АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ 4 страница

Читайте также:
  1. AuamocTukaДиагностика психического развития детей 3—7 лет
  2. BRP открывает новый виток инновационного развития с выпуском платформы Ski-Doo REV
  3. I. Итоги социально-экономического развития Республики Карелия за 2007-2011 годы
  4. I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ (ТЕРМИНЫ) ЭКОЛОГИИ. ЕЕ СИСТЕМНОСТЬ
  5. I. Перевести текст. 1 страница
  6. I. Перевести текст. 10 страница
  7. I. Перевести текст. 11 страница
  8. I. Перевести текст. 2 страница
  9. I. Перевести текст. 3 страница
  10. I. Перевести текст. 4 страница
  11. I. Перевести текст. 5 страница
  12. I. Перевести текст. 6 страница

Рассеянные на обширной территории по городам и селениям, из коих многие разделены были большими, нередко трудно переходимыми пространствами, граждане ахейского союза никогда не представляли собою народа единого хотя бы в такой, например, степени, в какой все жители Аттики составляли народ афинян. Могущественного общественного мнения, которое воплощалось бы в каком-нибудь постоянно действующем учреждении, здесь не было; не было и такого культурного центра, руководящее или объединяющее влияние коего распространялось бы на все части союза. Ни один город не пользовался здесь даже таким значением, как Ферм в этолийском союзе; многие города были гораздо значительнее и влиятельнее, нежели Эгий, обычное место союзных общенародных собраний. Для совместного обсуждения и решения общих дел ахеяне в обыкновенные, спокойные времена сходились редко, и трудные обстоятельства, когда требовался единодушный, быстрый образ действий, застигали их раздробленными и разъединенными. Самый способ голосования в союзных собраниях не мог ни поощрять ахеян к более деятельному участию в союзных собраниях, ни содействовать образованию из них единого народа, в каждый данный момент одушевленного одинаковыми стремлениями и чувствами. Здесь подавались и считались голоса не по лицам, присутствующим в собрании, но по городам или народам. Каждый союзный город без отношения к его населенности и к лежащим на нем тягостям, как на члене союзной организации, имел всего один голос, был ли это Коринф или Сикион, Абия или Асея, десятки ли и сотни участвовали в голосовании от того или другого города, или немногие единицы. Такой порядок решения дел засвидетельствован показаниями Т. Ливия, относящимися, правда, к позднейшим временам ахейской федерации и впервые правильно разъясненными Нибуром. В собраниях 198 и 189 гг. до Р. X. участвуют в союзном постановлении о союзе и войне или воздерживаются от голосования не отдельные личности, но народы или государства, populi, civitates **. Мы полагаем, что подтверждение показаний Ливия содержится как в тех преувеличенных похвалах, какие воздает Полибий равенству всех членов в ахейском союзе, так равно и в том, что не раз присутствующая в собрании «толпа» обозначается у него словом «тóлпы» (ο οχλι), означающим в таких случаях, вероятно, то же, что populi или civitates у Ливия.



