АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Российская образовательная политика

Читайте также:
  1. Автоматическая фискальная политика. Встроенные стабилизаторы
  2. Антиинфляционная политика.
  3. Вопрос 12. Денежная политика. Цели и инструменты.
  4. Вопрос 9. Инвестиции и инвестиционная политика.
  5. ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП
  6. ГОЛОСООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ГОРТАНИ
  7. ГОРОДА НОВОСИБИРСКА «СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 45» (МБОУ СОШ № 45)
  8. Денежно-кредитная (монетарная) политика. Механизм денежно-кредитной политики.
  9. Дивидендная политика.
  10. Дискреционая фискальная политика.
  11. Дискреционная и недискреционная (автоматическая) фискальная политика.
  12. Дискреционная фискальная политика. Государственные закупки. Мультипликатор государственных закупок

Социальный слой носителей дореволюционной российской культуры и государственности был уничтожен вместе с этой государственностью. Костяк белых армий составляло образованное сословие. После революции начинается быстрый и гипертрофированный рост численности нового образованного слоя, выходцев из рабоче-крестьянских кругов. Прежнее представление о критериях образованности и общей культуры утрачивается. «Нормой стала культура малообразованного большинства». Качество советского образованного слоя определялось задачами ускоренной индустриализации: техническая и естественная часть в сфере высшего образования были на хорошем мировом уровне (без чего немыслимы были наши успехи в атомной технике, космонавтике, нефтехимической и др. отраслях промышленности), отставали гуманитарные науки. Советская школьная система сохраняла фундаментальность и относительно высокий уровень требований: программы по математике и естественным наукам оставались лучше западных. Что же нынче? «Сегодня худшие западные подходы к образованию соединяются с худшими советскими»[266]. «В России, несмотря на заявления о приоритетности образования, реалии таковы, что страна теряет ранее достигнутые позиции. Уровень образования подрастающего поколения россиян снижается, падает грамотность абитуриентов…Качество школьного образования значительно уступает времени советского периода…По уровню расходов на одного ученика-школьника Россия занимает предпоследнее место в мире»[267]. В сфере образования СССР занимал места в тройке лучших, теперь Россия – на 53-м месте[268].

Современные реформы российского образования связаны со вступлением России в Болонский процесс (2003), цель которого – достижение относительной однородности образовательного пространства с точки зрения качества образования и профессиональных стандартов. Но, как отмечают специалисты, нам грозит «некритическое копирование чужого опыта, особенно американского»[269]. Какие проблемные тенденции выделяют специалисты в сфере отечественного высшего образования?

– Коммерсализация образования: приём на бюджетные места вузов в 2005 г. был сокращён на 43 тыс. человек, в основном за счёт гуманитарных специальностей. Расширение платного образования: число платных мест в вузах выросло с 8,8% в 1997-98 уч.г. до 56% в 2004-05 уч.г. [270] Количество вузов растёт, а сфера высшего образования остаётся недопустимо коррумпированной.



– В основу модернизации образования положена образовательная практика США и Великобритании – «укоренение в России элитарной англо-американской системы образования»[271]: намечается деление учебных заведений на элитарные, «национальные», финансируемые из федерального бюджета (несколько десятков) и «иные», провинциальные, финансируемые регионами. Иная позиция: «создавать в России сеть элитарных средних школ и вузов и вкладывать туда огромные деньги» – способ преодоления неэффективности высшего образования[272]. Произошло разделение высшего образования на бакалавриат – 3-4 года обучения и платную магистратуру – специализацию – 2 года обучения – переход на двуступенчатую систему подготовки специалистов. «Мы упорно внедряем у себя далеко не лучшие западные стандарты»[273].

– Остро стоит проблема качества высшего образования в условиях роста количества высших учебных заведений. Риск снижения качества подготовки усиливается практикой тестирования, которая выявляет лишь остаточные знания, ведя к тому, что молодые люди разучиваются самостоятельно решать творческие задачи. «ЕГЭ – долгосрочная диверсия против национальной безопасности России[274]. Один из уроков европейских образовательных реформ – «синдром пустой головы»: либеральная система образования не развивает память, учащийся приспосабливается обходиться кратковременной памятью, а в результате, не владея базовыми понятиями и идеями, «не способен ни к критическому, ни к творческому мышлению»[275].

– Сегодня свыше 50% выпускников вузов работают не по специальности или не могут найти работу, т.е. обучение в вузе становится своеобразным общим высшим образованием, отсутствуют гарантии получения работы по профилю избранной специальности.

