АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Введение. "Мудрые люди прочитают твою прошедшую жизнь по твоему внешнему виду, походке, поведению

Читайте также:
  1. I Введение
  2. I ВВЕДЕНИЕ.
  3. I. ВВЕДЕНИЕ
  4. I. ВВЕДЕНИЕ В ИНФОРМАТИКУ
  5. В Конституции (Введение), в Уставе КПК, других партийных до-
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение

 

 

"Мудрые люди прочитают твою прошедшую жизнь по твоему внешнему виду, походке, поведению. Свойст­во природы самовыражение. Даже самая маленькая деталь mew что-нибудь показывает. Лицо человека кик зеркало отражает то. что делается внутри."

Ральф Иальдо Эмерсон

 

В этой книге я попробую показать, что здоровье имеет духовную сторону. Мы увидим, что субъек­тивное ощущение здоровья — это чувство удоволь­ствия, получаемое от тела, которое иногда дости­гает степени радости. Именно в таких состояниях мы ощущаем связь со всеми живыми существами и со всем миром. Боль, напротив, изолирует нас от других. Когда мы болеем, у нас не только появля­ются симптомы болезни, но мы также оказываемся изолированными от мира. Мы увидим также, что здоровье проявляется в грациозных движениях тела, в "сиянии" тела, а также в его мягкости и тепле. Полное отсутствие этих качеств означает смерть или смертельную болезнь. Чем мягче и пла­стичнее нате тело, тем ближе мы находимся к здо­ровью. С возрастом наше тело грубеет, мы прибли­жаемся к смерти.

Олдос Хаксли описывает три вида грации: гра­ция животных, человеческое обаяние и душевное обаяние, или благодать. (Aldous Huxley, The perennial Philosophy, New York, 1954.) Душевное обаяние связано с чувством удовлетворения выс­шего порядка. Обаяние человека выражается в его отношении к другим, и его можно точнее опреде­лить как доброту и личное обаяние. Обаяние жи­вотных известно нам из наблюдений за их жизнью на свободе. Я люблю наблюдать за белками, игра­ющими среди деревьев. Немногим людям удается хотя бы приблизиться к грации белок и их уверен­ности в движениях. Ловкий полет ласточек вызы­вает у пас восхищение. Все дикие животные име­ют прекрасную способность отлично двигаться. Согласно Хаксли, истинная грация человека появ­ляется, когда он "открывается духу солнца и воз­духа" вместо того, чтобы уродовать свое тело и ме­шать проявлению нашей врожденной духовности.

Однако люди не живут и наверняка не в состоя­нии жить в той плоскости, что и дикие животные, которым (по Хаксли) принадлежит вся полпота животной грации. Такова природа человека, он должен жить сознательной жизнью. Это означает, как пишет Хаксли, что "животная грация уже не­достаточна для жизни и должна быть дополнена сознательным выбором между добром и злом". Возможно ли естественное поведение, полное оба­яния, если нет основы — обаяния тела? Когда че­ловек сознательно принимает стиль поведения, исполненный грации, но она не исходит из чув­ства телесного удовольствия, его обаяние всего лишь фасад, построенный для того, чтобы удив­лять и привлекать окружающих.



Прежде чем съесть запретный плод с древа по­знания добра и зла, как мы читаем в Библии, чело­век жил в раю без самосознания, как и другие животные. Он был невинен и знал радость жизни в образе добра. Вместе с познанием добра и зла к нему пришла ответственность за выбор, человек потерял свою невинность, он стал осознавать себя и утратил покой. Гармония, которая существовала между человеком и Богом, между человеком и Природой была нарушена. Вместо благословенно­го незнания, homo sapiens получил теперь пробле­мы и болезни. Часть ответственности за утрату гар­монии Джозеф Кэмпбел приписывает христианской традиции, которая отделила душу от тела: "Хрис­тианское деление материи и духа, динамики жиз­ни и духовных ценностей, естественного обаяния и божественной благодати, в сущности уничтожи­ло природу ." (Joseph Campbell, The power of Myth, New York, 1988.)

За христианской традицией стоит греко-семитс­кая вера в преобладание ума над телом. При отде­лении сознания от тела духовность становится чем-то интеллектуальным, а не витальной силой, в то время как тело превращается в мясо на скелете или, с точки зрения современной медицины, в биохи­мическую лабораторию. Тело без духа обладает низ­ким уровнем жизненной силы, и оно полностью лишено обаяния. Его движения механические, так как в большей мере ими руководит сознание или воля. Когда дух вселяется в тело, оно дрожит от возбуждения, становится похожим на поток, сте­кающий со склона горы, или движется медленно, как глубокая река разлитая но равнине. Жизнь не всегда идет гладко, но когда человек целыми дня­ми вынужден заставлять свое тело двигаться си­лой воли, это означает, что его телесная динамика серьезно нарушена, и есть опасность возникнове­ния болезней.

‡агрузка...

Настоящая грация тела не есть нечто искусст­венное, — это часть естественного человека, одно­го из божественных существ. Однако, если она однажды утеряна, ее можно обрести вновь, только вернув телу его духовность. Для того, чтобы это сделать, нужно понять, почему и каким образом его обаяние было потерянно. Но, поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что конк­ретно потерял, мы должны начать с изучения есте­ственного тела, в котором движения, чувства и мысли сплавляются в нечто единое и полное обая­ния. Мы будем изучать тело как отдельную, само­регулирующуюся энергетическую систему, которая тесно связана с окружающей средой и от которой зависит ее существование. Взгляд па тело с энер­гетической перспективы позволит нам понять сущ­ность телесного обаяния и духовности тела без мистицизма. Это приведет нас к познанию связи чувствительности с обаянием. При отсутствии чув­ствительности движения становятся механически­ми, а мысль — абстракцией. Человека, душа кото­рого полна ненависти, мы можем, конечно, наставлять заповедями о любви, но трудно ожи­дать, что от этого будет какая-то польза. Однако, если нам удастся вернуть ему духовность, любовь к ближнему расцветет в нем заново. Мы изучим также некоторые нарушения, которые разрушают дух человека, уменьшают обаяние его тела, подры­вают его здоровье. Сосредоточение внимания на обаянии как критерии здоровья, позволит нам по­нять многие проблемы эмоциональной жизни, на­рушающие здоровье, а также развить обаяние, его улучшающее.

Дух и материя соединяются в понятии обаяния и доброты. В теологии доброту определяют как "божественное влияние, исходящее из сердца для того, чтобы возродить его, приблизить к Богу и сохранить". Ее также можно определить как боже­ственный дух тела. Этот дух проявляет себя в ес­тественном обаянии тела, а также в благодарности человека всем живым существам. Обаяние и доб­рота — это состояние святости, целостности, свя­зи с жизнью и с тем, что божественно. А .эти поня­тия — синонимы здоровья.

 

Глава 1

Духовность и грация

 

Наше стремление к здоровью может принести ре­зультат только в том случае, если мы рассматрива­ем позитивную модель здоровья. Определение здо­ровья как отсутствия болезнен — эго негативное определение, поскольку такой взгляд на тело на­поминает взгляд механика на автомобиль, в кото­ром он может заменить отдельные части, не нару­шая работы всего механизма. Тоже самое нельзя сказать о каком-либо живом организме и о челове­ке в особенности. Мы можем чувствовать, а маши­ны этого не могут. Мы движемся спонтанно, чего не может ни один механизм. Мы также глубоко связаны с другими живыми организмами и приро­дой. Наша духовность происходи! именно из это­го чувства единения с силой и порядком более ве­ликими, чем мы сами. Не имеет никакого значения, дадим ли мы этой силе имя, или же, как древние, оставим ее без имени.

