АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Четырнадцать лет спустя

Читайте также:
  1. Дети – это почва, в которую можно сеять либо добрые, либо злые семена. Что мы посеем в детские сердца сегодня, то и пожнет наше общество спустя годы.
  2. И сейчас, спустя четыре с половиной десятилетия, песня эта продолжает волновать сердца людей, остается нестареющим гимном любви и верности солдатскому долгу.
  3. Лет спустя
  4. Месяц спустя. 29 Октября. Суббота. Рейс Хитроу-Майами
  5. Четырнадцать
  6. Эти явления могут развиться и после пребывания на солнце спустя 4-7 ч.

Надорванный писк будильника требовательно пронзил утреннюю тишину. Софи с неохотой высунула руку из-под теплого одеяла, пытаясь нашарить на прикроватном столике этот маленький адский механизм. То, что будильники придумали в аду у нее никогда не вызывало сомнений… Несколько раз она на ощупь похлопала по столику, и что-то с грохотом упало на пол и печальным, постепенно затихающим «дзинь» ознаменовало свою кончину.

– Наконец-то… Он мне никогда не нравился, – сонно пробормотал мужчина, спавший возле нее.

– Ты сам его купил, – шепотом напомнила Софи. В конце концов, она заставила себя открыть глаза и теперь, щурясь, разглядывала залитый солнцем потолок, пытаясь убедить себя оторваться от теплой кровати. Сегодня был очень важный день, и она просто не могла позволить себе проспать. Сладко потянувшись, она решительно откинула одеяло, и хотела было встать, но крепкие мужские руки обхватили ее за талию и притянули к себе.

– И я до сих пор не могу понять, почему ты меня тогда не остановила, – сказал Захария, зарываясь носом в ее волосы. – Еще пять минут…

– Хорошо, – зевнула Софи. – Но тогда сам будешь объяснять Иве, почему я опоздала…

Пробормотав себе под нос что-то невнятное, Захария быстро вылез из-под одеяла и, поднявшись, протянул руку.

– Ну уж нет! – cказал он, помогая ей встать. – А то сегодня она заберет мою душу, прежде чем я хоть что-то успею сказать. Так что я просто отдам ей тебя, – ловец лучезарно улыбнулся. – Но сначала я сделаю тебе кофе… Пошли.

Софи благодарно кивнула и поплелась за ним. Прохладный пол приятно холодил ноги и отгонял сонливость, витающую в воздухе. Протерев слипающиеся глаза, она решительно отмахнулась от мыслей о теплой и уютной кровати, настраиваясь на предстоящее сегодня событие. Пройдя по коридору, они остановились у закрытой двери кухни, откуда доносились чьи-то приглушенные голоса. Настороженно переглянувшись, Софи с Захарией отворили дверь и замерли на пороге.

Шестилетний Ноа, уплетал свой завтрак, сидя за столом и внимательно смотря мультик. На соседнем стуле примостился Гудвин – пушистый годовалый песик породы шелти, и с не меньшим интересом наблюдал происходящее на экране небольшого телевизора, стоящего на тумбочке.



Мальчик был настолько сосредоточен, что даже не обратил внимания на родителей. Его светлые волосы игриво торчали в разные стороны, лишь челка была тщательно зачесана назад – видимо, он приложил немало усилий, причем тщетных, чтобы ее уложить. Тонкими чертами лица и разноцветными глазами мальчонка был безумно похож на Захарию, но вот свой бойкий, неусидчивый и строптивый характер он полностью унаследовал от мамы. Его яркая разноцветная пижама с динозаврами была довершена элегантным галстуком-бабочкой, который он решил натянуть с самого утра.

Вдоволь налюбовавшись ребенком с порога, Софи с Захарией подошли к столу, встали напротив, загораживая телевизор, и склонились, опираясь локтями на стол. Они так долго и пристально всматривались в него, что малыш слегка растерялся.

– Что? – спросил он, поднимая брови. Его ложка с очередной порцией сухого завтрака замерла на полпути ко рту.

– Семь утра, – отозвалась Софи. – Сегодня не Рождество, а ты уже на ногах…

Она замялась, но Зак тут же подхватил:

– Так что у нас вопрос: кто ты и куда ты дел нашего сына?

Ноа едва удержался, чтоб не закатить глаза и, пожав плечами, сказал:

– Скоро приедете Хьюго и дедушка Бестибаль, я хочу их встретить. А еще хочу поздороваться с тетушкой Ивой…

– И ты ничего не забыл? – прищурившись, спросил Захария.

