АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Реформатор Цвингли 8 страница

Читайте также:
  1. E. Реєстрації змін вологості повітря. 1 страница
  2. E. Реєстрації змін вологості повітря. 10 страница
  3. E. Реєстрації змін вологості повітря. 11 страница
  4. E. Реєстрації змін вологості повітря. 12 страница
  5. E. Реєстрації змін вологості повітря. 13 страница
  6. E. Реєстрації змін вологості повітря. 14 страница
  7. E. Реєстрації змін вологості повітря. 15 страница
  8. E. Реєстрації змін вологості повітря. 16 страница
  9. E. Реєстрації змін вологості повітря. 17 страница
  10. E. Реєстрації змін вологості повітря. 18 страница
  11. E. Реєстрації змін вологості повітря. 19 страница
  12. E. Реєстрації змін вологості повітря. 2 страница

Переход монастырских земель в руки дворянства способствовал дальнейшему укреплению этого сословия и его участию в управлении страной, в то время как на уровне местного управления стали доминировать обогатившиеся эсквайры. Доходы от продажи земель и другой собственности употреблялись для пенсий некоторым бывшим монахам и монахиням, для содержания новой епархии, новых школ и колледжей, а также для обогащения королевского кошелька.

Ликвидация монастырей усилила недовольство народа, которое выразилось в череде восстаний, вместе названных Благодатным паломничеством (Pilgrimage of Grace). Трудно точно определить, насколько антиреформаторский характер имели эти четыре восстания. При восстании в Линкольншире (Lincolnshire), в походах под руководством Роберта Аске (Robert Aske) в Йоркшире (Yorkshire), Ланкашире (Lancashire) и северо-восточных графствах, а также в двух отдельных восстаниях между октябрем 1536 и январем 1537 годов глубокое отчаяние, вызванное местными трудностями и экономическими проблемами, смешалось с религиозным консерватизмом, иррациональными предрассудками и даже апокалиптическими ожиданиями. Этот Поход лишь с натяжкой можно назвать крестовым походом, имевшим целью изгнание еретиков, восстановление монастырей и господства папы. Волнения были легко подавлены.

Возникновение Англиканской церкви

Известный британский историк Томас Бабингтон Маколей назвал Англиканскую церковь «плодом единства» правительства и протестантов, т. е. результатом согласия обеих сторон во взглядах на церковь. Союз между короной и протестантизмом был нелегким и характеризовался периодами напряженности и регрессии. Очевидно, Генрих VIII верил в возможность разрушения связи с Римом без изменений в церковном учении и поклонении. Сам король придерживался консервативной теологии и в период с 1532 по 1540 год стоял перед выбором между радикалами во главе с Кромвелем и Кранмером и консерваторами во главе с герцогом Норфолкским и епископом Винчестерским Стефаном Гардинером. Сначала последовал период возвышения радикалов, а после падения Кромвеля в 1540 году — консерваторов. Генрих старался выступать судьей в конкуренции сторон, как позднее, в том же столетии, его дочь Елизавета сохраняла свое положение над англиканской и пуританской сторонами. Как следствие, Реформация в Англии развивалась курсом универсальной via media («Средний путь»), как нигде на континенте, возможно, кроме Швеции.



