АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Исследование памятников первой половины II тысячелетия. (с.248)

Читайте также:
  1. I. Российская империя в первой половине XIX века. (Александр I, декабристы, Николай I ).
  2. III. Знание о субстанции или учение о первой сущности
  3. X. Реформирование Петром I хозяйственной жизни страны и характерные черты социально-экономического развития России в первой четверти XVIII в.
  4. Актерское искусство второй половины XIX века
  5. Аналитическое исследование системы
  6. Археологические исследования второй половины XIX – первой трети XX вв. (с.43)
  7. Архивное исследование
  8. Б. Качественное исследование
  9. Бактериологическое исследование трупа
  10. Белорусские города во второй пол 13 – первой пол 17 вв. Развитие ремесла и торговли.
  11. Больше половины голосов избирателей. Но избирательная практи-
  12. БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. И ИХ ЗНАЧЕНИЕ

Наиболее известным золотоордынским степным памятником на территории Южного Зауралья является мавзолей Кесене (Башня Тамерлана).

Мавзолей Кесене расположен в Варненском районе Челябинской области, в 3,5 км к юго-востоку от станции Тамерлан. Первые описания и зарисовки его были сделаны П.И.Рычковым, Я.С.Палласом, Р.Г.Игнатьевым, И.И.Кастанье. В 1899 году А.И.Петри заложил раскоп внутри здания. С середины 50-х годов XX века мавзолей исследовался К.В.Сальниковым, А.П.Смирновым. В.С.Стоколос произвел раскопки нескольких курганов и грунтовых погребений вблизи мавзолея.

В 80-е годы работы на мавзолее Кесене и примыкающем к нему погребальном комплекске были продолжены отрядами Урало-Казахстанской археологической экспедиции (под руководством А.Д.Таирова и С.Г.Боталова). В результате этого были проведены повторные раскопки усыпальницы мавзолея, а также исследованы до трех десятков курганов различного времени, входящих в погребальный комплекс Кесене. Наиболее поздние из них относились к XVIII веку.

Примерно в этот же период отрядом Башкирского Института языка и литературы под руководством В.А.Иванова проводятся разведочные исследования и раскопки курганов в Оренбургском Зауралье, в результате чего были исследованы интересные комплексы XIII-XIV веков (Колпакова I, Покровское IV, Большевик II, III и др.). Значительное число погребальных и жертвенно-поминальных памятников в этот же период было исследовано В.П.Костюковым в зоне своеобразных историко-культурных микрорайонов, ландшафтно примыкающих к окраинам Джабыкского бора: Каменный амбар, Система, Анненское. Им было выявлено и исследовано несколько десятков курганов, жертвенно-поминальных комплексов (прямоугольных оград, каменных вымосток) и каменных изваяний, относящихся к XIII-XIV вв.

Значительное число погребальных и жертвенно-поминальных памятников в 80-90-е годы было исследовано Урало-Казахстанской археологической экспедицией и экспедицией Южноуральского отдела института истории и археологии УрО РАН: Змеиный дол, Симбирка, Кайнсай, Кула Айгыр, Агаповские I, II, Агоповские горы, Кирса и др., руководители раскопок С.Г.Боталов, И.Э.Лобчанский и К.Н.Бабенков.

Основное внимание этого исследования было уделено вопросам хронологии отдельных групп памятников.



В связи с крайней их малочисленностью значительные трудности возникают с выделением памятников, относящихся к периоду, непосредственно предшествующему монгольскому времеи (XI – начало XIII вв.). Зауральские комплексы: Змеиный дол (курган 2), Кайнсай (курган 5), курган у Третьего плеса, а также курганы II Тавлыкаевского могильника и Шот-Кара, выделенные первоначально С.Г.Боталовым и В.П.Костюковым как памятники кыпчакского периода XI – начала XIII века, на сегодня остаются фактически единичными памятниками этого времени на всей территории степей Урала и Казахстана. В этой связи выделение на их основе данного археологического периода встретило определенное недоверие среди исследователей кочевнического средневековья.