Если мы принимаем тот факт, что человеческие существа обладают духом, мы также должны при­нять то, что здоровье связано с духовностью. Я уверен, что утрата чувства единения с другими людьми, животными и природой серьезно мешает психическому здоровью. На уровне отдельного че­ловека мы определяем это как чувство изоляции, одиночества и пустоты, которое может привести к депрессии, а в более острых случаях — даже к шизоидному уходу от жизни. Вообще не замечает­ся тог факт, что когда связь с миром обрывается, наступает также потеря связи со своим телесным "я". Именно отсутствие ощущения своего тела яв­ляется основой депрессии и шизоидных состояний. Это происходит вследствие понижения жизненной энергии тела, упадка его духа или энергетического состояния. В сущности, невозможно отделить пси­хическое здоровье от физического, ибо настоящее здоровье объединяет в себе оба этих аспекта. Не­смотря на это, в медицине нет никаких достовер­ных критериев для физической оценки психичес­кого здоровья. Его возможно определить лишь как отсутствие жалоб и беспокоящих элементов в лич­ности пациента.

Объективно психическое здоровье можно опре­делить по уровню жизненной энергии, который проявляется в быстроте взгляда, цвете и темпера­туре кожи, спонтанности выражений лица, живос­ти тела, а также грациозности движений. Особен­но важны глаза — окна души. В них мы можем видеть жизнь духа человека. В тех случаях, когда дух отсутствует (например, при шизофрении), — глаза пусты. В состоянии депрессии глаза груст­ные, и часто в них видна глубокая тоска. У чело­века, находящегося между этими состояниями, гла­за бывают матовыми и неподвижными, — это свидетельствует о том, что нарушена функция по­нимания того, что человек видит. В большинстве случаев глаза становятся матовыми от тяжелых переживаний и травматических ситуаций в детстве. Поскольку глаза важны для наших отношений с другими людьми и с окружающим нас миром, мы проанализируем их функции подробнее в девятой главе, названной "Лицом к миру". Люди с живы­ми, блестящими глазами обычно смотрят друг дру­гу прямо в лицо, устанавливая зрительный контакт, который объединяет чувства людей. Живой цвет и тепло га кожи — результат хорошего крово­снабжения внешних слоев тела сердцем, которое бьется под влиянием "божественного духа". Этот дух проявляется также в жизненной .энергии тела и грациозности движений Греки были правы, ут­верждая, что здоровый дух может существовать только в здоровом теле.

В свете вышеизложенного можно задать вопрос: молено ли лечить психические заболевания, не об­ращая внимания на состояние тела? И можно ли лечить болезни тела, не обращая внимания на ду­шевное состояние пациента? Если цель терапии состоит в излечении отдельного симптома болез­ни, концентрация па ограниченном элементе лич­ности, у которой этот симптом присутствует, име­ет смысл и может оказаться успешной. Почти вся практика медицины использует этот вид лечения. Однако это не возвращает полного здоровья и не воздействует на причину заболевания, на так на­зываемые личностные факторы, предрасполагаю­щие человека к заболеванию. Конечно, не всегда возникает необходимость вникать в эти подробно­сти. Если мы имеем дело с переломом или инфи­цированной раной, можно воздействовать непос­редственно на больное место, чтобы ускорить заживление.

Несмотря на локальный подход к болезням, за­падная медицина достигла удивительных результатов в их лечении. Хотя ее отношение к телу яв­ляется механистичным, знание механики как в структурной, так и в биохимической областях, по­зволяет врачам творить чудеса. Однако у этого типа медицины есть явные ограничения, которые не хо­тят замечать врачи. Множество распространенных болезней не поддаются такому лечению. Заболева­ния поясничного отдела позвоночника, которым часто сопутствует раздражение седалищного нерва, очень распространены у жителей западных стран, но немногие хирурги-ортопеды понимают лгу про­блему и могут ее успешно лечить. Другим заболе­ванием, не поддающимся врачебному знанию, яв­ляется артрит. Известна непобедимость рака. Напомню, что это болезни всего организма, и их можно понять только посредством целостного под­хода к человеку.

Несколько лег тому назад я лечил женщину с острым кишечным заболеванием. У нее была ал­лергия на многие продукты, включая хлеб, мясо и сахар. Потребление любого из этих продуктов вы­зывало у нее спазмы желудка и приступы поноса, которые ослабляли ее. Она была вынуждена при­держиваться определенной диеты. Несмотря на большую осторожность, приступов поноса избежать ей не удавалось. Она постоянно боролась со своим малым весом и недостатком энергии. Она, конеч­но, искала помощи у многих врачей, обследования у которых показывали, что ее кишечник заражен паразитами. Лекарства, которые ей прописывали, приносили только кратковременное облегчение. Казалось, паразиты пропадали, чтобы вскоре по­явиться снова.

Как терапевт я хорошо изучил ее. Назовем ее Рут. Рут была филигранной женщиной, довольно симпатичной, с красивым лицом. Однако две чер­ты мешали ее красоте. Ее большие глаза были пол­ны страха, она была близорука. Ее нижняя челюсть была необыкновенно напряжена и выдвинута впе­ред. Это придавало ее лицу выражение неуступчи­вости, как будто она хотела сказать: "Вам не удастся меня уничтожить." На фоне страха в ее глазах челюсть, казалось, говорила: "Я не буду вас боять­ся." Руг, однако, не замечала этого страха.

Во время анализа всплыла следующая инфор­мация: Рут была единственным ребенком своих родителей, которые эмигрировали в США после второй мировой войны, еще до рождения дочери. Как мы установили, у каждого па родителей были свои эмоциональные проблемы. Мать была пугли­вой и полной страхов женщиной. Отец был болез­ненным, по очень работящим. Рут охарактеризова­ла свое детство как несчастное. Она чувствовала, что мать относилась к ней враждебно, возлагая на нее слишком много обязанностей по дому, кото­рые не оставляли ей времени па игры. Она отно­силась к ней слишком критически. Рут не могла вспомнить теплого или близкого физического кон­такта со своей матерью. По отношению к отцу она, напротив, чувствовала теплоту и ощущала его лю­бовь. Однако он отстранился от нее, когда она была еще ребенком.

Дух Рут был сломлен. В ее теле существовала пустота, говорящая о том, что ее дух слаб. Она не была агрессивной. С большим трудом она сохра­няла хорошее самочувствие. Ее дыхание было плав­ным, а уровень энергии низким. Она не понимала, что ей было трудно протянуть руку к другим лю­дям, она приписывала это своей неуверенности в отношениях с людьми. Ее проблемы с кишечником напомнили мне именно эту неуверенность, а так­же неспособность к приему пищи. Это выглядело так, как будто на молоко своей матери она реаги­ровала, как на яд. Грудью ее кормили недолго и, несмотря па то, что она не могла вспомнить, когда это прекратилось, именно этот момент я считаю первым серьезным оскорблением в ее жизни. На­верняка, враждебность матери была ядом. Второй серьезный удар — утрата близкого контакта с от­цом, спровоцированная завистью матери к его люб­ви к Рут. Отход отца обезоружил ее против враж­дебно настроенной матери и принес чувство, что она больше никому не нужна.

Несмотря на то, что я старался помочь Рут, она мне не доверяла. И хотя после каждого сеанса она чувствовала себя лучше, это улучшение было не­долгим, пока не случилось нечто удивительное. У Рут была подруга, которая рассказала ей об одной женщине, занимающейся оздоровлением в рамках Христианской науки. Рут нанесла несколько визитов этой женщине, и та рассказала ей об оздоравливающей силе веры в Иисуса Христа, объяснила Рут, что душа бессмертна, что тело может умереть, а человек живет дальше в своей душе. Она подчер­кнула также, что Рут отождествляла себя со свои­ми болезнями, хотя могла прервать это отождеств­ление, объяснив себе, что болезни — это часть ее тела, а не души. Рут в то время сказала мне: "Пред­ставьте меня, еврейку, верующую в Иисуса Хрис­та!"

