АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Позиция Роджерса. Как я показал ранее, хороший способ обнаружить части теории личности, являющиеся периферическими по своей природе

Читайте также:
  1. II. Рецептура. Композиция.
  2. В) оппозиция, ее место и роль в условиях демократии
  3. Валютная позиция банка и ее аудит
  4. Внешняя поза и внутренняя позиция
  5. ГЛУБИННО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ КОМПОЗИЦИЯ
  6. Гуманистическая позиция педагога-основа осуществления успешной педагогической поддержки.
  7. Гуманистическая теория и терапия Роджерса.
  8. Инновационная позиция организации
  9. Как в этих позициях располагались множимое, множитель, произведение и делимое, делитель, частное - можно увидеть из следующих примеров.
  10. КЛИЕНТ-ЦЕНТРИРОВАННЫЙ ПОДХОД К. РОДЖЕРСА
  11. КОМПОЗИЦИЯ
  12. КОМПОЗИЦИЯ

Как я показал ранее, хороший способ обнаружить части теории личности, являющиеся периферическими по своей природе, – это постараться выделить утверждения, в которых содержится описание различий между людьми. В теории Роджерса делается только одно значительное разделение между двумя образами жизни, что приводит к выделению двух больших типов личности. Используя терминологию уровня ядра, можно сказать, что эти типы включают в себя людей, у которых тенденция актуализации нашла свое яркое проявление, и их противоположность – людей, у которых тенденция актуализации выражается защитным образом, что ведет к простому поддержанию существования. Того, кто подпадает под первый тип, можно назвать полноценно функционирующим человеком, а того, кто попадает во второй тип, – дезадаптированным (Rogers, 1959). Естественно, Роджерс не думает, что человека в действительности можно столь четко отнести к одному или другому типу. Скорее, можно говорить лишь о степени, в которой человек напоминает то или иное описание свойств типа в его экстремальном выражении.

Если бы Роджерс не пошел дальше в своих рассуждениях, его позиция стала бы объектом такой же критики, что и теория Бейкана. Все, что можно было бы сказать о каком-то человеке, – это то, что он или полноценно функционирующий, или дезадаптированный. Но к счастью, Роджерс развил сделанное на уровне ядра разграничение в терминах периферии личности. Он (Rogers, 1961, с. 183-196) обрисовывает систему конкретных периферических характеристик, имеющих отношение к полноценно функционирующим людям, придавая таким образом этому типу своеобразие, исключительно полезное с точки зрения описания реальных людей. Первая из этих характеристик – открытость к переживаниям, которая должна обозначать полярную противоположность использованию защитных механизмов. С точки зрения Роджерса (1961, с. 187-188), у открытого своим переживаниям человека

"...каждый стимул – порожденный в организме или окружающей среде – будет свободно передаваться по нервной системе, не искажаясь никакими защитными механизмами. Здесь не нужен механизм "субцепции", посредством которого организм заранее предупреждается о любом угрожающем самости переживании. ...Таким образом, одним аспектом этого процесса, который я называю "хорошей жизнью", оказывается движение от полюса использования защит по направлению к полюсу открытости переживаниям. Человек становится способен лучше прислушиваться к себе, к переживаниям, которые происходят внутри него. Он более открыт к ощущениям страха, разочарования, боли. Он также более открыт к ощущениям мужества, нежности и благоговения. Он свободно субъективно проживает свои чувства и также свободно осознает их наличие".



При изучении этого утверждения становится понятно, что открытость к переживаниям – это, на самом деле, скорее группа конкретных периферических характеристик, а не одна лишь такая характеристика. Если вы постараетесь как можно конкретнее представить себе, каким должен быть открытый к своим переживаниям человек, вы обнаружите, что сюда входят несколько характеристик. По крайнем мере, мы можем сказать, что такой человек будет эмоционален, проявляя как положительные, так и отрицательные чувства, и рефлексивен, демонстрируя владение богатой информацией о себе самом. Определенно это конкретные периферические характеристики, поскольку они могли бы быть использованы для описания только части поведения любого человека и различий между людьми. Когда мы разбиваем сложные и неоднородные понятия, подобные открытости к переживаниям, на составные части, мы делаем периферический уровень рассуждений более полезным, поскольку на этом уровне вы, естественно, стараетесь более полно и глубоко понять конкретную личность.

