АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Абсолютизма в эпоху дворцовых переворотов

Читайте также:
  1. Билет № 19. Книга и книжное дело в Западное Европе в эпоху Реформации и распространение идей гуманизма. Династия Этьеннов
  2. В новую эпоху. Онежский тракторный в 1990-х – 2000-х гг.
  3. В скифскую эпоху 1 страница
  4. В скифскую эпоху 2 страница
  5. В скифскую эпоху 3 страница
  6. В скифскую эпоху 4 страница
  7. В скифскую эпоху 5 страница
  8. В скифскую эпоху 6 страница
  9. В скифскую эпоху 7 страница
  10. В скифскую эпоху 8 страница
  11. В скифскую эпоху 9 страница

После смерти Петра I на престоле оказалась его жена Екатерина I (1725–1727). Она не

проводила сколько-нибудь самостоятельной политики, являясь орудием царедворцев, окру-

жавших ранее Петра I, прежде всего А.Д. Меншикова. После смерти Екатерины I трон перешел к юному Петру II, внуку Петра I, умершему в 1730 г. С 1730 по 1740 г. российский

престол принадлежал Анне Иоанновне, дочери брата Петра I, его соправителя Ивана, к

1730 г. – вдовствующей герцогине Курляндской. Своим преемником на троне Анна назна-

чила в 1740 г. новорожденного внука своей сестры – Иоанна Антоновича. Власть перешла к

родителям младенца, отец которого принадлежал к Брауншвейгской династии. Российские

интересы были чужды этой семье.

Особенно сильное влияние на внутреннюю политику России в 1730-е годы имели прибалтийские немцы и выходцы из германских княжеств. Это время в работах отечественных

историков получило название «бироновщины», по имени фаворита Анны Иоанновны – Эрн-

ста Иоганна Бирона. Нельзя утверждать, что среди военных и государственных деятелей

немецкого происхождения не было таких, которые верой и правдой служили России. Свой

заметный след в российской истории оставили: уроженец Вестфалии граф Андрей Иванович

Остерман, ведавший внешней политикой России, Бурхард Кристоф Миних, командующий

русской армией, граф Шенберг, управляющий уральскими заводами. Обязанности прези-

дента Императорской Академии наук с 1734 г. исполнял курляндец барон Иоганн Альбрехт

фон Корф, а секретарем и библиотекарем долгое время оставался Иоганн-Даниил Шумахер.

В последние десятилетия далеко не все российские историки склонны разделять сло-

жившееся в русской исторической науке мнение о «засилье» немцев в России в период пра-

вления Анны Иоанновны. Так, в очерке «Легенды и превращения», который помещен во

втором томе серии «Русские и Россия глазами немцев», исследователь Раев поставил под

сомнение распространенный среди историков стереотип о «засилье» немцев во властных структурах и некоторых сферах культуры русского общества. Он видел в этом один из предрассудков русской историографии XIX в., откуда эта мифологема вошла в общественное

сознание. Одновременно Раев указал на явную недооценку воздействия именно немецкого Просвещения на русскую культуру, особенно подчеркивая влияние германского пиетизма, теории естественного права, литературного сентиментализма, специфически немецкого патриотизма эпохи «Бури и натиска» и немецкой бюргерской гражданской морали на элитарные



слои русского общества. В 1732 г. в Берлине был подготовлен союзный Договор «трех черных орлов», явившийся актом рождения альянса России, Пруссии и Австрии на основе «негативной политики

в отношении Польши». Монархи трех великих держав исходили из недееспособности этого государства. Они приняли решение сохранять неизменной дворянскую конституцию и не допускать реформ, направленных на усиление государственной власти в Речи Посполитой.

Таким образом, в прусской внешней политике прочное место заняли две линии, ставшие уже традиционными. Старая линия отражала стремление к территориальному соединению

Бранденбурга с Восточной Пруссией. Новая линия получила свое воплощение в договорных

отношениях Фридриха Вильгельма I сначала, с 1720 г., с Россией (прусско-русская конвенция о предотвращении конституционных реформ в Польше), а затем, с 1732 г., с Россией и Австрией вместе (альянс «трех черных орлов») – о совместной политике трех держав в отношении польского престолонаследия. Эти договорные отношения имели целью сохранение аморфного состояния Речи Посполитой.

