АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

I. Характер и его развитие

Читайте также:
  1. A) облегчает развитие конкуренции и поддерживает дух новаторства
  2. A. Учитывая иммунный характер болезни, лечение надо начинать с кортикостероидов
  3. I. Литературное чтение и развитие речи
  4. V етап розвитку міграції робочої сили розпочався з 1980 років і триває понині. Збільшення масштабів еміграції з країн з перехідною економікою характерно для такого етапу.
  5. V. Характеристика современного гражданского права
  6. VI. Характер діяльності учнів.
  7. VII. Характер діяльності учнів.
  8. А. Акты общего характера
  9. Автоматизированное рабочее место (АРМ) таможенного инспектора. Назначение, основные характеристики АРМ. Назначение подсистемы «банк - клиент» в АИСТ-РТ-21.
  10. Административные наказания: понятие, цели, система и виды. Основные и дополнительные наказания; наказания морального, имущественного характера; наказания, обращенные на личность. 1 страница
  11. Административные наказания: понятие, цели, система и виды. Основные и дополнительные наказания; наказания морального, имущественного характера; наказания, обращенные на личность. 10 страница

Часть II

Методики исследования характера и его отдельных особенностей.

2. Хрестоматия…………………………………………………

 

ЧАСТЬ I

I. Характер и его развитие

Проблема характера является одной из непростых и неоднозначных в дифференциальной психологии и психологии личности, несмотря на весьма длительную историю его изучения, начиная с античности. Характер в истории его изучения рассматривался и как самостоятельная категория, совпадающая по своему содержанию с личностью человека в целом, и как особая сторона, компонент личности или индивидуальности, и как такое явление, которое вообще не является предметом психологии, а проблемой этики. Характер трактовался и как внешнее проявление поведения человека, и как скорее его внутренняя характеристика. В разные периоды человеческой истории проблема характера в разной мере привлекала внимание педагогов, философов, психологов, однако всегда была в центре внимания писателей и политиков, что свидетельствует о реальности существования характера и необходимости его исследования и понимания.

 

1. 1 История характерологии

Характерология – раздел дифференциальной психологии (в зарубежной психологии - персоналистической психологии), изучающий место характера в структуре личности или индивидуальности, содержание, структуру, типологию, предпосылки и условия развития характера.

Предпосылки появления этого раздела психологии личности и индивидуальности можно заметить еще в глубокой древности. Людей всегда интересовали отличия одного человека от другого. Первые попытки описания характера относятся к античности. Еще Платон (427 – 347 до н.э.) выделил несколько типов людей по критерию их соответствия возможным видам государственного устройства. «У различных людей непременно бывает столько же видов духовного склада, сколько существует видов государственного устройства»,- пишет Платон в работе «Государство». В соответствии с этим он выделяет четыре отрицательных типа, соответствующих приверженности человека неблагоприятным формам политической организации, и один положительный тип характера.

1. Тимократ – (др.-греч. τῑμοκρᾰτία, от τῑμή, «цена, честь» и κράτος, «власть, сила») человек, у которого главной, ведущей чертой выступает честолюбие, тщеславие, сочетающееся с властолюбием, соперничеством, «яростью», хитростью, способностью к манипулированию.



По Платону, тимократия — власть честолюбцев, людей, которые, как правило, принадлежат к классу военных; тимократия наряду с олигархией, демократией и тиранией, является отрицательной формой правления. Тимократия по Платону имеет тенденцию переходить в олигархию по мере накопления богатства правящим классом. Позитивной альтернативой данной форме власти, согласно мнению ряда античных философов, является меритократия. Меритокра́тия (букв. «власть достойных», от лат. meritus — достойный и греч. κρατος — власть, правление) это такой принцип управления, согласно которому власть должна принадлежать наиболее способным, компетентным людям, независимо от их социального происхождения и имущественного положения. Меритократия предполагает создание ситуации равных возможностей для всех одарённых и трудолюбивых людей, при этом выполняется правило верховенства закона.

2. Тип олигарха, для которого характерно то, что над ним властвует стремление к наживе, богатству, сочетающееся со стяжательством, алчностью, корыстолюбием, недостаточностью образования и воспитания. Платон считал, что черты этого типа могут проявляться как преступность, желание жить за чужой счет.

Олигархия (греч. oligarchía — власть немногих, от olígos — немногий и archē — власть, близкое понятие – плутократия от plutos - богатство), форма правления, при которой государственная власть принадлежит небольшой группе людей, как правило, наиболее экономически могущественных. Аристотель выделял три идеальных формы правления: монархию, аристократию и политию, и считал олигархию отклонением от аристократии. Аристокра́тией (от греч. ἀριστεύς, «знатнейший, благороднейшего происхождения» и греч. κράτος, «власть, государство, могущество») называется форма государственного устройства, при котором власть принадлежит меньшинству самых знатных, прежде всего по происхождению, представителей общества (в отличие от единоличного наследственного правления монарха, единоличного выборного правления тирана или демократии) и осуществляется в соответствии с законом.

‡агрузка...

2. Тип демократа. Для него, как говорит Платон, характерна любовь к свободе, однако, без стремления к порядку и понимания необходимости, это человек, угождающий своим желаниям, попирающий при этом добродетель и стремление к благу, человек, ориентирующийся на мнение толпы и не считающийся с законом и традициями.

Демократия (греч. δημοκρατία — «власть народа») форма политического устройства, при которой все граждане обладают равными правами на власть: законодательные и исполнительные функции осуществляются через прямое народовластие или через представителей, избираемых народом. Следует отметить, что в античности демократия считалась «худшей формой» правления, поскольку низкий уровень культуры, образования граждан, неразвитость гражданского общества в целом создают предпосылки для успешного манипулирования мнением большинства, вследствие чего демократия может перерастать в охлократию (власть толпы); что в свою очередь, может породить тиранию.

Альтернативой демократии является полития, которая представляет форму общественного управления, при которой, как считал Аристотель, большинство правит в интересах общей пользы (блага). Власть подчинена закону. Такая форма управления соединяет в себе лучшее из присущего аристократии и демократии.

3. Тиранический человек – человек, стремящийся к неограниченной власти, господству, сопровождающемуся неспособностью к дружбе, коварством, рабской и низкой душой.

Тирания (греч. tyrannís) форма государственной власти, установленная насильственным путём и основанная на единоличном правлении (тиран стоит над законом). Альтернативой тирании выступает мона́рхия (лат. monarcha от греч. μοναρχία — «единовластие»: греч. μόνος — «одиночный, единый» и греч. ἀρχων — «властитель, правитель») — форма правления, при которой власть принадлежит одному лицу — монарху и, как правило, передаётся по наследству. Монарх олицетворяет Верховную Власть, которую он получает от Бога и исполняет Его Волю. Сила монарха в том, что он выступает, прежде всего, как нравственный авторитет, действуя в соответствии с законом, но не по своей прихоти.

4. Добродетельный человек: совестливый, «причастный» правде, справедливый, «любящий благо»: обладающий мудростью, мужеством, благоразумием, справедливостью, стремлением действовать и жить в нравственном совершенстве.

Один из известнейших трактатов о характере принадлежит древнегреческому ученому, ученику Аристотеля Феофрасту (Теофрасту) (371 – 287 до н. э), который дает обыденно-психологические описания черт характера. Например, в трактате описаны типы, основанные на выделении наиболее выраженных особенностей человека: «Ирония», «Лесть», «Отчаянность», «Бестактность», «Суеверие» и т.д.