– Да нет… Ничего… Кровать я застелил, – глубоко задумавшись, Ноа разогнул указательный пальчик свободной руки, отмечая первый пункт. – Зубы почистил, причесался… Костюм висит в шкафу, а бабочку я надел. Вроде все.

– Ты уверен? – спросил отец, едва сдерживая улыбку.

Мальчик еще несколько секунд обдумывал что-то, а потом уверенно кивнул, с набитым ртом произнеся: «Угу».

– И бабочка для Гудвина тоже у тебя? – Захария перевел взгляд на пса и тот в ответ радостно заерзал на стуле, облизывая свой носик.

Ноа застыл, и на его лице промелькнула тень сомнения. Всего лишь на долю секунды, но Софи безошибочно уловила ее.

‡агрузка...

– Да, – наконец, ответил малыш и покосился на своего пушистого друга.

– Тогда хорошо, – Захария улыбнулся и, перегнувшись через стол, поцеловал сына в макушку.

Переведя взгляд с отца, который вынимал из шкафчика чашки, на маму, опершуюся на стол, Ноа одним махом доел завтрак, спрыгнул со стула и, прошмыгнув к двери, деловито заявил:

– Пойду еще раз посмотрю, все ли в порядке, – и в следующий миг уже исчез в коридоре. Гудвин завилял хвостиком и, склонив голову набок, принялся рассматривать своих хозяев.

– Тебе не кажется, что он нас осуждает? – спросил Зак, взглянув на песика.

– Да он только этим и занимается, – Софи выпрямилась и почесала любимца за ушком. На собачьей мордочке отразилось невероятное блаженство, и он только получше подставил ее под ласковые руки женщины.

– И так, – мужчина снял с полки у холодильника баночку с кофе. – У нас ровно семь с половиной минут, пока Ноа обшарит свою комнату и вспомнит, что оставил бабочку в ванной. За это время мы просто обязаны понять, кто главный злодей в этом мультике! Не знаю, как тебе, но мне это не дает покоя еще с прошлой недели. – Он остановился у кофеварки, одним глазом поглядывая на экран телевизора.

– Бабушка Клотильда, – Софи села на стул, на котором прежде сидел сын, и Гудвин, не теряя времени, опустил голову и передние лапки ей на колени.

Поглаживая шелковистую собачью шерстку, Софи с нежностью принялась разглядывать мужа, но он, занятый приготовлением кофе, не видел этого.

За все эти годы Захария порядком изменился. Он повзрослел и возмужал, превратившись из жилистого паренька в представительного крепкого мужчину. Чем больше времени Софи проводила с ним, тем меньше ей хотелось его придушить, несмотря на вечные шуточки. С годами они очень сплотились, как команда, а потом и как семья. Появившийся шесть назад Ноа был замечательным малышом и не догадывался, кем были его родители, и какую роль они сыграли для этого мира. И, к счастью, он был совершенно обычным и нормальным ребенком, не наделенным способностями сжигать целые города за считаные минуты. С каждым годом он все больше напоминал Софи того мальчика, которого она встретила возле ее бывшего дома в Акрополе, и который подарил ей тогда маленького бумажного журавлика. Кто знает, может через некоторое время ему действительно представится возможность увидеть свою маму в юности.

– Только не она, – ловец сел за стол с двумя чашками и, вручив жене ароматный кофе, продолжил. – Да ты посмотри на ее лицо! Она ведь и мухи не обидит. Так, у нас три минуты… Я слышу, как Ноа помчался в ванную… Какие еще варианты? Я больше склоняюсь, к тому, что виноват во всем дворецкий. А хотя…

Софи улыбнулась и поцеловала мужа в щеку. Сделав большой глоток кофе, она сладко зажмурилась, чувствуя, как улетучиваются последние капли сонливости. Так значительно лучше! Неожиданно в дверь постучали и, опустив собаку на пол, она пошла открывать.

– Доброе утро, Софи, – вяло протопал мимо нее заспанный Хьюго. Поплотнее укутавшись в темно-зеленый плед, он откинул с глаз темные слегка вьющиеся прядки волос и обреченно направился на кухню.

– Привет, – Патрик появился вслед за ним с горой пустых картонных коробок в руках. Поставив их на пол, он крепко обнял Софи и поцеловал в лоб. – Джейн проспала, но Иву это не остановило, и она вытащила мою жену из дома прямо в пижаме. Так что лучше беги переодеваться, если не хочешь рассекать по городу в ночной рубашке, а я тем временем помогу Заку собрать вещи.