В конце декабря 1740 г. прусской дипломатии удалось убедить петербургский кабинет в необходимости заключить русско-прусский союзный и оборонительный договор. Он, в

частности, содержал обязательство обеих сторон не допускать вмешательства третьих стран

в дела Речи Посполитой и защищать права православных и протестантов в этой стране.

В 1741 г. гвардейские офицеры произвели государственный переворот, возведя на престол дочь Петра I Елизавету Петровну. Она понимала прогресс страны во многом так же,

как ее отец, и стремилась ему содействовать. Елизавету окружали умелые помощники. В ее

‡агрузка...

правление был открыт первый национальный университет в Москве.

В марте 1743 г. был подписан новый союзный договор России с Пруссией, повторив-

ший некоторые положения договора 1740 г. о дружбе и взаимной помощи.

В 30–40-х годах XVIII в. правительство столкнулось с падением государственных доходов. Накапливались недоимки по подушной подати, которые к 1741 г. превысили сумму годового сбора – 5 млн руб. Значительную их часть пришлось списать. Несколько раз произво-

дилось снижение подушных платежей. В 50-х годах видный елизаветинский вельможа Петр

Иванович Шувалов предложил постепенно перейти от подушной подати (прямого налога)

к косвенным налогам путем увеличения цен на соль и вино (торговля ими была казенной

монополией). Это обещало избавить страну от недоимок и постоянных волнений, связанных

с их сбором. Взимание подушной подати было невыгодно еще и потому, что размер ее оставался постоянным, а курс рубля падал и фактически государственные доходы снижались. К

тому же подушную подать платили только крестьяне и посадские, а косвенные налоги – и неподатные сословия. Доходы казны от продажи соли и вина выросли за 1749–1761 гг. втрое.

В 50-х годах по инициативе П.И. Шувалова были увеличены ввозные пошлины, что позволило удвоить таможенные доходы казны и ликвидировать внутренние таможни, пре-

пятствовавшие развитию торговли между различными частями страны. Важно помнить, что

таможенная политика правительства в 30-х годах утратила протекционистский характер,

который она носила при Петре I. Ввозные пошлины теперь не превышали 20 % стоимости

товара. Однако реформы П.И. Шувалова означали возврат к протекционизму.

Политика правительства была направлена на укрепление положения дворянства. Интересам богатых дворян, продававших сельскохозяйственную продукцию, соответствовала

ликвидация внутренних таможен. В то же время откупа и монополии, также стеснявшие торговлю, но выгодные дворянам, отменены не были. Дворянской монополией стало в 1755 г.

винокурение. Все владельцы винокурен, не принадлежавшие к привилегированному сословию, вынуждены были продать или закрыть свои предприятия. В 1754 г. был создан Дворянский банк, кредитовавший помещиков под залог имений.

Если частные кредиторы взимали 20 % годовых, то Дворянский банк – 6 % с рассрочкой долга на 3 года.

Правительство Елизаветы покончило и с нарушениями дворянской монополии на владение землей и крепостными. Специальный указ 1760 г. запретил чиновникам, имевшим

обер-офицерские чины (до VIII ранга) владеть деревнями.

Россия приняла участие в Семилетней войне – важнейшей внешнеполитической акции

середины XVIII в. В войну Россия вступила в союзе с Австрией и Францией, Испанией, Саксонией и Швецией против Пруссии, Великобритании (в унии с Ганновером) и Португалии.

Война была вызвана обострением англо-французской борьбы за колонии и столкновением

наступательной внешней политики Пруссии с интересами Австрии, Франции и России.

В начале войны Пруссия, захватив Силезию, готовилась к наступлению на Саксонию

и Чехию. В дальнейшем предполагалось завоевание ею Прибалтики. Летом 1757 г. русские войска вступили в Восточную Пруссию. Были одержаны победы при Гросс-Егерсдорфе

(1757) и Цорндорфе (1758). В начале 1758 г. был занят Кенигсберг. Восточная Пруссия вошла

в состав России. В августе 1760 г. произошла решающая битва у Куннерсдорфа. Русские

войска заняли Берлин.

Но в 1761 г. Елизавета Петровна умерла, назначив своим наследником Петра III – внука Петра I по женской линии и Карла XII по мужской.

