АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава VII. Барабаны Войны

Читайте также:
  1. А) стихийные бедствия, терроризм, войны
  2. В УСЛОВИЯХ ВЕДЕНИЯ ПРОТИВНИКОМ МИННОЙ ВОЙНЫ
  3. Ведение войны
  4. Великобритания в годы второй мировой войны
  5. Вспомогательная школа Германии после первой мировой войны
  6. Вторая глава
  7. Высшее должностное лицо (глава) субъекта Федерации: правовое положение и полномочия
  8. Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (1907 г.).
  9. Глава 1
  10. Глава 1
  11. Глава 1
  12. Глава 1

Тириону повезло, и он вовремя достиг Стратхольма. Солнце только что взошло над вершинами Альтеракских гор, когда он достиг пригорода. Привязав Мирадора в лесу, оставшееся до города расстояние он преодолел пешком, пытаясь придумать план спасения старого Эйтригга. К сожалению, он так и не смог ничего придумать, оставалось только надеяться на то, что когда придёт время, его мысли будут заняты тем, что бы не убить и не покалечить своих собственных людей. Конечно же, уверенные в его предательстве, солдаты не будут испытывать подобных угрызений, разя на поражение. Тирион знал, что вероятность удачного спасения орка и побега из Стратхольма была крайне мала.

Тем не менее, не побоявшись такого исхода, Фордринг прокрался в город, украдкой пробираясь по вымощенным булыжником мостовым Стратхольма. Некоторые лавочники и уличные торговцы уже появились на улицах, выставляя свой товар или спеша на рынок. Тирион сумел незаметным пройти мимо городских патрулей, опасаясь, что те узнают его, пытаясь держаться в тени домов.

Приблизившись к площади, Тирион услышал громкие голоса и насмешки, моля Свет о том, что бы уже не было слишком поздно. Выйдя на площадь, он увидел большую толпу людей в центре. Оставаясь в тени, Тирион поднялся по небольшой лестнице на крыльцо, с которого мог увидеть недавно возведённую виселицу. Толпа, собравшаяся у самого основания помоста, главным образом состояла из стражников и городских обывателей. Все они пришли для того, что бы насладиться зрелищем казни старого орка. К счастью, Тирион понял, что самого пленника ещё не приводили. Столпившиеся горожане свистели и кричали друг на друга, томясь в ожидании.

Множество рыцарей, закованных в крепкие доспехи, окружали площадь. Безмолвные и бдительные, они готовы были вмешаться, стоило только толпе перейти черту дозволенного. И хотя внешне рыцари оставались невозмутимыми, они так же, как и люди в толпе, жаждали увидеть казнь орка.

Спустя некоторое время, толпа расступилась, пропуская кого-то к виселице. Тирион увидел, что это бы Бартилас. Юный паладин махал руками и что-то кричал толпе, ещё больше раззадоривая её. Тирион был рад тому, что не может услышать его слова, но он подозревал, что они были наполнены ядом и ненавистью. Бывший паладин почувствовал острую боль и сожаление о том, что его возлюбленный Хартглен, теперь, находился в руках Бартиласа.



* * *

Позже, Тирион увидел, как второй человек прошёл к помосту и поднялся на него. Не обращая внимания на хриплые крики толпы, Лорд Дафрохан подошёл к Бартиласу и окинул площадь строгим взглядом. Всего пара слов, и смешки и оскорбления в толпе перешли в низкий рёв. Фордринг затаил дыхание. Не трудно было догадаться, что с минуты на минуту приведут Эйтригга. Время шло, и с каждым мгновением тревожное чувство всё больше и больше завладевало Тирионом. Напряжённость в толпе возрастала. Явно, ей более всего хотелось увидеть жестокое зрелище, чем свершение акта правосудия. И вот, рёв толпы достиг своего апогея, среди людей началась давка. Даже женщины и дети старались подойти ближе, надеясь увидеть ужасного орка.