Охотница кивнула и последовала за ним на кухню. Захария уже ждал друга и протянул ему огромную кружку кофе. Ноа вернулся, демонстративно теребя в руках бантик Гудвина, и вместе с Хьюго застыл перед телевизором, досматривая очередную серию мультфильма. Ловец, окинув взглядом кучу вещей, обреченно смирился с тем, что не узнает первым обо всех интригах в этой истории и принялся обсуждать с Патриком, что, как и куда лучше упаковать. Оставив всех мужчин на кухне, Софи поспешила в душ.

 

 

Вытираясь полотенцем, охотница бросила взгляд на свое отражение в зеркале над умывальником. Оттуда на нее смотрела уже совсем не та София Бенсон, какой она была четырнадцать лет назад... Теперь на нее смотрела взрослая женщина с мягкими чертами лица и яркими зелеными глазами в обрамлении длинных темных ресниц. Светло-золотистые волосы рассыпались по плечам шелковистыми прядями, водопадом спускаясь по спине и достигая пояса. Крепкое тело прекрасно сочетало умеренный рельеф мышц пресса с женственно округлыми бедрами и высокой подтянутой грудью. Это уже была отнюдь не та девчонка-сорванец, которая яростно бросалась в бой, и при виде которой даже огромные демоны Дна разбегались, а у большинства охотников начинали трястись поджилки. Теперь она, равно как и Патрик с Орфеем, была директором Лиги охотников за головами, и страх сменился уважением, даже со стороны нынешнего министра. А это было весьма значительным достижением.

Одевшись в потертые удобные джинсы и полосатую майку, Софи забрала из спальни свое платье и пошла на кухню. Народу там прибавилось – к ребятам присоединился теперь еще и Бестибаль, но так же, как и остальные, он не обратил на вошедшую женщину никакого внимания.

– Поверить не могу, что ты до сих пор не понял, кто здесь главный злодей… Это ведь очевидно! – отхлебнув кофе, сказал Патрик, стоя между Захарией и Бестибалем. Перед мужчинами замерли малыши на стульях, которые глазели на экран с таким же неподдельным интересом, как и взрослые.

– Да не может это быть бабушка Клотильда, – прошипел ловец, покосившись на друга.

– Ты даже не представляешь, на что порой способны бабули, – усмехнулся Бестибаль и, заметив, наконец, Софи, просиял. – Привет, дорогая!

За все это время Бестибаль существенно не изменился и все так же напоминал огромную и крепкую скалу, грозно возвышаясь над всеми присутствующими. Благодаря своей комплекции он казался значительно моложе, и виднеющиеся в уголках губ и глаз старческие морщинки, абсолютно не увязывались с его мощным телом.

Софи приветливо кивнула и положила платье на стол. В дверь заколотили с невероятной скоростью и Зак, скорчив озадаченную гримасу, пошел открывать.

– Где она? – донесся из прихожей голос Ивы, которая без лишних церемоний набросилась на Захарию.

– И тебе доброго утра, сумасшедшая женщина с фатой на голове, – язвительно сказал Захария. – Извини, но я уже женат... Хотя, если ты дашь мне время до вечера, я попытаюсь убедить Софи, что нам понадобиться в доме еще одна женщина… Если, конечно же, ты возьмешь на себя обязанности по уборке, и мойке посуды и пообещаешь тихо себя вести. Думаю, она даже разрешит тебе занять комнату Ноа, ну а он, в свою очередь, поделит с Гудвином его корзинку.

В ответ Ива фыркнула и, обняла друга, виновато улыбнулась:

– Извини, просто еще столько надо всего сделать… А без Софи я никак не обойдусь! Нам надо ехать прямо сейчас, иначе застрянем в пробках.

– Хорошо-хорошо, только вот тут еще кто-то очень хочет с тобой поздороваться… И этот кто-то ради этого даже встал в семь утра, а то и раньше.

Мягко поставив руку Иве на плечо, ловец проводил ее на кухню, где Ноа уже настороженно прислушивался и поглядывал на дверь, разрываясь между желанием досмотреть мультик и выбежать к тетушке.

– Ива! – увидев ее, малыш резво спрыгнул со стула и бросился навстречу. Он не видел ее всего три дня, а обрадовался так, словно их последняя встреча состоялась в прошлом году. Ноа уже привык, что его семья не ограничивается лишь родителями и Гудвином и у него еще есть две прекрасные тетушки, дядюшки Патрик и Орфей, а еще четверо их детей, которых он воспринимал не иначе, как своих родных братье и сестер.