Удивительным было то, что приступы у Рут пол­ностью прекратились. Она стала лучше выглядеть и чувствовать себя хорошо. Даже потребление про­дуктов, к которым у нее была аллергия, не вызы­вало неприятных реакций. Это выглядело как чудо веры, ведь вера в состоянии производить эффек­ты, похожие на чудеса. Вере я посвятил один из следующих разделов. Но чудесное выздоровление Рут можно объяснить и в другой плоскости.

Объяснение опирается на тезис о том, что бо­лезни и патологические состояния кишечника у Рут возникали из-за того, что она отождествлялась со своей матерью, болезненной и страдающей женщи­ной. Важным свойством человеческой природы яв­ляется то, что отождествление такого типа всегда направлено на обидчика. Рут, как мы видели, чув­ствовала себя преследуемой матерью, боялась ее и ненавидела. В то же время, она очень ей сочув­ствовала и чувствовала себя виноватой перед ней. В подсознании, или в своем духе, она была связа­на с матерью. От этого она и страдала.

Для еврейки принятие Христа означает разрыв с семьей и собственным прошлым. Сделав это, Рут освободила свой дух от патологических связей с матерью, по крайней мере на какое-то время, побе­див тем самым болезнь. На языке психотерапии мы называем это переломом. Перелом — это важ­ный шаг на пути к выздоровлению и освобожде­нию духа пациента. Он нуждается в закреплении. После этого события Рут стала более расслаблен­ной, хотя ее спина и лицо все еще оставались на­пряженными, а глаза — испуганными. Плотина, в плену у которой был ее дух, дала трещину, по Рут знала, что она должна решить еще несколько про­блем и работать со своим телом для того, чтобы вернуть ему грацию.

Другой пациенткой, которая достигла перелома в терапии посредством освобождения своего духа, была Барбара. Эта шестидесятилетняя женщина около десяти лет страдала or постоянных приступов поноса. Употребление сахара или чего-нибудь сладкого обычно вызывало такой приступ. Допол­нительным фактором был стресс. Однако самым большим источником напряжений было для нее второе замужество, полное конфликтов. Несмот­ря на свои проблемы Барбара неохотно искала помощи, считая, что сама должна справляться со сво­ими проблемами. Когда же она начала наконец свое лечение, прогресс был очень медленным. Барбара считала, что должна сама контролировать ход те­рапии таким же образом, как контролировала свою жизнь. Контроль означал ограничение чувств и бе­зэмоциональную реакцию на различные ситуации. Она боялась, что, потеряв полный контроль и ос­вободив свои чувства, может сойти с ума.

Перелом у Барбары наступил только тогда, ког­да она поняла, что проиграла. Ее брак находился на грани распада, ее охватила паника. Когда пер­вый раз по прошествии многих лет Барбара начала признаваться себе в своих чувствах, она сорвалась и расплакалась. Она чувствовала, что проиграла. В молодости она была "маленькой дочкой" своего отца и верила, что всегда сможет оправдать ожи­дания своего мужчины и удержать его у себя. По­теря первого мужа, который умер, оставив ее одну, не помешала этой иллюзии. После сеанса, во вре­мя которого она расплакалась, она почувствовала сильный гнев на своего отца за то, что он не сдер­жал своего обещания любить ее, "если она будет послушной". Быть послушной девочкой означало для нее сдерживать свои чувства, а также быть силь­ной и ловкой. Такая позиция была хороша, как ей казалось, в ее первом браке, в котором она была стороной, осуществлявшей контроль. Однако, это не принесло успеха во втором браке, где она была вынуждена увеличить контроль. В результате, у нее развился синдром сверхчувствительности тол­стой кишки, который под влиянием стресса при­вел к приступам поноса. После переломного этапа в терапии приступы у Барбары прекратились. Вна­чале она приписывала это старательному избеганию сладкого. И только после того, как она на­елась сладкого, и с ней ничего не случилась, она поняла, что избавилась от этой проблемы. Это было также и оздоровление духа, потому что, давая ос­вобождение своим чувствам, она освободила так­же и его.

Случай Рут показывает потенциал духовной силы в лечении тела. Христианская Наука известна сво­ей верой в эту силу и использует ее в своей про­грамме оздоровления. Однако медицина западно­го мира из-за своей механической ориентации не хочет признать этой силы, которая является прин­ципиальным элементом восточной мысли. На Во­стоке внимание концентрируется на сохранении здоровья, а не на лечении болезни. Это требует целостного, всестороннего подхода к здоровью, чуждого западной медицине. На всей территории Востока здоровье считается состоянием равнове­сия, гармонии между индивидуальным и косми­ческим. Этот принцип лежит в основе практики тайцзи-цюань, программы упражнений, ориентиро­ванных на выработку у человека чувства единения с космосом посредством медленных движений. Тот же принцип присутствует в медитации, которая ведет к успокоению сознания человека для того, чтобы он мог почувствовать внутренний дух и еди­нение с мировым духом. Понятия равновесия и гармонии также относятся к двум великим силам, которые китайцы называют инь и ян. Эти две силы, одна из которых символизирует землю, а другая — небо, должны уравновешиваться в человеке, также как они уравновешены во вселенной. Болезнь мож­но рассматривать как отсутствие равновесия меж­ду ними.

Болезни Рут и Барбары можно понять как дис­баланс этих сил. Эти силы можно обозначить как эго и тело, мысль и чувство, добро и зло. В обоих случаях отсутствие равновесия указало на доминирование головы над телом. Для Рут быть хоро­шей означало быть чувствительной к страданиям матери и забыть о своих нуждах. Для Барбары быть хорошей означало быть ловкой и сильной, а быть плохой означало быть чувственной. В этой книге я буду постоянно подчеркивать потребность гармо­нии между эго и телом как основу грации и насто­ящей духовности. Важно, чтобы мы понимали, что западные и восточные философии и религии рас­сматривают духовность пли чувство единения с высшим порядком с разных точек зрения. В то вре­мя как в Восточной мысли духовность — это не­что телесное мысль Запада считает ее прежде все­го функцией ума. Э i у разницу можно иначе выразить утверждением, что па Западе духовность в основном — удел веры, а па Востоке — чувств. Верно, что вера может влиять на чувства, так как чувства могут определять убеждения. Так, в исто­рии Рут мы видим, в какой большой мере вера в Христа и бессмертие души может повлиять на фи­зиологические процессы в теле. С другой стороны, трансцендентное переживание, в котором мы чув­ствуем силу духа, может склонить нас к вере в божество или укрепить эту веру. Однако, мы дол­жны признать, что существует принципиальная разница между этими двумя взглядами на связь человека с миром. Восток всегда проявлял больше уважения к природе, чем Запад, считая, что счас­тье человека зависит от его гармонии с природой. Дао — это путь природы. Запад, по крайней мере, в течении нескольких последних столетий идет к тому, чтобы приобрести контроль и власть над при­родой, и это заметно в западной позиции отноше­ния к телу. Западный человек думает о здоровье тела в категориях работоспособности, хорошего состояния, позволяющего ему работать всю жизнь как хорошей машине. Эту позицию можно m ме­тить в физических упражнениях, которыми зани­маются на Западе. Это поднятие тяжестей или тре­нировка на специальных тренажерах. Восточные упражнения, такие, как йога пли тайцзи-цюань, отражают интерес к жизненности тела или его ду­ховности.

История потери грации и обаяния повторяется при рождении каждого нового человека. Как лю­бое другое млекопитающее, человеческий детеныш обладает врожденной животной грацией, несмотря на то, что несколько первых месяцев его движе­ния неумелы, и он должен выработать у себя ко­ординацию мышц, которая со временем позволит ему двигаться так хорошо, как ему это будет нуж­но. Даже полная обаяния серпа сразу после рож­дения неуклюже ковыляет перед тем, как в пер­вый раз крепко встать на ноги. Однако никакое животное не предпринимает сознательных усилий для того, чтобы развивать координацию, так как она генетически запрограммирована и развивается сама по мере роста тела. Уже с первых месяцев жизни грудной ребенок делает движения действи­тельно полные грации. Наиболее явным примером является вытягивание губ для того, чтобы добрать­ся до груди матери и сосать ее. В этом движении, напоминающем раскрытие лепестков цветка под действием лучей утреннего солнца, есть какая-то мягкость и грациозная плавность. Губы - это та часть тела ребенка, которая развивается первой.