В 1761 г. Пруссия была на грани катастрофы. Однако новый русский император Петр III (1761–1762 гг.) 24 апреля 1762 г. подписал с Пруссией Петербургский мирный договор, чрез-

вычайно для нее выгодный. Сразу же после присяги 25 декабря 1761 г. император Петр III отправил к прусскому королю Фридриху II, оказавшемуся в тот момент в безвыходной ситуации, с изъявлением дружбы и любви своего канцлера А. Гудовича. Чтобы ускорить заключение мира с Россией, прусский король послал в Петербург также своего личного посла –барона фон Гольца. 24 февраля 1762 г. в Петербурге состоялась встреча Гольца с Петром III.

Россия в результате Петербургского мирного договора возвращала Пруссии все завоеванные земли безвозмездно. Для безопасности своих владений стороны согласились вступить в союз и немедленно начать подготовку союзнического оборонительного договора.

19 июня 1762 г. между Россией и Пруссией был подписан союзнический договор, который,

однако, в тот момент не был ратифицирован. Это сделала Екатерина II в 1764 г. В соответ-

ствии с договором Россия предоставляла Фридриху 20-тысячное вспомогательное войско

для ведения военных действий против Австрии. Фридрих II признавал, что получил от Петра

III значительно больше того, на что мог рассчитывать. Пруссии были чрезвычайно выгодны

сепаратный мир, возвращение занятой русскими войсками Восточной Пруссии с г. Кенигс-

бергом и союз с целью совместных действий в Польше.

Мир с Фридрихом II Петр III заключал на определенных условиях. В трактатах от

24 апреля и 8 июня и секретных приложениях к ним Фридрих II в числе других гарантий

обещал российскому императору, во-первых, «действительно и всеми способами», включая

военную помощь, содействовать освобождению Шлезвига из-под датской оккупации; во-

вторых, способствовать избранию на курляндский престол дяди императора, принца Георга

Людвига; в-третьих, выступить вместе с Россией гарантами прав православного и лютеран-

ского населения Речи Посполитой и поддержать выдвижение на польский трон дружествен-

ного России кандидата. Осуществись эта программа, Пруссия оказалась бы в кольце благо-

приятного для Петра III политического окружения.

Внутренняя политика Петра III оказалась во многом преемственной по отношению

к политике его предшественницы. Даже ближайшие его сподвижники Н.Ю. Трубецкой,

М.И. Воронцов и И.И. Шувалов прежде пользовались исключительным доверием Елизаветы

Петровны и занимали при ней важные государственные должности. Общий курс правительства страны был продворянским. 18 февраля 1762 г. был опубликован Манифест о даровании вольности и свободы российскому дворянству – оно освобождалось от обязательной

государственной службы. 21 февраля того же года Петр III заменил внесудебный произвол по политическим делам нормальным судебным разбирательством, упразднив Тайную канцелярию. Стремясь уменьшить дворянскую безнаказанность в отношении крестьян, император в Указе от 25 февраля назначил помещикам пожизненную ссылку в качестве наказания за

убийство крестьянина. 21 марта был издан Указ о церковно-монастырских крестьянах. Церковно-монастырские земли должны были быть секуляризированы, а крестьяне освобождались от прежних повинностей, наделялись землей и переводились в ведение государства. Подушную подать с них император определил в 1 рубль. Эта мера отвечала традиционной в

абсолютистских государствах тенденции к подчинению церкви государству. Однако Русская церковь, естественно, проведение в жизнь таких преобразований старалась отсрочить.

В последние десятилетия такие известные историки, как С.М. Каштанов, Н.Л. Рубинштейн, С.О. Шмидт, отметили в законодательстве Петра III новые тенденции: появилась

серия актов, направленных на поощрение торгово-промышленной деятельности и купечества; указами расширялось применение вольнонаемного труда на мануфактурах. Император стремился увеличить боеспособность армии и флота, для чего предпринял шаги по укреплению воинской дисциплины в гвардейских частях. Это настроило против

него гвардию и верхушку армии. Воспитанный в духе прусских военных традиций, Петр III

решительно аннулировал все территориальные приобретения России в Семилетней войне и

заключил мир и военный союз с Пруссией. Началась подготовка к войне с бывшими союз-

никами в Семилетней войне. Это никак не отвечало государственным интересам России, и

гвардия произвела переворот, возведя на престол жену Петра III – Екатерину II (1762–1796).

Под этим именем царствовала в России дочь одного из немецких курфюрстов – София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская.

Многие историки считают правильным датировать эпоху дворцовых переворотов

1725–1762 гг., следуя при этом за В.О. Ключевским. Существует, однако, точка зрения,

согласно которой правовым основанием эпохи является Указ Петра I о праве императора

назначать себе наследника. А этот указ был, как известно, отменен только Павлом I в 1797 г.