– Остро стоит проблема гуманитаризации образования: повышения качества общекультурной подготовки студентов. Утилитарная ориентация на получение узких знаний по избранной специальности не может быть основой качественного образования. Прагматическое отношение к получаемым знаниям порождает «гламуризацию» гуманитарной сферы. Не только культура как таковая, но и сфера гуманитарного знания становится «гламурной», т.е. рассчитанной на бесконфликтное, интеллектуально необременительное, «гладкое», «вкусное» потребление, абсолютно не связанное с осмыслением, интеллектуальным усилием[276]. Вузы всё более тяготеют к прагматическому обучению, подготовке профессионалов-функционеров. Моделью образования стал человек-функция.

‡агрузка...

– Исследования показывают, что на сегодняшний день престиж высшего образования чрезвычайно высок: «85% учащихся десятых и одиннадцатых классов твёрдо намерены после школы продолжить учёбу в вузе»[277]. Но престиж высшего образования у нас сочетается с непрестижностью профессии учёного: «В России только 1% жителей считает престижной профессию учёного. В США, стране расчётливых прагматиков и хватких деляг, 96% называют эту профессию несомненно престижной, а 51% – как престижную в высшей степени»[278].

– Высшее образование становится обязательной составляющей жизненных планов большинства старших школьников – на фоне «девальвации» среднего образования. Большой процент собирающихся продолжить своё обучение учится в школе преимущественно на тройки. Разрыв заполняется параллельным обучением старшеклассников на подготовительных курсах и у репетиторов. Но в целом вузы получают умственно неразвитых студентов, не умеющих анализировать тексты, не отличающих главного от второстепенного, прагматически ориентированных на потребление готового знания (чему способствует Интернет).

– Внедрение информационных технологий. В мире обилия информации задача обучения – указать студенту наиболее рациональные и экономные пути получения необходимой информации, увеличивается роль практических занятий и самостоятельной работы. Главная задача современного образования – научить человека самостоятельно мыслить и самостоятельно учиться.

В современном образовании, как и в целом социуме, борются и конкурируют две модели: потребительская («вырастить грамотного потребителя») и творческая. Первая превращает систему образования в платную сферу услуг, вторая рассматривает как социальное служение во имя развития личности. «Цели формирования личности школой во многом утрачены…Переход к воспроизводству «человека потребляющего» не оставляет России возможности реализовывать в экономике, сфере производства даже модель «догоняющего» развития, не говоря уже о развитии инновационном»[279].

1.3. Интеллигент и интеллектуал. С образованным слоем общества связаны исторические типы создателей культуры. Интеллигенция (калька с лат. intelligentia – разумный дух, высшее сознание и понимание) – «в современном общепринятом (обыденном) представлении общественный слой образованных людей, профессионально занимающихся сложным умственным (по преимуществу интеллектуальным) трудом». Выделяют творческую и научно-техническую, провинциальную и столичную интеллигенцию. «Круг людей культуры, т.е. тех, чьими знаниями и усилиями создаются и поддерживаются ценности, нормы и традиции культуры»[280]. По происхождению является категорией русской культуры, в большинство европейских языков пришло из русского языка, аналогом русского понятия в западной культуре является слово интеллектуал.

В отличие от утвердившегося в европейских языках понятия интеллектуал– профессионал, специалист, образованный человек, человек интеллектуального труда и творчества, носитель рационального и релятивистского духа западной культуры, независимый, ответственный за себя, ничего не принимающий на веру, способный к критическому анализу всех устоявшихся истин («парящая страта»), – русское слово интеллигенция многозначно.

1.4. Споры вокруг понятия интеллигенция. XX век закончился теми же спорами, которыми и начинался – об интеллигенции, за которыми идут споры о путях и специфике русской культуры.

(1) Интеллигент и интеллектуал – две грани современной культуры эпохи модерна, носители двух типов культурного самосознания, в определении Г. Померанца, «проблематического», «кризисного» и «устойчивого» сознания[281]. Таким образом, в конечном счете, интеллигент – явление не региональное, а универсальное, носитель кризиса культуры как системы, появляющийся всегда, «когда чувство проблематичности бытия становится эпидемическим, в эпоху большой культурной ломки»[282]. Два типа культурного самосознания выделяемы во все эпохи. С одной стороны – создатели систем, хранители традиции (жрецы-маги древних теократических обществ, древние и средневековые книжники, китайские мандарины, новоевропейские интеллектуалы), с другой – вечный искатель истины, утопист и романтик. Протоинтеллигентами были отшельники и юродивые (даосы, суфии), древнееврейские пророки. Первый образ интеллигента – Гамлет. Первый философ-интеллигент – Паскаль. Протоинтеллигенты появляются вместе с философией, очень быстро расколовшейся на «проблематичную» (Сократ) и «непроблематическую» (Аристотель)[283]. Интеллигент ставит и вечно решает проблемы, превращая и культуру, и традицию в проблему. Культура как Проблема – основа этого типа сознания. Это «бродильное вещество» общества[284]. «Интеллигенция – это тот слой, в котором происходит переоценка ценностей»[285]. Интеллигент ищет и живёт смыслами, интеллектуал смыслами оперирует. Как пишет французский социолог Э. Морен, «необходимость интеллигенции возрастает одновременно с угрозой ее уничтожения. Ничто не может заменить миссию интеллигенции – гласно ставить фундаментальные проблемы культуры, общества, этики», которые затемняет, стирает развитие специализации[286]. Культура превращается в путь интеллигенции к Богу, Богообщение.

