АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 13. Вэйд рассказал мне все, что знал

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

Вэйд рассказал мне все, что знал. Это была довольно полезная информация, но я не знаю, будет ли ее достаточно. Во‑первых, я должна была попасть в Сент‑Луис… И это будет очень не просто. Я сделала один нужный телефонный звонок, надеясь, что у меня достаточно хитрости для алхимика, чтобы обмануть их.

Перед тем, как начать выполнять задание, мне хотелось добраться до своей комнаты. Мы с Эдди вернулись в Амбервуд, анализируя каждую деталь встречи. Он кое‑что понял и это уже было прогрессом. Я пообещала держать его в курсе.

Я только подошла к двери, когда зазвонил мой телефон. Это была миссис Тервилигер. Клянусь, иногда я думаю, что у нее есть датчик возле моей комнаты, который сообщает о моем возвращении.

– Мисс Мельбурн, – сказала она. – Нам нужно встретиться.

Моё сердце замерло.

– Больше ведь не было жертв, да? Вы сказали, что у нас есть время.

– Да, – ответила она. – Именно поэтому нам нужно встретиться как можно скорее. Изучение заклинаний – это одно, но тебе нужно больше практики. Я не позволю Веронике заполучить тебя.

Ее слова вызвали противоречивые эмоций. Естественно, у меня был своеобразный рефлекс против практикующих магию. Но он был быстро подавлен осознанием того, что миссис Тервилигер заботится обо мне и беспокоится за мою безопасность. Мое личное нежелание впасть в состояние комы, было также сильным мотиватором.

– Когда вы хотели бы встретиться, мэм? – спросила я.

– Завтра утром.

Я поняла, что завтра суббота. Уже? Когда прошла неделя? Утром я собиралась поехать к Адриану и вместе с ним забрать машину с ремонта. Я надеялась, что это не займет много времени.

– Можем мы встретиться в полдень? У меня есть одно неотложное дело..

– Да, можно, – сказала миссис Тервилигер с некоторым нежеланием. – Встретимся у меня, а потом поедем в в Лоун Рок Парк.

Мне хотелось лечь на свою кровать и больше не двигаться.

– Почему мы должны ехать в глубь пустыни?

Лоун Рок Парк находился довольно далеко и его редко посещали туристы. Я не забыла, какой ужасной была наша последняя поездка в пустыню. По крайней мере, на этот раз мы будем там в дневное время.

– Ну, навряд ли мы можем практиковать магию на территории школы, – отметила она.



– Пожалуй…

– Принеси свою книгу и компоненты, с которыми ты работаешь.

Мы разъединились, и я набросала короткое сообщение Адриану: "Утром нужно поторопиться. Встречаюсь с миссис Т. в 12".

Его ответ был не таким уж неожиданным: "Почему?"

Адриану, естественно, нужно знать все, что происходит в моей жизни. Я ответила: "Мисс Тервилигер хотела поработать над магической защитой".

На сей раз он меня удивил: "Могу ли я посмотреть? Хочется знать, как она защищает тебя".

Ничего себе, Адриан действительно спрашивал разрешения? Обычно он сам приглашал себя туда, куда захочет. Я колебалась, всё ещё смущенная нашим горячим инцидентом в женском общежитии. Он не напоминал об этом и я была тронута его заботой. Я написала, что он может приехать и была вознаграждена улыбающимся смайликом.

Я не совсем понимала, что нужно одеть для "магической тренировки", так что на утро просто выбрала комфортную одежду. Адриан бегло осмотрел меня, когда садился в "Латте".

– Свободный стиль, да? Не видел такого со времен Вульфа.

– Я не знаю, что она подразумевала под "магической тренировкой", – объяснила я, разворачивая машину на его улице. – Полагаю, это будет лучшим вариантом.

– Ты могла бы одеть свою футболку от AYE.

– Не хотелось бы испачкать ее, – сказала я, улыбаясь.

