АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 25. Глава 22 Спустя два дня после памятного разговора со своими друзьями и непонятного страшного сна, Гермиона сидела в Большом зале

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

Глава 22
Спустя два дня после памятного разговора со своими друзьями и непонятного страшного сна, Гермиона сидела в Большом зале. Был обед. За столом гриффиндора царила напряженная обстановка, и стояло молчание, Гермионе казалось, что весь факультет в курсе ее отношений с Драко. Хотя она знала, что это не так, просто однокурсники так остро отреагировали на ее ссору с друзьями, для всех это было странно и невозможно, золотое трио не могло распасться. Гермиона неохотно ела салат из овощей и читала книгу по травологии, она ни на кого не смотрела и чувствовала, как Гарри с противоположной стороны стола прожигает ее взглядом. Она не знала, поговорила ли с ним Джинни, да и не хотела знать, больше всего ее сейчас беспокоил Малфой, и его затянувшееся отсутствие.
Гермиона настолько погрузилась в чтение об ирландских растениях-хищниках, что не сразу заметила звенящую тишину вокруг, она медленно подняла взгляд от пожелтевших от времени страниц учебника и оглядела Большой зал. Все ученики, как по команде повернули головы в сторону выхода из зала и смотрели туда с большим интересом, гриффиндорцы с неприязнью, когтевранцы с сочувствием, пуффендуйцы с равнодушием, а слизеринцы с пониманием. Гермиона резко повернулась и наткнулась взглядом на совершенно потерянного, но в тоже время злого Драко Малфоя. Он стоял под сводчатой аркой раскрытых ворот, его взгляд метался из стороны в сторону и остановился на Гермионе, после чего, Малфой закрыл глаза и, резко развернувшись, быстрым шагом скрылся из виду. Ученики вернулись к своему обеду, Гермиона же со стуком положила вилку на стол и, закрыв учебник, запихала его в сумку. Она уже собиралась подняться со скамьи и уйти, как услышала голос Джинни, которая о чем-то просила Гарри. Поттер ее просьбам не внял и, скинув с себя ее руки, вскочил со своего места и почти бегом кинулся вслед за слизеринцем. Гермиона тупо смотрела, как он быстро покинул Большой зал, Джинни тем временем тоже встала и поспешно направилась в сторону подруги. Гриффиндорка не стала ждать и вылезла из-за стола.
- Гермиона, постой, - Уизли схватила ее за руку и заставила сесть обратно.
- Мне надо идти! – упиралась гриффиндорка, пытаясь выдернуть ладонь из стальной хватки Джинни.
- Они сами разберутся, - прошептала та.
- Что? В чем разберутся, Джинни? – зашептала Гермиона в ответ, - они убьют друг друга!
- Ничего не случиться! – зашипела Уизли.
- А ну пусти меня! – повысила Грейнджер голос и вырвалась из рук Джинни. Все ученики гриффиндора, да и других факультетов подозрительно смотрели на них и прислушивались к их разговору. Гермионе было откровенно плевать на всех, она встала и, оттолкнув Джинни, побежала прочь. Она понятия не имела, куда пошли Драко и Гарри, но почему-то побежала вверх по лестнице. Она свернула на каком-то этаже в один из коридоров, вокруг стояла поразительная тишина, но вдруг где-то вдалеке послышался крик, Гермиона побежала на звук и через несколько минут поняла, что она стоит перед дверью в туалет Плаксы Миртл. Она резко распахнула ее и в первую минуту ничего и никого не увидела, но, опустив взгляд, поняла, что она здесь не одна. Зажав рот рукой, она все же не успела предотвратить рвущийся наружу крик ужаса.