– До вечера, солнышко, – Софи присела возле сына, когда он вдоволь наобнимался с Ивой и направился к Хьюго. Позади него Патрик, Захария и Бестибаль шепотом уже вели полноценные дебаты, по поводу мультяшных злодеев, разве что ставки не делали. Застыв на мгновение между мальчиками, охотница тихо продолжила. – Ребята, только не позволяйте им бездельничать… До двух часов они должны упаковать все вещи. Хорошо?

В ответ Хьюго лишь хмыкнул:

– Проще простого!

– Мам, можешь в нас не сомневаться, – Ноа заговорщицки подмигнул другу и крепко поцеловал Софи в щеку. – Я тебя люблю.

– И я люблю тебя, малыш, – она поднялась и, взъерошив непослушную шевелюру Хьюго, добавила. – И тебя люблю. Особенно…

– И я тебя, тетя Софи, – мальчик улыбнулся и что-то еле слышно прошептал Ноа, тот кивнул и быстро помахал маме ладошкой.

– Ну, идем уже… Пожалуйста, – простонала Ива, ухватив подругу за руку и потянув к двери.

– Секунду, – охотница кивнула в сторону мальчишек и троицы взрослых, которые за разгадыванием детективного сюжета мультфильма забыли обо всем на свете. – Просто смотри.

И, словно в подтверждение ее слов, мальчишки медленно повернулись на стульях и вопросительно уставились на стоящих позади мужчин. Те тотчас же спохватились и засуетились вокруг стола.

– Ах да, нам же нужны коробки,– потирая затылок, пробормотал Бестибаль.

– Да-да, пойду найду скотч и инструменты, – опомнился Патрик и двинулся в сторону гостиной, за которой находилась небольшая кладовка.

– Ты смотри, – рассмеялась Ива и, наклонив голову, со вздохом умиления добавила. – Ученик превзошел своего учителя.

– У меня замечательная команда, – сказала Софи, подмигивая довольным мальчикам.

– Я знаю, это все ты, – нарисовался рядом Захария, подбирая с пола коробки, которые оставил Патрик. – Хотя нет, это вы двое… Нет, даже трое! Джейн ведь одна из вас. Эй, если возьмете меня в свою банду, я никому ничего не скажу, – перейдя на шепот, ловец криво улыбнулся и изогнул бровь в ожидании ответа.

– Этому не быть, – постановила Ива и измерила ловца взглядом.

– Ну, тогда я не гарантирую, что смогу держать язык за зубами…

– Ты не посмеешь, – отозвалась Софи, испепеляя мужа взглядом.

– Еще как! – Ехидно закусил губу тот. – Эй, Патрик!

Охотница зашипела и легонько заехала мужу кулаком в плечо, от чего он только шире улыбнулся, довольный подтверждением своей догадки.

– Ну, то как?

– Захария, ты еще об этом пожалеешь, – предостерегла его Ива и потянула подругу из квартиры. – Пошли давай! Джейн в машине уже, наверное, уснула давно.

– Тогда до вечера, – ловец нежно ухватил жену за руку и, поцеловав, вернулся помогать Патрику и Бестибалю.

Войдя в кабину лифта и нажав на кнопку, Ива посмотрела на Софи и с улыбкой спросила:

– Он до сих пор не знает, что утром он выглядит милей, чем корзинка с бесплатными котятами?

– Нет… И только попробуй ему об этом сказать!

 

* * *

– Почти готово, – сообщила Джейн, осторожно нанося румяна на щеки Софи. – У нас с тобой похожие черты лица, так что макияж получился – загляденье!

– Звучит обнадеживающе, – улыбнулась Софи, взглянув на подругу.

Джейн колдовала вокруг нее уже минут двадцать и, поскольку у нее было невероятное чувства стиля в совокупности с умелыми руками, сомневаться в том, что результат будет ошеломительным, никто и не посмел. Женщина отбросила за плечи свои длинные темно-русые волосы, извивающиеся аккуратными локонами и, взяв со стола специальную щеточку, принялась возиться с бровями Софи. В отличие от охотницы, которая сидела на диване в джинсах и майке, сложив ноги по-турецки, она успела приготовиться и нарядилась в длинное легкое платье насыщенного аквамаринового цвета, которое делало ее похожей на прекрасную морскую нимфу.

