АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Эффективность и справедливость

Читайте также:
  1. VІ. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ
  2. Авторитет преподавателя и эффективность общения
  3. Анализ взаимосвязи между обобщающими, частными показателями экономической эффективности деятельности предприятия и эффективностью каждого научно-технического мероприятия
  4. Анализ влияния инноваций на эффективность производственной деятельности предприятия
  5. Аргументы и их влияние на эффективность общения
  6. Бюджетная эффективность проекта
  7. Бюджетно-налоговая (фискальная) политика: цели, виды, инструменты, эффективность. Особенности бюджетно-налоговой политики в Республике Беларусь.
  8. Виды и методы контроля за эффективностью тренировочных занятий.
  9. Влияние качества корпоративного управления на экономическую эффективность компании
  10. Влияние культуры на организационную эффективность
  11. ВЛИЯНИЕ ТЕХНИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ АВТО НА ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ
  12. Влияние физико-химических свойств пыли на эффективность работы электрофильтра

Проблема эффективности распределения экономических благ тесно связана с проблемой справедливости. Существует множество оптимальных, по Парето, вариантов распределения ресурсов, при которых уровень полезности, достигаемый разны­ми членами общества может существенно различаться. Эффек­тивность распределения благ в обществе определяется господ­ствующими экономическими отношениями.

Для любого человеческого общества неравенство доходов и, следовательно, неравенство доступа к ресурсам и благам являет­ся фундаментальным фактом. В условиях феодальной экономи­ки нормальным и справедливым считалось, что дворянство и ду­ховенство распоряжаются большей частью общественного про­дукта, а крестьяне и ремесленники, его не посредственные производители, — гораздо меньшей. Подобное распределение общественного продукта стало восприниматься как социально несправедливое всего лишь около двух столетий назад. В эпоху чистого капитализма важнейшим критерием социальной спра­ведливости стало право человека конкурировать на равных нача­лах с другими. Однако время показало, что и данная экономиче­ская система социально несправедлива, поскольку большая часть населения лишена средств производства и существует только за счет продажи своей рабочей силы, а другая — меньшая часть населения — является собственником средств производст­ва и присваивает большую часть дохода, создаваемого в данном обществе. Рыночный механизм не дает гарантированного уровня благосостояния. Расслоение общества по доходам очень велико. Реакцией на подобное устройство общества стали массовые акты протеста наемных рабочих и пролетарские революции.

Свобода и равенство — две основные тенденции развития человеческого общества на протяжении всей истории его суще­ствования. Капитализм XIX в. воплотил стремление к свободе реально, а стремление к равенству было воплощено только юридически. Ответом на такое положение стала коммунистиче­ская доктрина, базирующаяся на том, что свободным может быть только экономически независимый человек. Очевидно, что основной целью данной доктрины стало установление эко­номического равенства. В ряде государств сформировалась со­циалистическая система хозяйствования, в которой большую частиц национального богатства присваивала партийно-государ­ственная элита. В течение десятилетий подобное устройство об­щества опять-таки считалось нормальным и справедливым. Осознание несправедливости социального устройства команд­но-административной системы и явилось основной причиной экономических и социальных реформ в постсоциалистических странах, в том числе и в России. Крах социализма в бывшем СССР и странах Восточной Европы наглядно продемонстриро­вал неэффективность выравнивания доходов большинства насе­ления (равенство) за счет ограничения его деловой активности (свобода).



Современное общество зачастую называют обществом двой­ного стандарта. Характерными чертами такого общества являют­ся, с одной стороны, равные права всех граждан демократиче­ского государства, с другой стороны, неравные возможности лю­дей. Действительно, все граждане правового государства равны перед законом, обладают равными политическими правами. Од­нако существуют множества факторов, которые формируют ин­дивидуальный облик каждого человека, наделяют его большими или меньшими способностями к обогащению и соответственно разным уровням благосостояния. Современному типу распреде­ления доходов в развитых странах мира свойственно значитель­ное сокращение удельного веса бедных и столь же значительное повышение удельного веса среднего класса, при практически постоянной доле богатого населения.

В экономической литературе выделяют четыре взгляда на социальную справедливость:

эгалитарный. Эгалитарный (от франц. egalite — равенство) означает «уравнительный». Этот взгляд требует равного рас­пределения доходов. Эгалитаризм исходит из того, что все члены общества должны иметь не только равные возможно­сти, но и более или менее равные результаты;

роулсианский. Этот принцип связан с именем Джона Роулза, современного американского философа. Роулсианский подход предполагает, что равенству необходимо придавать большое значение, иначе кому-то будет намного хуже, чем другим. В рамках данного подхода считается справедливой такая дифференциация доходов, при которой экономиче­ское неравенство допустимо лишь тогда, когда оно способ­ствует достижению более высокого уровня жизни бедней­шими членами общества;

‡агрузка...