Приведем примеры описания Феофрастом некоторых типов характера. «Бестактность — это неумение выбрать подходящий момент, при­чиняющее людям, с которыми общаешься, неловкость, а бестактный вот какой человек. К занятому человеку он приходит за советом и врывается с толпой бражников в дом своей возлюбленной, когда та лежит в лихорадке. К уже пострадавшему при поручительстве он об­ращается с просьбой быть его поручителем. Когда предстоит высту­пать свидетелем, он является в суд уже по окончании дела. На свадьбе начинает поносить женский пол. Человека, который только что при­шел домой усталый, он приглашает на прогулку. Он способен к про­давшему что-нибудь привести покупателя, который предлагает более высокую цену. В собрании, когда все уже знают и поняли сущность дела, он встает и начинает рассказывать все сначала. Он усердно пред­лагает свою помощь в деле, которое начавший его хотел бы прекра­тить. За причитающимися ему процентами он является как раз после того, как его должник потратился на жертвоприношение. Когда раба наказывают ударами бича, он стоит тут же и рассказывает, кстати, как у него как-то раб повесился после бичевания. В третейском суде он старается поссорить стороны, желающие примириться. Пускаясь в пляс, тащит за собой соседа, который еще не пьян».

«Лесть можно определить как недостойное обхождение, выгод­ное льстецу. А льстец вот какой человек. Идя с кем либо, он гово­рит спутнику: "Обрати внимание, как все глядят на тебя и дивятся. Ни на кого ведь в нашем городе не смотрят так, как на тебя! Вчера тебя расхваливали под Портиком. А там ведь сидело больше три­дцати человек. И когда речь зашла о том, кто самый благородный, то все (и я прежде всего) сошлись на твоем имени". Продолжая в том же духе, льстец снимает пушинку с его плаща, и если тому в бороду от ветра попала соломинка, то вытаскивает ее и со смешком говорит: " Смотри-ка! Два дня мы с тобой не видались, а уже в бо­роде у тебя полно седых волос, хотя для твоих лет у тебя волос че­рен, как ни у кого другого". Стоит только спутнику открыть рот, как льстец велит всем остальным замолчать, и если тот поет, то расхваливает, а по окончании песни кричит "Браво!" А если спут­ник отпустит плоскую шутку, льстец смеется, затыкая рот плащом, как будто и в самом деле не может удержаться от смеха. Встречным он велит остановиться и ждать, пока "сам" не пройдет. Накупив яблок и груш, он угощает детей на глазах отца и целует их со сло­вами: "Славного отца птенцы". Покупая вместе с ним сапоги, льстец замечает: "Твоя нога гораздо изящнее этой обуви". Когда тот отправляется навестить кого-нибудь из друзей, он забегает впе­ред со словами: "К тебе идут!", а затем, возвратившись, объявляет: "Я уже известил о твоем приходе". Мало того, он способен даже, не переводя духа, таскать покупки с женского рынка.

Первым из гостей он расхваливает хозяйское вино и приговари­вает: "Да и ведь ты знаешь толк!" Затем, попробовав что-нибудь со стола, повторяет: "Что за славный кусочек!" Пристает к хозяину с вопросами: не холодно ли ему, не накинуть ли на него чего-нибудь и — не дожидаясь ответа — закутывает его. С хозяином льстец шеп­чется, а во время разговора с другими оглядывается на него. В теат­ре льстец сам подкладывает ему подушку, отняв ее у раба. И дом-то его, по словам льстеца, прекрасно построен, и земельный участок прекрасно обработан, и портрет похож».

Еще долгое время работы о характере представляли собой основанные на житейских наблюдениях зарисовки разных типов людей, подобно тому, как это сделал в свое время Теофраст. Монтень «Опыты» (1580 г.), Лабрюйер «Характеры Теофраста» (1688 г.), Ларошфуко «Сентенции и максимы о морали» (1665 г.) – для этих произведений свойственны именно такие описания.

В то же время интерес к проблеме характера приводил и к появлению работ, сомнительных в отношении их научной обоснованности. Примером здесь является чрезвычайно популярная в 19 веке френология Ф. Галля (1758—1828), который пытался по форме черепа определять психические особенности человека (черты характера, способности и пр.), сюда же можно отнести физиогномику, представители которой связывали черты лица (форма носа, губ, глаз, овал лица, состояние волос и пр.) с особенностями личности и характера человека. (Другое дело, когда по мимике, позе, жестам и пр. определяются эмоции и чувства человека в настоящий момент или длительно присущие человеку эмоциональные состояния, накладывающие отпечаток на его мимический облик).

Этология или характерология как наука о характере возникает только в 19 веке.

Название этология было предложено английским ученым Дж.С. Миллем (1843 г.) в связи с тем, что Феофраст вслед за Аристотелем называл характер этосом (характер как «устойчивый нрав» по Аристотелю, соответственно, характер им определяется как совокупность этических добродетелей человека). Не следует путать это название с современной этологией как наукой о поведении животных. Этос – место, образ жизни в переводе с греческого. Термин же характерология был введён в научный обиход немецким философом Ю. Банзеном («Очерки по характерологии», 1867), в России - русским ученым А.Ф. Лазурским («Очерк науки о характерах», 1906).

Серьезная традиция в исследовании характера имеется в английской философии и психологии (Куличенко, 2003), где поначалу характер рассматривался в контексте философии и этики, и его качества – хорошие или дурные поступки и поведение – понимались как свидетельствующие об уровне добродетели человека (Д. Юм (1711 - 1776). Английские феноменологи: священники, писатели, моралисты (Дж. Холл, (1574-1656), «Характеры добродетельные и порочные»; Т. Овербери (1581-1613), «Характеры»; Дж. Эрл (1601 – 1655), «Микрокосмографии»; А. Шефстбери, (1671-1713), «Характеристика людей, нравов, мнений, времён») описывали характер подобно Феофрасту: выделяя те или иные негативные или положительные черты (пороки или добродетели) морального субъекта. Однако в 1843 г. с подачи Д. С. Милля (1806—1873) формулируется идея о выделении науки о характере как особой сфере практической психологии, «применимой к житейским фактам», воспитанию, политике и т.д. (французский психолог Т. Рибо (1842 - 1923), или построении специальной науки, предметом которой является именно характер (Джон Стюарт Милль и его последователи Самуил Бэйли, Александр Бэн, Александр Шенд).

Например, Александр Бэн (1818—1903) в работе «Об изучении характера» выражает мысль о том, что наука о характере может быть создана на основе исследования трех его элементов — ума, чувства, воли в их индивидуальных проявлениях и связях. Александр Шенд в работе «Основы характера», вышедшей в 1914 году, считает, что характер представляет собой науку о чувствах и эмоциях.