Патрик и Джейн начали встречаться спустя полгода после событий у Сумеречных Врат. Софи любила время от времени наблюдать за ними, ведь они делали друг друга счастливей с каждым днем. Патрик нашел в Джейн то, в чем так отчаянно нуждался – сильную, но в то же время нежную и хрупкую девушку, о которой мог заботиться, окутывая лаской и вниманием, а Джейн, в свою очередь, это было просто-таки жизненно необходимо. И со временем эта девушка смогла сделать то, что казалось абсолютно невозможным – она вернула к жизни того веселого, мужественного и остроумного Патрика Бишопа, которого Софи знала до всех этих ужасных событий. А лучшим подтверждением их чувств был не кто иной, как замечательный Хьюго, родившийся восемь лет назад.

– Вы уже упаковали вещи? – голос Джейн вырвал охотницу из воспоминаний, и она растерянно заморгала, переведя взгляд на Эллу и Аврору, которые сидели в уголке комнаты, играя с Гудвином.

Обе девочки унаследовали от Ивы насыщенный рыжий цвет волос и довольно спокойный нрав, а вот их семилетний братишка Чарли, который сейчас был с отцом, отличался от сестер белокурой шевелюрой, безграничной любовью к сладостям и невероятной способностью для столь юного ума не лезть в карман за словом, словно вылитый Орфей. Девочки в ответ на выходки брата только сдержанно усмехались, точно так же, как и Ива и в свое время реагировала на выходки тогда еще напарника. Старшей дочери Авроре недавно исполнилось девять лет, а пятилетняя Элла была самой младшей в этой большой дружной семье.

– Я очень на это надеюсь, – наконец, сказала охотница. – Иначе Захарии придется уж слишком напрягать свою фантазию, чтоб выкрутиться и на этот раз. Хотя, я никак не могу понять, как ему это все время удается…

– Ну, что скажете? – Ива вынырнула из-за ширмы, расположенной неподалеку от трюмо, заваленного самыми разными безделушками, и покрутилась перед подругами.

На ней было очаровательно свадебное платье нежного кремового цвета, расшитое серебристыми нитями со вставками тончайшего кружева и ниспадающее до пола, а его подол переходил в легкий воздушный шлейф. Платье сидело настолько идеально и так выразительно подчеркивало замечательную фигуру женщины, что подруги лишь восхищенно пооткрывали рты. Свои пышные рыжие волосы Ива собрала в элегантную французскую косу, гармонично вплетя туда небольшие ромашки. Одним словом – сегодня Ива выглядела сказочно, как, впрочем, и положено невесте.

– Ты просто… Вау, – Джейн подмигнула девочкам, которые мигом позабыли о Гудвине, и принялись кружить вокруг мамы, очарованно разглядывая ее со всех сторон.

– Настоящая спящая красавица, – тихо добавила Софи.

Сказка о спящей красавице давно была любимой историей Орфея, и он с таким упоением рассказывал ее всем желающим и нежелающим детишкам, а порой и взрослым, что все вокруг уже знали ее наизусть. Но для него она стала особенной, ведь тесно переплелась с его собственной жизнью – она стала историей о поистине чудесном возвращении Ивы из девятимесячной комы, когда почти все вокруг смирились, а врачи настойчиво советовали отключить ее от аппаратов жизнеобеспечения. И каждый раз Орфей рассказывал ее так, словно впервые, ведь Ива и была той красавицей, которую он так долго ждал, и в пробуждение которой так искренне верил.

В ответ Ива только рассмеялась и махнула рукой, собираясь что-то сказать, но ее перебил тихий стук в дверь, сразу за которым в комнату проскользнули Чарли и Хьюго. Мальчишки уже были при полном параде, в ярких цветных костюмах, с милыми галстуками-бабушками.

– Мам, я не знаю, что это должно означать, но… – Чарли пересек комнату и уселся на пуфик рядом с Софи. – Папа просил узнать, не сбежала ли ты с тем официантишкой, который сегодня разносит пирожные … Он еще хотел что-то спросить, но увидел поднос со сладким и после фразы: «О, держите меня семеро» исчез, так что я не смог его найти…

Ива покачала головой и, что-то неодобрительно пробормотав себе под нос, осторожно опустилась на кушетку, на которой прежде сидели ее девочки. Гудвин развалился у ее ног и перевернулся на спину, надеясь, что она почешет ему животик. Джейн, тем временем, закончила преображать Софи, и отпустила ее переодеваться. Но стоило охотнице только скрыться за ширмой и потянуть за край майки, как в комнату величаво вошла Эстель. Софи не видела маму, но сразу же догадалась о ее приближении, услышав стук неизменных высоких каблуков еще в коридоре.