Разумеется, такой порядок голосования не соответствовал действительным отношениям, в каких находились различные члены союза, малолюдные и многолюдные города, богатые и бедные, промышленные и исключительно земледельческие и т. п. Помимо этого, он не только не ослаблял, скорее поддерживал и как бы закреплял те партикуляристские стремления, которые были особенно живучи в больших городах. Пригодный, быть может, для поселений собственно ахейских, первоначально образовавших союз, близких между собою по расстоянию, по интересам и настроению, этот спрос решения дел мало отвечал понятию единого ахейского народа, когда союз обнимал собою большую часть Пелопоннеса или даже весь Пелопоннес. Таким способом голосования восполнялся весьма несовершенно недостаток двух собраний наподобие тех, какие существовали в союзе этолян или в афинской демократии. В Афинах наряду с общенародным собранием был сенат 400 или 500, состоявший из представителей фил, чему в этолийской федерации соответствовал многолюдный совет старейшин, апоклетов. Едва заметные следы существования думы или сената в Ахае сохранились в показаниях Полибия, Ливия и Павсания, прежде всего в таких терминах, как совет, члены совета, старейшины: βουλή, βουλευταί, γερυσία, γέροντες, principes, и в противопоставлении совета, как ограниченного по составу собрания, другому собранию, соединявшему в себе всех граждан с тридцатилетнего возраста ***. Выше мы говорили, что под сенатом ахеян никак нельзя разуметь коллегии должностных лиц со стратегом во главе, хотя о составе и роли его в союзном управлении нам ничего более неизвестно. Мы склонны допустить, что в организации союзного управления по мере расширения союза произведены были некоторые изменения, вызывавшиеся потребностями времени; изменения эти имели в виду и более удовлетворительное представительство отдельных общин в федерации. В первоначальном ахейском союзе таким союзным учреждением могла быть коллегия десяти демиургов от десяти союзных общин, damiurgi civitatium у Ливия *. Но так как число этих должностных лиц оставалось и впоследствии неизменным (damiurgos — decem numero creantur), то коллегия их утратила представительный характер. Неравномерность в распределении прав между большими и малыми городами в решении союзных дел была ослаблена реформою Филопемена, раздробившего большие общины на самостоятельные, мелкие; быть может, соответственно этому около того же времени организована была и дума «старейшин» от городов союза, чем и объясняется присутствие более определенных о ней известий в позднейших частях Полибиевой истории. Дальше этих предположений мы не идем.

‡агрузка...

Во всяком случае, у нас имеются положительные известия о том, что ахейский народ нередко оказывался осведомленным о положении союза весьма недостаточно. Когда Филопемен в 185 г. до Р. X. возобновил дружественный союз с Птолемеем, народное собрание невзирая на предшествовавшие объяснения Аристена, недоумевает, о каком союзе идет речь. В звании посла Калликрат объяснял в Риме, что народ ахейский совсем не знает того, что творится относительно его в римском сенате. Когда Аттал добивается получить для своего брата Эвмена отнятые почести, собрание ахеян колеблется и не знает, на чем решить; то же повторяется в собрании ахеян в Коринфе, когда требовался ответ на просьбу Птолемея о помощи (168 г. до Р. X.). По словам того же Калликрата, народ покорно пойдет за своими правителями; римскому сенату следует только предоставить власть в городах своим друзьям, и ахейский союз будет в его власти **. Ахейская война, кончившаяся разорением Коринфа и покорением Эллады римлянами, была поднята ахеянами, как рассказывает Полибий, больше всего вследствие совершенного непонимания ими своего положения, действительных сил своих и противника. На этом неведении массы и держалась сила позднейших вождей, которые увлекали народ в безнадежные предприятия; оно же, по словам историка, и погубило эллинов ***.

Но не только последние, смутные времена обличали беспомощность народа в собственных делах. Мы знаем, как искусно, целые годы вел Арат двусмысленную политику по отношению к союзу и Антигону, как удалось ему отвлечь народ от примирения с Клеоменом путем напрасных обвинений противника в посягательстве на свободу эллинов 4*. Ни в чем так не обнаружилась пассивность ахейского народа, как в выборе Аристомаха, бывшего тирана Аргоса, в стратеги и в самом присоединении Аргоса к союзу. По рассказу Плутарха Арат не желал оставлять за Лидиадом чести привлечения к союзу столь важного города, как Аргос, а потому, когда Лидиад в свою стратегию (230 г. до Р. X.) предложил собранию принять Аргос в состав союза, народ отвергнул предложение по настоянию Арата; в следующем году Арат в звании стратега вошел в собрание с тем же предложением, и народ не только принял аргивян в союз, но через год выбрал самого Аристомаха в стратеги 5*. Не чем иным, как слабостью почина в народе объясняется и то, что Арат при своей неспособности к военным действиям выбирался в стратеги и в такие годы, когда высшую добродетель союзного вождя должны были составлять храбрость и военное искусство.

Вообще союзное управление ахеян отличается таким усилением главы исполнительной власти, какого не знали древние демократические республики.