Наконец, ближайшие к площади ворота открылись, и из них появилась непроницаемая стена стражников. Зрители закричали, швыряя во вновь прибывшего мусор и камни. Облачённые в броню, охранники не обращали на это ни малейшего внимания. Начищенные до блеска доспехи ослепительно засияли на солнце, но Тирион смог различить среди них связанную фигуру.

Это был Эйтригг.

Остановившись рядом с основанием помоста, двое мужчин втащили старого орка наверх. Эйтригг едва был способен стоять, а его зелёное тело всё сплошь было усеяно почерневшими синяками и кровоподтёками.

Тирион задавался вопросом, откуда у ослабленного орка оставались силы даже на то, что бы просто идти. Видимо тюремщики всё это время занимались его избиением, но даже, несмотря на всё это, Эйтригг старался держаться гордо. Он не позволил бы своим мучителям насладиться видом своего унижения и Тирион знал, что старый орк был слишком горд для этого.

Сердце Тириона бешено забилось в груди. Против такого большого количества воинов у него не было ни единого шанса спасти орка. У него не было плана. У него даже не было оружия. Фордринг посмотрел вниз и увидел, как палач скручивает петлю.

‡агрузка...

Отчаявшись, Тирион спрыгнул вниз с крыльца, прорываясь через разгорячённую толпу, даже не обращающую внимания на опозоренного изгнанника. Всё их внимание было приковано к виселице и избитому зеленокожему животному, стоящему перед ними.

Тирион увидел, как Лорд Дафрохан коротко попрощался с Бартиласом и стал спускаться к выходу с площади. Видимо, у Командующего Лорда не было ни малейшего интереса наблюдать такое вульгарное зрелище так скоро, после окончания суда. Бартилас, слишком заинтересованный происходящим, не обратил на это особого внимания. Широко улыбаясь, паладин приказал накинуть петлю на орка. Как только верёвка сжала его мускулистую шею, Эйтригг нахмурился, устремляя взгляд тёмных глаз куда то в иной мир, доступный, казалось, лишь ему одному. Тирион, толкаясь и пихаясь, прорывался через толпу всё ближе и ближе к помосту. Бартилас помахал рукой собравшимся, призывая к тишине. Удивлённые, зрители стихли.
- Друзья мои, жители Лордерона, - начал он гордо, - я рад видеть всех вас этим утром. Это отвратительное существо, стоящее перед нами, является оскорблением Света и врагом всех людей. Его проклятая раса принесла войну на наши земли и убила многих из тех, кого мы любили, ни испытывая ни малейшего раскаяния. Поэтому, - Бартилас заглянул Эйтриггу в глаза, - мы погасим жизнь этого существа также безжалостно. - Эйтригг спокойно встретил лихорадочный взгляд Бартиласа.
- Кровь за кровь! Долг за долг! - закончил юный паладин.

Толпа неистовыми криками поддержала Бартиласа, жаждая крови орка. Тирион даже и не подозревал о том, что его собственные люди могут быть настолько дикими и отвратительными. Он почувствовал себя больным и сокрушённым их массовой ненавистью.

Бартилас отошёл, в то время как палач подтолкнул Эйтригга к люку на помосте. Безразличие стало покидать лицо старого орка в преддверии смерти. Эйтригг зарычал, пытаясь разорвать путы, но толпа лишь насмехалась над его бесполезными потугами. Казалось, они наслаждаются паникой старого орка и его замешательством.

В поисках оружия, Тирион заметил старый ржавый молот, прислонённый к основанию помоста. Он прорвался через последний ряд зрителей и схватил молот - время остановилось. Будто бы в замедленном темпе, Тирион увидел, как палач положил свою руку на рычаг люка, а Бартилас поднял свою, готовый отдать приказ, который оборвёт жизнь орка. Кулаки Тириона сжались вокруг деревянной рукояти молота, кровь вскипела, и он бросился вперёд.