Следующая из перечисленных Роджерсом характеристик полноценно функционирующей личности, которую он называет экзистенциальным образом жизни, еще более очевидным образом представляет собой совокупность взаимосвязанных свойств. Под экзистенциальным образом жизни понимается некая расплывчатая способность постоянно жить полной жизнью. Субъективно это передается ощущением того, что каждая секунда несет нечто новое и отличается от той, что только что прошла. Подробно описывая это экзистенциальное качество, Роджерс (1961, с. 188-189) говорит:

‡агрузка...

"В таком экзистенциальном образе жизни присутствует некая текучесть; ее можно выразить в том, что самость и личность возникают из переживаний, а не переживания интерпретируются и искажаются в соответствии с тенденциозной структурой "Я". Это означает, что человек становится участником и наблюдателем текущего процесса организмического переживания, а не пытается этот процесс контролировать.

Такая жизнь данным моментом означает отсутствие ригидности, жесткой организации, навязывания переживанию какой-то структуры. Вместо этого она означает максимальную адаптивность, обнаружение структуры в переживании, изменение организации самости и личности".

Среди конкретных периферических характеристик, которые можно выделить на основе представления Роджерса об экзистенциальном образе жизни, такие свойства, как гибкость, адаптивность, спонтанность и индуктивное мышление.

Другую так называемую характеристику полноценно функционирующего человека Роджерс обозначает как организмическое доверие. Значение этого понятия становится ясно не сразу, поэтому я процитирую небольшой отрывок из описания Роджерса (1961, с. 109):

"Человек, полностью открытый своим переживаниям, получит доступ ко всем возможным параметрам относительно конкретной ситуации, на основании которых он будет строить свое поведение. Сюда можно отнести социальные требования, его собственные сложные и, возможно, конфликтующие между собой потребности, его воспоминания о сходных ситуациях, его восприятие уникальности данной ситуации и многое, многое другое. В действительности, эти данные будут очень сложны. Но человек может позволить своему организму в целом, включая сознание, рассмотреть каждый стимул, потребность и требование, их относительную силу и значимость и на основе столь сложного сравнения и сопоставления найти такой способ действий, посредством которого можно ближе всего подойти к удовлетворению всех потребностей в данной ситуации. Можно использовать аналогию, чтобы лучше понять это описание: сравнить человека с гигантской электронной вычислительной машиной. Поскольку он открыт своим переживаниям, вся информация от чувственных воздействий, из памяти, прошлого опыта, висцеральных и внутренних состояний поступает в такую машину. Машина берет все эти вводимые в нее в качестве данных многочисленные напряжения и силы и быстро рассчитывает способ действий, который будет наиболее экономичным вектором удовлетворения потребностей в данной жизненной ситуации. Это поведение нашего воображаемого человека.

Недостатками, которые у большинства из нас делают этот процесс ненадежным, являются включение информации, которая не принадлежит данной актуальной ситуации, или исключение информации, которая ей принадлежит".

Очевидно, что Роджерс подразумевает здесь способность позволить решению самому прийти к вам, вместо того чтобы силой заставить его появиться; здесь речь также идет о том, что решению нужно доверять в качестве подходящей основы для действия, даже если причины такого решения не являются полностью и неопровержимо бесспорными. Это свойство обозначает доверие к своему организму, в котором сознание, как вы поймете, является лишь составной частью.

Есть еще две характеристики, которые на самом деле включены в те, что мы уже обсудили. Первая – это эмпирическая свобода; под ней Роджерс понимает ощущение свободы выбора альтернативных способов поведения. Роджерс вовсе не хочет сказать, что человек обладает свободной волей в традиционном философском смысле этого понятия. Все, что он подразумевает, это то, что полноценно функционирующий человек ощущает, что он выбирает свободно, несмотря на тот грустный факт, что его действия могут быть действительно детерминированы (в смысле их предсказуемости) прошлым опытом. Полноценно функционирующий человек обладает восхитительным, ярким ощущением своей личностной силы, возникающим на основе уверенности в том, что все возможно и что происходящее в действительности зависит от тебя самого. Последняя характеристика – это креативность, или склонность к продуцированию новых действенных мыслей, действий и объектов. Вы понимаете, что, если человеку доступны все его переживания и способности организма и если он характеризуется определенной гибкостью, вполне вероятно, что он будет постоянно порождать новые полезные вещи.