Стратег опирался в своем управлении на богатые классы союзных городов, менее всего склонные к переменам в политике; народ оставался в стороне от деятельного участия в управлении, а в трудные времена проявлял непокорность своим вождям и, не обладая достаточным пониманием окружающего, тем самым усиливал трудность положения. При обозрении федерации этолян мы указали на то, что в союзных делах нередко влияние отдельных личностей парализовало верховную власть народного собрания. И в этом отношении союз ахеян не представляет противоположности этолийскому. Напротив, более известная нам история ахейской федерации раскрывает перед нами поучительнейшее явление в древнеэллинской истории, вскоре повторившееся на более обширной арене и окончившееся образованием мировой римской империи. Разнородность состава ахейского союза, трудность постоянных деятельных сношений между составными общинами и их гражданами, отсутствие учреждений, которые на деле обеспечивали бы за народом его верховные права и неослабный контроль над поведением выбранных им должностных лиц, — все это неизбежно приводило к представлению главе исполнительной власти таких полномочий и такого влияния на дела, какие приличествовали не выбираемому на один год и во всякое время ответственному перед народом вождю, но полновластному единоличному правителю. В союзной политике получались вследствие этого преемственность и постоянство направления. Шестнадцать или семнадцать раз выбираемый в стратеги через годичные промежутки, Арат в течение тридцати трех или тридцати двух лет руководил союзной политикою «на деле и советом» (245—213 гг. до Р. X.). Полибий, а равно Плутарх в жизнеописаниях Арата и Клеомена дают обильный материал для подтверждения замечания, что после присоединения Коринфа к союзу «Арат все время до конца жизни непрерывно оставался во главе ахейского народа, стараясь направить к единой цели все его помыслы и действия» *. «Вся власть над ахеянами принадлежала Арату, — замечает Плутарх по поводу стратегии Гипербата 226/225 г. до Р. X. — Не оружием и насилием, но правдою и добродетелью приобрел себе Арат непрерывную власть» **. «Хотя Арат выбирался в стратеги не иначе как через год, однако наделе и советом он непрерывно властвовал над ахеянами». Однажды Арат вступает в должность даже раньше срока и набирает войско по собственному почину, помимо действующего еще стратега, Тимоксена ***. Сторонниками и проводниками политика Арата были также стратеги промежуточных лет Гипербат, Тимоксен и Арат младший.