– Ну и где же моя радость? – удивленно спросила женщина, озираясь по комнате.

– Это она о Ноа, – объяснила подругам Софи, осторожно натягивая платье. – Твоя радость где-то со своим папочкой. Они, как только приехали, заперлись в комнате жениха и не показываются оттуда уже часа два… Равно как и Патрик с Орфеем.

– Откуда ты знаешь, – не согласилась Эстель. – А если я о тебе говорю!

Софи рассмеялась:

– Конечно, – она закончила поправлять лямки и вынырнула перед матерью. Только в том случае, если меня зовут Ноа.

Эстель ничего не ответила, только восхищенно ахнула и обняла охотницу. На ней был длинный приталенный костюм из блестящего шелка и легкое манто, свисающее с плеч. Краситься в иссиня-черный она прекратила после того, как раскрыла дочери свою сокровенную тайну и сейчас ее светлые, точно такого же цвета, как и у Софи, волосы были уложены в высокую сложную прическу. Бывшая директриса оставалась все такой же красивой, а благодаря обретенной семье избавилась от вечно надменного и холодного выражения, так что выглядела лет на семь моложе своего возраста.

– Хьюго? – Джейн, тем временем, вопросительно взглянула на сына. – Ты ничего не хочешь нам рассказать?

– Эм-м-м…– Нам пора идти, – Чарли тут же подскочил как ужаленный и, схватив друга за руку, потащил прочь из комнаты.

– Они явно что-то задумали, – произнесла Софи, провожая мальчиков взглядом.

– Несомненно, – согласилась Джейн.

Ива тяжело вздохнула:

– Вот это меня и беспокоит, – окинув присутствующих взглядом и одернув подол своего платья, она лучезарно улыбнулась. – Но давайте начнем… А то мой жених сам сбежит с тем официантишкой, который сегодня разносит пирожные.

 

* * *

Зал, в котором происходило торжество, был украшен десятками гирлянд, свисающих от потолка длинными мерцающими лианами и множеством живых цветов, источающих непревзойденный аромат. Легкие летние сумерки принесли желанную прохладу, и огромные окна с затейливой лепниной на рамах были распахнуты настежь, как и двери, ведущие на широкие балконы. За десятками столиков сидели гости, непринужденно переговариваясь.

Софи сидела возле Ивы, как одна из двух подружек невесты и изучала Орфея, который сегодня был счастлив, как никогда. Отпив из бокала шампанского, она умиротворенно вздохнула и огляделась в поисках своих мальчишек, но всю мужскую часть их компании, кроме жениха, словно ветром сдуло.

– Попрошу минутку внимания, – раздался голос Орфея, который встал из-за стола и поднялся на небольшую сцену, где прежде играли свадебные музыканты. Держа микрофон в одной руке, другой он требовательно махнул, призывая всех к тишине.

На лице Ивы отобразился ужас вперемешку с растерянностью, и она умоляюще взглянула сначала на Софи, а потом на Джейн. Все они давно прекрасно знали, что микрофон в его руках не сулит ничего хорошего. Одернув подол своего пиджака, мужчина продолжил, глядя влюбленным глазами на свою жену:

– Ив… Сегодня пятый самый счастливый день в моей жизни, – он расплылся в широкой улыбке. – Первый – когда ты, вопреки всему проснулась, и первыми твоими словами были: «Ради всего святого, больше никогда не пой возле меня…». – Орфей подождал, пока прокатившаяся по залу волна смеха утихнет. – Следующие три зовут Аврора, Чарли и Элла… И сегодняшний, пятый – это день, когда ты стала моей женой. Я полагаю, что у большинства возникнет вопрос: а почему именно сейчас, не раньше? Ответ простой – ты стала моей семьей уже много лет назад, без всяких пышных торжеств. Но однажды я проснулся и понял, что у тебя должно быть все это… Это самое малое, чем я могу отблагодарить тебя за то, что ты каждый день делаешь со мной, с каждой минутой моей жизни.

Софи и Джейн обняли Иву, которая не отрывала взгляда от сцены. На ее глазах блестели слезы и это были сияющие слезы счастья.

– И поэтому, – сказал Орфей, – я подготовил для тебя небольшой сюрприз! – он развел руками и на сцену поднялись Патрик и Захария с гитарами в руках.