Это было отчасти правдой. Я все еще думала о том, как изящно было нарисовано то огненное сердце. Но каждый раз, когда я смотрела на футболку, слишком много воспоминаний охватывало меня. О чем я думала? Этот вопрос я задавала себе сотню раз и каждый ответ, который я давала себе, звучал фальшиво. Я отдавала предпочтение теории о том, что просто попалась на то, как серьезен был Адриан в своем искусстве, какие эмоции и страсть овладевали им. Девушки любят художников также сильно, как плохих парней, верно? И даже сейчас что‑то шевельнулось в груди, когда я вспомнила восторг на его лице. Мне понравилось то, что нечто настолько мощное было в нем.

‡агрузка...

Но, как я постоянно повторяла себе, нельзя оправдать то, что я буквально залезла на него и позволила ему целовать мою шею. Я бы купила и скачала книгу про плохих парней в интернете, но консультировать меня в этом вопросе было совершенно бесполезно. В конце концов я решила, что лучший способ, если не самый полезный, притворяться, что ничего не было. Но это не значит, что я забыла. На самом деле, когда я сидела с ним в машине, было трудно не думать о том, как я прижималась к нему. Или о том, как его пальцы запутались в моих волосах. Или о том, как его губы…

Сидни! Хватит. Думай о чем‑нибудь другом. Проспрягай глаголы на латыни, перечисли элементы периодической таблицы…

Ничего из этого не помогло. К чести Адриана, он никак не комментировал события той ночи. Наконец, я отвлеклась, рассказывая ему о своей поездке в Сан‑Бернардино. Пересказ заговора, описание мятежной группы и план взлома убили все романтические чувства, которые я испытывала. Адриану не нравилась идея об алхимиках, работающих с Воинами и о татуировке, контролирующей меня. Но ещё больше ему не нравилось, что я ввязываюсь в опасности. Я попыталась уменьшить невозможность пробраться в центр Сент‑Луиса, но он явно мне не поверил.

Миссис Тервилигер дважды писала мне с просьбой не опаздывать на нашу встречу. Я следила за временем, но забота о "Мустанге" сейчас для меня была важнее и я провела время у механника, убеждаясь, что "Мустанг" был в идеальном состоянии. Адриан хотел оставить заводские шины, но я сказала их заменить, убеждая его, что дополнительные расходы будут того стоит. И как только я осмотрела их, я была довольна выбором. Только после того, как я убедилась, что машина не была излишне поцарапана я, наконец, позволить Адриану заплатить. В Виста Эзил мы вернулись на двух машинах и я была рада, что идеально рассчитала время. Мы не опоздали, но мисс Тервилигер уже ждала нас на крыльце.

Адриана мы назначили нашим водителем.

– Боже, – сказала я, когда она поспешно села в машину. – У вас что, планы после тренировки?

Улыбка, которой она одарила меня, была напряженной и я не могла не заметить ее бледности.

– Нет, но мы должны следовать графику. Заклинание, что я сотворила сегодня утром, не будет длиться вечно. Обратный отсчет пошел.

Она больше ничего не сказала, пока мы не добрались до парка и эта тишина нервировала меня. Она давала мне возможность представить все пугающие результаты. И, несмотря на то, что я доверяла ей, я вдруг почувствовала облегчение от того, что Адриан был здесь в качестве провожатого.

Хотя Лоун Рок парк и не был оживленным местом, здесь все же попадались случайные туристы. Миссис Тревиллигер, на которой были походные ботинки, отправилась по каменистой местности в поисках подходящего удаленного места для занятия магией. Несколько стратифицированных скал усеивали пейзаж, но я не могла реально оценить их красоту. Я знала, что мы были здесь, когда солнце было на пике. Даже если это была почти зима, до сих пор чувствовалось тепло.

По пути я взглянула на Адриана и обнаружила, что он тоже смотрит на меня. Из своего кармана он достал бутылку солнцезащитного крема.

– Я знал, что ты спросишь. Я почти так же подготовлен, как и ты.

– Почти, – сказала я. Он опять словно прочитал мои мысли.

Чтобы успокоить сердцебиения, я сделала вид, что нас здесь только двое, приятно проводивших время днём. Казалась, что большую часть времени, что мы провели вместе, мы были на каких‑то срочных миссиях. Как бы было замечательно просто прогуливаться и не чувствовать на себе тяжесть мира. Миссис Тервилигер вскоре вернула нас к мрачной реальности.