Не входя в фактические подробности управления Арата, мы не можем не отметить и невыгод такого порядка. Условия ахейского союза на протяжении 33 лет менялись настолько, что дарования Арата много раз оказывались недостаточными и не соответствующими требованиям времени. Более счастливым был выбор Филопемена в руководители союзной политики. Он тоже восемь раз был стратегом на протяжении 24 лет (208—183 гг. до Р. X.); ради него нарушен был основной закон ахейского управления, по силе которого одно и то же лицо не могло занимать должность стратега два года кряду, и стратегия Филопемена 189/188 г. до Р. X. была продолжена на следующий год, чем, разумеется, усиливалась его власть в союзе 4*. Выбрать кого-либо в стратеги значило доверить выбранному верховное управление делами союза; стратег управлял союзом и был его главою 5*. Когда Полибий рассказывает, что Ликорт предпочел дождаться народного решения относительно меры наказания Мессены за восстание и насильственную смерть Филопемена, то тем самым историк дает понять, что стратег мог действовать и по собственному почину 6*. Организация ахейского союза, недостаточно согласованная с потребностями разнородного, многолюдного населения на обширной территории, при осуществлении своих задач утрачивала некоторые отличительные черты демократического устройства: полновластный народ как бы добровольно уступал долю верховных прав избраннику своему, стратегу; благодаря чему этот последний являлся в действительности не столько верным исполнителем воли народного собрания, сколько властным правителем, лишь в чрезвычайных случаях привлекаемым к ответу перед народом. Когда-то Фукидид говорил об афинской республике в пору высшего могущества ее, что демократией она была только по имени, на деле же власть в ней принадлежала достойнейшему гражданину 7*. В то время Афины стояли во главе обширного союза, превратившегося мало-помалу в афинскую державу. Обширность пределов господства, рознь союзников, недостаток определенности во взаимных отношениях содействовали усилению Афин и вместе с ними единоличного влияния достойнейшего афинского гражданина. Нечто подобное случилось с ахейским союзом. Правда, здесь не было преобладающего или господствующего города; зато значение первого гражданина, председателя народного собрания, увеличилось еще больше, и Арат или Филопемен более походили на единоличных правителей Пелопоннеса, нежели Перикл в афинско-делийском союзе. Демократия приближалась к монархии. 147/146 годом до Р. X. Критолай провел в народном собрании «нечестивое» предложение, чтобы лица, выбранные в стратеги, были полновластны, и «через то приобрел власть, можно сказать, монархическую». В одном из последних своих сочинений Магафи жалуется на равнодушие английских ученых и публики к историческим судьбам Эллады в македонский и римский периоды *, каковому времени принадлежат и история эллинских федераций, и деятельность Полибия. Сочинение самого Магафи показывает, как много в этой области остается невыясненного для специалистов или даже нетронутого критикой в западноевропейской литературе, как часто подлинный смысл древних текстов затемняется поверхностными аналогиями и сближениями разнородных явлений. В трудах новых историков о последних временах независимой Эллады можно наблюдать частые случаи перенесения готовых понятий и терминов, сложившихся в позднейшие времена и при иных политических и общественных порядках, на отношения в древнеэллинских общинах. В настоящем очерке мы старались держаться возможно ближе свидетельств историков и надписей и довольствовались установлением исторических фактов и частными выводами там, где для более широких обобщений не располагали фактическими данными. В русской литературе начало самостоятельному изучению занимающего нас исторического периода положено В. Г. Васильевским.

Ф. Мищенко

Казань

январь, 1890

ПРИМЕЧАНИЯ

ПРИМЕЧАНИЯ К Х КНИГЕ

В предисловии к IX книге автор обещает рассказать события 142-й олимпиады, т. е. четырехлетнего периода от 211 до 208 г. до Р. X., в двух книгах. Из них первые два года рассказаны в IX книге, на десятую приходятся два последующие.

1 (1) Суждения об удобствах местоположения и важности Тарента как серединного пункта в южной Италии предпосылаются автором рассказу о завоевании города Кв. Фабием Максимом в пятое в последнее его консульство (545 г. от основания Рима), ср.: Liv. XXVII 15, 16; Plut. Fab. 21—23; Appian. Hannib. 49. Polyaen. VIII 14 3; Моммзен. Р. И. I. С. 611 сл.; Ihne. Röm. Gesch. II. 302.

2 (3) давниев, поправка Гронова вм. рукописного σαυνίτων. Область давниев автор вводит в состав Япигии (III 88 4), или Апулии (IX 7 10).

3 (8) Сипунта... Сипунт — город в Давнии, теперь развалины близ деревни San Maria di Siponto.

4 ibid. для продажи πρς μεταθέσεις, употреблено синонимически рядом с πρς λλαγάς.

5 (9) не было... брентесиев. По словам Страбона, Брентесий (Brundisium) основан раньше Тарента выходцами из критского Кноса с Фесеем во главе. VI 3 6, p. 282. Iustin. XII 2.

(2—20) отрывок о Публии в Иберии восстановляется по нескольким источникам: по отрывку из хрестоматии Константина о добродетелях и пороках по Турскому списку (excerpta Peiresciana или Valesiana), по ватиканскому списку Урбина (exc. antiqua) и по ватик. палимпсесту (exc. Vaticana), именно: первый источник 2 1—3 2. 5 6—7. 9—10. 18 7. βασιλέως, 19 3—7; второй источник 2 5—20 8; третий 5 8. 18 7—18 15. 19 3—7. Некоторые части отрывка у Свиды. Срвн. критич. примеч. Гульча.