Сосание необходимо для жизни ребенка. Наобо­рот, многие взрослые, которых я встречал в жиз­ни и с которыми работал, не могут выдвигать губы естественным образом. У многих губы растянутые и твердые, а щеки напряжены, что придает лицу унылое выражение. Некоторым сложно даже ши­роко раскрыть рот. Когда ребенку всего лишь не­сколько месяцев от роду, он может протянуть руку, чтобы прикоснуться к матери мягким, деликатным движением.

Тем не менее, в процессе роста дети рано или поздно теряют свое обаяние по мере того, как им приходится поддаваться внешним ожиданиям, пре­небрегая при этом своими внутренними импульса­ми. Когда их собственные импульсы перемешива­ются с приказами родителей, дети быстро приходят к убеждению, что если они ведут себя плохо, зна­чит они и сами плохие. Почти во всех случаях импульсы и поведение очень маленьких детей не­винны, а ребенок просто вереи своей природе. Ти­пичным примером является поведение усталого ребенка, который хочет, чтобы его взяли на руки. Тем временем мать сама может быть усталой, воз­можно, она занята или несет тяжелые сумки, что не позволяет ей поднять ребенка. В этой ситуации плачущий ребенок приводит мать в отчаяние сво­им отказом идти. Некоторые матери отчитывают ребенка и приказывают ему перестать плакать. Если его нервирующее поведение продолжается, мать может его ударить, что приводит к увеличению потока слез. Пока еще (в данном примере) ребе­нок не потерял своей грации. Пока ребенок пла­чет, его тело остается мягким. Грудные дети часто могут ощущать фрустрацию и боль. Эго приводит их маленькие тела к напряжению, но ненадолго.

Вскоре подбородок ребенка начинает дрожать, и он разряжается плачем. Когда сквозь тело прохо­дит волна плача, его напряженность растворяется и напряжение уходит. Однако приходит время, когда ребенка начинают наказывать за плач, и он должен задушить в себе спазмы и проглотить сле­зы. Именно в тот момент он утрачивает состоя­ние блаженства и уже "не идет к благодати", как говорил Джозеф Кембел. Другим естественным чув­ством, которое трудно принять многим родителям, является гнев, особенно, когда он направлен про­тив них самих. И все-таки, дети спонтанно атаку­ют родителей, когда чувствуют, что их ограничи­вают или навязывают им свою волю. Немногие родители могут принять гнев своего ребенка, так как он угрожает их власти и контролю. Так или иначе, они будут учить своего ребенка, что гнев -плохое поведение, и что он будет наказан за это. Даже такие невинные проявления как беготня, кри­ки или активное поведение могут разозлить неко­торых родителей, которые требуют, чтобы ребенок успокоился, вел себя прилично и сидел тихо.

Для многих детей список запретных видов по­ведения, за которые их ждет наказание, очень ве­лик. Определенная область контроля со стороны родителей, конечно, необходима в воспитании. Тем не менее, ключевым вопросом слишком часто ста­новится не го, что хорошо для ребенка, а то, что подходит родителям. Этот конфликт очень часто перерождается в борьбу за власть. Здесь не имеет значения, кто выиграет в таком конфликте, так как в итоге проигрывают обе стороны. Несмотря на го, поддается ребенок или же бунтует, прерывается нить любви, соединяющая ребенка с отцом или матерью. Вместе с потерей любви теряется духовность ребенка, и он утрачивает свою грацию. Утра­та грации — это физическое явление. Мы замеча­ем это по тому, как люди двигаются или стоят. На консультациях я часто вижу пациентов страдаю­щих депрессией. Как я писал в своей ранней рабо­те (A.Lowen, "Depression and the Body" New York, 1973), депрессия влияет не только па сознание че­ловека, но также на движения, аппетит, дыхание и производство энергии. Чтобы полностью понять это заболевание, я наблюдаю за телом. Я очень часто вижу кого-то в позе "послушного ребенка'', ожидающего родительских распоряжений. Эта нео­сознаваемая позиция стала частью их личности, укоренившись в структуру тела. Когда мы позво­ляем пациентам осознать это поведение, неизмен­но выясняется, что родители считали их послуш­ными детьми. Из таких "хороших детей" вырастают хорошие работники, но, если не наступит ради­кальная перемена в их личности, они никогда не достигнут полноты жизненной силы и обаяния.

Часто говорят, что мы созданы нашими пережи­ваниями, но сейчас я хочу это сказать совершенно дословно. Наши тела отражают наши пережива­ния. Для иллюстрации этого утверждения я опи­шу три случая из собственной практики. Первый касается психолога из Голландии, который был участником семинара, который я вел много лет на­зад в институте Эссален. Обычная практика био­энергетической терапии — поиск в теле человека указаний на прошлые переживания. Тело этого человека имело необычную странность, а именно: глубокое (на шесть дюймов) углубление с левой стороны тела. Никогда раннее такого углубления я не видел и не был в состоянии объяснить его себе. Когда я спросил голландца, в какой ситуации оно появилось, он сказал, что появилось оно как не­большая впадина в левом боку, когда ему было 11 лет. В течение последующих трех лет впадина уг­лубилась, достигнув состояния, в котором я ее уви­дел. Голландец никогда не обращался к врачам, так как углубление не затрудняло нормального фун­кционирования тела. Я спросил, случилось ли не­что важное в его жизни, когда ему было 11 лет. Он ответил, что его мать вышла в это время вто­рой раз замуж, и что он был выслан в интернат. Это не произвело впечатления на остальных чле­нов группы, но для меня было важным. Я сейчас же понял значение этого углубления: чья-то рука сильно оттолкнула его.

Вторым случаем был молодой человек с такими широкими плечами, каких я раньше никогда не встречал. Когда во время консультации я обратил па это внимание, он рассказал мне о своем отце, которого он очень уважал. Он сказал, что когда-то, когда ему было 16 лет, он вернулся домой из военной школы. Отец попросил, чтобы он стал око­ло пего перед зеркалом. Молодой человек заме­тил, что ростом он равен отцу, И ему пришла в голову мысль, что если бы он еще немного вырос, то смотрел бы на отца сверху вниз. С того дня он не вырос больше ни на сантиметр, в то время как плечи становились все шире. Для меня стало ясно, что вся энергия роста пошла в стороны, чтобы спа­сти сына от возможности перерасти отца. Третьим случаем может служить молодой человек высоко­го роста (около 190 см). Он жаловался, что чув­ствует себя отделенным от жизни. Он говорил, что во время ходьбы не чувствует нижних частей своих ног и своих стоп. Когда он делал шаг, то не мог почувствовать, когда его стопа соприкасалась с землей. Своего роста он достиг, когда ему было около 14 лет. Когда я расспрашивал его о жизни, он отмстил, что в это время его отец перешел из общей спальни родителей и занял комнату маль­чика. Последнему пришлось спать на чердаке. По его собственным словам, он воспринял это как "пи­нок вверх".