Определенные сложности возникают также с датированием жертвенно-поминальных комплексов и каменных изваяний, относящихся к ним. Дело в том, что в подавляющем большинстве этих комплексов абсолютно отсутствует вещевой материал, позволяющий датировать их по методу традиционного поиска аналогий. Исключение составляют несколько наиболее поздних курганов: Симбирка (курган 1), Александровские (курган 2), Кайнсай (курганы 6, 10), находки в которых предметов конской узды, обломков чугунных котлов и поливной керамики позволяют датировать их золотоордынским периодом. Однако методика датирования ярких, но безивентарных комплексов: Каменный Амбар – 2, Система – 1, Анненское – 6, Солончанка – 8 и др., предпринятая В.П.Костюковым, основанная на единстве локально-территориальных особенностей и общих архитектурных элементов с подобными памятниками Южной Сибири, на наш взгляд, требует дальнейшей разработки. Возможно, с накоплением материала и получением четко датирующих критериев будет окончательно подтверждена или опровергнута целесообразность отнесения подавляющего большинства приведенных памятников этого тип к золотоордынскому периоду.

Весьма интересной исследовательской темой этого раздела являются вопросы, связанные с выявлением влияния аскизской культуры со стороны древнего государства енисейских хакасов на территории Урало-Поволжья и Казахстана. Яркие памятники Ак-Поляк и Кула-Айгыр, демонстрирующие основные элементы этой культуры в погребальном обряде и вещевом инвентаре, а также многочисленные материалы, обнаруженные в прикамских и южноуральских памятниках золотоордынского периода и предшествующего ему времени, позволили исследователям говорить о торговом и военно-политическом единстве в рамках региона от Енисея до Волги. Речь идет прежде всего о предметах парадной конской узды, а также поясной гарнитуры, посуде, оружии, которое имеют прямое сходство с образцами. Обнаруженных в енисейских памятниках аскизской культуры. Однако в этой связи необходимо сделать некоторое уточнение. Подобные типы вещевого инвентаря имеют большое распространение и среди средневековых материалов северокитайских провинций. Вполне вероятно, что именно здесь возникают основные технологические приемы (техника плакирования золотом и серебром, чеканка, инкрустация), которые впоследствии распространяются в районах Южной Сибири, Урала и Поволжья. Веротянее всего, распространение этих традиций наиболее динамично происходил именно в период монгольских нашествий. Однако эти вопросы сегодня требуют особого изучения.

‡агрузка...

Своеобразной геокультурной нишей в XI-XIV веках становится лесостепная и горно-таежная зоны Южного Урала. Как уже упоминалось выше, по мнению Е.М.Казакова и Г.А.Грустовича лесостепная полоса от Камы до Тобола становится ареалом культуры угорского населения, оставившего памятники с керамикой, имеющей ложношнуровую и гребенчатую орнаментацию, так называемого чилиякского типа. Но ранее подобные памятники, исследованные В.Д.Викторовой на Среднем Урале (могильники Макушинский, Ницинский), были отнесены к макушинскому типу. К этому кругу памятников относится погребение у озера Смолино, исследованное в начале XX века Н.К.Минко. Фрагменты чиялиской керамики были также обнаружены в ходе разведок на берегах реки Миасс в окрестностях Челябинска.

На востоке в тобольской лесостепи чияликцы граничили с другой группой населения, оставившей памятники, отнесенные Б.Б.Овчинниковым к зауральскому варианту сылвенской культуры, выделенной О.Н.Бадером и В.А.Обориным для прикамских памятников начала II тысячелетия. К зауральским памятникам этого тип относятся Пахомовский могильник, селище Кучум-Гора, Большое и Малое Бакальское (верхние слои городища), Старо-Лыбаевское, Дуванское I городища и др.

Однако, на наш взгляд, вряд ли правомерно объединять хотя и единовременные приуральские и зауральские памятники в единую сылвенскую культуру. Данное название не укрепилось за прикамскими памятниками начала II тысячелетия, следовательно название сылвенские памятники для Притоболья не имеют никаких формальных оснований. Соотносить данные комплексы с бакальской культурой, по мнению В.М.Морозова и автора данного исследования, также неправомерно. Название бакальский тип было выделено для памятников середины – второй половины I тысячелетия на основании более ранних горизонтов Малого Бакальского городища. Думаетя, более правомерно на сегодняшний момент называть эти комплексы как памятники старо-лыбаевского типа, т.е. по названию городища, где данный горизонт был представлен более полно.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.005 сек.)