«Средний путь» англиканства был универсален в государственном отношении, ибо охватывал все население страны, за исключением нескольких упорных тайных католиков, а также в доктринальном смысле, ибо его целью было объединение консерваторов и, по возможности, радикалов, избегая общественного раскола и беспорядков. Одним из наиболее ярких призывов к среднему пути был трактат Томаса Старки Увещевание о единстве и послушании. Старки, гуманист-эразмит, бывший член падуйского кружка Реджинальда Поля, утверждал, что Закон Божий и добропорядочность побуждают всех граждан к принятию среднего пути между «суевериями» с одной стороны — и разделением, спорами и подстрекательством с другой. Он прибег к меланхтоновскому учению об adiaphora, или несущественном, заключающемуся в том, что не следует ограничивать совесть, навязывая в качестве догматов те пункты вероучения и практики, которые точно не оговорены Писанием и не влияют на спасение. Это было семя терпимости, со временем принесшее свой плод. Однако, по иронии судьбы, учение об adiaphora оказалось палкой о двух концах и позднее, во время правления Елизаветы, привело не ко всеобъемлющей англиканской терпимости, а было употреблено для оправдания иерархии епископов, церемониальных уставов и подобных вещей, сохранявшихся благодаря насаждению конформизма и покорности. Так или иначе, Старки, Ричард Морисон и другие молодые гуманисты внесли свой вклад в идеологический фундамент политики Тюдоров.

Даже консерваторы имели убежденность в божественности королевских полномочий, восходившую к древнему учению о священности королевской власти. К примеру, Стефан Гардинер в своем трактате О подлинном послушании (1535) приближался к Марсиджлио из Падуи в его понимании послушания христиан королю как представителю Божию на земле, детей — отцу, а слуг — господину. Если король и парламент постановили, что английский народ отделяется от Рима, то всем следует подчиниться этому решению законной власти. Бедному Гардинеру едва удалось оправдаться, когда на престол взошла католическая королева Мария. Его путаное объяснение заключалось в том, что книга была написана из страха разделить участь Фишера и Мора.

‡агрузка...

Центральную роль в религиозной реформе сыграл Томас Кранмер (1489—1556), который сочетал благородство происхождения с добрым и открытым к переменам умом, хотя не обладал великим интеллектом и качествами волевого руководителя. Будучи студентом в Колледже Иисуса, он стал священником, защитил степень доктора богословия и, казалось, стремился к жизни мыслителя, пока ему не пришлось служить королю. Совершив по поручению короля несколько визитов к лютеранам, где он встретил и взял в жены племянницу нюрнбергского реформатора Озиандера, а также к императору в Вену и в Северную Италию, Кранмер был назначен в 1533 году архиепископом Кентерберийским[9], в надежде, что станет послушным орудием короля. При горячей поддержке Кромвеля Кранмер добился публикации английского перевода Библии и ввел английскую литургию. В 1537 году он получил разрешение короля на публикацию Библии Томаса Метью. Текст Библии большей частью составлял перевод Тиндала, однако его спорные примечания оказались столь оскорбительными, что пришлось просить Майлса Ковердала их отредактировать. Великая Библия появилась на пюпитрах в 1539 году и стала прочным фундаментом созидавшегося протестантизма. Теологические воззрения Кранмера постепенно менялись, например, в вопросе о Святом Причастии — от близких к Лютеру, до швейцарского понимания, близкого к Эколампадию. Медленно и сознательно он продвигался в сторону менее консервативных протестантских убеждений. Кранмер был одним из наиболее надежных сторонников Кромвеля.

Крах Кромвеля был подготовлен Норфолком (Norfolk) и Гардинером, которые воспользовались злополучным избранием «фламандской кобылы» Анны Клевской во время четвертого королевского брачного эксперимента и неспособностью Кромвеля замечать опасное ухудшение политического и религиозного положения. Анна Болейн оказалась не лучше королевы Екатерины, поскольку также родила дочь, а не сына и наследника трона. В год смерти Екатерины (1536) она была обезглавлена за прелюбодеяние. После этого Генрих женился на невзрачной Джейн Симур (Jane Seymour), которая родила ему Эдуарда VI и умерла в 1537 году. Генрих совершил несколько шагов к примирению с протестантами, разрешив издание английской Библии и утвердив Десять артикулов, в которых упоминаются только три Таинства вместо семи, хотя формально не запрещаются и не отменяются остальные четыре. Опасаясь союза враждебных Англии Карла V и Франциска I, Генрих последовал дипломатическим курсом Кромвеля, ища союзников среди протестантских государств Германии, в результате чего попал в ловушку, женившись на Анне, дочери эразмита герцога Клевского. Когда франко-испанский заговор против Англии оказался фикцией, а Анна оказалась слишком удручающей для Генриха реальностью, король развелся с нею и 28 июля 1540 года обезглавил Кромвеля.