Свержение с престола и убийство Павла и считают иногда последним дворцовым переворотом в России.

Преемники Петра I проводили продворянскую внутреннюю политику. Правительство

Анны Иоанновны сократило срок службы дворян с пожизненного до 25-летнего, отменило

введенное Петром I обязательное единонаследие, т. е. передачу поместья одному из сыновей при обязательной службе других, создало привилегированные учебные заведения для

дворян (такие, как Шляхетский корпус). При Елизавете Петровне были введены указы об

исключительном праве дворян владеть землей и крепостными, о праве дворян ссылать крестьян в Сибирь. В 1762 г. Екатерина II подтвердила «Манифест о вольности дворянской»

Петра III, который освобождал дворян от обязательной службы государству. В 1765 г. Екатерина II подписала Указ о ссылке крестьян в Сибирь за неповиновение феодалу, в 1767 г. –о ссылке за жалобу на помещика. Генеральное межевание земель, произведенное в 1764–1765 гг., секуляризация (отторжение) церковных и монастырских земель одной из своих

целей имели упорядочение землевладения помещиков и создание резерва для пожалований земель дворянам. Окончательно освободила дворян от обязанностей в отношении государства Жалованная грамота дворянству 1785 г. Дворяне были освобождены от податей,

телесных наказаний, за ними закреплялось исключительное право владеть землей и крепостными. Дворянство получило право избирать уездных и губернских предводителей дворянства, устраивать дворянские собрания, иметь корпоративную организацию.

Лишение дворянского достоинства могло производиться лишь по решению Сената с

высочайшим утверждением. Имения осужденных дворян не подлежали конфискации. Дво-

рянство отныне именовалось «благородным».

Были расширены полномочия дворянских сословных учреждений. Дворянство получило сословное самоуправление: дворянские собрания во главе с губернскими и уездными

предводителями. Дворянские собрания могли делать представления властям о своих нуждах.

Не случайно правление Екатерины II нередко называют «золотым веком русского дворян-

ства». Однако в Жалованной грамоте не говорилось о праве дворян владеть душами. Вероятно, Екатерина хотела показать, что это право не будет навсегда сохранено за дворянством.

За 34 года своего правления Екатерина II раздала дворянам свыше одного миллиона

десятин земли и более 800 тыс. душ крепостных крестьян.

Преемники Петра I поощряли предпринимателей и купечество, но не торопились с предоставлением этим слоям общества значительных привилегий. «Грамота на права и выгоды городам Российской империи», более известная как Жалованная грамота городам, подписанная в 1785 г., как и Жалованная грамота дворянству, закрепляла сословную структуру населения города, делила население на шесть сословных разрядов и предоставляла право создать свой орган управления – шестигласную Думу. Дума избиралась на три года, являлась постоянным исполнительным органом и должна была заседать раз в неделю под председа-

тельством городского головы. Одновременно с Жалованной грамотой дворянству была издана Жалованная грамота городам, продолжавшая попытки создания «третьего сословия». Она подтвердила ранее дарованное богатому купечеству освобождение от подушной подати, рекрутской повинности. Именитые граждане и купцы первых двух гильдий освобождались от телесных наказаний и некоторых посадских повинностей. Городское население (кроме живших в городе

крестьян) делилось на шесть разрядов, составлявших «градское общество». Оно избирало городского голову, членов магистрата и гласных (депутатов) «общей градской думы».

«Общая градская дума» избирала «шестигласную думу» – исполнительный орган управления, состоявший из представителей всех разрядов горожан. Жалованная грамота городам впервые объединяла в единое сообщество разрозненные группы «городовых обывателей». Екатерина II подготовила и проект Жалованной грамоты государственным крестьянам, но не опубликовала его, опасаясь дворянского недовольства. Сопоставление всех трех документов позволяет считать, что императрица не столько стремилась поддержать то или иное

сословие, сколько заботилась об усилении государства, основой которого были, по ее мнению, сильные сословия. Непривилегированные сословия, прежде всего крестьянство, испытывали в правление Екатерины II все усиливающийся гнет. Это и понятно, ведь их полное бесправие сохранялось, а помещики стремились в условиях постепенно развивающегося рынка получить от

использования крестьянского труда максимальную выгоду. Практиковались торговля крестьянами, в том числе с разрушением крестьянских семей, обмен крестьян на вещи, скот,