Среди английских характерологов, пытающихся понять причины появления того или иного характера, выделяются те, кто считал характер в основном врожденным явлением (А. Шефтсбери, Ф. Хатчисон, Д. Юм), Согласно этим взглядам человеку от природы свойственно чувствовать добродетель и воспитывать ее в себе, опираясь на это моральное чувство. Другие (Т. Гоббс, В. Мандевиль, Дж. Локк) отрицали существование такого врожденного нравственного чувства и полагали добродетель следствием наблюдений за жизнью и воспитания. Впрочем, Дж. Локк, одновременно призывал в процессе воспитания учитывать индивидуальные и возрастные врожденные особенности. Интересна позиция Томаса Гоббса (Гоббс, 1989), который утверждал равенство всех людей от природы, причем, все равно склонны к эгоизму и вражде как естественному состояние людей, поскольку люди должны бороться с другими за свое место в мире. Однако из чувства самосохранения на основе разума у человека воспитываются «естественные законы», предписания, всего их девятнадцать. Одни люди выполняют эти предписания, другие нет, из этого рождаются разные характеры. Например, если человек нарушает предписание признавать другого равным себе от природы, то это порождает гордыню, если он нарушает закон о приспособлении людей друг к другу, то это ведет к появлению замкнутости и т.д.

Если бы человек выполнял все необходимые законы, то он, как пишет Т. Гобс (1989) в разделе «О гражданине» («Основы философии»), обладал бы следующими качествами: скромностью, общительностью, благодарностью, справедливостью, добротой. Это мирные добродетели, благодаря которым человек восходит к подобию Божию. Причем, если вследствие наличия в мире дурных людей приходится применять военные добродетели (силу, хитрость, жестокость), то последние не рассматриваются им как порочные черты характера. Если же человек не выполняет законы, то становится жестоким, злым, хитрым, несправедливым, замкнутым, высокомерным, гордым, неблагодарным.

Одним из ярких представителей немецкой характерологии являетсяфилософ, психолог, создатель графологии Людвиг Клагес (1872-1956) , который в работе «Личность. Введение в характероведение», вышедшей в 1930 г, фактически отождествлял категории личности и характера и считал, что индивидуальность человека представляет собой душевно-телесную целостность, первичную по отношению к миру. Человек формируется на инстинктивно-творческой основе, но это единство души и тела расчленяется внешним действием духа. Дух это холодный, «мертвящий рассудок». Поэтому выживание человечества определяется самоконтролем и самоограничением духа. Л. Клагес выделяет в психическом три части: материал (таланты и способности личности), структуру (темперамент: импульсивность, взрывчатость и пр.) и качественную сторону ("движущие силы", мотивы: стремления, инстинкты, воля, способность приспосабливаться к окружающему миру). Помимо этого в характере он выделял тектонику (структура отношений выделенных групп друг к другу: их гармония, прочность или разорванность), поведенческие особенности (задатки самообладания: дерзость, робость и пр., которые предстают как ненастоящие свойства характера, обусловленные социальной оценкой), а также витальность (энергетический фактор, жизненная сила). Особенности характера, по его мнению, выражаются во внешних признаках, в экспрессии, и его изучение должно опираться на наблюдение, описание и систематическое истолкование выразительных движений (почерк, жесты, язык).

Интересна, анализируемая А. В. Михайловым, история изменения содержания самой категории характер, связанная со способом постижения человека в истории, его переосмысления: от состояния, когда все внутреннее (душевное или умственное) в человеке «выводится из вещественного, из внешней силы и прочно закрепляется во внешнем как своем основании и причине», вырезано, высечено в образе тела, до новоевропейского представления, при котором «характер строится изнутри наружу: «характером» именуется заложенная в натуре человека основа или основание, ядро, как бы порождающая схема всех человеческих проявлений, и расхождения могут касаться лишь того, есть ли «характер» самое глубокое в человеке, или же в его внутреннем есть еще более глубокое порождающее начало» (Михайлов, 1990, с. 43-72).

Несмотря на то, что слово характер является общеупотребительным в обыденной жизни, в литературоведении и художественной литературе, в психологии, и он имеет длительную историю изучения, понятие это остается недостаточно определенным, имеется множество трактовок характера, в том числе, встречается отрицание его существования как особого свойства, стороны личности или индивидуальности. В этом случае исследователи говорят о чертах личности или ее характеристиках, факторах, не выделяя характер как особую структуру, имеющую свою специфику, и отличающуюся от других структурных составляющих личности, таких как темперамент, способности или направленность. Черта обычно определяется как тенденция человека вести себя одним и тем же образом в различное время и в различных ситуациях (быть робким или говорливым, или тревожным и т.д. в большинстве жизненных ситуаций). Например, согласно концепции «Большой пятерки» («The Big Five») индивидуальные различия между людьми можно достаточно эффективно описать с помощью пятифакторной модели личности (пяти фундаментальных факторов, пяти базовых, основных черт и т.д.), таких как:

- экстраверсия (порывистость), включающая в себя шесть субшкал: горячность, общительность, самоуверенность, активность, поиск острых ощущений, позитивные эмоции;

- дружелюбие (привлекательность), включающая доверчивость, прямоту, альтруизм, уступчивость, скромность, мягкосердечие;

- добросовестность (соблюдение принятых норм, надежность), включающая компетентность, систематичность, обязательность, старательность, самодисциплину, осмотрительность;

- нейротизм (эмоциональная стабильность - тревожность), включает в себя тревогу, гнев, враждебность, депрессию, застенчивость, импульсивность, ранимость;

- открытость новому опыту, иногда определяется как автономия (уровень культуры, интеллект, интеллектуальность), шкала соотносится с такими особенностями как богатое воображение, утонченность, чувства, поступки, идеи, ценности (Лаак, Бругман, 2003).

Эти факторы выделены статистическим способом на основе особой процедуры получения и обработки лексикона, при помощи которого в обыденной жизни описываются индивидуальные особенности людей. Несмотря на многочисленные исследования устойчивости выделенных факторов относительно разных возрастных групп, культуральных и языковых характеристик выборок, исследования прогностической и конструктивной валидности полученных данных, до сих пор не вполне ясно, насколько можно опираться в научных исследованиях на пятифакторную структуру личности. Во-первых, эти исследования все же дают не всегда однозначные результаты, во-вторых, обыденные представления людей относительно индивидуальных характеристик личности нельзя считать достаточно достоверными описаниями, следовательно, за этими эмпирически и статистически полученными факторами не стоит сколько-нибудь серьезной содержательной теории; в-третьих, данная модель не перспективна в аспекте изучения индивидуальности или характера как целостного образования, в ней отражено, скорее, представление об индивидуальности как совокупности, наборе разнородных качеств; наконец, с точки зрения представлений о структуре личности и индивидуальности, принятых в отечественной психологической школе, выделенные факторы имеют разноуровневый и разнопорядковый характер. Например, описание фактора нейротизма скорее соответствует параметрам свойств темперамента, в факторе «открытость опыту» соединяются свойства, при помощи которых описываются компоненты способностей, направленности, характера; фактор дружелюбия включает комплекс черт характера и т.д. На наш взгляд данный подход и соответствующую методику можно использовать как вспомогательный рабочий вариант диагностики отдельных особенностей, однако он неприемлем как модель исследования индивидуальности в целом и характера, в частности.

Аналогичные комментарии применимы и в отношении других вариантов теории черт: 16-факторной модели Р.Б. Кеттела, двухфакторного, а в последующем трехфакторного подхода Г. Айзенка или совокупности черт, выделяемых в методике Хейманса - Ле Сенна.

В то же время, ряд авторов, например, К. Ясперс (1883 – 1969) немецкий философ, психолог и психиатр, один из ярких представителей экзистенциализма, фактически отождествляют категории личности и характера, придавая им экзистенциальный статус чего-то незавершенного и недоступного научному пониманию, поскольку характер (личность) раскрывается, развертывается на протяжении всей жизни человека, он сотворяется самим человеком, осуществляясь в различных ситуациях и оставаясь незавершенным.