– Должно быть, мы пришли. – сказала она, оглядываясь вокруг себя.

Ей удалось найти одну из самых пустынных областей в парке. Я не удивилась бы, увидев стервятников, кружащих над головой.

– Ты принесла то, что я просила?

– Да, мэм, – я опустилась на колени и расстегнула свою сумку.

В ней была книга заклинаний, а также некоторые травы и жидкие соединения, которые я смешала по ее просьбе.

– Используй разжигание огненного шара, – велела она.

Глаза Адриана расширились.

– Вы сказали "огненный шар"? Это круто.

– Ты видишь огонь всё время, – напомнила я ему. – От мороев, владеющих этой стихией.

– Да, но я никогда не видел человека, делающего что‑либо подобное. Никогда не видел тебя, совершающую подобное.

Мне бы не хотела видеть его таким пораженным, потому было похоже на то, что у него поедет крыша от того, что мы пытаемся сделать. Мне было бы лучше, если бы он не делал из этого нечто особенное. Но заклинание? О да, оно было очень особенным.

Однажды я уже совершала другое заклинание, при котором бросаешь тщательно приготовленный амулет и читаешь слова, после чего его охватывает пламя. Однако, там, в большей степени, был физический компонент. Но это заклинание одно из ментальных и по существу заставляет пламя появиться из воздуха.

"Зажигающая" г‑жа Тервилигер указала на небольшой шнурованный мешочек, наполненный пеплом сожженной коры тиса. Она взяла его у меня и осмотрела содержимое, одобрительно что‑то бормоча.

– Да, да. Очень хорошо. Отличная консистенция. Ты точно сожжешь его за правильно рассчитанное время.

Она протянула мешочек обратно.

– Сейчас, в конце концов, ты не будешь нуждаться во времени. Вот что делает это заклинание таким мощным. Оно может быть выполнено очень быстро с очень маленькой подготовкой. Но нужно попрактиковаться вначале, до того как ты достигнешь совершенства.

Я кивнула и постаралась придерживаться режима ученика. До сих пор то, что она говорила, было похоже на описанное в книге. Если бы я думала обо всем, как о школьном упражнении, то для меня все было бы гораздо менее сложным. Не таким пугающим, во всяком случае.

Миссис Тервилигер наклонила голову и посмотрела мимо меня.

– Адриан? Возможно, ты захочешь держать дистанцию. Значительную дистанцию.

Ладно. Может немного страшно.

Он повиновался и отошел назад. Миссис Тервилигер, видимо, за себя так не боялась, потому что осталась всего в нескольких футах от меня.

– Ну, – сказала она. – Протяни руку и используй пепел.

Я дотянулась до мешочка и коснулась пепла большим и указательным пальцами. Затем я слегка потерла пальцы друг о друга, пока вся моя ладонь не оказалась полностью покрытой серым. Я поставила сумку и затем протянула руку перед собой, ладонью вверх. Я знала то, что нужно делать дальше, но все равно ждала ее инструкций.

– Призови свою магию, чтобы возродить пламя назад из пепла. Не заклинанием, а лишь своей волей.

Волна магии возросла во мне. Вызов элемента из мира немного напомнил мне то, что делали морои и это было странное чувство. Моя попытка началась с алых проблесков, парящих в воздухе над моей ладонью. Медленно, они росли и росли, покуда не стали размером с теннисный мяч. Меня наполнило чувство возросшей магии. Я затаила дыхание, едва веря тому, что только что сделала. Красные языки пламени корчились и кружились и хотя я могла чувствовать их тепло, они не обжигали меня.

Мисс Тервилигер крякнула, казалось бы, в равной степени веселясь и удивляясь.

– Замечательно. Я иногда забываю, насколько это естественно для тебя. Пламя пока только красное, но что‑то подсказывает мне, пройдет совсем немного времени, прежде чем ты сможешь вызвать синее без пепла. Вызов элемента из воздуха легче, чем попытка превратить одну субстанцию в другую.

Я смотрела на огненный шар, очарованная, но вскоре почувствовала усталость. Пламя мерцало, уменьшалось, а затем исчезло совсем.

