АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Сексуальность и духовность

Читайте также:
  1. II ИНФАНТИЛЬНАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ
  2. Двадцать восьмая серия: сексуальность
  3. Духовность как индивидуально-личностный и социокультурный феномен. Виды духовности.
  4. ДУХОВНОСТЬ ТАНТРИЧЕСКОГО ПОЛОВОГО АКТА
  5. Духовность тела
  6. Духовность – устойчивая ориентация человека на социокультурные ценности, подчиненность поведения человека высшему, человеческому долгу.
  7. Подростковая сексуальность
  8. Секс и сексуальность
  9. Сексуальность
  10. Сексуальность
  11. Сексуальность в среднем возрасте

 

Как мы уже упоминали в предыдущих разделах, многие люди считают, что сексуальность и духов­ность — это противоположности. Они придержи­ваются точки зрения, что духовность находится в голове, в то время как сексуальность локализова­на в нижних частях тела. Этот взгляд противоре­чит действительности, так как человеческое суще­ство в каждой своей клеточке имеет половые полярности. У мужчин каждая клетка имеет две хромосомы Y, в противоположность клеткам тела женщины, которые имеют по одной хромосоме X и Y Подобным образом духовность — это функ­ция всего тела. В отрыве от сексуальности духов­ность становится абстракцией, а сексуальность, оторванная от духовности, является только физи­ологическим актом Такой разрыв проявляется в случае изоляции сердца, когда нарушается связь между двумя полюсами тела. Когда чувство люб­ви проникает из сердца в голову, человек ощущает единство с Абсолютом — тем, что присутствует везде. Когда оно наполняет бедра и ноги, человек ощущает свою связь с Землей. Перемещаясь вверх, наш дух приобретает черты ян, а перемещаясь вниз — черты инь. Основной постулат биоэнерге­тики состоит в том, что протекание возбуждения по телу вниз и вверх имеет пульсирующий харак­тер, что означает, что оно не в состоянии перемес­титься в одном направлении дальше, чем в другом. То есть мы духовны ровно настолько, насколь­ко мы сексуальны.

Когда наш дух вовлекается полностью в какой-то акт, то этот акт становится духовным, благода­ря трансценденции нашего Я. Эта трансценденция наиболее ощутима в полоном акте, если он приво­дит к объединению двух людей в танце жизни. Когда наступает это объединение, любовники пре­одолевают границы своего сознания, чтобы соеди­ниться с силами Вселенной.

Ключом к такому единению является любовь. Близость между мужчиной и женщиной возникает из того же чувства любви, которое соединяет мать и ребенка, человека и его любимое животное, че­ловека и его ближнего. Любовь — это состояние приятного возбуждения, которое различается по интенсивности, в зависимости от ситуации. Тот же вид возбуждения имеет место в мистической связи человека с Богом. Возбуждение, которое ощущают двое любовников, находящихся близко друг к другу, влечет за собой, конечно, дополни­тельные последствия. Энергия движется вниз, сильно возбуждая половые органы. Когда это про­исходит, возбуждение и напряжение возрастают до такой степени, что человек ощущает неодолимое стремление к более интимному контакту и разряд­ке этого возбуждения. Радость секса имеет два фак­тора: (1) удовольствие, которое человек чувствует от прикосновения и (2) удовлетворение, которое дает половая разрядка напряжения. Вначале удо­вольствие появляется в сознании и связано с ожи­данием, в то время как удовольствие оргазмического расслабления является чисто сексуальным и очень удовлетворяющим. Во время пика оно дос­тигает уровня экстаза.