* * *

Собравшиеся рыцари и горожане гневно закричали, стоило только появиться Тириону. Бывший паладин действовал быстро и решительно, сметая любого, кто вставал у него на пути. Несколько стражников попытались преградить ему дорогу, но Тирион лишь широко взмахнул своим старым молотом, стараясь сдерживать силу, могучим ударом в нагрудник отбросил одного из стражников, раздробив щиток шлема второму. Вырвав последние, драгоценный секунды, Тирион запрыгнул на помост, лицом к лицу столкнувшись с Бартиласом.

Юный паладин застыл в изумлении, вяло и неловко пытаясь защититься своим боевым молотом, но Тирион был слишком быстр. Фордринг врезался в плечо Бартиласа, столкнув юношу вниз с помоста. С глухим грохотом, юный паладин рухнул на площадь, где его чуть не растоптала беснующаяся толпа.

Палач в маске прыгнул вперед, пытаясь остановить Фордринга, но бывший паладин крепко стоял на ногах. Перехватив руку палача, Тирион ударил его в плечо, посылая вслед за Бартиласом. Теперь, несомненно, Тириона самого ждала виселица, и даже сам Лайтбрингер не смог бы простить его за подобное оскорбление.

Как можно быстрее, Фордринг подбежал к Эйтриггу, сдергивая петлю с шеи орка. Ослабленный, Эйтригг грузно повалился на руки Тириона, узнав своего спасителя.
- Человек? - пробормотал вопросительно орк. Тирион улыбнулся.
- Да, Эйтригг, - ответил он, - Это я.

Орк, дрожащий от боли и истощения, удивлённо уставился на него пристальным, затуманенным взглядом.
- Ты сумасшедший, - наконец выдохнул старик. Тирион засмеялся, согласно кивнул головой.

Обернувшись как раз вовремя, Фордринг увидел поднимающегося на помост Бартиласа. Тирион знал, что рыцари и стража где-то поблизости. Поднявшись, Бартилас негодующе выпялился на него.
- Предатель! Ты проклянёшь этот день! - закричал молодой паладин. Потрясённая толпа согласно закричала, бросая в Тириона и Эйтригга мусор.

Боковым зрением, Фордринг увидел появившегося Лорда Дафрохан. Видимо, он ещё не успел уехать, и на его лице застыла маска печали и отвращения. Тириону было жаль, что он так и не смог объяснить старому другу что всё, что он делал, он делал по долгу чести.

Бартилас заорал, указывая рыцарям на Тириона и орка. Бывший паладин выставил руку вперёд, громко приказывая им остановиться. Всю свою жизнь проведя на полях сражений, Тирион по прежнему не утратил свой командный голос и многие из рыцарей, служившие под его началом, растерянно остановились.
- Слушайте меня! - прокричал Тирион. Его голос пронёсся над толпою, отражаясь сотнями эхо от стен стоящих домов. Многие из собравшихся моментально затихли, - Этот орк не причинил вам никакого вреда! Он стар и слаб. Его смерть не принесёт вам ничего!

Рыцари, задумавшиеся над его словами, посмотрели друг на друга.
- Но это же орк! Мы всегда воевали с его проклятой расой? - прокричал один из них недоверчиво. Тирион отдышался, перехватил обмякшего Эйтригга.
- Так было доселе, но дни войны закончены! - провозгласил бывший паладин, - Было бы бесчестным повесить это беззащитное существо.

Тирион увидел, что несколько рыцарей неохотно закивали, но большая часть зрителей продолжала настаивать на своём, высмеивая и называя Тириона предателей и любителем орков.
- Кто ты такой, что бы говорить нам о чести, Тирион, - презрительно сплюнул Бартилас, - Жалкий предатель, достойный лишь того, что бы сдохнуть прямо здесь, вместе со своей скотиной!

Тирион стиснул зубы, слова Бартиласа, для него, были подобны пощёчине.
- Когда-то давно, я дал клятву защищать всех слабых и беззащитных, - произнёс Тирион сквозь зубы, - и даже сейчас я продолжаю исполнять её. Смотри сюда, мальчик, это именно то, что на самом деле означает быть Паладином, уметь отличить правого от неправого, правосудие от мести. Ты так этому и не научился, не так ли, Бартилас? - спросил Тирион. Бартилас буквально вскипел от ярости.