«Что есть личность (характер)», - говорит он. И отвечает: «Личность выявляется для нас в том, как человек выражает себя, как он двигается, каким образом он переживает ситуации и реагирует на них, как он любит и ревнует, каков его образ жизни, каковы его потребности, стремления и цели, каковы его идеалы и как он их формирует, какие ценности движут им, что и как он делает, осуществляет, творит. Короче говоря, личностью мы называем обладающую индивидуальным набором отличительных признаков, характерную совокупность доступных пониманию взаимосвязей в пределах отдельно взятой психической жизни» (Ясперс, 1997, глава 8). Приведем выдержки из его работы, в которых представлено его понимание характера (личности).

«Личность — это сознающая самое себя связь внутри «Я».

«Понятая личность (характер) — это не то, что человек есть на самом деле, а всего лишь некоторое эмпирическое, незавершенное явление. Истинная сущность человека — это его экзистенция перед лицом трансценденции; ни та, ни другая в принципе не могут быть доступны научному исследованию. Экзистенция не может быть постигнута как личность (характер); но она проявляет себя в личностях, которые, как таковые, всегда остаются незавершенными».

«До сих пор мы говорили о личности или характере как о чем-то равном себе и имеющемся в наличии уже в момент рождения. Начиная с рождения, личность по существу не меняется, а лишь раскрывается; осознает, но не порождает самое себя. Это, однако, только один из аспектов личности; взятый сам по себе, он лишь вводит в заблуждение. Не в меньшей мере личность — это развитие и становление; личность осуществляет себя в мире через разнообразные ситуации, через предоставляемые этими ситуациями возможности, через предъявляемые ими задачи. Личность наделена определенной исторической основой и представляет собой не просто растянутое во времени выражение некоей окончательной определенности, а сотворение человеком самого себя во времени. Понимаемая в таком аспекте, личность, поскольку ей предоставляются возможности для принятия решений, проявляет себя на протяжении всей истории жизни человека» (Ясперс, 1997, глава 8).

Таким образом, проблема характера и в наше время остается настолько же актуальной, насколько и загадочной. В различных концепциях характер может отождествляться с личностью в целом (часто свойственно американской психологии), или рассматриваться как ее структурный компонент, трактоваться как целостная структура или совокупность отдельных черт, в одних исследованиях изучение характера рассматривается как прерогатива психологии, некоторые же зарубежные авторы, в частности, Г. Олпорт (1897 —1967) — американский психолог, теоретик черт личности, считают проблему характера скорее сферой этики, определяя его как личность в ее этическом аспекте, «оцениваемая личность». Некоторые исследователи (например, американский психолог XX в. Г. Мэрфи - представитель биосоциального взгляда на личность) полагают, что термин «характер», впрочем, так же и «темперамент» не следует применять в исследованиях личности.

В работах Г.Мэрфи (цит. по В.М. Мясищеву, 1995), в частности, выделяются следующие биологические и социальные составляющие личности в целом:

К биологическим составляющим автор относит:

- физиологические предрасположения, обусловленные наследственными и эмбриональными влияниями;

- канализацию энергии как процесс, при котором мотив или концентрированная энергии находит путь к разрядке в специфическом поведении;

- условно-рефлекторные ответы, представляющие собой связи между внутренними условиями тканей и определенными формами поведения;

- познавательные или перспективные навыки как продукты двух предыдущих компонентов.

В социальные составляющие он включает:

- систему сигналов, "обусловливающую" поведение;

- предписания и запреты, обусловливающие формирование личности;

- награды и наказания;

- нормы данного общества, организующие процессы восприятия и познания.

В силу такой множественности позиций остается не ясной проблема отношения личности и характера; характера и таких структурных компонентов индивидуальности как темперамент, направленность; актуальны вопросы о структуре самого характера и места наследственного и социального в его развитии; закономерностях его развития; причинах отклонений в развитии характера и способах психологической помощи и поддержки людям с проблемным характером; основаниях для классификации типов характера.

 

1.2.Понятие о характере в отечественной психологии.

 

В отечественной психологии характер (чеканка, печать, в переводе с греческого) обычно определяют как индивидуально своеобразный комплекс относительно устойчивых черт человека (личности или индивидуальности), в которых выражаются отношения человека к внешнему миру и к самому себе, и которые определяют его поведение в различных условиях жизни и деятельности.

Данное определение характера сложилось в отечественной психологии в процессе его исследования и сопоставления позиций различных авторов. Например, И.В.Страхов – одним из первых в советской психологии исследовавший проблему характера, понимал его как существенное качество личности, реальный аспект личности. В широком понимании «под характером нужно понимать психологические особенности личности, проявляющиеся в отношении человека к окружающему и в образе его деятельности, в его поступках». В узком же значении характер представляет собой «индивидуальные эмоционально-волевые особенности личности, или личность в эмоционально-волевом разрезе» (Страхов, 1970).

Н.Д. Левитов понимал характер как особый компонент личности и определял его как «психологический склад личности, выраженный в ее направленности и воле» (Левитов, 1967).

К. К. Платонов (1972) рассматривает характер (так же как и способности) как интегральное личностное образование, надстраивающееся над ее четырьмя основными подструктурами (направленность, опыт, индивидуальные особенности протекания психических процессов, низшая – биологическая подструктура) и их интегрирующее (Проблемы способностей. 1972). Он определяет его как личность в своеобразии ее деятельности (т.е. как проявление ее индивидуальности). Характер он обозначает как «совокупность наиболее ярко выраженных и относительно устойчивых черт личности, типичных для данного человека и систематически проявляющихся в его действиях и поступках» (Платонов, 1972).

В.А.Крутецкий (1980) считает, что характер представляет собой индивидуальное сочетание существенных свойств личности, показывающих отношение человека к окру­жающему миру и выражающихся в его поведении, поступ­ках. Характер рассматривается им как отношение, закрепленное в привычных формах поведения. При этом под чертами характера он понимает индивидуальные привыч­ные формы поведения человека, в которых реализуется его отношение к действительности.

Б.Г. Ананьев (1980) определяет черты характера как внутренние свойства личности, которые отражают основную направленность и проявляются в своеобразном для данной личности образе действий. Характер возможно понять, считает Б.Г. Ананьев, лишь как определенное единство направленности и образа действия. При этом характер это не только единство многообразия свойств личности, но вместе с тем и ее самобытность и оригинальность. Как основатель комплексного подхода Б.Г. Ананьев (1980) понимает характер как целостную структуру черт, которая образовалась в процессе поэтапного развития системы отношений в общении и деятельности, при этом каждая черта представляет собой своеобразный синдром, выражающий определенное отношение личности к действительности, ее содержание. Характер – это вершина личности, которая в свою очередь является одной из сторон индивидуальности.

Близкую позицию в определении характера занимает и В.Н.Мясищев. Он писал, что «характер - это единство отношений и способа их осуществления в переживаниях и поступках человека» (Мясищев, 1995, с. 355). При этом сами отношения он представлял как «целостную систему индивидуальных избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности. Эта система вытекает из всей истории развития человека, она выражает его личный опыт и внутренне определяет его действия, его переживания» (Мясищев, 1995, с. 16).