Победа консерваторов при Норфолке и Гардинере была отмечена браком Генриха с Екатериной Говард (Catherina Howard). Подлинно католические Шесть артикулов (16 мая 1539 года) имели целью восстановление основ католического учения о пресуществлении, Причастия одного элемента, целибата для духовенства, монашеских обетов, частных месс и обязательной частной исповеди. Кары за нарушения были столь жестокими, что артикулы стали известны как «плетка из шести веревок». Внезапные гонения унесли жизни протестантских мучеников, однако консерваторам так и не удалось лишить Кранмера должности архиепископа Кентерберийского. В 1542 году несчастный Генрих за прелюбодеяние отправил Екатерину Говард на эшафот и в свои последние годы обрел утешение в союзе с пережившей его добродетельной Екатериной Парр (Catherine Parr). Он умер 27 января 1547 года, исповедавшись Кранмеру, которому доверял до последней минуты. Однако в своем завещании Генрих пожелал, чтобы о его душе было отслужено множество месс.

Реформация времен Эдуарда

Только на престол взошел сын Генриха Эдуард VI (1537—1553), как мрачные пророки начали повторять одну из своих любимейших строчек: «Горе тебе, земля, когда царь твой отрок!» Хотя Голбейн (Holbein) изобразил Эдуарда на своем портрете здоровым ребенком, в действительности, он был очень болезненным и не обещал прожить долго. Его детство было омрачено такими наставниками, как Роджер Ашем (Roger Ascham), который столь тщательно обучил его латыни, греческому и французскому, что к тринадцати годам он читал Этику Аристотеля по-гречески и перевел на греческий De philosophia Цицерона. Все фракции, в борьбе за власть, стремились к контролю над ним. На протяжении первых трех лет его правления реальная королевская власть находилась в руках его дяди, благородного, доброго и искреннего протестанта Эдуарда Симура, графа Хертфордского (Hertford), получившего титул герцога Сомерсетского (Somerset) и известного как Протектор Сомерсет (Protector Somerset). В остальные годы жизни Эдуарда над ним доминировал хитрый интриган граф Варвикcкий (Warwick) Джон Дадли (John Dudley), ставший герцогом Нортюмберлендским (Northumberland). Развитие Реформации при Эдуарде VI определяли, прежде всего, социальные и внутренние соображения, а не вопросы внешней политики.

Спустя несколько часов после провозглашения Эдуарда королем, совет назначил опекуном Хертфорда. Через несколько недель опекун получил патент, наделивший его огромной личной властью. Однако его действия были весьма умеренными, и Кранмер, который теперь пользовался большей свободой действий, чем многие годы до того, стал насаждать Протестантизм с удивительной сдержанностью. В одном из заседаний парламента новое правительство решилось на то, что было названо «самозабвенной оргией», отменив строгие поправки Генриха к старому закону об измене, Шесть артикулов, все ограничения на издание, продажу и толкование Библии, а также акт, наделявший желания короля силою закона.

Решением, которое, в отличие от ликвидации монастырей, напрямую повлияло на жизнь народа, был принятый первым парламентом Эдуарда новый акт о завещаниях, передавший короне все посмертные пожертвования, большую часть которых составляла плата за поминальные мессы, а также все свободные часовни, колледжи, монастыри и гильдии. Эта повсеместная секуляризация отразилась на жизни почти каждого прихода. Ей сопутствовал отказ протестантов от молитв о душах умерших, находящихся в чистилище, способствовавший перераспределению богатства на местах, а также поставивший под сомнение мотивы многих протестантов, включая Протектора, проявившего чрезмерный интерес к строительству своего огромного дома. Однако даже этих новых средств не хватало для удовлетворения потребностей королевской казны.