* * *
Гарри Поттер быстрым, но острожным шагом передвигался по многочисленным коридорам старого замка, пока слизеринец впереди не привел его в заброшенный туалет с чокнутым приведением. Малфой скрылся за обшарпанной дверью и, подойдя к одной из раковин, открыл кран с холодной водой. Он плеснул воды себе в лицо, и остервенело стянул через голову форменный жилет. Драко кинул его прямо на пол и внимательно посмотрел на свое отражение. Потемневшие от злости и отчаяния серые глаза блестели каким-то нездоровым блеском, длинные ресницы отбрасывали тени на и без того почерневшие круги под глазами, щеки запали, а тонкая ниточка бледных губ, кажется, стала совсем бескровной. Малфой усмехнулся и, развязав галстук, нервно всхлипнул, он чувствовал, что находится на грани срыва, отрицательные эмоции переполняли его, и были готовы вырваться наружу. Сцепив руки в кулаки и стиснув зубы, Драко сдался своим чувствам, и дал волю подступающим слезам. Сначала он плакал беззвучно, глотая соленые слезы, и ненавидел себя за эту откровенную слабость. Слизеринец разжал трясущиеся пальцы и снова плеснул ледяной водой себе в лицо, как будто что-то сломалось внутри него, забилось в неистовой истерике, и скрутило все внутренности в тугой узел. Он всхлипнул и резко ударил в зеркало кулаком, стекло треснуло и пошло кривыми линиями в разные стороны, в раковину закапали алые капли крови, смешиваясь с прозрачной водой, они становились нежно-розового цвета. Острая физическая боль пронзила тело и отрезвила мозг, Драко чертыхнулся и взглянул в разбитое зеркало. Оттуда на него смотрели удивленные зеленые глаза, повторяющиеся в каждом неровном осколке изувеченного стекла, мальчика, который выжил. Малфой резко развернулся, доставая палочку из кармана брюк, и без предисловий бросил в Поттера, невербальный петрификус. Очкарик увернулся и в ответ послал в Малфоя импидименту. Слизеринец сумел отклониться от быстрого луча и приготовился к новой атаке, но Поттер почему-то медлил.
- Что, Малфой, оплакиваешь своего любимого папочку? – ехидно поинтересовался он, - теперь некому будет тебя защищать? – с этими словами Поттер бросил в Малфоя еще одну импидименту.
Малфой снова увернулся и грозно свернул своими почти черными от злости глазами.
- А может ты сам его и пришил? – спросил гриффиндорец, - ну чтобы быть поближе к своему хозяину. А, Малфой?
Драко разозлился окончательно, но вступать в словесные баталии с Поттером ему почему-то не хотелось, он лишь злобно прошипел:
- Заткнись, Поттер, - и резко вскинув руку с палочкой , кинул в своего противника круцио.
Поттер быстро среагировал и поставил щит, заклятие отскочило и, пролетев в паре сантиметров от слизеринца, врезалось в раковину за его спиной. Белый кафель треснул, и вода из крана полилась на пол.
- Непростительное, Малфой? – оскалился гриффиндорец, - попахивает Азкабаном! Как думаешь?! – кажется, очкарик откровенно веселился, разыгрывая весь этот спектакль. Вот только зрителей не было, а жаль!
- Как же я ненавижу тебя, Поттер, - прохрипел Малфой, - думаешь, что ты герой?! Ха-ха, черта с два, Поттер, ты просто пешка! – Драко выплюнул эти слова и ударил в гриффиндорца невербальным режущим заклятием. Оно задело его вскользь, полоснув по рукаву мантии и оставив легкий порез на коже, - ненавижу вас всех, чертовы гриффиндорцы, борцы за веру и правду! Вы ничем не лучше нас, Поттер, и ты это прекрасно знаешь! – Малфой замолчал и отошел к туалетным кабинкам, так как там, где он стоял, на полу уже была огромная лужа ледяной воды, что продолжала литься из крана.
- А как же, Гермиона? – вдруг вкрадчиво и с издевкой спросил Поттер, - она утверждает, что ты ее любишь, а, оказывается, ненавидишь, - ирония так и перла из очкарика, и он криво усмехался.
- Да пошел ты, – произнес Драко как-то устало, и прислонился плечом к двери одной из кабинок.
- Лучше оставь ее в покое Малфой, - угрожающе прошипел Поттер и стал приближаться к слизеринцу, выставив волшебную палочку вперед.