Ива испуганно закрыла ладонью рот, но прежде, чем она успела что-то сказать, охотник рассмеялся:

– Нет-нет, не волнуйся… Эти ребята доходчиво объяснили мне, что любить петь и уметь – это очень разные вещи. Так что петь будут они… И как оказалось, я тоже могу чему-то научиться, – мужчина сделал шаг к фортепиано и похлопал по крышке. – Но это еще не все… Рядом с тобой сейчас сидят две мои подруги, две прекрасные женщины, которые заставляют вот этих двух оболтусов ежедневно просыпаться с улыбкой. Вы все – моя семья, и я безумно рад разделить этот чудесный день с вами. Я хочу, чтоб вы трое вышли на танцпол, и в этом мне помогут вот эти три замечательных джентльмена, – Орфей указал на возникших неизвестно откуда Чарли, Ноа и Хьюго и направившихся к столу, за которым сидели женщины.

Отложив микрофон, он сел за фортепиано и по залу разнеслись первые нотки нежной мелодии. Патрик с Захарией быстро подхватили ее на гитарах, а потом запели. Софи, равно как и Ива, сегодня впервые услышала, как поет Патрик. Раньше уговорить его промурлыкать хоть какой-то мотив, было равносильным тому, чтоб заставить танцевать столб. Как выяснилось, он обладает сильным и чистым тенором, в отличие от мягкого баритона Захарии.

Ноа величественно подплыл к Софи, протягивая руку:

– Не окажите ли вы мне честь, пригласить вас на танец, прекрасная леди?

– Этому папа тебя научил? – рассмеялась она, приняв руку сына и ступая за ним на танцпол. Проходя мимо столика, за которым расположились Пако и Зевс со своими семьями, она задержалась на секунду, чтоб поздороваться.

– Ну, он всегда говорит, что… Ай, ладно, не обращай внимания, – Ноа пожал плечами и взяв маму за руки, закружил вокруг себя. Он достигал ей всего до пояса, но это отнюдь не мешало ему вести ее в танце, словно опытному танцору.

Неподалеку от них плавно кружились Джейн с Хьюго и Ива с Чарли. Песня медленно закончилась, и зал взорвался аплодисментами гостей, зачарованно наблюдавшими за происходящим. Профессиональные музыканты уже спешили на сцену, намереваясь согнать троицу мужчин в зал.

Отступив от Софи на шаг, Ноа сказал:

– Пойду, потанцую с бабушками… А то они расстроятся, – и вежливо откланявшись, малыш засеменил к Меланте, которая сидела за одним столиком с Эстель, Бестибалем и родителями Патрика, Джейн, Орфея и Ивы.

– Он точно не пропадет, – сказал Захария, подойдя к Софи, и проводив сына взглядом. Она улыбнулась, наблюдая, как мальчик раскланивается перед Мелантой.

Ловец обнял жену и, притянув к себе, ласково поцеловал. Со сцены донеслась медленная мелодия, и они, обнявшись, закружились в танце между своих друзей.

– Ты очень красивая, Софи, – его рука осторожно поглаживала ее по спине, медленно опускаясь и поднимаясь. – Я люблю вас с Ноа большего всего на свете… Но знаешь, я никогда не говорил тебе «спасибо».

– За что? – охотница удивленно подняла голову и вгляделась в его ясные разноцветные глаза.

– За то, что ты пришла той ночью… И осталась, – Зак улыбнулся и, слегка наклонившись, нежно коснулся губами кончика ее носа. – Но ты, ни разу не объяснила мне: почему я?

Усмехнувшись, Софи долго молчала, но все же, потом сказала:

– Помнишь, давным-давно ты сказал мне, что вместе Свет и Огонь – это…

– Солнце… Помню. Мои слова, правда, звучали несколько иначе, но твои мне нравится больше, – покосившись в сторону, он тихо добавил. – И кстати, нашему солнцу сейчас грозит легкий ушиб, если Меланта или Эстель не обратят на него внимание, и он продолжит раскачиваться на стуле, пытаясь произвести впечатление на Эллу. Я ведь говорил тебе, что она ему нравится! Ты бы видела сегодня, как он…

– Захария, – прервав мужа, Софи обвила руки вокруг его шеи. – Мне не пришлось выбирать. Я сломя голову мчала к тебе, потому что ты… Всегда ты… Если ты вдруг забыл, то спешу напомнить, что я безумно люблю тебя, дурачок… Хотя, ты и так всегда знал, что мы будем вместе.