Для большинства людей такого рода эмоциональ­ные оскорбления не кажутся достаточно сильны­ми для того, чтобы произвести такие заметные де­формации тела. Однако, как я указал, глубина и сила чувств человека часто выражаются в реакци­ях тела. Каждое переживание, которое человек пережил, касается его тела и остается в психике. Если переживание приятное, то оно позитивно влияет на здоровье, жизненность и грацию тела. В случае болезненных негативных переживаний все наоборот. Если личность может адекватно реаги­ровать на нанесенное ей оскорбление, го его по­следствия не будут длительными, так как раны за­живают. Но если реакция будет заблокирована, то оскорбление оставит в теле след в виде хроничес­кого напряжения мышц. Подумаем, что происхо­дит с ребенком, которого учат, что плач — пове­дение, которого нельзя принять. Реакция плача находится в теле и каким-то образом должна быть заблокирована, если она не может быть выражена. Чтобы справится с этой реакцией, мышцы, прини­мающие участие в плаче, должны быть напряжены и остаться в этом напряженном состоянии, пока реакция плача полностью не пройдет. Однако, эта реакция не умирает, а только отступает внутрь тела и продолжает существовать в подсознании. Ее мож­но снова активировать после многих лет в процес­се терапии или после какого-нибудь сильного переживания. Пока это не произойдет, задействован­ная группа мышц (в данном случае мышцы губ, щек, горла) останется в хроническом напряжении. О том, что это является частой проблемой, свиде­тельствует распространенное напряжение щек, ко­торое в тяжелых случаях известно как синдром височно-челюстного сустава.

Когда в геле возникает хроническое напряже­ние мышц, естественная реакция подсознательно блокируется. Хорошим примером является случай мужчины, плечевые мышцы которого были до та­кой степени напряжены, что он не мог поднять руки над головой. Такая блокировка являлась слу­чаем торможения импульса поднять руку на отца. Когда я спросил его, был ли он когда-либо зол на своего отца, он ответил, что никогда. Мысль, что он мог бы его ударить, была для него также невоз­можна, как и для его отца. Тем не менее, послед­ствием этого запрета было подавление естествен­ных движений плеч. Несколько лет тому назад, в Японии, я был свидетелем того, как трехлетний ребенок колотил кулаками свою маму. На меня произвело впечатление то, что мать ничего не сде­лала, чтобы удержать его или каким либо образом ответить. Я узнал позднее, что только когда ребен­ку исполняется шесть лет, его учат контролю, не­обходимому для умения вести себя в обществе. Пока ребенок не достигнет 6 лет, его считают невинным существом, неспособным отличить то, что нужно делать от того, что нельзя. У шестилетнего ребен­ка эго уже настолько развито, что обучение проис­ходит сознательно, опираясь на знания, а не на страх. На этом этапе ребенок считается достаточно зрелым, чтобы он мог сознательно брать за образец поведение своих родителей. Наказанием за недостаточное усердие в обучении является физичес­кое насилие, ограничение в проявлении любви к нему или возникающее у ребенка чувство вины. В этом возрасте ребенок начинает ходить в школу. В нашей культуре господствует сильная тенденция начинать этот процесс раньше. (Об этом этапе жиз­ни читайте в работе A.Lowcn "Fear of Life" New York, 1981). Дети помладше также обучаются, но их обучение полностью спонтанно. Заставляя де­тей исполнять множество предписании и правил, пока они не достигнут этого возраста, мы ограни­чиваем их жизненность, спонтанность и обаяние. Видимо, у японцев и других пародов Востока спо­собность оценивать ребенка как невинное существо происходит от глубокого уважения к природе. Если мы живем в гармонии с природой и самим собой, мы можем также жить в гармонии и со своими деть­ми. Западные люди стараются подчинить себе при­роду. Если мы эксплуатируем ее, то будем также эксплуатировать своих детей.

Однако по мере индустриализации стран Восто­ка, люди, живущие там, становятся похожими па людей Запада. Промышленное общество опирает­ся на силу, которая вначале является силой дей­ствия, но в итоге становится силой власти. Сила изменяет отношение человека к природе. Понятие гармонии уступает место контролю, а уважение — эксплуатации. Одновременное стремление к влас­ти и стремление к гармонии мешают друг другу. Вероятно, невозможно избежать того, что люди Востока будут страдать теми же эмоциональными расстройствами, что и западные люди, а именно: беспокойством, депрессией и утратой обаяния.

Возвращение к старому образу жизни, к сожа­лению, невозможно. Однажды потерянную невинность невозможно вернуть. Именно из-за этого ста­рые практики восточных философов не в состоя­нии решить эмоциональные проблемы, с которы­ми мы имеем дело сегодня. Даже самая длиннейшая медитация не вернет способность плакать человеку, у которого реакция плача была подавлена Ни­какие упражнения йоги не освободят напряжения плеч у человека, который не смеет поднять руки в гневе на тою, кто был для него авторитетом. Это не значит, что медитация или йога не имеют ника­кого положительного действия. Существуем мно­жество практик и упражнении, имеющих большую ценность для здоровья. Например, массаж одина­ково приятен и цепей для здоровья. Танец, плава­ние и прогулки — это тот вид движения, который я настоятельно рекомендую. Чтобы заново обрести те тесное обаяние, нужно знать, как оно было по­теряно. Главная задача анализа — чтобы человек осознал это.

Я хочу подчеркнуть, что, когда я говорю об ана­лизе, то я не имею в виду психоанализ. Нельзя сделать движения грациозными, лежа на кушетке или сидя в кресле и разговаривая о своих пережи­ваниях. Такой разговор необходим и полезен, по с хроническим напряжением мышц, которому сопут­ствует потеря грации, необходимо бороться на уров­не тела. Этим занимается биоэнергетика — подход, который я стараюсь развивать и совершенствовать уже около 35 лет. Этот подход объединяет в себе идеи Востока и Запада и ис­пользует силу ума для понимания напряжений, которые связывают тело. Он мобилизует энергию тела для того, чтобы избавиться от этих напряже­ний.

Связующем нитью здесь является понятие энер­гии, которое мы находим в Восточной и Западной медицине. Энергия — это сила, стоящая позади духа. Это фундамент духовности тела. Если ее ис­пользовать сознательно, она становится очень мощ­ной. В следующей главе мы рассмотрим восточное и западное понятие энергии и покажем, как био­энергетика интегрирует их.

 

Глава 2

Энергия

 

Восточная религиозная мысль характеризуется тем, что объединяет дух или духовность с энергетичес­ким взглядом на тело. Например, хатха-йога пред­полагает существование двух противоположных энер­гий: "ха" — энергии Солнца и "тха" — энергии Лупы Цель хатха-йоги — достижение равновесия между этими двумя силами. Согласно Йесудиан и Хайх — авторам книги "Йога и здоровье", — наше тело про­низано позитивными и негативными потоками энер­гии, и когда эти потоки полностью уравновешивают­ся, мы наслаждаемся идеальным здоровьем. (Selva Yesudian, Elisabeth Haich "Yoga ami Health", New York, 1953.) Легко понять, почему первобытные народы считают Солнце и Луну энергетическими телами: оба они непосредственно влияют па Зем­лю и жизнь на ней. Согласно китайской идее здо­ровье зависит от равновесия противоположных энергий, инь и ян, представляющих энергии Зем­ли и Неба. В китайской практике лечения акупун­ктурой различают каналы, по которым движутся эти энергии. Посредством укалывания иглами или надавливания пальцами на акупунктурные точки можно управлять течением энергии в теле в целях излечения болезней и укрепления здоровья.

Другим способом, который используют китайцы для мобилизации энергии тела и сохранения здо­ровья, является программа специальных упражне­ний, известных как тайцзи-цюань. Движения тай-цзи обычно делаются медленно и ритмично, при использовании минимальной силы. Согласно Гер­ману Канцу "удар делается на расслаблении", ко­торое "помогает течению внутренней энергии, на­зываемой по китайски "чи", а по японски "ки". Резервуар этой энергии находится, как считается, в нижней области живота". (Herman Kanz, "The Martial Spirit", New York, 1977). К другим аспек­там восточной мысли, которые касаются движения энергии в теле, я обращусь в следующих главах этой книги.