Соедините все эти качества воедино, и вы получите полноценно функционирующего человека – настоящий дар, принесенный людям актуализационной теорией. Получившаяся в результате картина поражает своим богатством, что можно легко увидеть из следующих слов (Rogers, 1961, с. 195-196):

"В заключение я хотел бы упомянуть еще один результат, который заключается в том, что этот процесс проживания хорошей жизни обозначает более широкий спектр возможностей, большее богатство, чем то суженное существование, которое большинство из нас влачит. Быть частью этого процесса – означает быть вовлеченным в переживания, среди которых чаще всего встречается страх и реже удовлетворение, переживания, связанные с большей восприимчивостью, более широким спектром возможностей, большим разнообразием, большим богатством. Мне кажется, что значительно продвинувшиеся в терапии клиенты живут жизнью, в которой они ближе знакомы с ощущением боли, но и более остро переживают восторг; гнев ощущается гораздо четче, то же касается и любви; страх – это переживание, которое они очень глубоко познали, но то же самое произошло и с мужеством. А причина такой разнообразной жизни в том, что у них есть уверенность в самих себе как в надежных инструментах взаимодействия с жизнью.

Я думаю, стало понятно, почему для меня такие прилагательные, как "счастливый", "довольный", "веселый", "радостный", не вполне подходят для какого-то общего описания процесса, который я назвал хорошей жизнью, несмотря даже на то, что в ходе этого процесса человек в соответствующие моменты будет испытывать все эти чувства. Но прилагательные, которые подошли бы в более широком смысле, – это такие прилагательные, как "улучшающий", "волнующий", "полезный", "перспективный", "значимый". Я убежден, что этот процесс хорошей жизни не для трусливых. Он включает в себя растущую и увеличивающуюся реализацию врожденных потенциальных возможностей человека".

В представлениях об идеальной жизни существует четкая разница в акцентах между Роджерсом и такими сторонниками модели конфликта, как Фрейд и Салливан. Я уверен, что это различие не ускользнуло от вашего внимания. Психоаналитический идеал подразумевает ответственность, способности, приверженность, продуктивность и приспособленность к социальной "реальности", в то время как в роджерианском идеале подчеркивается богатство опыта, жизненное разнообразие, гибкость, спонтанность, открытость и изменения. Это различие, столь ярко проявляющееся на уровне периферических характеристик личности, легко проследить вплоть до различий между самими теориями: конфликтной психоаналитической моделью и роджерианской теорией самореализации. В первой из них соответствующий акцент делается на компромиссе и защите, а во второй – на проявлении потенциальных возможностей.

Обсудив периферические характеристики, определяющие один из описанных Роджерсом больших типов, остается рассмотреть второй. Сделать это достаточно просто, поскольку второй тип – он уделяет главное внимание не улучшению, а поддержанию жизни – представляет собой не что иное, как просто противоположность полноценно функционирующей личности. Человек, который поддерживает существование, а не улучшает его, демонстрирует защитность, а не открытость переживаниям, живет в соответствии с составленным заранее планом, а не экзистенциально и пренебрегает собственным организмом вместо того, чтобы доверять ему. Более или менее как следствие всего этого он чувствует, что им манипулируют, вместо того чтобы ощущать свободу, и он является обычным и конформным, а не творческим. Все эти свойства дезадаптированного человека развиваются на основе существования условий ценности, которые, как я упоминал в главе 3, представляют собой что-то вроде разрешений, усвоенных от значимых Других в жизни человека, которые, поскольку они уважали только некоторые из его потенциальных возможностей, породили у него, в свою очередь, паттерн дифференцированного и частичного самопринятия и самоуважения. Условия ценности, как и суперэго у Фрейда, – это основа для возникновения защит.