(2) Интеллигентуникальное явление, существующее только в России, отражающее основы российской ментальности и прежде всего её основную черту – духовность и этикоцентризм, приоритет нравственных ценностей. «Интеллигент занят поиском смысла жизни, бытия, общества. Он увлечён разгадкой моральной, этической, онтологической и эстетической проблемы…В отличие от интеллигента интеллектуал постмодерна…не ищет смысла, он оперирует со смыслами»[287]. «Русскую интеллигенцию всегда главным образом отличала идея жертвенности»[288]. Интеллигенция всегда несла в себе идею общественного служения.

Долгое время считалось, что слово интеллигенция ввёл в повседневный обиход русского языка и отечественной журналистики прозаик и публицист П.Д.Боборыкин в 60-е г. XIX в. – «самый образованный, культурный и передовой слой общества». Недавно доказано, что новое понятие появляется в русском литературном языке в 1830-е годы, в словаре «лиц пушкинского круга» – В.А. Жуковского, А.И. Галича и др.[289] и связано с идеалами нравственного бытия как основы просвещённости и образованности. В 1860-е г. это представление было переосмыслено в новом социальном контексте и получило широкое распространение в обществе. Слово имеет смысловой оттенок умственного, духовного избранничества и превосходства. Понятие получает идеологический смысл и закрепляется за русской разночинной радикальной интеллигенцией, одержимой социальными идеями общественного переустройства. Интеллигент – социальный критик, носитель революционной идеологии, принципиальный разрушитель, стоящий в оппозиции власти. Критиками этой русской интеллигенции с ее утилитарно-общественными ценностями выступили «веховцы». По словам Н.А. Бердяева, для интеллигенции, «всегда увлечённой какими-либо идеями, преимущественно социальными», «характерна беспочвенность», «крайняя идейная нетерпимость», «крайний догматизм»[290]. Драмой русской культуры является раскол русской интеллигенции на радикальную, ищущую социальной правды и ищущую философской истины и религиозного преображения (деятели Серебряного века). Потому слово интеллигенция, обозначающая особый слой русского общества, имеет двоякий смысл как понятие идеологическое и духовно-нравственное. В слове интеллигенция отражается антиномичность и расколотость русской истории и культуры, оно так же двойственно, как раздвоена русская мысль Золотого и Серебряного веков на интеллигенцию идеологическую, общественно-утилитарную и религиозно-нравственную, духовную.