Прочие религиозные преобразования происходили на общественном уровне с благословения властей, хотя справедливо утверждение, что при Эдуарде лишь малая часть населения имела подлинно протестантские убеждения. Первый молитвенник (First Prayer Book) Кранмера представлял собой прекрасный образец преднамеренной двусмысленности, — он имел достаточно традиционную форму, чтобы успокоить генриховских католиков, хотя и был написан по-английски, что вполне естественно, однако был так изменен содержательно даже в отношении Причастия, что протестанты могли пользоваться им со спокойной совестью. Акт о единообразии установил строгие наказания, дабы обеспечить употребление молитвенника всем духовенством. Кальвинизм начал проникать в страну в последние годы Генриха, а при Эдуарде протестантская пропаганда стала еще громче и настойчивей.

Сомерсет был повержен своими врагами в октябре 1549 года, оказавшись беспомощным перед социальной, политической и религиозной смутой, после того как вначале утратил многие эффективные рычаги власти, в которых теперь отчаянно нуждался. При помощи ловких маневров граф Варвикский сконцентрировал на нем усилия диссидентов, в результате чего совет заключил Сомерсета в Тауэр, затем казнив его в 1552 году. В политике Тюдоров платой за неудачу часто была смерть. Варвик, получивший в 1551 году титул герцога Нортюмберлендского, был совершенно неразборчив в средствах. Обманом получив поддержку католической фракции на свою сторону, он принялся насаждать Реформацию еще радикальнее, чем когда-либо это делал Сомерсет.

Кранмер заботился о связях Англии с Протестантизмом на континенте с тех пор, как в начале своей карьеры предложил Генриху обратиться к университетам за консультацией по его «важному вопросу». Он пригласил в Англию Меланхтона, и хотя виттенбергский реформатор не смог принять предложение, в страну потоком устремились другие протестантские руководители из Страсбурга, Цюриха и Женевы. Наиболее именитым среди них был теолог из Страсбурга Мартин Буцер, изгнанный из родного города интеримом Карла V. Буцер прибыл в 1549 году и, благодаря влиянию Кранмера, получил королевскую кафедру в Кембридже. Там он окончил написание своего трактата О Царствии Христовом и принял участие в составлении второго молитвенника Эдуарда. Однако его силы были истощены, и в январе 1551 года он умер. Осенью 1548 года для консультации с Кранмером прибыл польский дворянин Ян Лаский. В 1550 году он вновь приехал из Фрисландии, чтобы стать суперинтендентом над четырьмя пасторами, служившими иностранным протестантам. Сочетая кальвинистские и цвинглианские взгляды, Лаский создал по пуританскому образцу пятитысячную общину беженцев, руководимую выборными пресвитерами или старейшинами, с жесткой церковной дисциплиной и особым вниманием к назиданию (двухчасовые проповеди) и христианской жизни. На время в Англию через Страсбург приехали два итальянских беженца: Петер Мартир Вермиджли и Бернардино Очино, а также воинствующие протестанты из Шотландии и неистовый Джон Нокс. Радикальных анабаптистов Англия не принимала наравне с другими странами.

Епископы времен Эдуарда, понесшие на своих плечах основное бремя англиканской реформы, составляли довольно узкий религиозный спектр: от почти пуританского епископа Джона Хупера (John Hooper) до более умеренного епископа Рочестерского и Лондонского Николаса Ридли. Весьма спорным был вопрос о браке священнослужителей. Февральский статут 1549 года разрешил духовенству вступать в брак, и в отношении поступивших так критика общественности, обычно осуждавшей женскую сторону, была незначительной или вовсе никакой. Предрассудки в отношении жен епископов и священников существовали вплоть до Елизаветы и позднее. С введением литургии более протестантского характера, правительство полагало себя оправданным в конфискации церковной утвари, одеяний и других ценностей. В то же время, Нортюмберленд рыл себе глубокий черный ров злобы, в котором он вскоре утонул.