К сведению. Джон Роулз (1921—2002) — американский фи­лософ, основоположник либерально-государственной концеп­ции внутреннего и международного права-, в значительной сте­пени лежащего в основе современной политики США. Дж. Ро­улз на протяжении всей жизни преподавал в крупнейших университетах страны. Долгое время был президентом ассоциа­ции политических и социальных философов США. Широко из­вестен, прежде всего, как автор книги «Теория справедливости».

утилитарный. Этот принцип опирается на учение Иеремии Бентама, английского экономиста, основоположника «тео­рии счастья» — утилитаризма. Утилитарный взгляд иногда может восприниматься как близкий к эгалитарному, но он предполагает наиболее существенное различие между наи­более и наименее обеспеченными членами общества. Если бы все люди были совершенно одинаковы в своих вкусах и предпочтениях, то утилитарный принцип превратился бы в эгалитарный;

К сведению. Иеремия Бейтам (1748—1832) — выдающийся английский философ, экономист и теоретик права. Посвятил свою жизнь изучению состояния правовой и политической сис­темы и исправлению ее недостатков. Его нравственный идеал — «наибольшее счастье наибольшего числа людей».

рыночный. Рыночное распределение доходов означает лишь одну «справедливость»: доходы всех владельцев факторов производства формируются на основе законов; спроса и предложения, а так же предельной производительности факторов.

Перед любой экономической системой стоит проблема выбора: предпочесть ли рыночное распределение доходов, кор­ректируемое государством, или же государственное распределе­ние доходов, корректируемое рынком. Стремление к равенству в распределении доходов, воплощающему, по мнению многих, социальную справедливость, всегда сопровождается падением экономической эффективности. Так как в подобной ситуации незачем эффективно работать ни бедному (все равно общество обеспечит материальную поддержку), ни богатому (все равно общество изымет часть дохода в виде налогов). Неравенство же в доходах обеспечивает экономическую эффективность, но со­провождается социальной несправедливостью в виде значи­тельного неравенства в распределении доходов, имуществен­ной дифференциации населения. Таким образом, выбор между равенством и неравенством доходов превращается в выбор ме­жду социальной справедливостью и экономической эффектив­ностью.

Рыночное распределение доходов не гарантирует каждому человеку приемлемый уровень дохода. В этом состоит некая со­циальная несправедливость рынка. Государство, принимая на себя значительную долю ответственности за соблюдение неотъ­емлемого права человека на достойную жизнь, организует пере­распределение доходов. Несмотря на достижения развитых стран в социально-экономической сфере, дифференциация доходов, ее масштабы и обоснованность по-прежнему представляют серьез­ную общественную проблему.

Неантагонистическое противоречие экономической эффек­тивности и социальной справедливости — это современная пре­вращенная форма общеэкономического противоречия между производством и потреблением. Чем больше мы тратим на про­изводство, тем меньше остается для потребления, и наоборот. Соответственно, экономическая эффективность достигается в условиях рыночной системы с минимальным вмешательством государства. Социальная справедливость рассматривается как механизм перераспределения доходов с целью предотвращения их чрезмерной дифференциации. Такое перераспределение сни­жает стимулы, создаваемые рынком и связанные, с одной сторо­ны, с возможностью быстрого обогащения, с другой — с опасностью разорения и безработицы»

Основной аргумент в пользу неравенства доходов состоит в том, что необходимо сохранить стимулы для производства продукции и получения доходов. Кроме того, перераспределение доходов стоит дорого. Налоги в целом для общества стоят обычно больше той величины, которую правительство получает в виде налогов. Как показывают оценки некоторых зарубежных
экономистов, попытки увеличить доходы бедных за счет изъятия определенных сумм у богатых оборачиваются серьезными потерями в эффективности. Эта ситуация наиболее точно была сформулирована американским экономистом Артуром Оукеном:
«...мы можем переносить деньги от богатых к бедным только в дырявом ведре Учитывая (1) предпочтение обществом равенства (или по крайней мере равенства в большей степени, чем обеспечивает рыночное распределение доходов), а также (2) издержки отклонений от определяемого рынком распределения, общество сталкивается с дилеммой: равенство или эффективность. Оптимальным результатом, как правило, является компромисс». По подсчетам Оукена, попытки увеличить доходы бедных за счет изъятия части доходов у богатых приводит к потерям, которые равносильны тому, что из каждых 350 долл., изъятых у богатых, 100 долл. доходят до бедных, а 250 долл. просто теряются.