Для небольшой части людей секс является нео­бычайно возбуждающим переживанием, в котором участвует все тело, а половое возбуждение очень сильно. Поверхность тела заряжается, глаза блес­тят, кожа увлажняется, теплеет и розовеет. Эро­генные зоны сильно наполняются кровью по мере того, как сердце, которое также возбуждается, по­сылает кровь к поверхности тела. Когда глаза лю­бящих встречаются, дрожь возбуждения пробега­ет, как электрический разряд через все их тело. Стремление к контакту очень сильное. Если это происходит во время поцелуя, тело размягчается и растекается, человек чувствует приятное тепло в нижней части живота. В этот момент половые орга­ны наполняются кровью, но кровенаполнение еще не максимально. Стремление к более глубокому интимному контакту приводит к половому акту. В момент проникновения наступает минутное успо­коение, прежде чем начнется ритмичный танец, который закончится оргазмом.

Все это происходит спонтанно, когда двое лю­дей глубоко влюблены. Они стремятся к сближе­нию так, как если бы находились в трансе, хотя осознают свои действия, но на вершине оргазма осознавание может утрачиваться. Энергетическое напряжение настолько сильно, что эго побеждает­ся чувством освобождения. Чувство объединения двух тел может быть так реально, что любовники ощущают себя как бы одним телом. Одновременно у них может быть впечатление, что они не присут­ствуют в своем теле.

‡агрузка...

После сильной оргазмической разрядки челове­ка охватывает глубокий покой. Прежде, чем вер­нется осознание себя, может наступить сон. Такую потерю сознания французы назвали "малой смертью". После этого переживания человек чувствует себя как бы возрожденным.

Так же, как и в мистическом переживании, в момент оргазма может возникать ощущение объе­динения с могущественными силами Вселенной Однако в то время, как мистическое переживание тихое, оргазмическое переживание похоже на взрыв вулкана или землетрясение. В повести Хемингуэя "По ком звонит колокол" герой отмечает, что во время такого оргастического переживания он по­чувствовал, что "задрожала земля". В мистичес­ком переживании личность редуцирует свое Я, в оргазме это Я тонет в потоке энергии и чувств. Однако, чтобы получить такое мощное чувство, нужно остаться свидетелем нарастания возбужде­ния вплоть до момента его взрыва. Это требует сильного Я, так как слабое Я может испугаться перед лицом такого риска. Это напоминает поезд­ку на американских горках. Чтобы получить пол­ное удовлетворение, надо держать глаза постоянно открытыми и наслаждаться вызывающими головок­ружение взлетами и падениями вагончиков.

Половой акт дал толчок примитивной методике добывания огня, заключающейся в быстром вра­щении палочкой в углублении куска дерева до тех пор, пока не станет так горячо, что вспыхнут су­хие щепки и листья. Трение-тепло-пламя, такую последовательность мы видим в этих двух действи­ях, цель которых — получить пламя. К сожале­нию, для большинства людей половой акт закан­чивается высечением только нескольких искр, а не пламенем, которое растворяет тело, превращая его в чистый дух. А ведь именно в этом и заключается запредельное переживание.

Достичь трансценденции можно также деятель­ностью, не включающей в себя половой акт. Каж­дый раз, когда мы переживаем сильные чувства или тронуты большим переживанием, мы ощущаем трансцендепцию. В обоих случаях дух выходит за границы нашего Я. Когда это происходит, мы ощу­щаем, что мы охвачены, или даже одержимы ду­хом. Примером такой одержимости духом, взятым из религии, может быть церемония Вуду, свидете­лем которой я был на Гаити. Во время этой цере­монии участник, танцуя длительное время под рит­мы бубнов, впал в транс, после чего приступил к проглатыванию огня, что, видимо, ему никоим об­разом не вредило. В суфизме транс достигается посредством длительного вращения в танце. В со­стоянии транса Я растворяется, и человек пережи­вает запредельное состояние. Когда лучник, прак­тикующий дзен, о котором я упоминал в четвертой главе, говорил, что "стрелы направляло "оно", этим "оно" был дух, который охватил его естество и управлял его движениями. Это было настоящее запредельное переживание.