Особенно интересны, эвристичны и еще недостаточно развернуты в современной психологии представления о характере С.Л. Рубинштейна (1946, с. 663 - 675), который, рассматривая характер как «относительно устойчивые свойства личности, которые определяют ее качественное своеобразие и выражают ее направленность», выделяет следующие его особенности:

1) это «те свойства личности, которые накладывают определенный отпечаток на все ее проявления и выражают специфическое для нее отношение к миру и прежде всего к другим людям»;

2) это то, что «обусловливает определенность человека как субъекта деятельности, который, выделяясь из окружающего, конкретным образом относится к нему»;

3) в характере «заключена внутренняя логика, взаимосвязь определяющих его свойств и установок, известная необходимость и последовательность».

4) это те «существенные… черты, из которых вытекает, которыми определяется весь образ … действий» человека и из которых «с определенной логикой и внутренней последовательностью вытекает одна линия поведения, одни поступки и которыми исключаются, как не совместимые с ними, им противоречащие другие»;

5) «каждое свойство характера всегда есть тенденция к совершению в определенных условиях определенных поступков»;

6) наличие у человека характера предполагает наличие чего-то значимого для него в мире, в жизни, чего-то, от чего зависят мотивы его поступков, цели его действий, задачи, которые он себе ставит или на себя принимает»;

7) к характеру относятся «лишь те проявления направленности, которые выражают устойчивые свойства личности и вытекающие из них устойчивые личностные, а не только случайные ситуационные установки»;

8) взаимосвязь характера и поступка, которая «опосредована взаимозависимостью свойств характера и мотивов поведения. Каждый действенный мотив поведения, который приобретает устойчивость, – это в потенции будущая черта характера в ее генезисе, вообще же в характере человека отображается его образ жизни в целом; отражая образ жизни человека, характер в свою очередь отражается в нем;

9) характер «формируется в зависимости от объективных общественных условий и конкретных жизненных обстоятельств, в которых проходит жизненный путь человека, на основе его природных свойств – прежде всего темперамента – в результате его деяний и поступков»;

10) в характере «сосредоточены стержневые особенности личности», поэтому «все индивидуальные отличия в нем приобретают особенную значимость и выраженность»; это не столько межиндивидуальные различия или индивидуальные особенности личности, сколько общее строение личности. «Характер – это единство личности, опосредующее все ее поведение»;

11) «определяя господствующие побуждения, характер может выразиться как в целях, которые человек себе ставит, так и в средствах или способах, которыми он их осуществляет….т.е. характер может выразиться как в содержании, так и в форме поведения», при этом «форма является обобщенным выражением содержания»; «в способе поведения, в котором проявляется характер, выражается иерархия между различными возможными целями, которая устанавливается для данного человека в силу его характера; он – обобщенное выражение избирательной направленности личности»;

12) «характер человека – это в известной мере его не всегда осознанное и теоретически оформленное мировоззрение, ставшее натурой человека».

Интересный обобщенный анализ характера представлен также в работах В.С. Мерлина (1968), который относит его к сфере индивидуальности. При этом «свойства характера — это такие индивидуальные своеобразные свойства личности, которые проявляются лишь в определенных типичных ситуациях в зависимости от социально-типичных отношений личности, с одной стороны, и от свойств индивидуума, с другой». Свойства характера обусловлены устойчивыми отношениями личности; причем, эти отношения являются социально типичными, а не любыми ситуативными отношениями в определенной конкретной ситуации; функции характера состоят в том, что каждое его свойство служит для осуществления (способы действия) и для выражения (экспрессивная роль) отношения личности в деятельности. Свойства характера «формируются в активной деятельности человека, в зависимости от его действий и поступков. В процессе такой активной деятельности, вместе с тем, формируются и те автоматизмы поведения - привычки и установки, благодаря которым свойства характера приобретают большую определенность, активность, устойчивость и постоянство».

Исходя из описанных представлений В.С. Мерлин предлагает порядок определения любого свойства характера исходя из его структуры. Для того, чтобы его понять, «необходимо и достаточно обозначить следующее: 1) те ситуации, в которых проявляется данное свойство характера; 2) те социально типичные отношения, которые его определяют; 3) те типичные свойства индивидуума, которые лежат в его основе».

Согласно одной из наиболее целостных и наиболее разработанных в настоящее время структур индивидуальности Э.А. Голубевой, характер является одной из ее подструктур и понимается вслед за Б.М. Тепловым как «совокупность стержневых психических свойств человека, накладывающих отпечаток на все его действия и поступки» (Голубева, 2005, с. 99; Теплов 1953, с. 234). Причем важнейшими составляющими характера являются саморегуляция и воля как высшее ее проявление, а также побуждения. Характер обладает целостностью и связан с направленностью, образуя такое качество как целеустремленность. В качестве общей природной основы характера выступает система прижизненно сформированных временных связей и стереотипов. (Везде в тексте выделено мной).

Таким образом, обобщая различные позиции, можно выделить те положения относительно характера, которые обозначаются разными авторами и являются на наш взгляд наиболее важными для понимания этой категории.

1. Характер проявляет себя в поведении и поступках человека и развивается в них, т.е. он включает в себя активное начало.

Каждая черта характера выступает как своеобразная побудительная сила, т.е. черты характера предрасполагают человека действовать в определенных условиях определенным образом, поэтому зная характер можно с определенной долей вероятности предвидеть поведение личности в той или иной обстановке. Например, американским психологом Г. Ханом был проведен эксперимент, в котором выявлялась такая черта характера, как отношение к риску. Испытуемых подводили ко рву, дно которого было усеяно битым стеклом, т.е. давали возможность убедиться в степени опасности падения в этот ров. Затем отводили от рва на пять метров, ставили лицом ко рву, завязывали глаза и предлагали приблизиться к нему ровно настолько, насколько человек считает безопасным. В итоге выявились три группы испытуемых: рискованные – те, кто безрассудно шагал к краю рва, и лишь вмешательство экспериментатора предотвращало беду; сверхосторожные – эти испытуемые буквально с первого шага начинали ощупывать перед собой землю и в итоге приближались ко рву на опасное расстояние, третьи же испытуемые приближались ко рву на два – три шага – ровно настолько, насколько считали безопасным, и затем просто не шли вперед. Именно у рискованных и сверхосторожных наблюдается предрасположенность к несчастным случаям. Так, водители с разным отношением к риску имеют разную вероятность попадать в аварии. Наиболее часто попадают в аварийную ситуацию сверхосторожные, несколько реже - «рискованные», и реже всего – те, у кого эта черта выражена в пределах нормы. Причем, «аварийноопасность» сверхосторожных обусловлена тем, что они не могут отделить действительно опасные ситуации от второстепенных, и в итоге пропускают тот сигнал, который действительно является важным (Практическая психология, 2001).

Интересны в этом отношении исследования такой особенности характера как виктимность. Виктимность как специфическая особенность личности людей, часто оказывающихся в положении жертвы, изучается в юридической психологии. Выявлено, что имеется тип людей, особенно уязвимых для насильственных посягательств. Такие люди гораздо чаще подвергаются преступным нападениям, чем все прочие, они провоцируют насилие по отношению к себе своим собственным поведением.

Среди потенциальных жертв выделяют два основных типа. Первый тип характеризует людей робких, склонных к тревоге и чрезмерным опасениям, людей, психологически готовых к насилию, неспособных дать отпор или найти выход из опасной ситуации. Опасность воспринимается ими как роковое событие, неизбежность, фатальность, что порождает неспособность к сопротивлению и делает человека беззащитным. Есть основание предполагать, что такая склонность к виктимности обусловлена авторитарным стилем детско-родительских отношений.