Внезапно, сквозь крики толпы послышался гулкий бой барабанов. Поникшая голова Эйтригга дёрнулась, орк попытался посмотреть на площадь, будто бы ожидая увидеть там нечто знакомое, но снова обмяк. Тирион удивлённо посмотрел на старика, уверенный в том, что орк узнал этот звук. Несколько зрителей обернулись, стараясь разглядеть источник грохота, но Бартилас не обратил на него никакого внимания. Юный паладин подступил к Тириону, гневно сжимая кулаки.
- Ты уже забыл, Тирион? Ты уже не паладин! Ты всего лишь позорный изгнанник, и всем наплевать на то, что ты думаешь и во что веришь! - завопил он.
- Чёрт возьми, Бартилас, прозрей же ты, наконец! - поспешно произнёс Тирион, - После всех тех лет, что я повел, управляя Хартгленом, я понял одну важную вещь. Война порождает лишь новую войну! И если мы не сможем обуздать свою собственную ненависть, это бессмысленное противостояние не закончится никогда! У нас не будет будущего!

Бартилас высокомерно рассмеялся прямо в лицо Тириону.

Странный грохочущий звук становился всё громче. Теперь уже большинство зрителей узнали в этом грохоте бой барабанов. Будто зачарованные, люди застыли на месте, в то время как барабаны продолжали приближаться. Некоторые женщины и дети стали закрывать уши руками, разбегаясь в паническом беспорядке. Рыцари выдвинулись к краю площади, готовясь встретить тех, кто издавал этот непрерывный грохот.
- Наше будущее уже не должно тебя волновать, - произнёс холодно Бартилас, - Теперь я управляю Хартгленом, Тирион, и пока это так, я клянусь, что миру с орками не бывать! Душами своих предков я клянусь, что каждый орк в Лордероне будет уничтожен за всё то, что они сделали!

Тирион был потрясён словами Бартиласа, лишёнными какого бы то ни было здравого смысла. Гнев и печаль обуяли бывшего паладина.

Грохочущие барабаны приближались, они уже были совсем рядом с площадью.
- Убейте орка! Убейте их обоих! - гневно завопил Бартилас, приказывая солдатам атаковать. Внезапно, его крик прервался, острый, как бритва, наконечник грубого копья пронзил его грудь. Кровь Бартиласа фонтаном брызнула на основании помоста, в то время как множество тёмных фигур ворвались на площадь. Яростные боевые кличи заполнили воздух, когда дикие орки, спрыгивая с крыш, набросились на ничего не подозревающих защитников Стратхольма. Могучие барабаны войны загремели уже на самой площади.

* * *

Тирион, ошарашенный, подбежал к упавшему Бартиласу, пытаясь помочь юному паладину, но тот лишь плевался и кидался проклятиями.
- Это ты, ты, - Бартилас стиснул зубы, закашлялся кровью. Его безумные, напоённые ненавистью глаза, уставились на Тириона, - Я всегда знал, что ты предашь… - выдохнул он, повалившись на залитые кровью доски помоста. Грубое копьё орков торчало из его спины подобно мачте корабля.

Тирион отвернулся, отбросил свой молот, поднимая Эйтригга на ноги и взваливая тяжёлого орка себе на плечо. Фордринг не мог себе представить, как орки смогли обойти внешнюю защиту города. Как правило, они всегда атаковали в лоб, напрямую. Сейчас же, Тирион видел, что орки использовали крыши домов для того, что бы проникнуть в город.