6 (2) Публия... Публий Корнелий Сципион Африканский старший, консул в пятый раз в 209 г. до Р. X. или 545 г. от основания Рима, сын римского военачальника того же имени, убитого в Испании в 213—212 г. ср.: Liv. XXVI 41—51. Appian. Iber. 19—22. Моммзен Р. И. I. S. 599; Ihne. Röm. Gesch. II. S. 284. Полибий относит отправку П. К. Сципиона в Испанию к 545 г. Рима, Ливий к 544, году консульства М. Клавдия Марцелла и М. Валерия Левина. Срвн. примеч. Вейсенборна к Ливию XXVIII 16. Характер Сципиона Liv. XXVI 19.

7 (3) Гай Лелий... Гай Лелий-старший, друг Сципиона Старшего. Полибий впервые был в Риме в 166 г. до Р. X. Быть может, Полибий имел в руках записки Лелия о Сципионе или познакомился с его оценкою Сципиона через сына его Г. Лелия-младшего, друга Сципиона Младшего.

8 (4 1) Луций, о котором вовсе не упоминает Ливий, когда под 212=542 г. называет нашего Сципиона эдилом вместе с М. Корнелием Цетегом.

9 ibid. должности эдила τν γορανομίαν... Эдилов (γορανόμοι) было четыре, по два от плебеев и от патрициев, только последние были курульные и избирались в комициях по трибам. По словам Цицерона эдил — curatores urbis, annonae ludorumque solennium, т. е. на них лежали заботы о благолепии города, о продовольствии его и об устройстве общественных игр.

10 (5) был с флотом πλεΐν συνέβαινεν. Рассказ Полибия относится к 212=542 г., а отец Публия, тоже Публий, отправился не в то время (τότε) в Иберию, но пятью годами раньше, в 217=537 г. (Liv. XXII 22), поэтому πλεΐν мы переводим: находился с флотом.

11 (9) кандидаты на должность ο τς ρχς μεταπορευόμενοι, являлись в белой тоге (toga candida, τήβεννα λαμπρά) к должностному лицу, заведовавшему выборами, потом обходили народ и спрашивали его голоса.

12 (5 1) рано утром πρωΐ, так мы исправляем рукописное πρτον в πρωΐ τν (σθτα κτλ).

13 (6) Публий... С 30 кораблями под начальством Г. Лелия, 10 000 пехоты и 1000 конницы в сопровождении пропретора Юния Силана Публий высадился в Эмпориях, к югу от Пиренеев; оттуда он двинулся сухим путем в Тарракон, где перезимовал и приготовился к походу на Новый Карфаген, столицу карфагенских владений в Иберии. Речь к войскам, содержание которой передано Полибием и которая целиком сохранена у Ливия (XXVI 41), произнесена перед переправою через Ибер (Эбро).

14 (6 1) неудачи отца и дяди, Публия и Гнея, которые приобрели себе в союзники 20 000 кельтиберов и раздробили свою армию на три части против трех карфагенских военачальников: Гасдрубала, сына Барки, Гасдрубала, сына Гескона, и Магона; это разделение сил вместе с изменою кельтиберов и было причиною катастрофы. Liv. XXVI 41.

15 (3—5) «vexati ab iis socii nostram fidem per legatos implorant; tres duces discordantes, prope ut defecerint alii ab aliis, trifariam exercitum in diversas regiones distraxere: eadem in illos ingruit fortuna, quae nuper nos adflixit, nam et deseruntur ab sociis, ut prius ab Celtiberis nos, et diduxere exercitus, quae patri patruoque causa exitii fuit: nec discordia intestina coire eos in unum sinet, neque singuli nobis resistere poterunt». Liv. XXVI 41 кон.

16 (7) пятьюстами, у Ливия (XXVI 42) показано 300 человек. Разногласие с Полибием и в определении возраста Сципиона в это время: Ливий (XXVI 18) дает ему не 27 лет, как у Полибия (§ 10), но 25. С Ливием согласны Валерий Максим, Аппиан.