Каждый творческий акт содержит определенный трансцендентный элемент. Чтобы иметь эту запредельность, обязательны два фактора: вдохновение и страсть. Вдохновению в творческой работе все­гда присуще немного божественного духа, позво­ляющего творцу приглушить свое эго и слиться со своим действием. Посредством этого приглушения эго и объединения с действием, рождается что-то новое, всегда являющееся чем-то большим, чем сам творец. Будет ли это живописным полотном или музыкальным произведением, тут содержится дух, который может глубоко трогать как исполнителей, так и публику. Такие произведения живут своей собственной жизнью.

Существует ли более важный творческий акт. чем создание нового живого существа? Говорят, чю любовь начинается с блеска в глазах, а закан­чивается рождением ребенка. Половой акт, рассмат­риваемый в этом свете, является эссенцией твор­чества. В то время, когда на глубоком биологическом уровне это утверждение всегда спра­ведливо, мы не способны пережить таинственность и радость секса, если не отдаемся божественной страсти любви.

Наша неспособность переживания оргазмической реакции, ведущей к запредельному состоянию, вызвана недостатком страстности в любовной игре. Часто эта страсть подавляется в раннем возрасте болезненным опытом как в оральной, так и в эди­повой стадии развития. Оральная стадия — это первые три года жизни, когда потребности ребен­ка, относящиеся к кормлению, опоре и близкому контакту, удовлетворяются матерью. В течении это­го периода уровень его энергии возрастает до та­кой степени, что страсть становится возможной Эти потребности могут быть удовлетворены посред­ством акта кормления грудью, так как он дает наи­более близкий, возбуждающий и удовлетворяющий контакт между матерью и ребенком. Большинство западных людей вскармливаются грудью не более чем 9 месяцев, в то время как в слаборазвитых странах и примитивных сообществах период корм­ления грудью продолжается около трех лет. Если ребенок будет отлучен от груди слишком рано, он ощущает недостаток груди как утрату своего мира, что может "разбить его сердце". Если эта "ломка" будет продолжена неадекватными реакциями родителей в эдипов период, следствием может быть мысль: "Я никогда не получу то, что хочу, так для чего же возбуждаться? Эго закончится только бо­лью. "

Если ребенок не будет вскармливаться грудью, это не значит, что он будет лишен питания и забо­ты при кормлении, однако младенцам необходимо ощущать тело матери, ощущать ее жизненность и поглощать ее энергию. Контакт с матерью возбуж­дает дыхание младенца и укрепляет его метабо­лизм. Когда этот контакт утрачивается из-за смер­ти, болезни или депрессии матери, ребенок, вероятнее всего, будет потрясен и сломлен. Как мы отметили в одном из предыдущих разделов, ребенок борется против этой боли сдерживанием дыхания и напряжением мышц грудной клетки. Ре­зультатом этого будет ограничение его способнос­ти отдаться любви, когда появится возможность сближения с другим человеком. Будучи взрослым, оп страдает от полового отчуждения, так как не может пережить все это сердцем.

Негативное влияние на ребенка оказывает так­же низкая толерантность родителей к высокому уровню энергии у детей. Они выражают недоволь­ство тем, что ребенок слишком требователен, слиш­ком активен, слишком многого хочет. Они счита­ют, что "ребенка должно быть видно, но не слышно". Многие дети к трем годам значительно утрачивают жизненность. Я видел множество де­тей, выглядевших апатичными, с утратившими блеск глазами, слабым голосом, которых катила в коляске равнодушная мать или опекунша.