Рыцари и слуги бросились в атаку на встречу оркам, вся площадь превратилась в кромешный ад. Тирион склонил голову, побежал в сторону переулка, через который пришёл на площадь. Лязг стали и разъярённые крики столкнувшихся врагов смешались со стонами раненных и умирающих. Могучие воины орков врубились в ряды защитников, размахивая ужасающего вида топорами, в то время как другие, с поражающей меткостью, метали длинные копья. Несколько орков, облачённые в странные одеяния из волчьего меха, выступили вперёд, поднимая руки к небу. Прежде, чем Тирион смог что либо понять, с тёмного неба, поразив авангард людей, ударила молния. Обугленные человеческие тела и осколки мостовой взлетели в воздух. Ошеломлённые таким диким стихийным нападением, оставшиеся защитники города отступили перед устрашающим гневом орков.

Тирион был удивлён тем, с какой слаженностью и тактической точностью орки оттесняли людей. На его памяти, они никогда до этого не сражались в строю. Несмотря на их умения и силу, атакующих было крайне мало. Тирион не понимал, чего добивались орки, нападая на защищённый город такими малыми силами. Вскоре, собравшиеся вместе защитники города, достигли бы площади и тогда, задавленные численным преимуществом, у орков не осталось бы ни единого шанса против закованного в броню гарнизона.

Несмотря на весь тот хаос, что царил вокруг, Тирион сумел выбраться с площади и нырнуть в спасительную темноту переулка. Поудобнее перехватив тело Эйтригга, Тирион бросил последний взгляд на бойню, заметив среди нападающих одного огромного орка, облачённого в полные чёрные доспехи. В руках этот странный орк держал могучий боевой молот, похожий на те, что использовали паладины, но его оружие, казалось, было заряжено живой молнией. Чёрный орк проходил сквозь ряды людей, словно перед ним были не обученные воины, а несмышленые дети. Со спокойной смертоносностью он повергал каждого, кто приближался к нему, отдавая громкие, отрывистые приказы своим воинам. Тирион с ужасом и изумлением смотрел на могущественного предводителя орков, отличного от всех тех представителей его расы, с которыми Фордрингу приходилось сталкиваться до этого. Очнувшись от наваждения, бывший паладин поспешно стал пробираться к выходу из осаждённого города с Эйтриггом на руках.

* * *

С огромными усилиями, Тирион вынес Эйтригга из города, направляясь в лес. Оглянувшись назад, он мог увидеть множество огней зарева пожара, занимающегося в разных концах города. Даже сюда доносились крики и лязг сталкивающегося оружия. Очевидно, хитроумные орки пытались отвлечь и разделить силы людей. Фордринг вынужден был признать, что кем бы ни был предводитель орков, он был на много более умён, чем любой вождь, о котором он когда-либо слышал.

Устало опустив Эйтригга по покрытую листвой землю, Тирион присел рядом с ним, пытаясь успокоиться и мыслить чётко и ясно. Он не мог понять необъяснимое нападение орков на город, задаваясь вопросом, не хотели ли они освободить Эйтригга так же, как и он. В любом случае, он был рад этому нападению. Тирион искренне сожалел о жертвах, павших от рук орков, но он смог осуществить то, что задумывал. Эйтригг был жив, а это значит, что его честь была сохранена.

Эйтригг безмолвно лежал на земле, Тирион наклонился, что бы проверить пульс орка, надеясь на то, что тот был всего лишь истощён пытками. Задыхаясь от безысходности, Тирион с ужасом осознал, что сердце Эйтригга остановилось. Пытки, которыми был подвержен старый орк, видимо оказали серьёзное разрушение на его организм. Ещё несколько минут, и Эйтригг умрёт. Чисто автоматически, Тирион возложил ладони на грудь орка, взывая к силе Света. Ну конечно же, у него ещё остались силы для того, что бы излечить эти раны?

Медленно, чувство страха пронзило сердце Тириона. Ничего не происходило. Фордринг печально опустил голову, вспоминая, что был отречён от Света. Этого не могло произойти - удрученно подумал Тирион. Он буквально физически ощущал, как жизнь покидала старика.
- Нет! - прорычал Тирион, - Ты не умрёшь, Эйтригг, слышишь меня! Ты не можешь умереть!