Западная мысль объясняет энергию в механис­тических категориях, как нечто поддающееся из­мерению. Но, поскольку никакими доступными инструментами эти энергии измерить не удалось, стремящийся к точности западный ум отрицает их существование. Однако живые организмы реагиру­ют на некоторые аспекты энергии тела так, как ма­шины реагировать не могут. Например, возбужде­ние, которое чувствует любящий человек, когда встречает свою любимую — явление энергетичес­кое, которое не измерил еще ни один прибор. Жизненность, излучаемая влюбленными — сле­дующий пример энергетического явления, которое также не зарегистрировал ни один инструмент. Несмотря на то, что кирлиановская фотография показала существование ауры пли энергетического излучения окружающего тело, еще никому не уда­лось объяснить это явление в количественных ка­тегориях. Еще до того, как мысль Востока начала проникать в западную культуру (что произошло совсем недавно) некоторые ученые оспаривали точ­ку зрения, что тело является всего лишь сложной биомеханической машиной, оживленной неким неясным духом и облагороженной метафизической душой. В прошлом столетии французский писатель и философ Генри Бергсон постулировал су­ществование силы или витальной энергии, так на­зываемой elan vital, которая оживляет тело. При­верженцы витализма, как было названо это направление, не могли принять мысль, что функ­ционирование живого организма можно полнос­тью объяснить в химических или физических ка­тегориях. Однако, по мере развития техник и методов научного исследования, которые дали воз­можность выяснить биохимическую основу теле­сных процессов, на витализм стали смотреть как на нечто не поддающееся научному исследованию, не имеющее отражения в объективной реальности.

Современная медицина также придерживается этого взгляда. Когда я начал изучать медицину (мне было тогда тридцать шесть лет), я много размыш­лял о том, какое значение для здоровья могут иметь чувства, и как мы можем объяснить такие явления как любовь, храбрость, гордость и красота. Зна­ния, которые я получил в медицинской академии, были очень ценными, но ни одно из ниже назван­ных понятий там даже не упоминалось. Не рас­сматривались даже такие важные эмоции как страх, гнев и грусть, так как считалось, что это явления психологические, а не физиологические. Боль изу­чалась лишь исходя из неврологической и биохи­мической точек зрения, ну а чувством удовольствия вообще никто не занимался, несмотря на то, что оно представляет такую мощную силу нашей жиз­ни.

Самым серьезным белым пятном в медицинс­ком образовании в го время была (да и сейчас до некоторой степени присутствует) сексуальность че­ловека. Каждому врачу известно, что эта функция необычайно важна для жизни и здоровья. И насколько к функции репродуцирования подошли исчерпывающе, настолько сексуальность обделена вниманием из-за того, что она не относится к ка­кому-либо одному органу, а связана с чувствами, охватывающими все тело. Благодаря изучению именно этой функции Вильгельм Райх понял, в чем состоит роль энергии в процессе жизни.

Современные медицинские пауки занимаются прежде всего функциями органов. Врачам прихо­дится специализироваться в лечении отдельных систем, таких как дыхание, кровоснабжение или пищеварение. Наука о целостном человеке неиз­вестна западной медицине. Можно подумать, что это область психиатрии или психологии, однако эти дисциплины ограничились изучением мысли­тельных процессов и их влиянием на тело.

Идея о том, что мыслительные процессы при­надлежат к одной области, так называемой психо­логии, а физические процессы к другой, так назы­ваемой медицине органов, не согласуется с моделью принципиальной целостности человеческой лично­сти. Такой взгляд — результат отделения духа от тела и ограничение его сферой сознания. Этот раз­рыв искалечил психиатрию и истощил медицину. Единственным способом справится с этим наруше­нием целостности человека является возвращение психики в тело человека. Здесь было ее первона­чальное место. Единство тела и духа выражено в греческом корне psychein, что означает дыхание. Целостный взгляд на человеческий организм при­вел бы к признанию того, что тело пронизано ду­хом, который оживляет психику и контролирует его работу.

Поскольку такое определение психики происхо­дит от витализма, наука не может его принять.

Таким образом, оно было вытеснено в царство ме­тафизики. Однако, именно с помощью психоло­гии в форме психоанализа был открыт путь к по­ниманию духа как энергетического явления. Эта дорога привела психологов па территорию сексу­альности, которая игнорировалась традиционной медициной. Фрейд предстал перед проблемой сек­суальности, стараясь понять истерические симпто­мы, психосоматические заболевания, которые ни медицина, пи психология не могли объяснить, пока Фрейд не опубликовал своего классического уче­ния. Он показал, что истерия — это результат пе­ренесения в физическую плоскость психического конфликта, связанного с сексуальностью и проис­ходящего из раннего травматического сексуально­го переживания. Однако ни Фрейд, ни другие пси­хоаналитики не были в состоянии объяснить, каким образом происходит это перенесение. В результате психосоматическая медицина страдала от разрыва между психикой и соматикой и не могла их объе­динить.

Объединить психику и соматику смог Вильгельм Райх, использовавший для этого понятие энергии. Он понял, что конфликт возникает одновременно на двух уровнях: психическом и соматическом. Он подошел к психике и соматике, как к двум аспек­там — мыслительному и физическому — одного неделимого процесса. Подходящей метафорой мо­жет быть реверс и аверс монеты, ведь, чтобы мы ни делали с монетой, это касается обеих ее сторон. Так же и сознание и тело составляют две разные функции, взаимно влияющие друг на друга. Райх сформулировал свою концепцию, как принцип пси­хосоматического единства и противоположности. Общность существует на глубинном энергетическом уровне организма, в то время как на уровне наблюдаемых явлений существует противополож­ность. Эти, на первый взгляд сложные взаимоот­ношения, можно ясно представить при помощи иллюстрации модели этих связей (рис. 2.1).

Энергетический процесс

Рис.2.1. Райх рассматривает психику и таю как единые на глубоком уровне, но противоположные на поверхностном уровне.

 

Возникает вопрос, касающийся природы этого энергетического процесса, а также участвующей в нем энергии. Райх представлял этот процесс как пульсацию, как возбуждение и расслабление, ко­торые можно почувствовать в виде энергетических потоков в теле. Идея энергии, действующей в теле (конкретно в его сексуальной функции), принад­лежит Фрейду. Он открыл, что другие физичес­кие недомогания, такие, как неврастения, ипохон­дрия или беспокойство, связаны с нарушением сексуальной функции. Поскольку половой акт сопровождается эмоциональной разрядкой, Фрейд считал, что эта разрядка имеет энергетический ха­рактер и постулировал, что сексуальное влечение возникает в результате накопления сексуальной энергии, которую он назвал либидо. Сначала Фрейд считал, что либидо — это физическая энергия, но, не сумев доказать ее существование, определил ее позднее как психическую энергию сексуального вле­чения. Сделав это, он увеличил пропасть между сознанием и телом.

В отличие от Фрейда, Юнг рассматривал либи­до как энергию, которая включает в себя все функ­ции и движения тела. Однако он не назвал ее фи­зической силой. В результате этого дух, психика и либидо остались физическими понятиями, а ду­ховность - понятием сознания.

Райх вернулся к изначальной фрейдовской кон­цепции либидо как физической энергии и провел некоторые эксперименты, чтобы определить, мож­но ли ее измерить. Он открыл, что электрический заряд на поверхности эрогенной зоны (грудь, губы и ладони) увеличивался, когда эта зона стимули­ровалась. Болезненное воздействие на эту зону по­нижало заряд. Кроме того, Райх показал, что при приятной стимуляции усиливался кровоток в зоне возбуждения, в то время как болезненной стиму­ляции соответствовало некоторое уменьшение кро­вотока. (Wilhelm Reich "The Function of the Orgasm" New York, 1934.)

Эти эксперименты позволили Райху разрешить конфликт между виталистами и механицистами. В мертвой материи нет зависимости между прият­ной стимуляцией, набуханием и увеличением элек­трического потенциала. Однако он подчеркнул, что "живая материя функционирует, опираясь на те же законы физики, что и неживая материя". Про­сто эти законы действуют по-другому, так как жи­вое тело является особой энергетической системой.