С точки зрения трансактного анализа речь здесь может идти о воспитании у ребенка сценария игры «Бейте меня», при котором, как пишет Э. Берн, люди ведут себя так, «будто на них написано: «Пожалуйста, не бейте меня». При этом «искушение почти всегда непреодолимо, поэтому после вполне естественного исхода» жертва «жалобно восклицает: «Но ведь весь мой вид ясно говорил: «Не бейте меня»!». После чего он чаще всего недоуменно добавляет: «Ну почему такое случается именно со мной?» (Эрик Берн, 1988, с. 66).

Человек приобретает склонность к тому, чтобы надеяться на другого, более сильного, он утрачивает способность к инициативе, самостоятельности, принятию решений, ответственности за свою судьбу, он привыкает считать, что лично от него ничего в этой жизни не зависит. Он еще до начала каких-либо событий готов смириться с неизбежным несчастьем, отдает инициативу любому другому, чем и провоцирует определенных людей, склонных к насилию, осуществлять его по отношению к себе.

Второй тип жертвы проистекает из неосторожного, рискованного поведения, неумения прогнозировать возможные события и поведение других людей: например, не следует появляться в опасных местах и в неподходящее время (на пустырях, в ночном безлюдном парке и т.п.), вести себя не осторожно в стандартных жизненных ситуациях (дразнить животных, отправляться в дом к малознакомым людям, скандалить с агрессивным человеком и пр.). В частности, известный исследователь агрессии Конрад Лоренц в книге «Кольцо царя Соломона» пишет, что ни в коем случае нельзя пристально смотреть в глаза собаке, поскольку животные обычно воспринимают такой взгляд как вызов и реагируют на него агрессивно.

Таким образом, та или иная черта характера действительно может предрасполагать человека действовать в определенных ситуациях определенным образом. Поэтому черты характера иногда называют наклонностями личности, предрасположениями к определенному поведению.

Однако не следует понимать этот тезис буквально. Содержание характера, как внутреннее, как психическое (душа) может расходиться с отдельными действиями и поступками человека. Чувствительный, эмоционально ранимый подросток может вести себя нарочито грубо, не желая обнаружить свою уязвимость перед другими; какие-то поступки могут сопровождаться переживанием стыда, нечистой совести, поскольку они не соответствуют нравственным представлениям человека и были им совершены либо случайно, либо под влиянием момента, эмоций, по незнанию; посредством работы над собой, развития саморегуляции человек способен овладеть неблагоприятными особенностями характера или «замаскировать» какие-либо черты характера, в том числе и для себя. Поэтому стоит согласиться с определением С.Л. Рубинштейна, который говорит, как мы помним, что в характере отражается образ жизни в целом (не отдельные поступки).

Возможность расхождения черт характера и поступков (ценностей - мотива - переживания – понимания - действия) ставит проблему внешнего и внутреннего в характере человека, их взаимосвязи, взаимовлияния, способа проявлений. Эта проблема осмысливается психологами посредством введения таких категорий как духовное и наличное Я (Т.А. Флоренская, 2001), духовное и эмпирическое Я (Н. А. Бердяев, 1995; В.В. Зеньковский, 1996), эндопсихическое и экзопсихическое (А.Ф. Лазурский, ), различение Я и не-Я, границы Я, Я-отграничение и др.

Понятия границы Я и Я-отграничение сформулированы в психоанализе, границы Я обозначают степень доступности сознанию внешних по отношению к человеку воздействий, что обусловливает возможность понимания и выделения собственного "я" как отдельного, отличного от других, а также способность различать Я и не-Я; Я-отграничение означает возможность контроля внутренних и внешних границ Я.

Иначе говоря, встает вопрос о целостности и подлинности человека, его характера (личности). Эта проблема, так или иначе, рассматривается в различных психологических школах, имеющих различные мировоззренческие основания. Однако, пожалуй, впервые она была отчетливо и глубоко сформулирована в христианском учении о человеке

Не углубляясь в дискуссионные вопросы православного видения человека, попытаемся кратко обозначить основные положения о человеке и личности в православии и русской религиозной философии. Согласно христианской антропологии (Свящ. Андрей Лоргус, Прот. Владислав Свешников и др.) человек изначально был создан по образу Божию совершенным, однако в силу падшести, зараженности грехом (грехопадения Адама и Евы), человек становится поврежденным, противоречивым. Его целостность – телесная, душевная и духовная – оказывается нарушенной. Задачей, смыслом такого падшего человека становится выстраивание своей жизни по подобию Божию, воссоздание своего целостного первоначального образа на основе свободного выбора пути спасения и бессмертия души.

Душа имеет духовно-самобытный характер, это означает, что причины, мотивы поведения, выборов человека находятся не вовне (в мире, в вещах, предметах), а в самой душе, т.е. человек свободен и ответственен в своих выборах, он сам выбирает идти к Богу, спасению, целостности, подлинности своей души (личности) или выбрать жизнь безбожную, безблагодатную, в отчуждении от Бога и от себя.

Однако противостояние греховным страстям, победа над ними зависит не только от человека, но возможна лишь при помощи Божественной благодати, открывающей человеку духовные переживания любви, красоты, радости, мира, чистой совести, милосердия, веры, кротости, воздержания. Когда человек встает в отношение к Богу, когда он стремиться наполнить свою жизнь духовными переживаниями (ценностями), у него актуализируется «энергия самооформления, стремление к высшему единству; и сами борющиеся разнородные начала обнаруживают свое внутреннее единство именно в единстве объемлющей их борьбы, направленной на гармоничное слияние их, на установление нормального равновесия между ними на почве глубочайшей объединяющих их формообразующей основы» (Франк, 2000, с.864).

Человек имеет сложное строение, он, согласно мнению большинства православных богословов, трехсоставен (дух - душа – тело). Каждая душа, сотворенная по образу Божию, является уникальной, неповторимой и потенциально бессмертной. Поскольку и тело, и душа созданы Богом, они едины и взаимосвязаны. В то же время, человеческая душа - особая сущность, она отлична от тела, от всего вещественного, она имеет не земную, а небесную природу. Согласно Феофану Затворнику душа это самостоятельная, особая, свободно-разумная личность. Она обладает особой способностью к познанию Бога, которая и есть дух, и которая отличает душевную жизнь человека от психической жизни животных. Дух это сила, которую вдохнул Бог в человека: «Душа человеческая хотя и сходна с душою животных в низшей своей части, но в высшей она несравненно превосходнее ее. Что она является такою в человеке, это зависит от сочетания ее с духом. Дух, вдохнутый Богом, сочетавшись с нею, столько возвысил ее над всякою нечеловеческою душою. Вот почему внутри себя мы замечаем, кроме того, что видится у животных, и то, что свойственно душе человека одуховленной, а выше еще - то, что свойственно собственно духу» (Свт. Феофан Затворник, 2009, с. 47). Причем, наличие Духа Феофан Затворник связывает с наличием человеческого достоинства.

Отношения между духом, душой и телом таковы, что Дух преобразует природу человека, и душа и тело становятся одухотворенными, в таком преображенном человеке тело становится храмом живущего в человеке Святого Духа.