«Интеллигенция – явление переходное», – как подчеркивает И.Яковенко в недавней полемике «Интеллигенция – миф или реальность». Она фиксирует определённую стадию распада традиционного мира: «Интеллигенция возникает на определённом этапе процесса модернизации, существует некоторое время и исчезает в тот момент, когда остатки традиционного универсума окончательно растворяются и уходят в прошлое»[291]. По логике автора, интеллигенция возникает в России в 30-40-е г. XIX в., в эпоху спора славянофилов и западников и «сходит с арены к концу века XX». «Последнее поколение, целостно выражающее интеллигентское сознание, – шестидесятники прошлого века». Интеллигенция как особый слой осознаёт себя между сакрализуемым народом и традиционной властью. «Традиционная, вызывающая трепет сакральная Власть кончилась в 1953 г.». Нет уже и «простого народа», которому поклонялся интеллигент. История исчерпала возможности воспроизводства интеллигентского сознания. «Отдельные интеллигенты (как правило, люди очень немолодые) живут рядом с нами в режиме доживания. А интеллигенция как живой, самовоспроизводящийся организм кончилась». «На смену интеллигенту приходят два новых исторических персонажа – массовый человек постиндустриального общества и буржуазный интеллектуал»[292]. В своём идеологическом понимании интеллигент – это промежуточный, маргинальный тип сознания, возникающий, как пишет Г. Померанц, «где-то на полдороге между книжником древних культур и интеллектуалом Нового времени»[293], характерный для стран, идущих путем сложной, противоречивой, непоследовательной модернизации. «Интеллигенция – духовный противовес силе в империи, её порождение и антипод… «Духовная держава» – антипод «мирской». Нет державы – нет антипода. С исчезновением империй исчезает почва для интеллигенции», по мысли Л. Аннинского[294]. «Интеллигенцию рождает сопротивление наиболее здоровой части общества диктаторским, тоталитарным и авторитарным режимам, когда для высказывания своей точки зрения требуется смелость»[295]. Интеллигент занимает маргинальное положение между критикуемой властью и простым народом. Важнейшая его черта – «оппозиция к власти». Это очевидно для западного интеллектуала: «В России быть интеллигентом… – знак противостояния», по словам У. Эко[296]. Эта родовая черта русского интеллигента порождает одну из острых современных социокультурных проблем: интеллигенция не идёт во власть. «А поскольку приличные люди во власть не идут, то никогда и невозможно будет создать благополучную Россию», как полагает А.М. Панченко[297]. И, одновременно, в современном понимании это псевдоинтеллигенция: «Образованцы (слово, введенное А. Солженицыным), которые делали революцию, – это не интеллигенция, конечно»[298]. «Хочется «интеллигентности», а имеется «интеллигенция», которая во всём виновата»[299]. Русская интеллигенция в своём чувстве вины перед простым народом стремилась к служению народу, нравственному просвещению народа и подвижничеству (движение народничества, хождение в народ).

(3) Когда говорят об интеллигенции как духовно-нравственном понятии, подчёркивают – она ушла, оставив нам интеллигентность[300]. Как полагает академик А.Петровский, начинающий своей позицией очередную полемику об интеллигенции, «интеллигентные люди – это реальность, а интеллигентность – ценность», но «интеллигенция как некая социальная общность – фикция, мираж, фантом»[301].

Д.С.Лихачёв выделяет два основные качества русской интеллигенции и интеллигентности – «европейская образованность и интеллектуальная свобода». По определению Д.С.Лихачёва, интеллигенция – это «интеллектуально независимая часть общества», «независимая от интересов партийных, сословных, классовых, профессиональных, вероисповедных, коммерческих и даже просто карьерных»[302]. Первые типично русские интеллигенты появились в конце XVIII - начале XIX века – Н.Новиков, А.Радищев, Н.Карамзин. Восстание декабристов знаменовало появление большого числа духовно свободных людей. Советская власть боролась с интеллигенцией, с момента своего утверждения арестовывая и высылая из страны интеллигентов, закрывая газеты и журналы, кружки и общества, в которых обсуждались общемировые вопросы. Власть стремилась дискредитировать интеллигенцию в глазах народа («гнилая интеллигенция», т.е. нуждающаяся в твёрдом руководстве из-за своих идейных колебаний), объединяя её с буржуазией и дворянством, устраивая ложные судебные процессы, уничтожая изучение иностранных языков, препятствуя поездкам учёных, писателей и художников за границу. Результатом данной культурной политики явилось современное падение уровня культуры, падение общей образованности. Место интеллигенции заступает псевдоинтеллигентность: категоричность, самоуверенность, грубость с подчинёнными, агрессивность. Подлинная интеллигентность – это терпимость к чужим ценностям, мягкость и ответственность за свои поступки, отсутствие самоуверенности и неуверенности в себе. Лихачёв подчёркивает значение гуманитарных наук и искусства в воспитании интеллигентности.