Сексуальная страстность и впечатлительность подвергается дальнейшему подавлению в зависи­мости от того, как происходит последующее развитие сексуальных чувств в эдипову фазу, в период от трех до шести лет. В этот период маленького мальчика сексуально влечет мать, а маленькую де­вочку — отец. Это влечение является сильным и возбуждающим, но ребенок не стремится к поло­вому контакту. Такой контакт был бы для ребенка ужасным. В здоровой семейной среде это сексу­альное влечение редуцируется, когда ребенок вхо­дит в так называемый латентный период и больше вовлекается в окружающий мир, который находит­ся за пределами семьи. В нездоровой обстановке, родитель склоняет ребенка к сексуальной заинте­ресованности или реагирует на нес. Часто случает­ся, что родители ведут себя по отношению к детям соблазняюще, стремясь вызвать у них возбужде­ние, которое они не получили у своего супруга. Это вносит в их отношения измерение взрослос­ти, внося сексуальные чувства, концентрирующи­еся на половых органах. Эти чувства изумляют, ужасают и отталкивают ребенка, который не в со­стоянии выйти из этих отношений, так как он пол­ностью зависит от родителей и нуждается в их одоб­рении и поддержке. Он не может также ответить на эти чувства взаимностью из-за опасения перед фактическим инцестом. Часто бывает так, что лю­бая сексуальная реакция со стороны ребенка вле­чет за собой оскорбление и унижение. Несмотря на свое собственное участие, родители обвиняют детей в сексуальном реагировании, что на деле яв­ляется проекцией собственного чувства вины на потомство. В целях самозащиты дети подавляют свои сексуальные чувства, что позволяет им со­хранить свою любовь к родителям. Благодаря это­му любовь отделяется от сексуального желания.

Также, как и подавление любой другой эмоции, подавление сексуальных чувств происходит посред­ством хронического напряжения мышц, что пре­пятствует достижению чувства возбуждения пояс­ницы и бедер или делает невозможными свободные движения тазом Эту проблему хорошо иллюстри­рует пример Анны. Когда я впервые увидел ее, это была привлекательная женщина лет сорока, не­замужняя, по всегда вовлеченная в сексуальную связь с каким-нибудь мужчиной. Она не была по­давлена, но чувствовала, что не очень хорошо уме­ет организовать свою жизнь. Чтобы понять Анну, следовало внимательно присмотреться к ее телу, которое отражало историю ее жизни. Обе полови­ны ее тела выглядели так, как будто принадлежа­ли разным людям. Нижняя часть была полной и тяжелой, совершенно не излучая жизненности и чувств. В то же время верхняя часть была узкой и характеризовалась лучшим тонусом кожи и боль­шей жизненностью. У Анны была полная и краси­вая грудь, что подчеркивало ее женственность, ее глаза были большими и глубокими, что нравилось мужчинам. Она вела себя по отношению к ним соблазнительно, но не распутно. Она вовлекалась в сексуальную связь с разными мужчинами, но, несмотря на видимость тепла, которым она их ода­ривала, ни один из тех, с кем она встречалась, не хотел на ней жениться.

Дисфункция между двумя половинами тела Анны указывала на расщепление личности. Одна часть ее действовала независимо от другой. Например, она хорошо справлялась со своими материальны­ми проблемами. Эти черты отражала верхняя по­ловина ее тела. Другая сторона ее личности соеди­нялась с пассивной, мало жизненной нижней половиной тела. Несмотря на то, что Анна вела активную сексуальную жизнь, ее сексуальные чув­ства были слабыми, и она никогда не испытывала оргазма. То, что мужчина ее хотел, возбуждало ее, но не вызывало страсти. Такое состояние для жен­щины граничит с отчаянием, но Анна не выгляде­ла отчаявшейся. В группе она была оживленной и могла развлекать людей рассказами и шутками. Только после двух лет терапии она осознала жи­вущее в ней глубокое отчаяние, против которого раннее сознательно протестовала. В то же время, уже на первых сеансах терапии я почувствовал, что Анна убеждена в том, что она не получит того, к чему стремится. Ранее она проиграла — речь идет о создании семьи и замужестве, — и вплоть до минуты, когда она начала терапию у меня, она не имела понятия, чего на самом деле хочет.