В строении собственно души православная антропология выделяет три силы (способности) – разумную (познавательную, словесную, мыслительную), раздражительную (эмоциональную, чувствующую, сердце, способное к ревности (заботе), рвению, энергии к добру) и вожделевательную (воля к действию). Эти части находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, однако подлинного единства они достигают в процессе созерцания и познания Бога, т.е. в подчинении Духу. Дух дарован человеку Богом. «Святой Дух сообщает в Церкви человеческим ипостасям полноту Божественности единственным, личностным образом, приспособляемым к каждому человеку как к личности, созданной по образу Божию" (Лосский, 1991, с. 125). Дух есть "душа души человеческой", "сущность души" (Свт. Феофан Затворник, 2009).

Сердце является центром духовной жизни человека. Важной категорией в православном учении о человеке является также совесть, которая, как и сердце, относится к раздражительной (духовно-эмоциональной) стороне души. Это внутренний нравственный закон, соотносимый с голосом Божиим в человеке, соизмеряя с которым свои мысли, переживания, действия, человек оценивает достоинство своих поступков.

Таким образом, в православной антропологии проблема уникальности, целостности и подлинности личности решается через ее отношения с Богом. Чем более человек отчужден от Бога, тем менее представлено в нем духовное, объединяющее все стороны его личности начало, тем более он отчужден, отдален от себя самого. И наоборот, духовное восхождение означает, что через духовное общение с Богом человек открывает, переживает, понимает самого себя, обретая тем самым и способность к выбору поступка и жизненного пути. При этом образец подлинной христианской жизни представлен жизнью Иисуса Христа как богочеловека, поскольку в личности Иисуса во всей полноте и подлинности соединено телесное, душевное и духовное.

Подлинное духовное восхождение представлено в православии практикой исихазма как практикой духовного делания. Центром исихазма является умная молитва (постоянное чтение, держание в уме Иисусовой молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»). Этот сложно постигаемый опыт трезвения (внимания), постоянного сердечного богообщения открывает человеку возможность организации своей жизни по подобию Божию.

Таким образом, в православном понимании человека его природа преобразована Духом. Поэтому и личность человека, созданного по образу Божию, прежде всего, духовна и свободна. Понять личность, ее Я, ее выборы, поступки, это значит понять ее духовные основания, ее отношения с Богом, ее ценности.

Важной категорией для понимания православных представлений о человеке является соборность, которая представляет собой, в определении Д.А. Хомякова целостное сочетание свободы и единства многих людей на основе их общей любви к одним и тем же абсолютным ценностям (О.А.Платонов, 1995; Д.А. Хомяков,1982). Причем, в основе соборности лежит явление солидарности и согласия индивидуальных «Я». В статье «Религиозные основания общественности» С. Франк пишет: «В основе всякой общественности лежит элементарный факт или начало солидарности, непосредственного единства многих, сопринадлежности отдельных людей к некоторому единому «мы». Рассматривая явление солидарности, С. Франк утверждает: «Мы» есть лоно, из которого произрастает и в котором утверждено всякое отношение между «я» и «ты». Всюду в жизни, где какое-либо «я» не имеет живой интуиции «ты» через сопринадлежность обоих к общему «мы», общение становится невозможным…. Все теории, выводящие какие-либо формы общения из сочетания индивидуальных эгоистических воль, ложны: даже типически утилитарное общение на почве экономического обмена предполагает элементарную солидарность, доверие между людьми» (1992, с. 16). И далее он продолжает: «Столь же бесспорно, однако, в основе общения лежит и другое, в известном смысле противоположное начало: начало личной свободы, самодеятельности и спонтанного самообнаружения индивидуального «я»…В последнем итоге участником общественности является все же личность, спонтанно действующая индивидуальная воля» (1992, с. 17). Понятие соборности показывает, какое место в жизни человека имеет взаимодействие с другими людьми, мир, в котором он живет (семья, школа, друзья и пр.), если это общение осуществляется в формах коммунитарности (Н. Бердяев), т.е. в близости (любви, дружбы, сотрудничества), при котором каждый Другой представляет собой ценность не в силу его материального положения, социального статуса, пользы, но поскольку он человек, неповторимая уникальная целостность, духовное существо.

Хотя собственно слово характер почти не встречается в текстах православных богословов, его определение мы находим в трудах русских религиозных психологов и философов. В.В. Зеньковский понимает характер «не как простую совокупность особенностей, но как комплекс глубоких, постоянных, ярких особенностей» (1996, с.286). С. Франк выделяет духовный характер как высшую духовную форму целостной личности (2000, с. 861), в которой представлено «коренное первичное единство, связующее «дух» человека с его «плотью», таинственное, глубочайшее своеобразие его внутреннего духовного «я» - с блеском его глаз, модуляцией голоса, манерой движений, со всеми его прихотями, вкусами и инстинктами» (2000, с. 862). «Невыразимая тайна личности», - пишет С. Франк, - «… тайна глубочайшего единства разнородного в ней» (Франк, 2000, с. 862). Н.А Бердяев в контексте развиваемого им религиозного и экзистенциального понимания человека пишет: «Сильная личность есть выраженный характер. Характер есть победа духовного начала в человеке, но победа в конкретно-индивидуальной форме, связанной с душевно - телесным составом человека. Характер есть овладение собой, победа над рабством самому себе, которая делает возможным и победу над рабством окружающему миру. Характер обнаруживается прежде всего в отношении к окружающей среде. Темперамент есть природная данность, характер есть завоевание и достижение, он предполагает свободу» (Бердяев, 1995, c.28). И далее Н.А. Бердяев поясняет, что под свободой он имеет в виду свободу духа, творческую духовную энергию. Именно дух, считает Н.А. Бердяев, создает форму личности, характер человека, его целостность. Отметим здесь весьма плодотворную мысль о том, что характер есть форма личности.

Таким образом, можно сказать, что в православном понимании характер есть человек в своеобразии его наиболее постоянных, глубоких особенностей, в нем в единстве представлено телесное, душевное и духовное, эти единство и целостность человек обретает в живом общении с Богом. Преобразуя себя, оформляя эту целостность в борьбе с греховным, характер реализуется в уникальности своего восхождения, своего пути к Богу, проявляя себя в поступках, выборах, способах решения жизненных задач, преодоления противоречий, «располагая своими внутренними и внешними действиями» (Свт.Феофан Затворник, 2002, с. 49).

И еще раз в заключение сошлемся на святителя Феофана Затворника, который писал: «Человек – тварь разумно-свободная – должен сам сознать свою цель, познать путь, ведущий к ней, свободно определить себя идти неуклонно сим путем, чтобы достигнуть цели и осуществить свое назначение» (2002, с. 49). «Бог, устроив существо человека, отдал его самому себе, чтобы делал, что хочет с собою и со своими силами» (2002, с. 50).

Характер, по-видимому, и проявляется в том, как и для чего человек использует эти силы. Нетрудно заметить, что несмотря на выраженный идеологический мотив концепций характера, представленных в отечественной (советской) психологии (речь, как правило, идет здесь о характере советского человека), явно наблюдается преемственность в его понимании и, пожалуй, наиболее близкой к традиционным (православным) представлениям является позиция С.Л. Рубинштейна.

Таким образом, обобщая различные концепции характера, мы дали бы ему следующее определение в контексте православного подхода: Характер представляет собой уникальную устойчивую форму существования индивидуальности в единстве и целостности ее телесных, душевных и духовных (свойств) составляющих, которая образуется (оформляется) в его отношении к духовному, проявляется в отношениях к миру и к самому себе и осуществляется (существует) в поступках, в их логике, порядке, связи между собой, что и образует жизненный путь и образ жизни человека, и в то же время, характер разворачивается в нем (в жизненном пути). Характер это уникальный для данного человека, устойчивый, в каком-то смысле непреодолимый, тип и способ постановки и решения жизненных задач, т.е целеполагания, достижения цели, преодоления трудностей, вбирающий в себя и особенности темперамента, и эмоционально-волевые, и нравственные особенности.