С силой опершись руками на груди орка, бывший паладин сконцентрировался на своём желании.
- Силою Света, я исцеляю тебя, - раз за разом повторял Тирион, пытаясь воззвать к той частице силы, что ещё осталась в его теле, - Именем Света, излечись.

Свет не мог покинуть его, был уверен Фордринг. Его могли лишить доспехов и званий, могли отобрать его дом и владения - но Свет, Свет всегда будет в нём. Именно так, а не иначе.

И вскоре, Тирион почувствовал, как обжигающий жар наполнил всё его тело. Энергия Света заструилась по его венам. Тирион чуть не закричал от радости, ощущая, как знакомая сила наполняла его руки, проникая в избитое тело орка. Фордринг почувствовал, будто бы он плывёт по воздуху, Сила и чистый Свет перехлёстывали через край, окутывая всё его тело ореолом святого огня. Ошеломлённый повторным пробуждением силы, Тирион открыл глаза и увидел, как тёплое золотистое сияние обволакивает Эйтригга. Прямо на глазах, раны на теле орка стали исчезать и вскоре, даже застарелое нагноение на ноге пропало, будто бы его никогда и не было.

Разбушевавшаяся энергия стихла, обессиленный Тирион опустился на землю. В течение нескольких секунд, задыхаясь, он попытался понять всё произошедшее. Эйтригг сел, фыркнул, осматриваясь вокруг. Старый орк был бледен и слаб, но глаза его ярко сверкали. Эйтригг подпрыгнул, присел, с шумом вдохнув воздух, быстро осмотрелся, в поисках угрозы. Наконец, глянув вниз, он заметил лежащего рядом Тириона. Вернувшись назад, старик сел, удивлённо уставился на истощённого Фордринга.
- Человек? - спросил Эйтригг, - Что случилось? Как мы оказались здесь?

Фордринг поднялся на колени, успокоительно похлопал орка по плечу.
- Мы за городом, Эйтригг, - произнёс размеренно Тирион, - Ты вне опасности. Если нам с тобою повезёт, то виселица ожидает нас лишь в весьма отдалённом будущем.

Эйтригг усмехнулся, с сомнением посмотрел на свои большие зелёные руки и изувеченные до этого пальцы.
- Это твоя сила, человек, - начал орк, - это она излечила меня?

Тирион кивнул.
- Да. Помнишь, ты говорил мне, когда-то, что боль является хорошим учителем. Что же, ты выучил свой последний урок, - шутливо произнёс он.

Эйтригг засмеялся, хлопнул Тириона по спине.
- Возможно, с меня уже хватит такого обучения, - ответил орк, закашлявшись. Напряжение прошедших дней не лучшим образом сказалось на нём, не удержавшись, старик повалился на землю, потеряв сознание. Хотя он и был исцелён, Тирион по своему опыту знал, что слабость не покинет орка ещё в течение долгого времени.

Неожиданно, внезапный шум привлёк внимание Тириона. Отчаянно оглядевшись в поисках опасности, Тирион увидел, как из-за деревьев появляются огромные тёмные фигуры, окружающие его. Двенадцать могучих зеленокожих воинов орков, облачённые в пластины брони и увешанные костяными ожерельями, словно тени возникли из чащи леса. Их грубые, изукрашенные татуировками, клыкастые лица внушали животный страх. Свои тяжёлые копья и гигантские мечи они несли с такой лёгкостью, словно это оружие было продолжением их самих. Но более всего Тирион, подавленный их присутствием, был удивлён изменением, произошедшим во взглядах орков. Вместо привычной полыхающей ненависти и жестокости, их глаза были чёткими и острыми, и в них без труда читались интеллект и ясный ум.

Тирион затаился, пытаясь не совершать резких движений. Кто знает, но орки могли подумать, что это он напал на Эйтригга, но воины, вместо того, что бы напасть, лишь остановились вокруг, будто бы ожидая приказа. Паника, понемногу, стала овладевать Тирионом, приготовившимся продать свою жизнь как можно дороже. Он отлично понимал, что против таких противников ему долго не выстоять.