17 (2 8) Иберийским (или Новым) Карфагеном... (Colonia Victrix Iulia Nova Carthago, или С. Spartaria, теперь Cartagena). Город расположен в северном углу обширной гавани, на юге замыкаемой и защищаемой от ветров островом. Под городскими стенами на западной стороне бухта представляла узкое мелководье, вдающееся в материк; между ним и открытым морем к востоку оставался узкий перешеек, соединяющий город с материком и защищенный башнями и стенами. Как видно из нижеследующего, расчеты Сципиона основывались на том, что во время отлива мелкая часть гавани к западу от города мелела еще больше и была переходима вброд. Срвн. гл. 10.

18 (11) ни друзья μήτε παρ τοΐς φίλοις ποπτα или προσδοκηθέντα догадка Рейске на место пробела, обозначенного еще Казобоном, Гульч предлагает μήτε τοΐς φίλοις προσδοκηθέντ’ πενόει cet. Quaest. Polyb. II, 10.

19 (7 4) расспрашивал νακινν, собств. беспокоил расспросами, почему мы прибавили настойчиво.

20 (5) по сю... Столбов ντς ‛Ηρακλείων στηλν. По обычному представлению эллинов, разделяемому и Полибием, Геракловы Столбы находятся не на востоке от Гадитанского (Гибралтарского) пролива, но у самого пролива. Страб. III 5 5. Племя кониев, или кунетов, находилось в Луситании у берегов Атлантического океана, следовательно, для римлянина по ту, а не по сю сторону Столбов. Но у Полибия смысл терминов ντς (по сю сторону) и κτς (по ту сторону) в применении к Иберии зависит от того, о ком из противников идет речь: о карфагенянах или о римлянах. Так, эта сторона Ибера для карфагенян, главный город которых Карфаген, есть южная, а не северная. Поэтому III 14 9 и III 76 6 мы переводим ντς по сю сторону Ибера, хотя для автора упоминаемые там местности лежали по ту сторону. Так и здесь: положение карфагенян определяется с запада, от Атлантического океана, а положение римлян с востока, от Пиренеев. Конии с точки зрения карфагенца находились по сю, т. е. западную, сторону пролива от Атлантического океана.

21 (8 3) большие... Иберии. Почти в тех же выражениях говорит о Н. Карфагене Ливий: ibi arma, ibi pecunia, ibi totius Hispaniae obsides erant. XXVI 42.

22 (4) кремль ... тысячу. Категорически сообщаемая Полибием численность гарнизона оказывается спорною по Ливию: praesidium Punicum alius decem, alius septem, alius haud plus quam duum milium fuisse scribit. XXVI 49. Срвн. 42.

23 (9 3) к Филиппу, царю македонскому... Вскоре после поражения при Киноскефалах (197 г. до Р. X.) Филипп заключил мир с римлянами и был деятельным союзником римлян в войне их против Антиоха Сирийского (192—189 гг. до Р. X.). К этому-то времени и должна относиться переписка между Сципионом и Филиппом.

24 (11 7) Нептун, хотя Полибий называет божество Посейдоном, по-эллински.

25 (12 4) велел дать сигнал ταΐς σάλπιγξι διασημναι, срвн. 13 11. Играть сигнал к наступлению classicum canere в действ. и средн. значении. По приказанию военачальника все находящиеся в войске музыканты играли сигнал к наступлению или к отступлению (cornua ас tubae concinuere. Tacit. annal. I 68. tubicines et cornicines pariter canunt. Veget. II 22).

26 (7) душу στόμα, mucro Казоб., praecipuum robur multitudinis Швейгг. στόμα передняя часть, фронт войска, острие оружия.

27 (15 5) разрубленных ... животных. Ливий о взятии самнитского лагеря (320 до Р. X), между прочим, говорит: pro se quisque — caedunt pariter resistentes fusosque, inermes atque armatos, servos, liberos, puberes inpubes, homines jumentaque. IX 14.