По мере продвижения терапии, когда она отбро­сила фасад открытого и беззаботного поведения, Анна стала подавленной. Плохое настроение не мешало ей работать, но эта деятельность казалась ей бессмысленной. В течении нескольких месяцев она давала волю чувствам, говорила, что хотела бы умереть. И хотя речь не шла о самоубийстве, жизнь казалась ей пустой. Это отчаяние было ее после­дним шагом к выздоровлению, так как вынудило ее серьезно взглянуть на свою жизнь, принять ре­альность и быть именно такой, как это выражало ее тело.

Анна была трагической фигурой. Ее сексуаль­ная активность была лишена как радости, так и духовности. Несмотря на то, что ее движения были быстрыми и производили впечатление расслаблен­ных, это была только игра напоказ, так как ее телу недоставало грации. Причиной тяжести нижней половины тела Анны было сдерживание сексуаль­ного влечения. Зажатость талии блокировала нор­мальное протекание "импульса возбуждения в ниж­ние отделы 1ела, ее дыхание не достигало низа живота. Однако я чувствовал, что она была когда-то очень живот! девочкой.

Люди подавляют свои сексуальные чувства, если они становятся источником боли, унижения и опасности, и Анна не была исключением. В ран­нем детстве она сильно привязалась к своему отцу, и их соединяла прочная связь, которая продолжа­лась вплоть до его смерти, за два года до того, как я начал с пей терапию. Она была готова сделать для него все. что угодно, и такое отношение пере­несла позже на других мужчин. Отец был привя­зан к ней в такой же степени. Он осознавал се развивающуюся сексуальность. Несмотря на то, что он не проявлял со своей стороны никаких откро­венных сексуальных реакций, Анна осознавала сек­суальную заинтересованность отца- Она знала, что возбуждает его сексуально так, как не удавалось это сделать ее матери. Хотя отец контролировал свое поведение, его угнетало чувство вины по по­воду этих чувств; это чувство он передавал Анне, клеймя каждое проявление ее сексуальности. Ког­да она хотела дружить с мальчиками своего возра­ста, он называл ее распутницей. Он постоянно об­ращал внимание на ее одежду и предъявлял претензии за то, что она использует косметику. В результате, Анна стала рассматривать собственную сексуальность, как что-то неприличное. Это чув­ство разместилось в нижней половине ее тела и не было другого выхода, как только отстраниться от своей сексуальности, одновременно осознавая, что того же хотел и ее отец. Когда она стала взрослой, навык скрывать сексуальные чувства так у нее закрепился, что она утратила всяческую надежду найти мужчину, которого она смогла бы по настоя­щему любить.

Я, как терапевт, помог ей "оживить" нижнюю половину тела. Это было непросто, так как чув­ствительность в этой области тела подавлялась у нее многие годы. Эту проблему следовало рассмот­реть как с психологической, так и с физиологичес­кой перспективы. На психологическом уровне Анна должна была узнать, какая она на самом деле, и понять, почему она стала такой. На физиологичес­ком уровне она должна была вернуть активность нижней половине тела для того, чтобы ощутить ее. Специальные упражнения углубили ее дыхание, что позволило ей почувствовать свою печаль, на­ходящуюся в животе, печаль, от которой она рань­ше себя успешно изолировала. Одновременно она начала плакать, но только со временем позволила плачу стать более глубоким. Чувством, с проявле­нием которого она имела большие трудности, был гнев. Причиной этого было то, что он был направ­лен против отца, который ее использовал, но ко­торого она любила и от которого чувствовала себя зависимой. Она не смогла направить свой гнев про­тив других мужчин, которые ее также использова­ли, так как чувствовала, что сама позволила им это. Это было ключевой проблемой в процессе те­рапии, так как было невозможно помочь Анне вер­нуть свои сексуальные чувства иначе, чем дать ей почувствовать себя человеком, имеющим свои пра­ва и требующим их уважения.