Хотя эти два личностных типа вас, возможно, очаровали и вы находите им подтверждения в своем жизненном опыте, я призываю вас осознать, что их всего два. В своих сочинениях Роджерс не предоставляет абсолютно никакой основы для рассмотрения различных комбинаций совокупностей конкретных периферических характеристик, соотносящихся с полноценным функционированием и дезадаптированностью. У вас нет формального теоретического оправдания, чтобы, например, ожидать, что какой-то человек может обладать высокой открытостью опыту и в то же время слабой выраженностью экзистенциального образа жизни, поскольку как следствие одного высокого показателя должно появиться ожидание, что второй будет так же сильно выражен. Хотя Роджерс описывает периферический уровень личности конкретнее, чем Бейкан, можно тем не менее сказать, что теория Роджерса позволяет вам высказывать о людях только два вида мнений. Это особенно удивительно, поскольку Роджерс проявляет такое гуманистическое внимание к индивидуальности. Этот интерес к тем многим направлениям, по которым может идти жизнь человека, показан в абзаце, подобном следующему (Rogers, 1963, с. 9):

"Нужно, возможно, подчеркнуть, что эти обобщения относительно направления процесса актуализации, в который вовлечены люди, существуют в контексте огромнейшего разнообразия конкретных форм поведения, обладающего разным значением для разных людей. Так, движение на пути к зрелости для одного означает развитие независимости, достаточной для того, чтобы расстаться с не подходящим партнером по браку, а для другого – более созидательное существование с имеющимся партнером. Для одного студента это означает упорно работать и получать хорошие отметки, а для другого – уменьшить обязательность и приобрести желание получать худшие оценки. То есть мы должны осознавать, что обобщения, относящиеся к данному процессу изменения, – это абстракции, выведенные из очень сложной и разнообразной картины".

Этот абзац, в котором Роджерс описывает, как пациенты приближаются к жизни полноценно функционирующей личности, хорош до тех пор, пока вы его пристально не рассмотрите. Поразмыслив, становится ясно, что любое поведение – какое-то действие или его противоположность – может выражать полноценное функционирование. Как мы уже поняли раньше, такая позиция излишне гибка и вследствие этого совершенно непригодна. Невозможно определить, истинна она или ложна.

С моей точки зрения, эта трудность берет свое начало в явном стремлении Роджерса достичь всеобъемлющего понимания жизни (что неизбежно приводит к тому, что таким частным поведенческим паттернам, как расторжение или сохранение брака, уделяется серьезное внимание) даже несмотря на то, что он предоставил нам формальный теоретический аппарат, посредством которого возможно произвести всего лишь несколько основных разграничений. Эту трудность можно связать с тем, что позиция Роджерса – это прежде всего и главным образом теория психотерапии и только во вторую очередь – теория личности. С точки зрения психотерапии, конечно же, достаточно сосредоточиться только на двух основных моментах: дезадаптации и полном использовании потенциальных возможностей. Но если вы рассуждаете о личности, вы берете на себя задачу понять о личности все, что имеет какие-либо закономерности. Это неизбежно приводит к рассмотрению множества конкретных различий между людьми, однако их слишком много для теории, распознающей всего два личностных типа. Я совершенно не хочу этим сказать, что теорию Роджерса нельзя развить так, чтобы она стала более всеобъемлющей, так, чтобы, например, теоретически стало возможно понять, почему полноценное функционирование у одного человека примет форму расторжения брака, а у другого – сохранения. Я просто утверждаю, что такое развитие теории, несмотря на свою необходимость, еще не было осуществлено. Для ясности вспомните, что теория Эриксона позволяет делать гораздо больше различий между личностными типами, чем концепция Роджерса. Критика, которую я направил на Роджерса, в той же мере может быть отнесена к Бейкану и лишь в незначительно меньшей – к Ранку, который выделяет только три личностных типа.

В заключение я хотел бы отметить, что теория Роджерса, как и многие другие, делает личностные типы и конкретные периферические характеристики функцией взаимодействия между тенденциями ядра и столкновениями с окружающей средой или, другими словами, функцией развития. По Роджерсу, если тенденция ядра актуализировать потенциальные возможности встречается значимыми другими с безусловным позитивным вниманием, тогда у человека проявятся периферические характеристики полноценно функционирующего типа. И наоборот, если тенденция ядра будет встречена условным позитивным вниманием, появятся условия ценности и другие признаки дезадаптированности. Но в отличие от акцентов, расставляемых Фрейдом, Эриксоном и даже Салливаном, личностные типы у Роджерса не соотносятся с определенными периодами жизни. Теория Роджерса не использует представления о стадиях развития.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.007 сек.)