В 1552 году здоровье Эдуарда заметно ухудшилось, и к маю 1553 всем стало очевидно, что король умирает, хотя это одолжение он сделал всем только 6 июля. Стремясь защитить свое влияние в правительстве, Нортюмберленд женил сына на шестнадцатилетней леди Джейн Грей, сводной внучке Генриха VIII и протестантке, а затем убедил Эдуарда назвать Джейн своей преемницей вместо старшей сестры Марии, которая была католичкой. Однако по смерти Эдуарда Нортюмберленд совершил роковую ошибку, не заключив Марию под стражу. Она ускользнула в Восточную Англию, и вокруг нее, как законной наследницы Эдуарда, собирался народ. Леди Джейн, которая ужаснулась, обнаружив себя в роли королевы, правила всего девять дней, после сего она и ее молодой муж были арестованы за измену. Нортюмберленд также был заключен в Тауэр и до самого дня своей казни предпринимал отчаянные запоздалые попытки спасти свою шкуру, увещевая всех, кто его слышал, отречься от ереси и принять католическую веру. Однако ему не удалось спасти ни себя, ни своего сына, ни леди Джейн. В конце концов, все трое были обезглавлены.

Реакция времен Марии

Королева Мария была энергичною женщиною, сверх меры унаследовавшею фамильное упорство Тюдоров. Вся ее жизнь была трагична. Еще ребенком она стала заложницей брачных замыслов Франциска I и Карла V. Родной отец заставил ее признать себя внебрачным ребенком, хотя позднее назначил ее преемницей Эдуарда Актом о престолонаследии. Она была воспитана как дочь испанской принцессы — ревностною и ограниченною католичкой. Во вред своей политической перспективе она считала себя не англичанкою, а испанкою. Ее отчуждение от англичан сделал еще глубже брак с кузеном, королем Испании Филипом II, а не с истинным англичанином. Мария преследовала еретиков не по врожденной жестокости, а исключительно из фанатизма. История обошлась с нею несправедливо, наградив прозвищем «Кровавая Мария».

Едва Мария была провозглашена королевою, как разжаловала всех протестантских чиновников и назначила епископами Гардинера, Танстолла, Хита (Heath), Боннера (Bonner) и Дэя (Day). Кардинал Реджинальд Поул прибыл в качестве папского легата, чтобы освободить королевство от крамолы и, будучи весьма известным христианским гуманистом, оказался жестоким и непримиримым реакционером. Возмущение англичан достигло предела, когда Мария объявила о своем намерении выйти замуж за короля Испании Филипа. Палата общин направила к ней делегацию с просьбою не выходить замуж за иностранца. Начались мятежи. Наиболее серьезным было восстание во главе с молодым сэром Томасом Уайттом (Sir Thomas Wyatt), который поднял против испанки все графство Кент и привел около четырех тысяч человек к воротам Лондона, где был разгромлен. Именно это восстание побудило Марию обезглавить леди Джейн Грей. До того момента она находилась в заточении, но не теряла надежды на помилование. Однако теперь Мария поняла, что пока жива протестантская претендентка, постоянно будут предприниматься попытки возвести ее на престол даже вопреки ее собственному желанию. После поражения Уайтта второй созванный Мариею парламент отменил все утвержденные в 1529 году постановления против власти папы.