- А иначе, что?! – с вызовом осведомился Драко и выпрямился, тоже направляя свое оружие на противника.
- Я тебя убью, - просто сказал гриффиндорец и, сделав резкий выпад, запустил в Малфоя каким-то неизвестным тому заклятием. Драко отскочил и вдруг расхохотался.
- Ты меня убьешь?! Кишка тонка, Потти, - протянул он издевательским голосом. Кажется, это добило золотого мальчика, и он громко прокричал:
- Иди к черту, Малфой!
- Я уже давно с ним, - серьезно ответил слизеринец и снова атаковал гриффиндорца петрификусом. Наверно, Поттеру наконец-то надоело все это, потому что через парочку безобидных заклинаний, в Малфоя полетел темно-синий густой луч. Драко прекрасно знал, что это за заклятие, он мельком удивился, но не успел среагировать: уклониться или поставить щит. Когда луч достиг цели и пронзил Драко в самую грудь, он почувствовал, что как будто весь воздух разом выкачали из легких, и стало нечем дышать. Раненой рукой он схватился за ворот рубашки и, сильно дернув его, оторвал пуговицы, через несколько секунд Драко почувствовал острую разрывающую все тело боль. Он вскрикнул и упал на пол, прямо в лужу ледяной воды.
Поттер с явным потрясением и охватившим его с ног до головы ужасом подошел к вздрагивающему от боли Малфою и опустился перед ним на колени. Гриффиндорец выронил палочку из ослабевших пальцев и как зомбированный уставился на недавно еще белоснежную рубашку Драко. Теперь же она было ярко алой, от в прямом смысле слова льющейся ручьем крови, глубокие и длинные порезы виднелись из-под легкой ткани. Тело слизеринца дернулось в последний раз, и он разжал руки, которыми пытался закрыть свои раны.
- Малфой, - хрипло позвал Гарри, - эй, Малфой! Только не вздумай умирать, чертов слизеринец! – Поттера трясло не хуже, чем Драко и он, ерзая в ледяной воде, отчаянно заламывал руки, хватался за Малфоя, встряхивал его, но все было бесполезно – слизеринец потерял сознание.
- Нет! – вдруг благим матом заорал гриффиндорец, - я же не хотел этого, я же не хотел, - причитал Поттер и медленно отползал от, казалось, бездыханного тела Малфоя. В этот момент дверь в туалет беззвучно отворилась, и пронзительный женский вопль заставил Гарри обернуться. На пороге стояла Гермиона. Она резко сорвалась с места и, оттолкнув Поттера, с размаху шлепнулась на колени, окатив гриффиндорца холодными брызгами розовой воды.
- Драко! – воскликнула она, - Драко, очнись! – Гермиона также, как и Поттер совсем недавно, трясла Малфоя за плечи. Ее руки были уже все в крови, а лицо в слезах. Она подняла безумный взгляд на Гарри и закричала, - Что ты сделал с ним?! Ты же убил его!
- Гермиона, я не хотел, - пролепетал Поттер, оправдываясь. Она смерила его убийственных взглядом и снова посмотрела на Драко. Он был таким бледным, и вокруг было столько крови, что Гермионе казалось, будто бы она вся вытекла из Малфоя.
- Драко, миленький, пожалуйста, открой глаза, - она взяла его лицо в свои ладони и поразилась тому, какое оно было холодное, Гермиона прижала Драко к груди, как будто пыталась согреть его и начала раскачиваться из стороны в сторону, - что ты стоишь, как истукан, Поттер?! – заорала она, - позови кого-нибудь на помощь!
Гарри нервно кивнул и дернулся в сторону двери, но не успел сделать и шага, как та распахнулась, и в туалет влетел Снейп с развевающейся черной мантией за спиной. Он в миг оценил ситуацию и, в два шага преодолев расстояние до Малфоя и Гермионы на полу, первым делом закрутил кран, из которого все еще лилась холодная вода, и опустился на колени рядом с учениками.