График на рис. 8.3 демонстрирует нам именно эту пробле­му. Точка А является точкой наиболее эффективного результа­та, когда национальный выпуск максимален. Точка Е соответ­ствует равному распределению дохода. Допустим, перед эконо­микой стоит задача переместиться из точки A, в которой она сейчас находится, в точку равенства Е. Добиться этого можно за счет установления прогрессивной налоговой системы, по­следствия введения которой мы уже отмечали (снижение дело­вой активности в обществе и, следовательно, сокращение объе­ма распределяемого дохода, т. е. потери в эффективности). По­скольку перераспределяющие программы частое приводят к потерям эффективности, то траектория перераспределения мо­жет пойти по линии AZ. Страна должна принять решение о том, какой частью эффективности она готова пожертвовать во имя большего равенства.

На рисунок кривая AZ закручивается вниз из-за огромного бремени расходов, которые сопутствуют значительному вмешательству государства в работу рыночного механизма. Все обще­ство будет за то, чтобы избежать неэффективных перераспреде­ляющих программ, ведущих страну в точку С.

Мировой опыт показывает, что в ряде случаев нарушения ры­ночного механизма, вызванные чрезмерно активным вмешатель­ством государства в его функционирование, приводят к тому, что попытки улучшить положение одной части населения за счет другой приносили вред обеим. В то же время сокращение роли государства в регулировании доходов населения ведет к росту дифференциации доходов, социальной напряженности, обостре­нию социальных конфликтов и в итоге — к падению производст­ва, снижению его эффективности.

Однако проблема — социальная справедливость или эконо­мическая эффективность не настолько неразрешима. Довод о том, что перераспределение доходов в обществе обходится очень дорого и ведет к палению эффективности производства в этом обществе, достаточно убедителен. Но здесь можно привести и два контрдовода Во-первых, необходимо отмстить, что можно пойти на некоторые жертвы (имеется в виду падение производст­ва) в целях обеспечения большего равенства. Во-вторых, можно так задействовать экономический механизм, чтобы свести к ми­нимуму издержки, неизбежно возникающие при перераспределе­нии доходов. На графике этот вариант действий будет отражен новой кривой, лежащей между кривой AZ и прямой AE.

Стихийное функционирование рыночного механизма обес­печивает оптимальное функционирование экономической системы в целом. Положение о том, что в рыночный механизм изначально заложена идея оптимизации (т. е. максимизации общего блага), была сформулирована еще Адамом Смитом. Великий английский экономист отмечал: «Каждый отдельный человек, имея в виду лишь собственную выгоду, невидимой рукой на­правляется к цели, которая совсем не входила в его намерения. ... Преследуя свои собственные интересы, он часто более дейст­венным образом служит интересам общества, чем тогда, когда стремится делать это». Еще раз напомним, что состояние эко­номической системы, при которой невозможно улучшить поло­жение одного индивида, не ухудшив положение другого, называ­ется Парето-оптимальным. Равновесное состояние экономики предполагает оптимизацию: у потребителя — максимизация по­лезности, у производителя — максимизация прибыли. Это и есть Парето-оптимальное состояние рынка, когда каждый, стремясь к своей выгоде, способствует достижению взаимного равнове­сия. Выданном случае суммарное удовлетворение (общая функ­ция полезности) достигает максимума. Это почти то, о чем гово­рил А. Смит.

Степень удовлетворения потребностей каждого члена обще­ства зависит от величины его дохода, который, в свою очередь, определяется начальным распределением собственности. Из это­го распределения собственности рыночный механизм исходит как из задаваемого ему изначально параметра. Состояние Парето-оптимальности, которое достигается с помощью рыночного механизма, нейтрально в этом плане, так как оно исключает си­туации, в которых благосостояние одних повышается за счет ухудшения благосостояния других (иначе говоря, не может слу­жить критерием социального выбора). Социальная нейтраль­ность Парето-оптимальности означает, в свою очередь, социаль­ную нейтральность рыночного механизма. Следовательно, для достижения социальной справедливости совсем не обязательно уничтожать рыночные отношения. Здесь просто необходимо за­дать рынку разумное распределение ресурсов (в частности собст­венности), ввести прогрессивный налог на конечные доходы экономических субъектов. Результатом этих, мероприятий будет оптимальное экономическое использование ресурсов при дости­жении желаемой для общества социальной ситуации.

Билет 50 Теория общественного выбора - раздел экономической науки, изучающий закономерности выбора путей деятельности правительства в области экономики и то, каким образом осуществляется этот выбор под давлением демократической системы.
Теория общественного выбора опирается на базовую идею о том, что человек в любой области своей деятельности стремится максимизировать результат в своих собственных интересах.