Но позднее Райх пришел к убеждению, что в процессе жизни участвует особый вид энергии. Он назвал ее "оргоном" и утверждал, что это протоэнергия Вселенной. В период сотрудничества с Райхом я также поверил в существование этой энер­гии. Я считаю, что существуют доводы, доказыва­ющие, что энергия процесса жизни является энер­гией, отличной от электромагнетизма. Мы можем согласиться, что для питания жизни нужна энер­гия. Чтобы избежать споров, которые могут воз­никнуть при использовании термина оргон или другого подобного названия, говоря об энергии жизни, я использую термин биоэнергия. Посколь­ку моя форма психотерапии опирается на концеп­цию энергетических процессов тела, я называю ее биоэнергетическим анализом.

Чтобы облегчить читателям понимание дальней­ших рассуждений, я начну сейчас отступление, объясняя, в чем состоит биоэнергетический ана­лиз. Личность в биоэнергетическом анализе рас­сматривается как пирамидальная структура. На вер­хушке — голова, где находятся сознание и эго. У основания, на самом глубоком уровне тела нахо­дятся энергетические процессы которые заставля­ют человека действовать. Эти процессы, проявля­ются в движениях, которые вызывают эмоции, а завершаются мыслями. Зависимость между этими процессами представлена на рис 2.2.

Пунктирная линия между разными уровнями личности указывает на взаимозависимость этих пластов. В биоэнергетическом анализе, для того, чтобы понять личность, изучается каждый уровень.

 

Рис. 2.2. Иерархия личности.

 

Из-за их исключительной значимости в центре вни­мания находятся энергетические процессы, лежа­щие в основе пирамиды. Объектом пристального внимания являются энергетический потенциал дан­ного человека и способ, которым он используется.

Мы знаем, что энергия производится в теле в результате биохимических реакций. Несмотря на всю свою сложность химия метаболизма похожа на процесс, где горючее становится энергией, по общей формуле:

Р (топливо или продукты питания) + О = Е (энергия)

Живые организмы от неживой природы отлича­ет тот факт, что в организмах этот процесс проис­ходит внутри мембраны, благодаря чему произве­денная энергия не теряется в окружающую среду, а используется организмом для выполнения своих жизненных функций. Одна из главных функций — это получение из окружающей среды необходимых элементов для производства энергии. Необходи­мо, чтобы мембрана была проницаемой для продуктов питания и кислорода, а также для удале­ния продуктов распада. В случае более сложных организмов, чем бактерии или простые однокле­точные, этот процесс объединен с активным поис­ком необходимых продуктов. Поэтому движения организма не могут быть случайными. Они долж­ны управляться некой формой чувствительности к окружающей среде. Как заметил один из ведущих исследователей функционирования протоплазмы, "возможно, у протоплазмы нет разума, но то, что она делает — разумно". Разве не является разум­ным стремление к пище, любви н приятным кон­тактам и отступление перед опасностью или бо­лью? Это не механический процесс, гак как каждый организм постоянно изучаем свое окружение. Это приближение и отступление - часть пульсационной активности. Внутри организма она включает в себя сердцебиение, дыхание, перистальтику кишеч­ника и т.д. Все это результат возбуждения каждой клетки и каждого органа тела. Таким образом, мы можем сказать, что жизнь — это состояние конт­ролируемого внутреннего возбуждения; возбужде­ние производит энергию, необходимую для под­держания внутренних функций, а также для совершения внешних действий, поддерживающих или увеличивающих возбуждение организма.

Мы рождаемся с огромным потенциалом чувстви­тельности к побуждающим факторам; с возрастом эта чувствительность уменьшается. Я думаю, что эту утрату чувствительности можно объяснить тем, что с возрастом тело становится более структури­рованным и жестким. Наконец, приходит время, когда пожилой человек настолько укореняется в своих стереотипных навыках, что практически не способен спонтанно двигаться. Я не помню, чтобы я когда-либо видел пожилого человека, прыгаю­щего от радости гак, как это делают дети. У груд­ных детей наиболее живые и одухотворенные тела, ибо они более, чем кто-либо другой, чувствитель­ны к окружающей среде и другим людям. В го же время пожилые люди одухотворены более созна­тельным образом, ибо в большинстве своем пони­мают, насколько сильно они связаны с окружаю­щим миром. В понятии духовности тела содержится мощный дух или сильное сознание духовного удов­летворения.

Процесс построения связи с внешним миром является энергетическим процессом. Чтобы попять, как это происходит между двумя людьми, предста­вим себе два камертона, настроенных на одну час­тоту. Когда они находятся рядом, то удар по одно­му из них вызывает вибрацию второго. Подобным образом можно объяснить связь между двумя глу­боко влюбленными людьми. Образ двух сердец, бью­щихся как одно, может быть чем-то большим, чем простой метафорой. Как мы показали, наши сердца и тела — это пульсирующие системы, излучающие волны, которые могут действовать на другие сердца и тела. Довольно часто у матерей наблюдается спо­собность чувствовать, что переживают их дети, что зависит от этого типа связи между ними.

Чувства единения с Вселенной можно достичь, утратив или преодолев свое эго. Эго - это грани­ца, создающая индивидуальное сознание. Внутри этой границы содержится самоподдерживающаяся энергетическая система, основной чертой которой является состояние возбуждения. На рисунках 2.3 А-В организм представлен как окружность вокруг пульсирующего корня энергии. Без существования границы не могли бы существовать сознание и эго.

Удовольствие = движе­ние крови и возбужде­ния к поверхности тела

Боль = отток крови и энергии oт поверхности

Граница проницаема или ослабленa = слабое эго

Волны интенсивного возбуждения преодоле­вают сильные границы потоком чувств = радость

 

Рис. 2.3 Энергетические процессы a mow.

А. Нормальная реакция на удовольствие и боль.

Б. Энергетический процесс, происходящий в результате от давления эго.

В Энергетические процессы в состоянии повышенного возбуждения.

 

Рис. 2.3 Л представляет нормальное энергети­ческое взаимодействие организма со своим окру­жением, когда он переживает удовольствие или боль. Эго выступает посредником в интересах самосохранения (когда организм испытывает болевое раздражение) пли само­реализации (когда организм получает приятную стимуляцию).

 

 

Рис. 2.3 Б показывает, как волны возбуждения переходят от корня к миру в случае ослабления эго В этом случае сознание уже не является инди­видуальным. Результатом такого опыта, который можно пережить в глубокой медитации, является состояние тишины и покоя.

На рис. 2.3 В внутреннее возбуждение стано­вится настолько сильным, что волны, которые оно излучает — как во время оргазма или другого ра­достного возбуждения - переполняют эго, излу­чаясь за его границы. В этом случае человек пере­живает чувство единения с космосом, но это не чувство покоя, а экстаз.

Перейдем теперь к практическим аспектам этих рассуждений на тему энергии. Одной из самых ча­стых проблем здоровья людей в нашей культуре является депрессия Трудно определить частоту, с которой она встречается, так как у нас нет объек­тивных критериев, по которым мы распознаем деп­рессию, за исключением ее самых явных форм Человек в состоянии клинической депрессии мо­жет лежать без движения в кровати или сидеть в кресле, не показывая ни малейшего желания ак­тивно участвовать в жизни. Во множестве случаев сопутствующим симптомом является чувство от­чаяния. У других депрессия может объединяться с беспокойством или может чередоваться с периода­ми усиленной активности. Когда доминируют ко­лебания настроения, мы говорим, что состояние маниакально-депрессивное. В случаях такого типа очевидно, что пациент перескакивает из состояния сверхактивности в состояние недостаточной актив­ности.