Интеллигент в понимании шестидесятников XX века – носитель христианской культуры, христианского гуманизма, высших ценностей русской классической литературы. «Человек будущего», по слову В. Пьецуха. «Интеллигент – не профессия, а состояние души», как говорил Б. Окуджава[303], когда общее превыше личного, а духовное превыше материального. XX век – век «исчезновения с общественной и политической арены настоящей интеллигенции, т.е. людей, обладавших способностью к сопереживанию и для которых человеческая жизнь была высшей ценностью, людей типа Толстого и Герцена, Короленко и Сахарова», по мысли В. Белоцерковского[304]. «Интеллигенция кончилась, как кончилось дворянство... Она отыграла свою роль, вытеснена, уничтожена». Она ушла, «оставив нам интеллигентность», некую «систему запретов», считает Ст. Рассадин[305]. Или в позитивном истолковании Б. Окуджавы – это «способность мыслить самостоятельно и независимо, жажда знаний» и нравственные критерии: «уважение к личности, больная совесть, терпимость к инакомыслию, способность сомневаться в собственной правоте, неприятие насилия»[306]. В понятие интеллигентность органично входят бескорыстное служение истине и отечеству, принципиальность в отстаивании своего мнения, восприимчивость и терпимость к другим культурам. Для интеллигента высшая мера ценностей на земле – человек. А.Соколов выводит «формулу интеллигентности», включающей образованность, креативность и «этическое самоопределение», отличающее интеллектуала от интеллигента. Этическая компонента включает «альтруизм, толерантность, благоговение перед культурой»[307]. Духовно-нравственное назначение интеллигенции – отстаивать и защищать высокую культуру, общечеловеческие ценности, всесторонность и гармоничность. «Мне мила и дорога нелепая наша интеллигенция с ее идеализмом, с её жаждой служить народу, с ее жертвенностью и бескорыстием, с её неумением жить, с её душевной растрепанностью и несобранностью, с ее бесконечными разговорами за чашкой чая или рюмкой водки о смысле жизни, о судьбе России, с ее утопическими надеждами установить cпpaвeдливость и даже с её претензиями на какую-то особую роль в обществе», как писал В. Кондратьев[308]. Ей на смену идут интеллектуалы – прагматики и релятивисты.

Таким образом, сущность интеллигенции определяется уровнем интеллигентности, или культурности – это высшая культура ума, поведения, чувств, общения, речи. В этом смысле интеллигенция формируется с первых попыток человека различать добро и зло, человеческое и античеловеческое. Она всегда защищала права человека, вдохновлялась гуманистическими и просвещенческими идеалами, стремилась к социально-справедливому обществу и государству. Интеллигенция как «интеллектуально-нравственная элита» «была, есть и всегда будет»[309]. Она жива, пока существует русская культура. Для чего нужен этот слой? «Формулировать моральные принципы жизни, поддерживать нравственный уровень общества.., отстаивать права и свободы человека.., заниматься политическим и социальным просвещением населения»[310]. Интеллигенция – это «особое духовное состояние, особый тип жизнеповедения. Он может уходить и возвращаться…Пространство, в котором существует интеллигенция, можно обозначить двумя словами – просвещение и свобода»[311].

(4) Интеллигенция не существует как единое понятие, можно говорить о поколениях и типах нашей интеллигенции: дворянская, разночинная, советская (творческая и научно-техническая), формирующаяся постсоветская интеллигенция. Смена поколений интеллигенции означает смену культурно-исторических эпох. «В качестве общности «на все времена» интеллигенция – фантом…А в качестве конкретно-исторической группы – каждый раз – интеллигенция вполне реальна»[312]. Таким образом, проблема ухода интеллигенции как социального слоя связывается с исчерпанием социальной роли советской интеллигенции. «Россия находится в состоянии системного кризиса. Кто обеспечит его преодоление? Интеллектуалы? Нет. Наша надежда – молодая интеллигенция, превосходящая своих отцов и дедов в интеллектуально-этическом отношении»[313]. «Стране нужна новая интеллигенция»[314]. На сегодняшний день её задача – «возрождение нравственного и правового порядка»[315].

Литература

1. Байденко В.И. Болонский процесс: структурная реформа высшего образования Европы. М., 2003.

2. Запесоцкий А.С. Философия образования и проблемы современных реформ // Вопросы философии. 2013. № 1. С.24-34.

3. Кантор В.К. «Вехи» в контексте, или Интеллигенция как трагический элемент русской истории// Вопр.филос. 2010 №4. С.91-109.

4. Кива А.В. Конец русской интеллигенции? // Наука и религия. 2010. № 7. С.24-27.

5. Кондаков И.В. Интеллигенция // Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. СПб., 1998. С.254-263.

6. Лихачёв Д.С. Русская интеллигенция // Лихачёв Д.С. Русская культура. М., 2000.

7. Померанц Г. Долгая дорога истории // Померанц Г. Выход из транса. М., 1995.

8. Руткевич М.Н. Социология образования и молодёжи. М., 2002.

9. Тавокин Е.П. Российское образование под прицелом «реформ» // Социс. 2012. № 8. С.134-142.

Контрольные вопросы

1. С какого времени начинает развиваться высшее образование в России?

2. Какова важнейшая задача современного высшего образования?

3. Какие две образовательные модели спорят в современном мире?

4. Чем интеллигент отличается от интеллектуала?

5. Какие сменились поколения отечественной интеллигенции?

6. Что отличает русскую интеллигенцию как специфическое явление отечественной культуры?

7. Назовите важнейшие качества интеллигентного человека.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.01 сек.)