- Мисс, Грейнджер, посторонитесь, - потребовал он. Гермиона же испуганно посмотрела на него и, кажется, еще крепче вцепилась в слизеринца, - я сказал, посторонитесь, - грозно прорычал Снейп и с силой разжал пальцы Гермионы, которыми она мертвой хваткой вцепилась Малфою в руку. Гриффиндорка подчинилась и немного отодвинулась в сторону. Профессор защиты тем временем каким-то неверящим и немного ошалелым взглядом смотрел на Драко, но он быстро взял себя в руки и, достав палочку из кармана мантии, начал водить ею над изувеченным телом слизеринца, шепча какие-то непонятные слова. Рваные раны на бледной коже начали затягиваться прямо на глазах у обескураженного Поттера и, потерявшей всякое самообладание, Гермионы, она вцепилась тонкими пальцами в собственные волосы и тихо выла, как голодная волчица на полную луну. Снейп еще минут пять совершал сложные движения над Малфоем, после чего, устало опустил палочку и злым непроницаемым взглядом посмотрел на надежду магического мира, что скромно стояла в углу туалета.
- Немедленно принесите мне ВСЕ свои учебники, Поттер, - рявкнул Снейп так, что, кажется, уши заложило.
- Ч-что? – заикаясь, спросил Гарри.
- Учебники, Поттер! – грозно повторил профессор, - немедленно!
Гарри кивнул и пулей вылетел за дверь. Снейп тем временем сотворил носилки и положил на них бледного, как сама смерть Драко и повернулся к Гермионе, что все еще сидела на полу, вцепившись в свои волосы, и раскачивалась из стороны в сторону.
- Мисс Грейнджер, - позвал Снейп. Он думал, что она его не услышит, но гриффиндорка медленно подняла голову и вполне осмысленно посмотрела на него. - Вставайте, - он подал ей руку, и она несмело ухватилась за нее. Снейп помог ей подняться и тут же снова повернулся к Драко, он взмахнул волшебной палочкой и левитировал носилки по воздуху. Гермиона последовала за ним. Они дошли до лазарета, перед самой дверью во владения мадам Помфри, Снейп обернулся и, кивнув на скамейку у окна, бросил:
- Оставайтесь здесь.
Гермиона даже и не думала спорить с ним, она послушно села на холодное дерево и проводила профессора взглядом больных и заплаканных глаз. Она не знала, сколько просидела здесь у дверей больничного крыла, но вскоре услышала рядом с собой надломленный и какой-то отчаянный голос Гарри.
- Гермиона, - позвал он. Гриффиндорка подняла глаза, но ничего не сказала. Поттер присел перед ней на корточки и дотронулся рукой до ее скрещенных на коленях рук, - Гермиона, прости, - проговорил он и покачал головой. Она смотрела него, и в глазах ее была вселенская грусть, безысходность и растерянность, - я не хотел, чтобы так вышло, - прошептал Гарри и сжал ее пальцы.
В этот момент дверь лазарета распахнулась, и оттуда вышел мрачный, но с явным облегчением на усталом лице профессор по защите от темных искусств. Гермиона с немым вопросом в глазах посмотрела на него, он ничего не сказал, лишь кивнул ей, и обратил свой взор на Гарри.
- Поттер, вы принесли то, что я вам велел?
- Да, профессор, - ответил Гарри и поднялся на ноги, протягивая Снейпу свой рюкзак. Тот взял его и вывалил все учебники прямо на пол. Он раскидывал книги в разные стороны, пока не нашел то, что искал - «Расширенный курс зельеварения». Только учебник в руках профессора совершенно точно не принадлежал Гарри Поттеру, это была новая книга с блестящей обложкой и еще не пожелтевшими страницами.
- Это ваш учебник, Поттер? – вкрадчиво спросил Снейп, листая книгу.
- Да, сэр, - ответил Гарри и переступил с ноги на ногу.
Снейп внимательно смотрел на него грозным взглядом черных глаз, как будто пытался увидеть насквозь. Он хмыкнул и, бросив учебник в груду книг на полу, двинулся на Гарри.
- Вам меня не обмануть, Поттер, - протянул он, - собирайте свои манатки. Мы идем к директору.