домашних животных и пр. В последней трети XVIII в. правительство Екатерины II впервые

столкнулось с формирующимися в обществе либеральными и даже радикально-демократическими настроениями. Достаточно вспомнить «Путешествие из Петербурга в Москву»

А.Н. Радищева, дворянина, обличавшего российские порядки, при которых крестьянам остается только то, чего не могут отнять помещики: «воздух, один воздух!» Екатерина II отправила публициста в ссылку. Одиночным заключением поплатился за свою просветительскую и издательскую деятельность Н.И. Новиков. Однако неверно было бы думать, что существующий в России второй половины XVIII в. политический режим – результат воплощения в жизнь угодных Екатерине II порядков. Скорее, наоборот. В первые годы своего правления царица вела переписку с французскими просветителями, созвала в 1767 г. в Москве Комиссию по составлению нового Уложения, т. е. свода законов, вместо устаревшего Соборного уложения 1649 г. «Наказ» Екатерины

II депутатам большинству из них показался чересчур революционным, склонявшим их к ограничению крепостничества. Выборы депутатов Комиссии носили сословный характер и обеспечили преимущество дворян, которые в своем большинстве высказались со всей однозначностью за сохранение самодержавия и крепостничества в неизменном состоянии. В 1768 г. под предлогом начавшейся Русско-турецкой войны Екатерина II распустила Комиссию. Первые несколько лет правления Екатерины II часто характеризуются как эпоха просвещенного абсолютизма. Историки отмечают, что она не была изолированным фактом

российской политической жизни. В роли «просвещенных монархов» выступали прусский король Фридрих I, шведский – Густав III, австрийский император Иосиф II. Такую политику принято связывать с развитием капиталистического уклада в экономике и необходимостью для правительства маневрировать между отдельными слоями общества, демонстрируя внешний либерализм.

Восстание народных масс под предводительством Е.И. Пугачева в 1773–1775 гг., с огромным трудом подавленное, заставило Екатерину II отказаться от использования в политике либеральных методов, положив, можно сказать, конец «эпохе Просвещенного абсолютизма» на ближайшие десятилетия.

Е.И. Пугачев был выходцем из донских казаков, участвовал в Семилетней войне, боях с турками и в Польше, получил за воинскую доблесть первый офицерский чин. Арестованный властями, он бежал и скрывался на реке Яик на Урале. Ему удалось поднять восстание яицких казаков и возглавить его под именем императора Петра III. Однако восстание окончилось провалом, а Пугачев вновь был заключен в тюрьму. Повторный побег и повторное

возвращение на Яик позволили Пугачеву приобрести немало сторонников среди казаков, крестьян, работных людей Урала, представителей народов Поволжья: удмуртов, марийцев, чувашей. Активное участие в крестьянской войне приняли башкиры, руководимые Салаватом Юлаевым. Сражение под Татищевой крепостью 22 марта 1774 г. выиграли правительственные войска. 12 июля восставшие потерпели поражение и под Казанью. Однако войска Пугачева продолжали пополняться бурлаками, донскими, волжскими и даже запорожскими

казаками. Наиболее полно крестьянские чаяния отразил Манифест Пугачева от 31 июля 1774 г., провозгласивший освобождение населения от крепостной неволи и податей. В августе армия Пугачева подошла к Царицыну. Однако бывшие при вожде восставших яицкие казаки выдали его правительственным войскам. В отсутствие лидера народное движение

пошло на убыль. Пугачев и его ближайшие соратники 10 января 1775 г. были казнены на

Болотной площади в Москве. Желая укрепить абсолютистское государство, царица провела в 1775 г. административную реформу, развившую положения петровских преобразований в сфере местного управления. Было издано «Учреждение для управления губерниями Российской империи».

Этим актом вводилось двухстепенное деление России на губернии и уезды, с приблизительно равным числом жителей в каждом из уездов и в каждой из губерний соответственно, что обеспечивало единообразие в управлении. От таких крупных единиц, как петровские губернии, отказались, поскольку управление ими было неэффективно. Провинции, созданные Петром I, были трансформированы в губернии нового образца, а уходящая корнями в Средневековье уездная система с небольшими изменениями сохранилась. Административно-полицейская власть принадлежала в губерниях губернатору, в уездах – капитану-исправнику, выбираемому из местного дворянства, а в городах – городничему.