Ее брак с Филипом вызвал всеобщее неудовольствие, а со временем стало очевидно, что она не сможет иметь от него детей. Озлобленная и покинутая своим мужем, она принялась за истребление Протестантизма. Были арестованы многие известные протестантские богословы: Джон Роджерс (John Rogers), Хью Латимер, Николас Ридли, Джон Хупер, Майлс Ковердейл и другие. Джон Фокс в своей Книге мучеников описал жуткие подробности казней и мужества тех, кто принял смерть за свою веру. Харрелл Фроуд (Hurrell Froude) однажды мрачно заметил, что лучшим свидетельством о реформаторах было то, что их старательно сжигали. Редактор английской Библии Джон Роджерс стал первым мучеником, его сожгли 4 февраля 1555 года. Бывший епископ Уорсестерский и великий проповедник Реформации Хью Латимер взошел вместе с Ридли на костер в огромной яме напротив Баллиолского колледжа (Balliol College) в Оксфорде. Латимер был кротким и смиренным человеком и умер как святой. Он утешил Ридли героическими словами: «Ободрись, магистр Ридли, и будь мужчиною. Сегодня мы зажжем в Англии такой огонь Божьей благодати, который (я верю) не угаснет никогда». Он «принял пламя», как свидетельствует мартирология, «словно оно было его сутью. Проведя руками по своему лицу и как бы умыв их в огне, он вскоре умер почти или вовсе безболезненно». Всего за время гонений Марии погибло 282 человека. Многие из сожженных за ересь были простыми ремесленниками, поскольку богатые откупались. Некоторые удачливые протестанты подверглись только аресту или порке. Епископ Лондонский Эдмунд Боннер (Edmund Bonner) ответил критику, порицавшему его за то, что в «неистовой злобе» был выпорот старик: «Оказавшись на его месте, ты почел бы за милость наказание, в котором пострадает твой зад, зато тело спасется от костра».

Для Томаса Кранмера настало время последнего испытания. Филипп и Мария ходатайствовали о том, чтобы его дело было рассмотрено папой. Ему было предписано явиться в Рим на протяжении восьмидесяти дней, однако в конце концов суд состоялся в Оксфорде, в университетской церкви Св. Девы Марии. Представитель папы Павла IV епископ Брукс (Brooks) восседал перед алтарем на высоте десяти футов, пока внизу королевские прокуроры обвиняли Кранмера в богохульстве, разврате и ереси. Его признали виновным, лишили официальных знаков отличия и осудили на смерть. Низложенный Кранмер отчаянно боялся ожидавшего его огня и подписал семь заявлений о раскаянии и отречении. Но власти были непреклонны. 21 марта 1556 года он взошел на платформу напротив кафедры в церкви Св. Марии. Обливаясь слезами, он являл «совершеннейший образ скорби». Когда ему позволили говорить, он призвал всех к истинному послушанию властям и человеколюбию. Затем он изумил всех присутствующих, прочтя отречение от всех своих отречений:

«Теперь я подошел к тому, что так тревожит мою совесть — тревожит более, чем что-либо сказанное или совершенное мною за всю жизнь. Эта обстановка отличается от той, в которой я писал вопреки Истине, и от чего теперь отрекаюсь как от написанного моею рукою вопреки истинным помышлениям моего сердца, как от написанного из страха перед смертью и ради спасения своей жизни, — т. е. от всех заявлений и бумаг, мною написанных или подписанных моею собственной рукой после моего низложения, в которых я написал много ложного. И поскольку преступление было совершено моею рукою, писавшею вопреки моему сердцу, то моя рука и потерпит наказание первою. Разрешите мне подойти к огню, чтобы она была сожжена первою».[10]

Затем он осудил папу и признал свою книгу о Причастии изложением истинной веры. Кранмера стащили с платформы и, отведя в яму, где погибли Латимер и Ридли, сожгли. Мартиролог свидетельствует:

«Когда дрова разгорелись, и пламя вспыхнуло рядом с ним, он протянул правую руку прямо в огонь, держа ее так неподвижно (лишь тою же рукою проведя по лицу), что все могли видеть, как его рука сгорела, прежде чем пламя коснулось остального тела... Повторяя слова Стефана: ''Господи Иисусе, приими дух мой!'' — в великом пламени он испустил дух».