Захария не спешил с ответом, и охотница нетерпеливо вяза его за руку и слегка приподняла рукав рубашки. На запястье слабо мерцал знак, оставленный Шанталь много лет назад, как символ возможности узнать ответ на свой вопрос. Ловец никогда не вспоминал о нем, а Софи, никогда сомневаясь в правдивости его слов. Так что серебристое изображение волшебной лампы джиннов неизменно оставалось на руке Зака.

– Я хочу знать правду, – закусив губу, сказала она. – Ты ведь знал…

– Только сначала, – вздохнул мужчина, нежно посмотрев на жену. – Потом я увидел, насколько вы с Патриком близки, и моя уверенность сменилась самонадеянным притворством. Так что нет, Софи, я не знал…

 

– Эй, уже завтра, да? Я не могу дождаться! – прокричал Орфей, вырисовавшись рядом в паре с Ивой. – Соседушки, теперь мы будем видеться намного чаще! Каждый день, – он расхохотался, пытаясь добавить в свой смех как можно более демонические нотки. – Вы уже готовы въехать в свой новый дом? Вы будете жить между нами и Бишопами! А знаете, что это значит?.. Три наших дома стоящих в конце улицы, замыкают ее, так что теперь весь тот тупичок наш!

– Признайся, это ты постарался как можно быстрее выпроводить своих старых соседей? – спросила Софи, заворожено наблюдая, как неизменно серебристые волосы друга искрятся в свете гирлянд.

– Ну-у-у, порой я могу быть очень плохим соседом, – подмигнул он. – Зато теперь не придется возить детей через половину Акрополя, когда они захотят переночевать друг у друга.

– Кстати, спасибо, что напомнил, – хмыкнул Захария. – Прекрати откармливать нашего сына сладостями… У тебя трое своих – почему ты решил сломать нашего ребенка?

– Не могу, – Орфей пожал плечами и закрутил Иву, – они умудряются слопать все конфеты прежде, чем я успеваю сказать: «Одну… Оставьте папе хоть одну-одинешеньку». Так что приходиться отыгрываться на Ноа и Хьюго.

– И как ты до сих пор не растолстел, – фыркнула Софи.

– Эй! Хватит вам болтать. Меняемся партнерами, – возник рядом Патрик и осторожно передал Джейн Орфею. Ива оказалась в паре с Захарией, а Софи – в объятиях лучшего друга.

– Не видел тебя с утра, – сказал тот, внимательно изучая подругу. – Замечательно выглядишь.

– Знаешь, я занесу этот день в календарь, – усмехнувшись, отозвалась Софи, – и буду отмечать его каждый год…

– А-а-а… Ты о песне, – рассмеялся Патрик. – Ну, Зак на пару с Феей умеют убеждать лучше, чем можно предположить. Фух, здесь так жарко… Выйдем на балкон?

В ответ Софи кивнула и последовала за мужчиной к дверям. Пробравшись сквозь толпу танцующих гостей, они, наконец, выбрались на прохладный ночной воздух. Опершись на перила, охотница скользнула взглядом по другу и задумалась. Она виделась с ним ежедневно в Лиге, так что не могла сказать, что он сильно изменился… Конечно, теперь это был крепкий широкоплечий мужчина, но все с той же неизменной аккуратной бородкой и длинными вьющимися волосами, собранными на затылке в хвостик.

Улыбнувшись, Софи перевела взгляд на ночной город, сияющий сотнями огней и живущий своей жизнью, позабывший о том, что произошло четырнадцать лет назад. Неожиданно Патрик перебросил руку через ее плечо и с привычным теплом в голосе спросил:

– Ты еще не начала планировать свой день рождения?

– Да я о нем еще и не вспоминала, – выпрямившись, ответила Софи, обнимая друга за талию.

– А вот у Орфея грандиозные планы, учитывая то, что теперь мы еще и «соседушки»… – Он не сдержал улыбку. – Он хочет устроить шумную вечеринку. А еще предложил снести заборы между нашими домами…

– О, не-е-ет…

– О, да! И это только начало, – Патрик осторожно скользнул рукой по ее волосах. – Мне уже приходится сдерживать Джейн, чтоб она его случайно не прибила…

– С радостью ей помогу, – Софи закусила губу. – А Захарию даже не придется упрашивать присоединиться к нам. Может, просто сбежим?

– Конечно, – охотник картинно изогнул брови. – Мы всегда сможем убежать ото всех… Только я, любимая Джейн, Зак и ты – моя лучшая подруга, напарница и моя первая звезда.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.033 сек.)