Внезапно, огромная фигура появилась из-за спин воинов. Орки расступились, пропуская вперёд своего предводителя. Тирион задохнулся от изумления, узнав в могучем орке командующего, руководившего сражением в Стратхольме. Чёрные пластинчатые доспехи, гравированные бронзовыми руническими письменами, в которые был облачён незнакомец, не оставляли в этом ни малейшего сомнения. Никогда прежде Тирион не встречал орка в полных доспехах, один только вид его внушал панический ужас. Могучий боевой молот в руках вождя казался старым как сам мир. Чёрные волосы орка, заплетённые в косы, свисали вниз, лицо, выглядевшее менее диким, чем у его сородичей, буквально излучало высокий интеллект, а голубые глаза словно пронзали насквозь. Да, у Тириона не осталось ни малейшего сомнения в том, что этот орк не был обычным.

Могущественный вождь выступил вперёд, склонился рядом с Эйтриггом. Тирион стиснул зубы, вспоминая о том, что старик оставил своих сородичей и отказался от своего рода и теперь, возможно, эти орки прибыли, что бы наказать его.

Готовый сражаться до конца, Тирион вскочил, встав между Эйтриггом и орков, но вождь лишь жестом остановил его, предупреждая о том, что бы тот оставался на своём месте. Со всех сторон окружённый воинами, Фордринг был вынужден исполнить безмолвный приказ вождя. Увидав, что Тирион понял его предупреждение, таинственный орк опустил свою руку на голову Эйтригга и закрыл глаза. Веки старика затрепетали, открылись, фокусируя взгляд на возвышающемся на ним незнакомце. Взгляд таинственного вождя смягчился.
- Ты - Эйтригг, из клана Блэк Рок? - спросил вождь на человеческом языке. Тирион изумлённо поднял брови, недоумевая, откуда все орки так хорошо владели языком.

Эйтригг с трудом приподнял голову, осмотрелся вокруг, глядя на окружающих его сородичей, утомлённо кивнул.
- Да, это я, - произнёс он упавшим голосом.

Гигантский орк кивнул, выпрямился.
- Я так и думал. Потребовалось не мало времени, что бы отыскать тебя, старик, - размеренно сказал он.

Эйтригг сел, пристально вгляделся в лицо вождя.
- Твой лицо мне знакомо, воин, но ты ещё слишком молод… - старик на мгновение прищурился, - Кто ты?

Орк кивнул, встал в полный рос. Окружающие их орки вытянулись по стойке смирно, горделиво вскинув головы, в то время как их вождь произнёс:
- Мой имя Тралл, старик, и я Военный Вождь Орды.
- Челюсть Эйтригга опустилась вниз. Глаза Тириона расширились от ужаса - это был именно тот орк выскочка, о котором говорил Дафрохан.
- Я слышал о Вас, - произнёс презрительно Тирион. Он видел, как окружающие его воины напряглись, готовые наказать смельчака, дерзнувшего оскорбить вождя.
- И что точно ты слышал обо мне, человек? - таинственный орк удивлённо повернулся к бывшему паладину.
- Я слышал о том, что Вы хотите восстановить Орду и возобновить свою войну против людей, - холодно ответил Тирион, выдержав пристальный взгляд орка.
- Отчасти ты прав, - Тралл усмехнулся, явно развеселённый тоном Фордринга, - Я вновь собираю Орду, и как ты сам мог убедиться, мой народ больше не собирается жить в рабстве. Однако, я не собираюсь развязывать новую войну. Те дни давно закончены.
- Закончены? - скептически произнёс Тирион, - Совсем недавно я видел, как они закончены. В Стратхольме.