По мере продвижения терапии Анна все более понимала, что была объектом определенного сек­суального злоупотребления со стороны своего отца, а также брата. Сам факт, что она отдала себе в этом отчет, позволил преодолеть блок в ее лично­сти. Сейчас можно было привести в движение ее гнев. Углубив дыхание и нанося удары ракеткой по топчану, она выразила свой гнев по отношению к отцу с такой огромной сплои и с такой яростью, которой я никогда раньше не видел. В ней загорел­ся огонь, который со временем мог превратиться в страстную любовь.

Сексуальное соблазнение ребенка родителем — достаточно распространенное явление в нашей куль­туре. Родители, которые не находят удовлетворе­ния в своем браке, могут направить на собствен­ных детей потребность чувственности или сексуального возбуждения. Иногда это принимает формы прямого сексуального контакта, но чаще ре­бенок является свидетелем сексуальности кого-либо из родителей. Во многих семьях родители ведут себя нескромно при детях, ошибочно полагая, что дети не осознают того, что происходит. В следствии этого, ребенок, сексуально возбужденный интим­ностью родителя, чувствует, что к нему относятся "особенным" образом, что приводит к развитию нарциссической личности. (Подробнее смотрите в: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self, New York 1985.) Ребенок боится возможности крово­смешения и одновременно подвергается ревности и враждебности со стороны родителя своего пола. Чтобы избежать этой опасности, ребенок отстраня­ется от своего сексуального возбуждения, как это имело место в случае Анны. Ситуация в семье до­полнительно осложняется существующей в нашей культуре тенденцией к разрушению барьеров меж­ду родителями и детьми в половых вопросах, что лишает их остатка невинности. Некоторые родители даже гордятся сексуальными познаниями сво­их детей. Становясь взрослыми, такие люди ведут себя так, как будто они более мудры, чем другие, но в глубине души чувствуют себя неуверенно и постоянно сомневаются. В сексуальной сфере по­верхностная утонченность часто скрывает беспо­койство и вину по поводу сексуальных чувств.

Сексуальное соблазнение оказывает разруши­тельное действие на личность ребенка, оказывая влияние равным образом как на тело, так и на по­ведение. Отяжеление и пассивность нижней части тела, которое развилось у Анны — только одна из форм, которые такая травма может вызвать. Очень часто, особенно у мальчиков, сексуальные чувства не подавляются полностью, а тормозятся при по­мощи напряжения мышц в области таза. В таком случае таз не может двигаться свободно, и эти люди редко достигают состояния спонтанных движений тазом (тазовой пульсации), в которой возможно полное оргазмическое освобождение. Возбуждение половых органов может быть очень сильным, но у многих мужчин оно заканчивается преждевремен­ной эякуляцией, так как мышечное напряжение в об пасти таза ограничивает его способность асси­милировать заряд возбуждения, прежде чем оно охватит все тело. В крайних случаях это может оказывать тормозящее влияние на эрекцию.

Отличительной чертой по настоящему сексуаль­ного человека является обаяние. Быть обаятель­ным — не значит уметь покачивать бедрами, ис­полнять ганец живота или прыгать с трамплина; если человек обаятельный, это означает, что у него мягкое тело, в котором свободно протекают им­пульсы возбуждения, излучающее жизненность и получающее удовольствие от движений. По насто­ящему сексуальная женщина не вертит бедрами во время ходьбы, ее таз движется свободно, вместе с телом. Когда человек ходит таким образом, он чув­ствует соприкосновение с землей при каждом шаге, а волна возбуждения, идущая от пальцев стоп, ко­ординируется с дыхательной волной, которая, как мы видели раньше, вызывает движение таза с каж­дым дыханием. Такая походка часто наблюдается у людей, живущих в слаборазвитых странах, над которыми не так довлеет эго, как у западного че­ловека. Мы, жители западного мира, быть может сексуально более утончены, но люди примитив­ных культур более живые.