Несмотря на сильнейшую поддержку Марии консервативным севером и западом, протестантизм продолжал тайно существовать в Лондоне и других местах. Реджинальд Поул оказался недальновидным руководителем. Он отверг, например, предложение Игнатия Лойолы готовить семинаристов в качестве идеологической ударной силы. Мария восстанавливала Католицизм в средневековом монастырском духе, не принимая во внимание того факта, что Англия пережила реальную фундаментальную идеологическую реформу. Все последние месяцы правления Марии сопровождались несчастьями. Пока бездетная королева совершала маневры по утверждению своей воли в вопросах религии, вмешалась природа, уничтожая епископов и более мелких церковнослужителей посредством чумы. Мария умерла в ранние утренние часы 17 ноября 1558 года, а ее архиепископ Реджинальд Поул умер во сне всего через двенадцать часов. Молодая королева Елизавета, сменившая ее на троне, была «истой англичанкой», ее воцарение отмечалось в Лондоне и по всей стране кострами и гуляниями.

Реформация в Шотландии

Шотландская Реформация напоминала запоздалое появление на пиру гостя из деревни. К 1560 году минуло четыре десятилетия с тех пор, как Лютер начал Реформацию, и почти сменилось поколение после разрыва Генриха VIII с папой. В 1525 году решением парламента был запрещен ввоз в Шотландию лютеранских книг, которые все же продолжали прибывать через портовые города. Сожжение в 1528 году за евангельскую проповедь Патрика Гамильтона (Patrick Hamilton) повлекло за собою ряд новых выступлений и всплесков иконоборчества. В 1546 году кардинал Битон (Beaton) сжег в Сент-Эндрюз (St. Andrews) смелого евангелиста Джорджа Уишарта (George Wishart), а три месяца спустя его подстерегли и убили в собственном замке в Сент-Эндрюз. Накопилось много ненависти, прежде чем в Шотландии прорвало плотину.

Направление развития Шотландии имело огромное значение в истории Англии и Европы. Протестантизм в Шотландии означал сближение с протестантской Англией. Католицизм в Шотландии означал сохранение союза с Францией и периодические стычки с Англией. Шотландия несколько отставала экономически и находилась под властью местных дворянских кланов. Конечно же, не было и речи об интересе к Протестантизму со стороны среднего класса или о Протестантизме как выражении классовых устремлений, приведших к возникновению капитализма. Скорее на протяжении десятилетий, предшествовавших переломному 1560 году, там существовало сильное недовольство невежеством и аморальностью священников в миру. Как центры реформ монастыри по-видимому играли незначительную роль и были чаще объектами насмешек, однако члены орденов составляли конструктивную силу.

Героем Шотландской Реформации был «неистовый шотландец» Джон Нокс (1513—1572)[11], крепкий, коренастый и смуглый священник крестьянского происхождения, служивший телохранителем с обоюдоострым мечом во время проповедей Уишарта. После смерти Уишарта Нокс присоединился к протестантскому гарнизону, защищавшему замок в Сент-Эндрюз от французских войск, пытавшихся сохранить власть и веру своей соотечественницы Марии Гиз, вдовы короля Шотландии Якова V и наместницы их юной дочери, шотландской королевы Марии. В августе 1547 года французы пленили защитников Сент-Эндрюз, и на протяжении девятнадцати месяцев Нокс был невольником на галере, прикованным к гребной скамье, которая служила ему единственным укрытием от непогоды. В апреле 1549 года он наконец добрался до Англии, не на шутку озлобленный на французских католиков. После смерти короля Эдуарда VI Нокс бежал в кальвинистскую Женеву. В 1556 году он писал миссис Локк (Mrs. Locke) о своей новой духовной пристани, «которую без страха и стыда назову почти совершенною школою Христовой, когда-либо существовавшей на земле со дней Апостолов».