– Чем быстрее ты избавишься от него, тем лучше – сказала она мне. – Ты будешь использовать свою собственную энергию, пытаясь поддерживать его. Лучше всего, если ты бросишь шар в своего противника и быстро вызовешь другой. Попробуй еще раз и на этот раз, брось его.

Я вызвала огонь еще один раз и почувствовала небольшое удовлетворение от того, что он стал более оранжевым. На своих самых первых, детских уроках химии я узнала, что чем светлее пламя, тем оно горячее. Во всяком случае, чтобы добраться до синего пламени, мне предстояло сделать еще много бросков. И, кстати, говоря о бросках… Я кинула огненный шар.

Ну, или попыталась. Мой контроль над ним дрогнул, когда я пыталась направить его на голый участок земли. Огненный шар раскололся на части, пламя исчезло в дыме, который унесло ветром.

– Это трудно, – сказала я, зная, как неубедительно звучит мой голос, – Пытаясь удержать магию и отбросить его так же, как и обычную материальную вещь. Я должна кинуть его, одновременно поддерживая пламя.

– Именно, – Мисс Тервиллигер казалась очень радостной. – И вот где приходит практика.

К счастью, прошло не слишком много времени, прежде чем я поняла, как заставить все это работать одновременно. Адриан ободряюще поаплодировал, когда мне успешно удалось кинуть свой первый огненный шар. В результате получился красивый бросок, который идеально пришелся на скалу, в которую я целилась. Я послала миссис Тервилигер торжествующий взгляд и стала ждать, когда мы перейдем к следующему заклинанию. К моему удивлению, она не казалась столь впечатленной, как я ожидала.

– Сделай это снова, – сказала она.

– Но я кинула его, – я запротестовала. – Мы должны попробовать что‑нибудь еще. Я читала другую часть книги…

– Пока тебе дела никакого нет до того, что написано в другой части, – ругалась она, – Ты думаешь, это утомительно? Да ты бы в обморок упала, сделав одно из передовых заклинаний. Сейчас…

Она указала на твердую поверхность пустыни.

– Бросай снова.

Я хотела сказать ей, что невозможно для меня перестать читать книгу вперед. Это было так же, как и со всеми моими уроками. Но что‑то подсказывало мне, что сейчас не лучшее время для подобных разговоров.

Она заставила меня практиковаться с бросками снова и снова. Иногда она была убеждена в том, что я ослабляю контроль и заставляла меня работать над повышением температуры огня. Наконец, мне удалось добраться до желтого, но дальше дело не продвинулось. Тогда я вынуждена была работать над созданием заклинания без пепла. И как только я добралась до этого этапа, мы вернулись к практике бросков. Она подобрала разные цели для меня и я во все попала.

– В точности как Скиболл, – пробормотала я. – Просто и скучно.

– Да, – согласилась миссис Тервилигер. – Легко попадать в неодушевлённые предметы. А в движущиеся мишени? Живые мишени? Не так легко. Итак, давай перейдем к этому?

Огненный шар, который я удерживала в своей руке, исчез от потери контроля. Я была шокирована.

– Что вы имеете ввиду?

Если она ожидала, что я начну целиться в птиц или грызунов, то ее ожидало горькое разочарование. Нет таких причин, чтобы я сожгла что‑либо живое.

– Что я должна поразить?

Миссис Тервилигер поправила свои очки и отошла на несколько шагов.

– Меня.

Я ждала подвоха или, по крайней мере, некоторых дальнейших объяснений, но таковых не последовало. Я оглянулась на Адриана в надежде, что, возможно, он мог бы пролить свет на это, но он выглядел так же пораженно, как и я. Я повернулась к прожженной земле, которую пробили мои предыдущие огненные шары.

– Миссис Тервилигер, вы не можете просить меня попасть в вас…

Ее губы дрогнули в небольшой полуулыбке.

– Уверяю тебя, я могу. Давай, ты не сможешь навредить мне.

Я хорошо продумала мою следующую фразу.

– Я довольно хороший стрелок, мэм. Я могу попасть в вас.

Это заставило ее рассмеяться.

– Попасть – да, навредить – нет. Иди вперед и бросай. Время на исходе.

Не знаю, сколько точно времени прошло, но солнце в небе, определенно, опустилось ниже. Я посмотрела на Адриана, молча прося помощи в борьбе с этим безумием. Его единственным ответом было пожимание плечами.