Гермиона все еще сидела на скамейке и наблюдала за разворачивающейся сценой с непонятным чувством тревоги и злорадства одновременно. Получается, Снейп знает про странный учебник Гарри, и то заклятие, которое Поттер использовал против Драко именно из этой книги.
- Профессор, - гриффиндорка вскочила на ноги, и ее взгляд зацепился за Гарри, который не спеша собирал свои учебники с пола и складывал их в рюкзак, она увидела в его глазах мимолетный страх и мольбу, он покачал головой, пристально смотря на нее.
- Да, мисс Грейнджер?
- Профессор, можно я зайду к Драко? – спросила она, отведя взгляд от Гарри.
- Да, - ответил Снейп, - но он все равно спит, и проснется только завтра.
- Спасибо, - проговорила Гермиона и, больше ни на кого не глядя, поспешила скрыться за дверью больничного крыла.

‡агрузка...

* * *
На следующий день Гермиона не пошла на обед, а поспешила в лазарет, она знала, что Драко уже должен был проснуться, и хотела поскорее увидеть его. Вчера она до позднего вечера просидела у его постели, держа за руку. Мадам Помфри странно на нее смотрела, но ничего не говорила. Гермиона знала, что уже вся школа в курсе того, что произошло в заброшенном туалете, Пэнси и Блейз даже поймали ее после завтрака в одном из коридоров и заставили ее все им рассказать.
Гермиона совсем не хотела разговаривать с Гарри и поэтому всячески старалась избегать его. Пока у нее это получалось, хотя она видела, что Поттер порывается к ней подойти, но Джинни его всегда удерживала. Гермиона была ей за это благодарна. Вот и сейчас она услышала позади себя голос, который звал ее по имени. Гриффиндорка обернулась, это был Рон. Она вздохнула и отошла к окну, Уизли быстро догнал ее и остановился рядом.
- Гермиона, как ты себя ведешь? – вдруг спросил он. Она непонимающе посмотрела на него и спросила в ответ:
- В каком смысле?
- В прямом! Ты избегаешь Гарри! Да ты хоть знаешь, что Дамблдор и Снейп запретили ему до конца года играть в квидич и ходить в Хогсмид из-за этого слизеринского хорька! – Рон почти кричал, негодование так и перло из него.
- Да, что ты говоришь, Рональд Уизли! – закричала она в ответ, - значит, золотого мальчика лишили радостей жизни – квиддича и Хогсмида! Как же он теперь будет жить, бедный? – с сарказмом в голосе спросила гриффиндорка.
- Гермиона, что с тобой происходит? Тебе этот гадкий поддонок стал дороже нас!
- Не смей так говорить о нем! – в ее голосе послышалась злость, - ты ничего не знаешь!
- Так просвети меня!
- Я ничего не собираюсь тебе объяснять, Рон! – Гермиона отвернулась и сделала пару шагов, когда Рон грубо схватил ее за руку и развернул к себе лицом.
- Ты променяла меня на этого чертового пожирателя, - в его голосе было столько яду, что Гермиона невольно отшатнулась.
- Вот с этого и надо было начинать! – выплюнула она ему в лицо и выдернула свою руку из его пальцев, - не смей трогать меня!
- Тебе надо обратиться за помощью к специалистам, Гермиона, у тебя не все в порядке с головой, - проговорил Рон. Гриффиндорка вдруг рассмеялась в голос и даже схватилась рукой за стену, чтобы не упасть от сотрясающего ее хохота, когда смех закончился, она вмиг стала серьезной и, смерив своего теперь уже точно бывшего друга, презрительным взглядом, процедила сквозь зубы:
- Вот и держись от меня подальше, я же сумасшедшая, - она скривила губы в усмешку и добавила, - знаешь, что я тебе скажу, Рон, лучше вы все держитесь от меня на расстоянии, а то вдруг это заразно, - и она улыбнулась.