В 1559 году шотландские протестанты направили в Женеву делегацию, чтобы уговорить Нокса вернуться домой. Кальвин заявил, что Ноксу следует внять призыву, «если он не желает прослыть непокорным своему Богу и жестоким к своей стране». Нокс критиковал католичку Марию Гиз, назвав ее «необъезженной коровой, которую по ошибке оседлали». В 1558 году он опубликовал свой «Первый трубный глас против чудовищного правления женщин», заявив, что «власть женщины над какою-либо страною противна самой природе, дерзость перед Богом, прямо противоречит Его провозглашенной воле и утвержденному порядку, будучи несправедливою и незаконною». Теперь Нокс вернулся в Шотландию, а англичане послали армию, чтобы помочь протестантам прогнать французов. Мария Гиз умерла во время войны, и Эдинбургский договор 6 июля 1560 года закрепил победу протестантов. 24 августа постановлением парламента Католицизм был объявлен вне закона.

Джон Нокс проповедовал с большим энтузиазмом в соборе Св. Гайлза (St. Giles' Cathedral). Его студент Джеймс Мелвилль (James Melville) вспоминал, что Нокс «имел привычку вначале облокачиваться [о кафедру], но в конце проповеди он становился таким активным и энергичным, что, казалось, вот-вот разобьет эту кафедру в щепки и улетит с нее». Читая лекции о пророке Данииле, Нокс приводил Мелвилля в такую дрожь и трепет, что он «не мог удержать перо, чтобы записывать». Кальвинистское пресвитерианство Нокса отражено в каждом из трех основополагающих документов Шотландской Реформации: Исповедание веры; Книга о надлежащем порядке и Первая книга о дисциплине (Confession of Faith; Book of Common Order & First Book of Discipline). Образ Нокса дополняет также его История Реформации в Шотландии.

В 1561 году из Франции вернулась домой после смерти своего мужа, короля Франциска II, королева Шотландии Мария. Сделав первые шаги в сторону примирения, она вернулась затем к жесткой антипротестантской политике и в 1567 году была вынуждена бежать в Англию. Победа Нокса и Реформации изумляет своей внезапностью и прочностью. Наблюдая исход борьбы из Женевы, Жан Кальвин комментировал: «В то время как мы изумляемся успеху, столь невероятному за такое короткое время, нам следует воздавать Богу великую благодарность как Виновнику особого благословения, которое здесь сияет».

________________________________________

[1] Джеймс Фроуд, Развод Катерины Арагонской (Нью-Йорк, 1891), стр. 18. (James Froude, Divorce of Catherine of Aragon.)

[2] Дэвид Гум, История Англии (Бостон, 1854), том 4, стр. 115. (David Hume, The History of England.)

[3] Вилльям Стаббс, Семнадцать лекций об изучении средневековой и современной истории, 3-е изд. (Лондон, 1900), стр. 300-301. William Stubbs, Seventeen Lectures on the Study of Medieval and Modern History.

[4] Цитата взята у Маркуса Лоэна, Пионеры Реформации в Англии (Лондон, 1964), стр. «vi». Marcus Loane, Pioneers of Reformation in England.

[5] Речь идет о Канаде. — Прим. ред.

[6] А.Г. Дикенс, Английская реформация (Лондон, 1964), стр. 70.

[7] Фамилия издателя переводится с английского как «день». — Прим. перев.

[8] Цитата взята у Лоэна, Пионеры Реформации, стр. 48. (Loane, Pioneers of Reformation.)

[9] Главой Англиканской церкви является король. Фактически, он назначает епископов. Примас Англиканской церкви — Архиепископ Кентерберийский. За ним в англиканской иерархии следует Архиепископ Йоркский.

[10] F.E. Hutchinson, Cranmer and the Reformation (London, 1951) p. 157.

[11] По другим источникам — ок. 1505—1572. — Прим. ред.

 

Льюис В. Спиц


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.014 сек.)