Тело, свободное от моральных указаний суперэго (будь воспитанным, слушай отца и мать, не под­нимай руки на родителей и т.п.), свободно от на­пряжения. В нашей культуре принято приучать детей контролировать свои чувства. Это отражает­ся в популярной поговорке: "Не теряй головы и не отдавайся на волю чувств." Определенная доля са­моконтроля, конечно, нужна, но когда контроль становится подсознательным, он проявляется в хронических напряжениях мышц. Напряжение, свя­занное с опасением, что мы "потеряем голову", часто вызывает остеохондроз шейного отдела позвоночни­ка и головные боли от напряжения. Хроническое мышечное напряжение у основания позвоночника, в том месте, где он соединяется с крестцом, является причиной большинства болей в поясничной облас­ти. Это хроническое напряжение особенно таких мышц как т. quadriceps femoris, соединяющих таз с ногами, обездвиживает таз настолько, что он не в состоянии двигаться спонтанно.

Рис в 1 Позиция таза в реакции на напряжение

А Нормальная позиция, таз расслаблен

Б Таз отведен назад, что уплощает изгиб в нижней части спины

В. Таз заблокирован в "передней позиции", что вызывает излишний прогиб позвоночника

 

Обездвиженный таз "застывает" в положении отведения назад или вперед (рис. 6.1 А — В). В нормальном состоянии (рис. 6.1 А) таз движется вперед или назад вместе с естественными движениями тела и дыхательной волной Когда волна достигает таза при каждом выдохе — он движется вперед. При вдохе таз движется назад. Эти спон­танные движения могут быть незначительными в положении сидя, но более выразительно видны во время ходьбы. В пиковом сексуальном возбужде­нии они становятся быстрыми и сильными. Этого не происходит, если таз обездвижен в одной из этих крайних позиций Отведенный назад таз (рис 6 1 Б) готов к движению Обездвиженность таза во время движения указывает на сдерживание сек­суальных чувств. Это встречается чаще всего у жен­щин, так как напоминание сдерживать сексуаль­ные чувства в основном направлены именно им. У мужчин более частым нарушением является "пе­редняя позиция" (рис. 6.1В), которая выражает псевдоагрессию. Выдвигание таза вперед — сексу­ально агрессивное движение, но, так как таз замк­нут в этой позиции, то на деле это вовсе не так. Прежде, чем дальнейшее движение таза вперед ста­нет возможным, он должен быть отведен назад (как спусковой крючок). Когда таз выдвинут вперед, спина округляется, а плечи сутулятся, что напо­минает позу пса с подогнутым хвостом.

Если человек удерживает свой таз в такой пози­ции, это часто указывает на то, что к нему плохо относились в детстве. Любая форма физического наказания подрывает уверенность человека в себе, делая его боязливым и податливым. Наиболее рас­пространенной формой наказания, вызывающей такие последствия, является наказание ударами по ягодицам. Ребенок, который получает шлепок, инспективно втягивает попу и напрягает ягодицы. Но эта травма касается не только физической при­роды Шлепки — унижающее переживание, которое травмирует эго ребенка. В некоторых случаях ребенка даже принуждают помочь в наказании, требуя подставить ягодицы, наклониться вперед, лечь на колено родителя или принести ремень. Я считаю, что существуют другие способы дисциплинирования без применения такого вида садистских практик. Тем, кого наказывали ударами по ягоди­цам, трудно принять гордую позу или ходить с рас­слабленным, свободно движущимся тазом.

Большинство людей не отдают себе отчета в том, что их таз застыл в одной из крайних позиций. Иногда они могут двигать им таким образом, что производят впечатление свободного движения, но когда они не используют сознательного усилия, это движение возвращается к своей исходной позиции. В сексуальной активности люди с тазом, выдвину­тым вперед, как бы принуждают себя совершать сексуальные движения, а те, чей таз отведен на­зад, склонны к ограничению движений. Следую­щее простое упражнение поможет вам определить, в какой позиции вы удерживаете свой таз.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.013 сек.)