– Ты свидетель, – сказала я ему. – Ты слышал, как она приказала мне это сделать.

Он кивнул.

– Ты совершенно невиновна.

Я сделала глубокий вдох и вызвала следующий огненный шар. Я была так измотана, что он начал терять цвет и я вынуждена была хорошо поработать, чтобы разогреть его. Затем я посмотрела на мисс Тервилигер и приготовилась к броску. Это было труднее, чем я ожидала и не только потому, что я боялась ей навредить. Бросок во что‑либо на земле не требует почти никаких размышлений. В центре внимания была цель и больше ничего. Однако видя человека, видя ее глаза и то, как вздымается и опускается ее грудь при дыхании… Что ж, она была права. Это совершенно отличалось от удара по неодушевленному объекту. Меня начало трясти от незнания того, смогу ли я это сделать…

– Ты тратишь время, – предупредила она. – И подрываешь свою энергию. Бросай.

Ее командный голос заставил меня действовать. Я бросила.

Огненный шар слетел с моей руки прямо на нее, но и не коснулся ее. Я не могла поверить своим глазам. В футе от нее он ударил в некий невидимый барьер, разбившись на несколько небольших остатков пламени, которые быстро превратились в дым. У меня отвисла челюсть.

– Что это? – воскликнула я.

– Очень, очень мощное защитное заклинание, – сказала она, явно наслаждаясь моей реакцией.

Она подняла кулон, который висел у нее под рубашкой. Он не выглядел, как нечто особенное, просто кусок неотполированного сердолика, завернутый в серебряную проволоку.

– Требуются невероятные усилия, чтобы сделать его… и еще больше усилий требуется, чтобы удерживать. В результате невидимый щит, как вы можете видеть, непроницаемый для большинства физических и магических атак.

Адриан в мгновение ока оказался возле меня.

– Выходит, это заклинание, которое делает вас неуязвимой ко всему и вы только сейчас надумали упомянуть об нем? Вы продолжали молчать про него, в то время, когда Сидни в опасности? Почему вы не научите её этому? И тогда ваша сестра не сможет навредить ей, – хотя Адриан и не собирался напасть на неё, как на Маркуса, но он точно так же был расстроен.

Его лицо вспыхнуло, взгляд стал жестким. Он сжал кулаки, хотя я думаю, что даже сам не заметил этого. Это был некий инстинкт.

Мисс Тервилигер никак не отреагировала на его возмущение.

– Если бы это было так просто, то поверьте мне, я бы не думала о большем. Пока мы практиковались здесь, я заметила, что она стала выглядеть более уставшей и вспотела, но я не списала бы это на жару. Только теперь я в полной мере могу определить масштабы того, что она сделала.

– Зачем вы идете на такое усилие? – спросила я.

– Чтобы сохранить тебе жизнь, – отрезала она. – Теперь не трать время попусту. У нас есть всего один час, прежде чем заклинание прекратит свое действие и ты должна будешь быть в состоянии целиться в кого‑то, не думая дважды. Ты слишком колеблешься.

Она была права. Даже зная, что она неуязвима, мне все равно было трудно нападать на нее. Просто я не применяла насилие. Мне пришлось отвергнуть все свое внутреннее беспокойство и относиться к этому так же, как к Скиболлу. Целиться, бросать. Целиться, бросать. Не думать.

Вскоре я смогла побороть своё беспокойство и бросать без колебания. Она даже пыталась немного двигаться вокруг, чтобы дать мне лучше почувствовать, как это было бы с реальным врагом, но мне показалось это не очень сложным. Просто она была слишком уставшей и не могла бегать вокруг и увертываться от меня. Я стала чувствовать себя плохо из‑за этого. Она выглядела так, как будто готова была упасть в обморок и я чувствовала себя виноватой за мой следующий бросок и…

– Ах!

Огонь дугой соскользнул с её пальцев, так же как и мои огненные шары. Огонь пролетел совсем рядом со мной, но не коснулся. Он прошёл приблизительно в футе от меня. С усталой улыбкой она опустилась на колени и выдохнула.