- Это он с тобой сделал, раньше ты такой не была, - проговорил Уизли, - жаль, что Гарри не прибил его совсем, - добавил он с нескрываемой злостью в голосе. Гермиона в два шага оказалась рядом с ним и схватила за полосатый красно-желтый галстук.
- А ну заткнись, Уизли, - рявкнула она, и слезы выступили на глазах, - сними этот чертов галстук, Рон, ты ни хрена не гриффиндорец! – она рьяно дернула тонкую ткань на себя и смяла галстук в руке. Рон ошалело смотрел на нее и не мог выдавить из себя ни слова. Гермиона кинула помятую и разодранную вещь на пол и наступила ногой, после чего, развернулась и быстрым шагом пошла прочь.
Слезы душили ее и рвались наружу, в следующем коридоре она забежала в туалет и умылась холодной водой. Теперь она знала точно, что потеряла друзей, навсегда. Гермиона провела рукой по лицу и сняла мантию, оставшись в белой рубашке под форменным жилетом и юбке. Она вышла из туалета и продолжила свой путь в лазарет.
Мадам Помфри почему-то не было на своем привычном месте, и Гермиона сразу прошла к постели Драко. Он лежал с закрытыми глазами и размеренно дышал, он уже не был таким бледным и осунувшимся, как вчера. Гриффиндорка опустилась рядом с ним на краешек кровати и тихо прошептала:
- Привет, - она провела пальчиками по его щеке, отбросила непокорную челку со лба, и накрыла его ладонь своей. Она внимательно вглядывалась в его лицо, пытаясь запомнить каждую его черточку. Почему-то вдруг ей стало грустно и тоскливо, она посмотрела в окно и почувствовала, как холодные пальцы сжали ее ладонь. Гермиона порывисто повернулась к Драко, он лежал все в той же позе и смотрел на нее из-под полуопущенных ресниц. С минуту они просто смотрели друг другу в глаза, как будто общаясь без слов, потом Гермиона не выдержала и, склонившись к нему, осторожно обняла слизеринца за плечи и прижалась губами к его губам. Драко прикрыл глаза и одной рукой отвел в сторону мешающие им обоим волосы Гермионы. Он целовал ее, целовал по-настоящему, с нежностью и страстью одновременно, он говорил ей этим поцелуем все, что накопилось в его душе за долгое время их разлуки.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила Гермиона, когда они, наконец, нашли силы оторваться друг от друга.
- Сейчас уже лучше, - тихо ответил Драко, он продолжал сжимать ее пальцы одной рукой и перебирать темные волосы другой, - ты плакала? – спросил он, заметив, что ее глаза немного припухли и покраснели. Она опустила взгляд и покачала головой.
- Гермиона, что-то случилось? – он протянул руку и дотронулся до ее щеки.
- Нет, ничего, - ответила она, - просто, кажется, я окончательно потеряла своих друзей, - гриффиндорка посмотрела на него и улыбнулась.
- Зачем ты рассказала? – спросил он и вытер большим пальцем одинокую слезинку на ее щеке.
- Потому что больше нет смысла лгать и скрывать. Я сделала свой выбор, - Гермиона снова склонилась к Драко, и уткнулась лицом в его плечо. Он поцеловал ее в висок и прошептал на ухо:
- Я люблю тебя, Гермиона. Мерлин знает, как я люблю тебя, - Драко обнял ее одной рукой за плечи, почувствовав, как она содрогнулась от нахлынувших на нее рыданий. Гриффиндорка пробурчала что-то непонятное в ответ, заставив его улыбнуться, потом она немного отстранилась и, заглянув в его глаза, тихо спросила:
- Драко, что случилось с твоим отцом?
