с неприкрытым отвращением процедила:
— Только не в моем замке. За его пределами можешь делать с ним все, что хочешь.
Подхватив фэйлао на руки, я с благодарным кивком удалился.
— Пока, кисик, пока, Белеф! – донесся вслед звонкий голосок Суль.
Суль!!! Я с треском провалил основное задание. Аграта мне это еще припомнит.

Увидев меня с джати на руках, стражница молча посторонилась, пропуская нас в императорские покои. Насколько удалось разглядеть, находились они в огромном дупле. У них весь город на разлапистых деревьях был расположен.
Я решил было, что девица тут же ринется звать на помощь, но она продолжала стоять на месте, подобно гранитному изваянию. В коротких волосах поблескивала луна, в руке зажата довольно примитивная пика. Тело очень гибкое и сильное, руки и ноги хорошо накачены. Да, это вам не мальчик-одуванчик хлипкого сложения.
Помещение было увешено шторами, занавесками и прочей ненужной атрибутикой, повсюду раскиданы подушки (точь-в-точь, как у хозяйки), все сверкает, переливается, но как-то мягко, ненавязчиво. Помпезность странным образом сочеталась здесь с умеренным шиком, каждая вещь дополняла другую, создавая причудливую цепь узоров, ассоциативно связанных меж собой. Интересно, декором тоже мужчины занимаются? Все у этих темных ни как у людей.
Кровать с прозрачным балдахином была отгорожена длиннющей деревянной ширмой. Интересная получилась вариация рабочего кабинета тире залы для приема гостей тире спальни.
Я откинул дурацкую тюль, уложил фэйлао на постель и отодвинулся, чтобы полюбоваться получившимся результатом. Ну что ж, вполне симпатичненько. Помыть-то мы его помыли. Исхудал, правда, совсем, но это быстро поправимо. А следов побоев как будто и нет. Способность к регенерации у этих кошаков и впрямь отменная.
Он спал. Впалая грудь равномерно вздымалась и опускалась. Неужели ему после всего пережитого не снятся кошмары? Или фэйлао не видят снов?
Не устояв перед соблазном, я уселся на него сверху и начал медленно двигаться на его бедрах. Это был не секс, а любовная игра, хотя…слово «любовь» здесь не уместно. Назовем это флиртом. Я просто терся своим телом об его и получал от этого удовольствие. Тонкие веки затрепетали, дыхание на секунду сбилось, но тут же выровнялось. Пфф, меня не проведешь. Проснулся — будь добр.
Буквально через минуту я почувствовал его возбужденную плоть. Мои пальцы потянулись ниже, погладили упругое бедро.
— Подожди.
— Хм?
— Пожалуйста. Только не так.
— А как?
Вот наглый хомяк. Думает, раз я спас его из цепких лап моей госпожи, значит все можно?
Хотя…есть у меня одна идейка.
— Не хочешь в задницу? – напрямую спросил я, скрывая улыбку.
Кошак очаровательно покраснел и очумело помотал головой. Я пожал плечами и потянул его за руки, стремясь привести в более или менее сидячее положение.
Мой член оказался прямо перед его испуганным личиком. Парень отшатнулся назад, но я крепко схватил его за космы и прошипел:
— Аграта переебет всю вашу деревеньку, если ты откажешься выполнять мои желания, ясно тебе, котенок? Я все равно получу тебя сегодня, благодари свою богиню, что мне не принципиально, куда тебя трахать. Выбирай давай, только быстро, потому что мое терпение на исходе.
Фэйлао тяжело дышал и сверлил во мне взглядом дыру. Золотистые глазки мерцали в полумраке раскаленными угольками.
Он столь быстро перешел к делу, что я даже растерялся. Губы заключили меня в жаркое кольцо удовольствия, острый язычок засновал вверх-вниз маленькой молнией, тонкие пальчики неумело забегали по разгоряченной плоти. Впрочем, эта неумелость ни в коей мере не умаляла наслаждение, которое с какой-то отчаянной решимостью дарил мне кот.
Уж не знаю как, но фэйлао почувствовал, что я вот-вот кончу и попытался отстраниться, но я придержал его голову, самодовольно наблюдая за струйкой спермы, стекающей из уголка рта по его подбородку.
Отодвинувшись подальше, парень закашлялся (довольно показушно, между прочим) и сердито на меня уставился. Он определенно пытается вывести меня из себя. В одно мгновенье я преодолел расстояние между нами, опрокинул темного на спину и сжал рукой ягодицу.
— С этой секунды ты моя зверушка. Кукла для плотских утех. Запомни это, котенок, и прежде чем когда-нибудь так на меня посмотреть, хорошенько подумай, стоит ли.
В принципе, я мог бы и не ругаться. Непосредственная близость напугала беднягу куда больше моего красноречия.
Вздохнув, я оставил фэйлао в покое и переместился в свое измерение. Больше всего меня занимала одна мысль: этот малыш делал минет не в первый раз. Похоже, жизнь принца и до знакомства с Агратой была далеко не так сладка, как могло показаться на первый взгляд.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.007 сек.)