– Хорошо, отклонилась, – сказала она.

– Что это было? – спросила я. – На мне нет магического щита!

Она не разделяла моего беспокойства

– Я удостоверилась в том, что он тебя не коснется. Это было просто для того, чтобы доказать тебе, насколько неважно то, что это "скучно и просто", когда кто‑то на самом деле нападает на тебя. Итак, Адриан, будь добр, принеси мне мою сумку. У меня есть несколько сушеных фиников, от которых, я думаю, сейчас не отказались бы и Сидни, и я.

Она была права. Я была настолько погружена в урок, что не замечала, как устала. Она была в худшем состоянии, но магия, безусловно, негативно сказывается и на мне. Я никогда не работала с таким количеством магии так долго, и мое тело стало слабым и истощенным, что было вызвано падением сахара в крови. Я начала понимать, почему она все время ограждала меня от действительно трудных вещей. Я практически проглотила сушеные финики, которые она принесла для нас, и, хотя сахар помог, я была еще слаба. Адриан галантно помог нам дойти обратно к стоянке у входа в парк, держа каждую из нас под руку.

– Жаль, что мы находимся в середине пустыни, – проворчала я, когда мы все были в машине Адриана. – Я думаю, ты будешь поражен тем, сколько я могу съесть прямо сейчас. Я, вероятно, ослабну прежде чем мы опять вернемся к цивилизации и ресторанам.

– На самом деле, – сказал Адриан. – Тебе повезло. Я думаю, что видел одно место недалеко отсюда.

Я ничего не заметила, так как была слишком занята беспокойством о предстоящем уроке магии с миссис Тервилигер. Пять минут спустя после того, как мы выехали на шоссе, я убедилась, что Адриан был прав насчёт ресторана. Он выехал на серую дорожку и по гравию поехал к небольшой автостоянке перед выкрашенным в белый цвет зданием.

Я в недоумении уставилась на вывеску у входа.

– "Пироги и Прочее"?

– Ты хотела сахара, – напомнил мне Адриан. Мустанг поднял пыль и гравий и я вздрогнула от беспокойства за автомобиль. – И, по крайней мере, это не "Пироги и приманки" или что‑нибудь вроде этого.

– Да, но часть "Прочее" точно не обнадеживает.

– Я думаю, что тебя больше расстраивает часть про "Пирог".

Несмотря на мои опасения, "Пироги и прочее" было на самом деле милое и чистое, небольшое помещение. Занавески в горошек висели на окнах, и на витрине, которая был наполнена всевозможными пирогами, можно было также найти такие "вещи", как морковный торт и пирожные. Мы были единственными людьми до шестидесяти в этом месте.

Мы заказали наш пироги и сели с ними в углу у стенда. Я заказала персиковый, Адриан французский шелк, а мисс Тервилигер – ореховый пекан. И, конечно, мы с ней попросили официантку принести нам кофе. Я сделала глоток и тут же почувствовал себя лучше.

Адриан съел свой кусок с нормальной скоростью, приемлемой для человека, но мисс Тервилигер и я съели свои так, будто мы ничего не ели в течении месяца. Разговор был не важен. Значение имел только пирог. Адриан смотрел на нас с восторгом и не пытался прервать, пока мы буквально не вылизали свои тарелки.

Он кивнул мне.

– Ещё кусочек?

– Я возьму еще кофе, – Я посмотрела на сверкающие пластины и не могла не заметить, что внутренний голос, который постоянно напоминает мне о калориях, был тихим в эти дни. На самом деле, это не похоже, чтобы быть вокруг больше всех. Я была так зла на "вмешательство" Адриана в мой рацион, но его слова закончились тем, что имели большее влияние, чем я ожидала. Не то, чтобы он имел к этому прямое отношение. Отступление от моей ограниченной диеты было просто разумной идеей. Так и было. – Я чувствую себя довольно хорошо сейчас.

– Я принесу тебе другую чашку, – сказал он мне.

Когда он вернулся, у него была кружка даже для миссис Тервилигер.

– Подумал, что вы тоже захотите одну.

Она улыбнулась в знак признательности.

– Спасибо. Ты очень проницательный.