В то время как случай острой депрессии легок для распознавания, хроническая депрессия часто вообще не распознается. Человек может жаловать­ся на усталость и приписывать этому уменьшение своей активности - это одна из черт такой депрес­сии. Но если после продолжительного отдыха все-таки чувствуется усталость, то верным диагнозом будет депрессия. Когда пациент входит в контакт с собой во время терапии, часто можно услышать такие замечания: "Теперь я понимаю, что состоя­ние депрессии было у меня большую часть жизни. Как случилось, что я ее не замечал?" Ответ прост: мы старались быть занятыми. Большинство моих пациентов признает, что их активность — это за­щита от депрессии; когда они начинают чувство­вать усталость, то начинают новое дело. Интерес­но, что такие занятия могут способствовать физическому и психическому пробуждению дан­ной особы, возрастет уровень энергии, однако, рано или поздно, депрессия вернется.

Конкретной травмой, предрасполагающей чело­века к депрессии, является потеря любви. (Пол­ный анализ причин и способов лечения депрессии вы можете найти в работе A.Lowen "Depression and the Body" New York, 1977.) Грудной ребенок, ко­торого лишили тесного контакта с матерью или с личностью, которая заменяла ему мать, может впасть в состояние депрессии и умереть. Незави­симо от возраста нам всем нужна связь с кем-то, кто нас любит, чтобы поддержать чувствительность наших тел. Пожилые люди, потерявшие любимого товарища, часто теряют желание жить. Большин­ство взрослых людей могут протянуть руку многим людям, чтобы установить контакт, в то время как дети и пожилые люди ограничены в своей спо­собное™ создавать узы любви Тем не менее, чув­ство такого единства им абсолютно необходимо для здоровья.

Еще до рождения ребенок тесно связан со своей матерью. В лоне эта связь самая интимная и самая тесная из возможных. Родившись, ребенок пыта­ется заново почувствовать тепло этого контакта у груди пли в объятиях матери Такие контакты для грудных детей очень важны. Они побуждают его тело, стимулируют его функции, дыхание и пище­варение. Приятная физическая близость дает по­зитивные эффекты всю жизнь, обновляя энтузи­азм и жизненную силу человека.

Потеря близкого человека часто вызывает боль в сердце или спазм в груди. Все, за исключением самых маленьких детей, могут пройти это пережи­вание и разблокировать спазм внутри себя, опла­кивая эту потерю. Плач освобождает напряжение и возвращает телу свободное состояние. Когда пульсация сердца снова становится сильной, вол­ны возбуждения доходят до поверхности тела и проникают дальше. Возбуждая другие тела, эти волны создают энергетические связи между ними.

Маленькие дети, потерявшие любовь, к сожале­нию, не могут придти в себя, пока не будет созда­на новая связь. Освобождение напряжения и рас­слабление, которое приносит плач, необходимо маленькому ребенку для поддержания силы пуль­сации в своем теле. Часто бывает так, чго потеря любви вызвана не смертью или потерей матери, а лишь невозможностью для ребенка удовлетворе­ния основного желания любви. Мать могла сама быть обиженным ребенком, который страдал из-за утраты любви своей собственной матери. Здоровый и энергичный отец, возможно, способен реагиро­вать на нужды ребенка, но он не в состоянии пол­ностью заменить мать, даже если он может при­глушить боль разбитого сердца. В большинстве случаев сердечная боль из-за утраты любви матери не проходит у человека и во взрослом состоянии, проявляясь в виде хронических болей в груди и затрудняя дыхание. Уменьшая доступ кислорода в организм, такие хронические напряжения задержи­вают производство энергии.

Такой человек не сможет поднять уровень своей энергии просто посредством увеличения количе­ства пищи и кислорода. Если тело не нуждается в дополнительной энергии, то избыток питания от­кладывается в виде жира, а избыток кислорода ве­дет к состоянию гипервентиляции. Организму не­обходимо равновесие между использованием энергии и ее накоплением. Равновесие между на­коплением и выделением энергии контролируется потребностью. Увеличения базового уровня энер­гии у человека можно добиться только благодаря оживлению тела посредством выражения чувств. Отсутствие жизненной энергии всегда является результатом сдерживания чувств.

Одним из удивительных последствий понижен­ного уровня энергии является возрастание актив­ности, которая, в свою очередь, возникает из по­пытки найти любовь. Большинство детей, переживших потерю любви считают, что эта поте­ря произошла из-за того, что они не смогли заслу­жить эту любовь. Большинство матерей закрепля­ет такое чувство вины в ребенке, ругая их за то, что они слишком много требуют, чересчур энер­гичны, строптивы. Ребенок скоро поймет, что, если он хочет получить хоть немного любви, он должен приспособиться к требованиям матери. Это преду­беждение, что любовь необходимо заслужить, обычно сохраняется до взрослого возраста, когда оно часто проявляется в стремлении к достижени­ям, к успехам. Такое поведение типично для лю­дей со склонностью к поведению "типа А", для которого характерно преувеличенное стремление к подтверждению своей ценности вместе с подавле­нием гнева, что проявляется в частом раздражении. Поведение "типа А" является главным фактором, ведущим человека к депрессиям и болезням сердца. (M.Friedman and R.H.Rosenman "Type A, Behavior and Your Hearth" New York, 1981, A.Lowen "Love, Sex And Your Heart", New York, 1989.) Такого рода поведение также ответственно за хроническую ус­талость людей в нашей культуре.

К сожалению, большинство людей не умеет сни­зить темп своей жизни настолько, чтобы почувство­вать, что они устали, находясь под давлением жиз­ни, веры в необходимость жить дальше так, как они жили до этого, поскольку от этого зависит их выживание. Чувство усталости будит в них трево­гу, что они не смогут продолжить борьбу. Боль­шинство людей не могут сказать самому себе: "Не могу." Когда они были детьми, их учили, что ска­зать: "Не могу" — равносильно признанию пора­жения, а значит, что они недостойны любви.

Существует физическая причина, из-за которой возрастает активность при понижении уровня энер­гии. Невозможно расслабиться, если уровень энер­гии слишком низок, так как для снятия напряже­ния мышц необходима именно энергия. Этот факт, несмотря на то, что он не очень сильно известен, можно легко проиллюстрировать и объяснить.

Когда мышцы напрягаются, они выполняют ра­боту, которая использует энергию. В состоянии напряжения они не смогут выполнить больше ни­какой работы. Чтобы мышцы расслабились и были способны выполнять работу, необходимо, чтобы мышечные клетки произвели необходимую для это­го энергию Это, в свою очередь, требует притока кислорода и удаления молочной кислоты. Прин­цип работы мышцы показан на рисунке 2.4.

Расслабленная

Разрядка

Сокращенная

Заряжение

 

 

Рис . Энергия в мышце. Расслабленная мышца энергетически заряжена и растянута, в то время как сокращенная мышца после использования своей энергии в процессе работы, сжата.

Рассмотрим растянутую мышцу, как натянутую пружину. Она сейчас наполнена энергией. Когда мышца сжимается, чтобы выполнить некую рабо­ту, она становится короче и тверже. По мере ис­пользования пружина теряет энергию Мышца ре­генерируется и расслабляется, увеличивая свой энергетический потенциал, что подобно растяже­нию пружины для того, чтобы она могла выпол­нить дальнейшую работу.

Когда человек переутомлен, а уровень его энер­гии низок, он может легко попасть в состояние

Психология те га

сжатия, также как человек, страдающий маниакаль­ным психозом, у которого гипервозбудимость и гиперактивность предваряют состояние депрессии Классическим примером этого состояния является беспокойный и возбужденный ребенок, который, несмотря на усталость не может успокоиться и ус-путь. Родители, в конце концов, могут накричать на пего или наказать, чтобы успокоить. Ребенок реагирует взрывом плача, родители обнимают его и прижимают к себе. Он засыпает. Плач заставля­ет ребенка дышать глубже, что дает ему энергию, необходимую для расслабления.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (5.402 сек.)