28 (16 5) по окончании этого πραχθέντων τούτων, рукоп. чтение, поправка Казобона πραθέντων τούτων после продажи добычи внесена в текст Гульчем. Против поправки Казобона убедительно говорит Швейгг. в примечании к нашему месту, ссылаясь на Ливия. В дополнение к сказанному Швейггейзером заметим, что в тексте говорится о дележе добычи, а не выручки за нее. Срвн. Ж. М. Н. Пр. авг. 1891 г. к Полибий.

29 (17 11) из прочих и т. д. У Ливия (XXVI 47) не совсем точная передача нашего автора: ceteram multitudinem incolarum juvenum ас validorum servorum in classem ad supplementum remigum dedit. Захваченных судов Полибий считает 18, по Ливию Публий увеличил свой флот на 8 кораблей. ibid. Впрочем в гл. 49 он замечает: non de numero navium captarum, non de pondere auri atque argenti et redactae pecuniae convenit. Под судовою командою πλήρωμα нужно разуметь и флотских солдат πιβάτας milites classiarii, и гребцов remiges, и, наконец, корабельную прислугу nautae; совокупность всех этих разрядов экипажа судна обозначается иногда у Полибия общим термином ναυταί.

30 (18) совета... сената γερουσία — σύγκλητος. Первый состоял из двух ежегодно избираемых из аристократических родов царей и 28 старейшин, как в Спарте. Юридически совет старейшин был высшею правительственною властью, но фактически все зависело от совета ста четырех судей, которому принадлежал верховный контроль над управлением и, следовательно, право вмешательства во все дела государства. Это главная опора карфагенской олигархии, как выражается о нем и Аристотель (Arist. Polit. II 8). Римские писатели называли этот большой совет сенатом. Герусия упоминается Полибием I 21 6, 68 5, сенат и герусия XXVI 4 6.

31 (6) серьги κόνους, должно быть, не привешивались к ушам, а вкладывались в уши. Гесих.

32 Кинжалы ραμφάς, кривые, изогнутой формы. Гесих.

33 (19 3) девушку. История иначе несколько рассказана Ливием с прибавлением речи Публия к жениху девушки и с указанием на важные политические последствия такого поступка. XXVI 50.

34 (20 2—3) на третий... упражнения... Занятия двух последних дней Шульце переставляет так, чтобы отдых приходился на четвертый день, в основание чего приводит следующее место Ливия: primo die legiones in armis quattuor milium spatio decurrerunt; secundo die arma curare et tergere ante tentoria jussi; tertio die rudibus inter se in modum justae pugnae concurrerunt praepilatisque missilibus jaculati sunt; quarto die quies data; quinto iterum in armis decursum est. XXVI 51.

35 (7) мастерскою войны ργαστήριον πολέμου. То же выражение употреблено Ксенофонтом дважды. Hellen. III 4 17. Agesil. I 26.

36 (21 2) Филопемена, действующего теперь в звании начальника конницы (ππαρχος), — вторая по значению должность после союзного стратега; это звание Полибий и называет началом государственной деятельности Филопемена ( ρχ τν Φιλοποίμενος πράξεων). Раньше он появлялся только как храбрый воин: на 30-м году жизни сражался против Клеомена (222 г. до Р. X.), под Мегалополем, и прикрыл удаление сограждан в Мессению; в следующем, в битве при Селласии, Антигон Досон был обязан больше всего ему победою над спартанцами (Plut. Philop. 4; Polib. II 67—69. IX 18). После этого Филопемен удалился на Крит и там, в мелких войнах, развил свои военные дарования; возвратился на родину по смерти Арата (213 г. до Р. X.) и нашел дела ахейского союза в печальном положении: союз был теперь в полном подчинении Филиппу, ср.: Liv. XXXII 5. 22. Теперь Филопемен принялся за реорганизацию военного дела ахеян, на что давало ему право звание гиппарха. Из его военных подвигов за это время (208 г. до Р. X.) известна победа над союзной конницей этолян и элейцев при р. Ларисе, на границе Ахайи с Элидою. Plut. Philop. 7 кон. Pausan. VIII 49 4—7.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.016 сек.)