Она видела, как он напрягся и весь как будто подобрался, слизеринец перевел взгляд на сухие цветы, что стояли в вазе на прикроватной тумбочке и хрипло проговорил:
- Просто очередная вылазка пожирателей в магический квартал Лондона, - начал Драко, - все пошло наперекосяк с самого начала, я знал, что что-нибудь случиться, как будто чувствовал, - он снова посмотрел на нее, в ее взгляде не было ни страха, ни отвращения, только интерес и нежность, - пожалуй, я опущу подробности. В общем, когда мы уже собирались уходить, появились мракоборцы, завязалась драка. У нас было численное преимущество, и еще они все были такие молодые, как будто только вчера школу закончили. Я дрался с одним из них, уже почти победил его, когда позади меня кто-то выкрикнул экспелиармус, и я остался без палочки. Ну, а доблестному мракоборцу не было знакомо правило, что на безоружных не нападают, - Драко сделал паузу и вцепился одной рукой в белоснежную простынь, - эта Авада предназначалась для меня.
Гермиона округлила глаза и осторожно спросила:
- Он спас тебя?
- Да, - ответил Драко, - он кинулся наперерез этому чертовому лучу, - слизеринец вдруг усмехнулся и попытался сесть в постели, он приподнялся на локтях и глухо застонал, когда все тело пронзила острая боль, - только я не испытываю иллюзий на этот счет, - проговорил Драко, вновь сжимая тонкие пальцы гриффиндорки в своей руке. – Отец никогда не любил меня, хотя нет, не так, он никогда не показывал свой любви, он не проявлял никаких чувств по отношению ко мне. Я не знал, что такое отцовская поддержка и совет, от него я слышал только упреки и насмешки. То, что он сделал, конечно, благородно с его стороны, но я знаю, что в первую очередь он думал о себе, - глаза Малфоя потемнели и сузились, на лбу выступили капельки пота, и он судорожно сжимал край полотняного одеяла. - Люциус не знал, что ему делать с заданием Темного Лорда, у него не было никакого плана действий, ему никто не хотел помогать. Я случайно услышал его разговор с Забини в поместье, они говорили, о том, что ни один пожиратель не собирается содействовать отцу в захвате министерства. Они все отвернулись от него, они все только и жаждали, когда Темный Лорд покарает его. И он знал это, - Драко вздохнул и посмотрел Гермионе в глаза, - умереть вот так – это было спасением для него.
- Драко, - прошептала гриффиндорка, сжимая его холодные и дрожащие пальцы, по ее щекам снова катились слезы, но она совсем не замечала их, смотря в такие близкие и полные горя серебряные глаза.
- Я не думал, что его смерть так затронет меня, знаешь, правду говорят, что имеем не храним, а потерявши плачем, - Драко опустил голову и закрыл глаза, - если бы ты видела маму, - прошептал он, - я почему-то никогда и не думал, что она так сильно любила его. Так может убиваться и страдать только та женщина, которая искренне и всей душой любит. На это невозможно смотреть, это выворачивает тебя наизнанку. Она даже не спустилась к поминальному столу после похоронной церемонии, - Драко поднял на Гермиону свои печальные глаза и, дотронувшись рукой до ее щеки, тихо спросил, - скажи, за что вы так любите нас? Мы ведь только и делам, что причиняем вам одни страдания, предаем вас, втаптываем в грязь ваши чувства! – голос Драко сорвался на шепот, он намотал прядь волос гриффиндорки на руку и дернул к себе, - скажи, за что ты любишь меня? – потребовал он.
- Ни за что, - ответила она, - разве можно любить за что-то? Ведь маленькие дети, которые еще и говорить-то не умеют, любят своих родителей не за что-то, а просто так! - Она разомкнула его пальцы и переплела их со своими, - просто за то, что ты есть, за то, что рядом, за то, что ты мой, - она выдохнула последнее слово ему прямо в губы и поцеловала. Он ответил ей, яростно сжимая ее тонкие плечи и крепко прижимаясь к ней своей перебинтованной грудью. Когда поцелуй закончился, Гермиона не стала отстраняться, она осторожно повернулась и прилегла на краешек постели рядом с Малфоем. Он обнял ее одной рукой за плечи и уткнулся носом в шелковистые волосы. Спустя несколько минут, она услышала, как он спокойно и размеренно засопел ей в макушку, Гермиона улыбнулась и подтянула одеяло, чтобы укрыть слизеринца. Драко что-то пробормотал во сне и еще крепче прижался к своей гриффиндорке.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.004 сек.)