Судебная система, также реформированная Екатериной II, осталась строго сословной: для дворян создавались нижние (уездные) и верхние (губернские) земские суды; для горожан как судебные органы действовали магистраты; для государственных крестьян – нижние и верхние земские управы. Крепостных судил сам помещик. Более высокой судебной инстанцией являлись созданные в губерниях судебные палаты– гражданская и уголовная, члены которых не избирались, а назначались. Высшим судебным органом империи был Сенат. Суд должен был, по замыслу императрицы, обрести независимость и подчиняться только закону. На практике, однако, независимость судов никогда не соблюдалась. Губернаторы назначали и отстраняли судей, приостанавливали дела, утверждали судебные решения. В результате в России так и не сформировалось уважение к суду и закону. Важнейшим новшеством екатерининской реформы было введение выборного начала. Правда, оно сочеталось с обеспечением преимуществ господствующему сословию. Однако

в тогдашней России было невозможно выборное самоуправление, не опирающееся на сословия. Губернская реформа увеличила число городов, поскольку ими были объявлены все центры губерний и уездов. В новых губернских городах появились многочисленные учреждения, открылись училища и театры, началось гражданское строительство. Губернская реформа привела к ликвидации коллегий, за исключением Иностранной, Военной и Адмиралтейской. Функции коллегий перешли к местным губернским органам.

Екатерина II с 1775 г., будучи потрясена пугачевщиной, приступила к ликвидации

самоуправления и перестройке казацких округов. Были ограничены еще сохраняющиеся вольности Войска Донского, а Запорожская Сечь была подвергнута разгрому и переселениям. Репрессии коснулись и яицких казаков, переименованных в уральских, чтобы не оставалось и воспоминаний о пугачевском бунте. Часть казаков оказалась в крепостной зависимости. Политику Екатерины II, направленную против казачества, продолжил ее сын Павел I

(1796–1801). При нем крепостное право окончательно распространилось на Дон, Приазовье и Южную Украину. Приход Павла I к власти, вероятно, стоит считать предпоследним переворотом, а потерю им трона – последним, завершающим эпоху дворцовых переворотов. Екатерина II пришла к власти, узурпировав трон у мужа, и не передала при жизни бразды правления давно достигшему совершеннолетия сыну. Она предполагала передать престол старшему

внуку Александру Павловичу, минуя его отца. Завещание царицы с одобрения внука сколько-нибудь широкой огласки не получило, воля ее была нарушена, а на престол вступил Павел I. Он начал свое царствование с приостановки многих начинаний своей матери. Не про-

должались преобразования, связанные с областной реформой 1775 г., не исполнялись положения Жалованных грамот дворянству и городам 1785 г. Павел вернул в столицу лиц, преследовавшихся Екатериной II, – А.Н. Радищева, Н.И. Новикова.Когда Павел I попытался лишить дворян части их привилегий, потребовав распустить дворянские собрания, вернуть находящихся в долгосрочных отпусках к службе, запретить заграничные поездки и чтение иностранной литературы, он столкнулся с резким неприятием своей политики и своей особы. Дворянство оказалось в состоянии продиктовать свою

волю. Павлу не помогло и стремление найти поддержку у той части дворян, которым в его четырехлетнее правление было роздано 600 тыс. десятин земли и около 400 тыс. душ крестьян. Последней каплей стал исключительно противоречивый внешнеполитический курс монарха, поставивший Россию перед угрозой войны с крупнейшей державой того времени – Англией. В 1801 г. произошел дворцовый переворот, в ходе которого Павел I был свергнут

с престола и убит, а императором провозглашен его старший сын Александр.

Павел I, понимая, что эксплуатация крестьян становится все более жестокой, попытался ограничить барщину трехдневным максимумом в неделю. Указ 1797 г., никем из его преемников на троне не отменявшийся, остался на бумаге. Большее практическое значение имел Указ Павла I о праве лиц недворянского происхождения приобретать земли. Этот указ

учитывал потребности растущего слоя российских предпринимателей и купечества. Павломбыл издан также указ, упорядочивший престолонаследие. С конца XVIII столетия престол могли занимать только мужчины из царской семьи, причем наследование велось от отца к сыновьям по старшинству, а за их отсутствием – братьям умершего государя. Этот указ сохранял свое значение в XIX в. и в начале XX столетия. Итак, эпоха дворцовых переворотов завершилась, но российский абсолютизм не только не прекратил своего существования, но продемонстрировал способности к дальнейшему совершенствованию.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.019 сек.)