Тралл уничижающе посмотрел на Фордринга.
- Ты слишком многого не понимаешь, человек. Мы вынуждены были напасть на город, что бы освободить одного из своих сородичей. Времена изменились. Ваши земли и ваши люди больше не представляют для нас интереса. Всё, чего я добиваюсь, это окончить работу моего отца и найти новую родину для своих братьев и сестёр, - хладнокровно ответил вождь.

Глаза Эйтригга внезапно понимающе широко распахнулись.
- Работу своего отца? - изумлённо спросил он, - Я знал, я узнал твой лицо, воин! Ты - сын Даротана!

Тралл утвердительно кивнул, не обращая внимания на непонимающе уставившегося на них Тириона. Эйтригг был просто вне себя от счастья.
- Как такое могло случиться, после всех этих лет? - Эйтригг с надеждой посмотрел в глаза окружающих орков, ища подтверждение своих слов, но на их каменных лицах не отразилось ни малейших эмоций.

Тралл отвернулся от Тириона, опустился на колени рядом с Эйтриггом.
- Я пришёл сюда, что бы отвести тебя домой, старик, - тепло произнёс он, - Я прошу прощения за то, что задержался, но мы были заняты эти несколько месяцев. Я уже освободил многие кланы, но я всё ещё нуждаюсь в мудрых ветеранах, таких как ты, которые помогут мне вернуть мой народ к истокам. Твой народ вновь нуждается в тебе, Эйтригг.

Старый орк потрясённо замотал головой. Он посмотрел в острые голубые глаза Тралла и нашёл в них надежду. После стольких лет изгнания, его сердце вновь наполнилось гордостью.
- Я последую за тобою, сын Даротана, - произнёс Эйтригг с гордостью, - И я готов сделать всё, что в моих силах.

Тралл кивнул, опустил руку на плечо Эйтригга.

Бросил быстрый взгляд на окружающих его орков, Тирион медленно встал и повернулся к Траллу.
- Эйтригг рассказывал мне о Вашем отце и его судьбе. Должно быть, он был великим героем, заслужив подобную преданность своего сына.
- Мой народ всегда считал, что долг сына - закончить начатое его отцом, - ответил Тралл. Тирион печально кивнул. Будет ли Таэлан испытывать подобное чувство, задавался вопросом бывший паладин. Вряд ли. Будет ли сын гордиться отцом, опозоренным и изгнанным - нет. Скорее всего, Таэлан лишь проклянёт меня за то, что я сделал.

Тралл поднял Эйтригга, коротко отдал несколько отрывистых горловых приказов на орочьем языке. Тирион оглянулся, ожидая дальнейших действий. Убьют ли его орки, или отпустят?

Воины подошли к Эйтриггу, опустились перед ним на колени. Тирион вопросительно посмотрел на Тралла.

Юный Вождь понимающе улыбнулся.
- Ты рисковал своей жизнью, что бы спасти нашего брата, человек. Нам нет нужды сражаться с тобой, и ты волен идти куда пожелаешь до тех пор, пока не последуешь за нами.

Тирион облегчённо вздохнул, глядя на то, как орки аккуратно поднимают Эйтригга. Тралл коротко, по оркскому обычаю, поприветствовал Тириона, и не глядя, направился прочь. Многие из орков уже скрылись в лесу. Тирион удивлённо покачал головой. Неожиданно, чья то сильная рука схватила его. Оглянувшись, он увидел Эйтригга.
- Мы связанны с тобою кровью и честью, брат. Я не забуду тебя, - с благодарностью произнёс старик.

Тирион улыбнулся, прижал сжатый кулак к сердце глядя на то, как орки уводят Эйтригга. Несколько минут постояв в полной тишине, Фордринг проводил исчезающих орков взглядов. Отзвуки битвы всё ещё доносились из города и бывший паладин решил, что пришла пора и ему удалиться, прежде чем сюда придут защитники Стратхольма.

Помолясь Свету, Тирион Фордринг повернулся спиной к Стратхольму и отправился в дальний путь в дикие, неотмеченные на карте Лордерона земли.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.015 сек.)