2. Рассматривая различные варианты понимания характера, мы обнаруживаем, что большинство авторовполагают, что черты характера определяются отношениями человека к окружающему миру и к самому себе. В них всегда выражаются отношения личности, определенные мотивы поведения и деятельности. Так, трудолюбие это определенное отношение к делу, к работе; бережливость, аккуратность выражает, прежде всего, отношение к вещам; самолюбие – отношение к самому себе.

Это одно из важнейших отличий характера от других проявлений индивидуальности. Так, если темперамент в значительной мере биологически, наследственно обусловлен как формально-динамическая характеристика индивидуальности, то характер отражает содержательный ее аспект, поэтому становление характера существенно зависит от того, как человек овладевает социальными условиями, в которых он живет. (Впрочем, не все отечественные психологи согласны с такого рода разведением категорий темперамент и характер. Например, Ю.Б. Гиппенрейтер рассматривает характер скорее как формально-динамический аспект поведения. Она считает, что характер в узком смысле слова представляет собой совокупность устойчивых свойств индивида, в которых выражаются способы его поведения и способы эмоционального реагирования. Соответственно его свойства, как и свойства темперамента, относятся к формально-динамическим особенностям поведения. Причем, в случае темперамента эти свойства являются «предельно формальными» (например, для двигательной сферы - быстрый, подвижный, резкий, вялый или, для эмоциональной сферы - живой, импульсивный, вспыльчивый, чувствительный). В случае же характера они имеют признаки «несколько большей содержательности, оформленности» (например, собранный, организованный, аккуратный, расхлябанный или добродушный, замкнутый, недоверчивый). Рассматривая отличия понятий личность и характер Ю.Б. Гиппенрейтер в одной из своих работ пишет: «Черты характера отражают то, как, какими способами действует человек, а черты личности – то, в каком направлении, ради чего он действует» (Ю.Б. Гиппенрейтер, 1983, с. 11). Очевидно, что при таком подходе к пониманию характера различия между характером и темпераментом оказываются «смазанными», фактически эти различия здесь являются не столько качественными, сколько количественными. В то же время характер не выступает здесь и как особая целостная подструктура личности или индивидуальности, фактически, это совокупность, группа черт личности, в которых представлен ее способ действия.)

Система и иерархия отношений отображает смыслы любой деятельности, поступка, выбора жизненного пути. Смысл мы рассматриваем как ценностное отношение, в контексте смыслов любое действие человека приобретает особое содержание, по-своему переживается и представляет особую черту характера или их комплекс.

Вспомним здесь известную притчу, приписываемую суфиям. В одном городе странствующие мудрецы встретили толпу людей, которые носили огромные тяжелые камни,

Мудрецы заинтересовались, что делают эти люди.
- Что ты делаешь?- спросили они у первого встречного человека.
- Я таскаю камни наверх.
- А ты что делаешь? - спросили они другого.
- Я зарабатываю на жизнь.
- Ну а ты что делаешь? - спросили они третьего.
- Я строю храм самый прекрасный в мире!

Таким образом, важно не только то, что ты делаешь, а какой смысл вкладываешь в дело. Поэтому о характере свидетельствует не только собственно действие и его результат (формально-динамический и технологический, инструментальный аспекты), но и то, как к этому делу человек относится, ради чего он его совершает и как переживает: благоговейно и радостно, равнодушно и формально, прагматически и утилитарно и т.д.

В контексте смысла и отношения к делаемому, несомненно, встает и проблема воли как силы преодоления трудностей (борьбы мотивов, целеполагания, самодерминации и саморегуляции, самоконтроля).

Таким образом, в характере интегрировано представлены смысловая сфера, потребностно-мотивационная, волевая и собственно деятельностная (свершение, действование).

3. Содержание характера складывается в жизненном пути человека в определенных социальных, культурно-исторических условиях его жизни.

В каждом обществе имеются свои нормы морали, идеалы, ценности, традиции, их усвоение неизбежно накладывает отпечаток на отношения людей к миру и к самому себе. Одни отношения порицаются, другие поддерживаются, поощряются. Поэтому в характере человека всегда в той или иной степени выражен дух эпохи, имеются определенные типические черты. Вспомним литературные примеры – Печорин в Лермонтовском «Герое нашего времени», типы революционеров в «Бесах» Ф.М.Достоевского и т.д.

Каждая эпоха, каждая общность востребует развития определенных черт характера от многих людей, есть героические эпохи, в которые наиболее успешными являются люди смелые, мужественные, грубоватые, а есть эпохи, в которых на первый план выходит чувствительность, утонченность и т.д. В разных этносах в силу экономических, географических, климатических, исторических условий востребованы те или иные черты характера. Поэтому в этнопсихологии исследуется такое явление как национальный характер, в психологической антропологии как близкие по смыслу применяются понятия базовая и модальная личность.

Национальным характером называют исторически сложившуюся совокупность устойчивых психологических черт, определяющих привычную манеру поведения и типичный образ действий представителей той или иной нации и проявляющихся в их отношении к социально-бытовой среде, к окружающему миру, к труду, к своей и другим этническим общностям (Крысько, 2002).

Модальная личность определяется как «продукт взаимодействия биологического наследия человека (его врожденных особенностей) и жизненного опыта членов группы, который обусловливает форму выражения этих способностей и управляет ими», т.е. в модальной личности представлены относительно устойчиво сохраняющиеся черты личности, характерные для взрослых членов общества. Причем, в данном обществе или у данного народа может быть несколько типов модальных личностей, вследствие сложности организации данного общества (Стефаненко, 2007, с. 52).

Итак, типическое в характере определяется социокультурными условиями жизни человека. Однако человек не механически «вбирает» в себя социокультурные признаки, свойственные той социокультурной ситуации, в которой он находится. Что-то он отвергает, какие-то ценности, нормы поведения принимает, присваивает, какие-то условия переосмысливает и преобразует. Человек активно и избирательно взаимодействует с миром. Он способен делать выбор, ставить перед собой цели, преодолевать препятствия, отстаивать свои взгляды на жизнь, преобразуя тем самым самого себя, обстоятельства своей жизни и мир, в котором он живет, он овладевает в той или иной мере обстоятельствами своей жизни. Каждым своим выбором и поступком человек актуализирует и консолидирует некоторую систему отношений к миру и к самому себе, что отражается в соответствующем развитии нравственных, волевых, интеллектуальных и эмоциональных особенностей. Все это обусловливает становление не только типического, но глубоко индивидуального в характере человека.

Обобщая описанные выше положения, можно дать следующее определение: характер есть относительно устойчивая индивидуально выраженная форма существования духовного начала в человеке, актуализируемая в его отношениях к миру и самому себе, обусловливающая целостность и своеобразие его индивидуальности (ценностно-смысловой, мотивационно-потребностной и эмоционально-волевой сфер), складывающаяся в процессе жизненного пути человека в определенных социокультурных условиях, реализуемая и развивающаяся в поведении и поступках человека.

1.3.Структура характера

В русском языке можно найти тысячи слов, обозначающи


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.046 сек.)