Истоки теории общественного выбора можно найти в открытых ц 1948 г. исследованиями Д. Блэка (р. 1908) работах математиков XVIII—XIX вв., интересовавшихся проблемами голосования: Ж.А.Н. Кондорсэ, Т.С. Лапласа, Ч. Доджсона (Льюиса Кэрролла). Однакчэ в качестве самостоятельного направления экономической науки она сформировалась только в 50— 60-х гг. XX в. Непосредственный импульс теории общественного выбора дали дискуссии 30—40-х гг. по проблемам рыночного социализма и экономики благосостояния (А. Бергсон, П. Самуэльсон). Широкий резонанс в 60-е гг. вызвала книга К. Эрроу «Социальный, выбор и индивидуальные ценности» (1951), в которой проводилась аналогия между государством и личностью. В противоположность этому подходу, Дж. Бьюкенен и Г. Тал-лок в книге «Исчисление согласия» (1962) проводили аналогию между государством и рынком. Отношения граждан с государством рассматривались при этом согласно принципу «услуга за услугу» (quid pro quo). Именно эти идеи, получившие дальнейшее развитие в работе Дж. Бьюкенена «Границы свободы» (1975), легли в основу теории общественного выбора. Важную роль в ее разработке сыграли также Д. Мюллер, У. Несканен, М. Олсон, Р. Толлисон и др.
Теорию общественного выбора называют иногда «новой политической экономией», так как она изучает политический механизм формирования макроэкономических решений. Критикуя кейнсианцев, представители этой теории поставили под сомнение эффективность государственного вмешательства в экономику. Последовательно используя принципы классического либерализма и методы микроэкономического анализа, они сделали объектом анализа не влияние кредитно-денежных и финансовых мер на экономику, а сам процесс принятия правительственных решений. В своей Нобелевской лекции Дж. Бьюкенен сформулировал три основные предпосылки, на которые опирается теория общественного выбора: методоло-

гический индивидуализм, концепция «экономического человека» и анализ политики как процесса обмена.
Основная предпосылка теории общественного выбора состоит в том, что люди действуют в политической сфере, преследуя свои личные интересы, и что нет непреодолимой грани между бизнесом и политикой. Эта теория последовательно разоблачает миф о государстве, у которого нет никаких иных целей, кроме заботы об общественных интересах. Теория общественного выбора (public choice theory) — это теория, изучающая различные способы и методы, посредством которых люди используют правительственные учреждения в своих собственных интересах.
«Рациональные политики»"поддерживают прежде всего те программы, которые способствуют росту их престижа и повышают шансы одержать победу на очередных выборах. Таким образом, теория общественного выбора Пытается последовательно провести принципы индивидуализма, распространив их на все виды деятельности, включая государственную службу.
Второй предпосылкой теории общественного выбора является концепция «экономического человека» (homo economicus). Человек в рыночной экономике отождествляет свои предпочтен ия с товаром. Он стремится принять такие решения, которые максимизируют значение функции пол'ез-ности. Его поведение рационально.
Рациональность индивида имеет в данной теории универсальное значение. Это означает, что все — от избирателей до президента — руководствуются в своей деятельности, в первую очередь, экономическим принципом: сравнивают предельные выгоды и предельные издержки (и прежде всего выгоды и издержки, связанные с принятием решений).
Наконец, трактовка политики как процесса обмена восходит к диссертации шведского экономиста Кнута Викселя «Исследования по теории финансов» (1896). Основное различие между экономическим и политическим рынками он видел в условиях проявления интересов людей. Эта идея легла в основу работ американского экономиста Дж. Бьюкенена, получившего в 1986 г. Нобелевскую премию за исследования в области теории общественного выбора. «Политика, — пишет он, — есть сложная система обмена между индивидами, в которой последние коллективно стремятся к достижению своих частных целей, так как не могут реализовать их путем обычного рыночного обмена. Здесь нет других интересов, кроме индивидуальных. На рынке люди меняют яблоки на апельсины, а в политике -*-соглашаются платить налоги в обмен на блага, необходимые всем и каждому: от местной пожарной охраны до суда»1.
Сторонники теории общественного выбора рассматривают политический рынок по аналогии с товарным. Государство — это арена конкуренции людей за влияние на принятие решений, за доступ к распределению ресурсов, за места на иерархической лестнице. Однако государство — это рынок

особого рода. Его участники имеют необычные права собственности: избиратели могут выбирать представителей в высшие органы государства, депутаты — принимать законы, чиновники — следить за их исполнением. Избиратели и политики трактуются как индивиды, обменивающиеся голосами и предвыборными обещаниями. Основными сферами анализа интересующей нас теории являются при этом сам избирательный процесс, дея-тельн^стьдепутатов, теория бюрократии, политика государственного регулирования.
Последователи, теории общественного выбора, в частности, наглядно показали, что нельзя целиком полагаться на результаты голосования, поскольку они в немалой степени зависят от конкретного регламента принятия решений. Сама демократическая процедура голосования в законодательных органах также не препятствует принятию экономически неэффективных решений.

 

Спасибо за внимание!!!!!)))))

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.017 сек.)