Пока она пила, я заметила, что несмотря на пополнение сахара, она все еще плохо выглядела. Конечно, она уже не была на грани обморока, но было очевидно, что ее восстановление шло не так быстро как у меня.

– Вы уверены, что с вами всё в порядке? – спросила я её.

– Не волнуйся, все будет в порядке, – она задумчиво отпила кофе. – Прошло много лет с тех пор, как я выполняла щитовое заклинание. Я забыла, сколько сил оно отнимает.

Я снова поразилась той неприязни, которая раньше была во мне. С тех пор, как меня определили как потенциального пользователя магии, я так ничего и не сделала для нее, а только продолжала сопротивляться и даже оставалась противником магии.

– Спасибо, – сказала я ей. – За всё… я подумаю, как могла бы отблагодарить вас.

Она поставила чашку и помешала в ней сахар.

– Я рада помочь тебе. Так что нет необходимости. Хотя… когда всё это закончится, я бы хотела, чтобы ты встретилась с моим шабашем. Я не прошу тебя присоединиться, – поспешно добавила она. – Просто пообщаться. Я думаю, вы найдёте "Стеллу" очень интересной.

– "Стелла", – повторила я. Она раньше никогда не говорила название. – Звезда.

Миссис Тервилигер кивнула.

– Да. Наши истоки итальянские, хотя, как вы уже видели, мы используем магию разных культур.

Я была в недоумении от её слов. Она вытерпела так много неприятностей ради меня… конечно, это не было особо большой платой, просто поговорить с её подругами‑ведьмами, не так ли? Но если это было такой мелочью, то почему я была настолько напугана? Ответ пришёл ко мне через несколько минут. Поговорить с другими, увидеть насколько их организация велика, означало бы перейти на новый уровень пользования магией. Это было большим шагом для меня – прийти к тому уровню владения магией, на котором я уже была. Я смогла преодолеть многие страхи, но какая‑то часть меня до сих пор ощущала лишь косвенное участие в магии. Как хобби. Встреча с ведьмами могла всё изменить. Я должна была признать, что это было частью чего‑то более мощного. Встреча с шабашем казалась чем‑то официальным. И я не была уверена, что готова стать ведьмой.

– Я подумаю об этом, – сказал я наконец.

Мне хотелось дать ей больше, но мои защитные инстинкты мне этого не позволили.

– Пока этого достаточно, – сказала она с легкой улыбкой. Ее телефон запищал, и она посмотрела вниз. – Говоря о "Стелле", мне нужно поговорить с одной из моих сестер. Я буду ждать вас в машине, – она допила свой кофе и направилась к выходу.

Адриан и я последовали за ней через несколько минут. Я по‑прежнему беспокоилась по поводу шабаша ведьм и схватила его за рукав, чтобы удержать. Я говорила тихо.

– Адриан, как я могла прийти к этому? Пытаться взломать сеть алхимиков и практиковать магию в пустыне? Прошлым летом, когда я была с Розой в России, я даже не могла спать с ней в одной комнате. Я слышала слишком часто от алхимиков, что вампиры монстры и эти предупреждения постоянно были в моей голове. А теперь, вот она я, сговорилась с вампирами против алхимиков. Та девушка в России не имела ничего общей с этой, в Палм‑Спрингсе. Нет, я все еще тот же человек в глубине души. Я должна быть. . потому что если это не так, то кто я?

Адриан сочувственно улыбнулся мне.

– Я думаю, что это просто развитие твоей личности. Твоей любопытной натуры. Твоей потребности делать только правильные вещи. Это всё привело тебя к этому. Я знаю, что алхимики научили тебя мыслить определённым образом, но то, что ты делаешь сейчас, это не то.

Я провела рукой по своим волосам.

– И всё же, несмотря на это, я до сих пор не могу заставить себя пойти на небольшой разговор с шабашем ведьм миссис Тервилигер.

– Всему есть границы, – он мягко заправил один из моих непослушных локонов. – В этом нет ничего плохого.

– Маркус сказал бы, что это татуировка удерживает меня.

Адриан опустил свою руку.

– Маркус много всего говорит.

– Не думаю, что Маркус пытается обмануть меня. Он верит в свое дело, и меня все еще беспокоит контроль сознания… но, честно говоря, трудно поверить, что меня сдерживают, когда здесь я делаю такие вещи, – я указала на улицу, туда, где была миссис Тервилигер. – Догма Алхимиков гласит, что магия – это противоестественно и неправильно.

Улыбка Адриана вернулась.

– Если это тебя утешит, ты действительно выглядела естественно там, в парке.

– Делая… что? Метая огненные шары? – я отрицательно покачала головой. – В этом нет ничего естественного.

– Ты и не подумала бы так, но…ладно. Ты была…удивительна, бросая те шары, словно древняя богиня войны.

Раздраженная, я отвернулась.

– Прекрати смеяться надо мной.

Он схватил меня за руку и потянул обратно к себе.

– Я абсолютно серьезен.

Я потеряла дар речи на мгновение. Всё, что я знала, так это то, что мы были слишком близки и нас разделяло лишь несколько дюймов. Почти так же близко, как и в том женском клубе.

– Я не воин и не богиня, – сказала я наконец.

Адриан наклонился ближе.

– Насколько я знаю, ты и то, и другое.

Я знала этот взгляд. Я знала, потому что видела его раньше. Я ожидала, что он поцелует меня, но вместо этого он провел пальцем по моей шее.

– Это он, да? Предмет гордости.

Мне потребовалось время понять, что он говорит о засосе. Он почти исчез, но не полностью. Я отстранилась.

– Это не так! Это было ошибкой. Те перешел границу, сделав такое со мной.

Он изумленно приподнял брови.

– Сейдж, я отчетливо помню каждую деталь в той ночи. Я уверен, что ты хотела этого. Ты практически сидела на мне.

– Я не помню всё детально, – соврала я.

Он провёл рукой по моей шее и остановил пальцы на моих губах.

– Но я буду сдерживаться и целовать только их, если это заставит тебя почувствовать себя лучше. Следов не останется.

Он начал наклоняться ко мне и я дёрнулась назад.

– Не делай этого! Это неправильно.

– Что? Целовать тебя или целовать тебя в "Пирогах и Прочем"?

Я огляделась вокруг, поняв, что мы устраиваем вечернее шоу для пожилых граждан, даже если они не могли нас услышать. Я отступила назад.

– И то, и другое, – сказала я, чувствуя, как горят мои щеки. – Если ты пытаешься сделать что‑то неуместное – то, о чем ты говорил, что не сделаешь больше – тогда мог бы, по крайней мере, выбрать место получше.

Он мягко рассмеялся, и его взгляд смутил меня ещё больше.

– Ладно, – сказал он. – Обещаю, что в следующий раз поцелую тебя в более романтичном месте.

– Я… Что? Нет! Ты вообще не должен пытаться меня поцеловать! – я продвигалась в сторону двери, и он пошел следом за мной.

– Что случилось с любовью ко мне на расстоянии? Что не так с, хм, воспитанием чувств?

Для того, кто якобы будет просто смотреть издалека, он поступал не очень хорошо. И я делала даже хуже, пытаясь быть безразличной.

Он встал перед дверью и перекрыл мне путь.

– Я сказал, что не буду так поступать, если ты сама этого не захочешь. Но, похоже, ты подаешь смешанные сигналы, Сейдж.

– Нет, – сказала я, пораженная тому, что смогла произнести это с каменным лицом. Я сама не верила в свои слова. – Ты самонадеянный и высокомерный и много всего остального, если думаешь, что я изменила свое мнение.

– Ты понимаешь, в том‑то и дело, – он снова вторгся в мое личное пространство, – Я думаю, тебе нравится "все остальное".

Я стряхнула с себя оцепенение и отстранилась.

– Мне нравятся люди.

На ум пришел другой урок Алхимиков. "Они похожи на нас, но не обманывайте себя. Морои не показывают злобы стригоев, но созданиям, что пьют кровь и манипулируют природой, нет места в нашем мире. Работайте с ними только по необходимости. Мы не одно и то же. Держите как можно большую дистанцию. Это для блага вашей души."

Не похоже, что Адриан разделял наше мнение, но он отошел и направился на улицу. Я последовала за ним через несколько минут, думая, что сегодня не раз играла с огнем…

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.072 сек.)