АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Социал-демократия и избирательные соглашения

Читайте также:
  1. Агентские соглашения
  2. Административная ответственность за информационные правонарушения, посягающие на избирательные права граждан.
  3. Б) избирательные системы
  4. Все условия межправительственных займов фиксируются в специальных соглашениях, где оговариваются уровень процента, валюта предоставления и погашения займа и другие условия.
  5. ДЕ 54. Распад СССР. Беловежские соглашения
  6. Избирательные кампании и ораторское искусство
  7. Избирательные комиссии
  8. Избирательные небеса полны иллюзий
  9. Избирательные округа и избирательные участки
  10. Избирательные реформы
  11. Избирательные системы
  12. Избирательные системы и выборы

Вопрос о выборной кампании во вторую Думу сильно интересует рабочую партию. Особенно много внимания уделяется при этом «блокам», т.е. постоянным и временным избирательным соглашениям с.-д. на выборах с другими партиями. Буржуазная, кадетская печать – и «Речь», и «Товарищ», и «Новый Путь», и «Око», и т.д. – всячески убеждают рабочих в необходимости «блока» между с.-д. и кадетами.

Большевики с.-д. высказываются против блоков.

 

Социал-демократия смотрит на парламентаризм (участие в представительных собра­ниях), как на одно из средств просвещения, воспитания и организации пролетариата в самостоятельную классовую партию, как на одно из средств политической борьбы за освобождение рабочих.

Этот марксистский взгляд решительно отделяет социал-демократию, с одной стороны, от буржуазной демократии, с другой стороны, от анархизма.

Буржуазные либералы и ра­дикалы видят в парламентаризме «естественный» и единственно нормальный, единст­венно законный способ ведения государственных дел, отрицая классовую борьбу и классовый характер современного парламентаризма.

Буржуазия всеми сила­ми старается надеть шоры на глаза рабочих, чтобы они не видели, каким образом парламентаризм является орудием буржу­азного угнетения, чтобы они не сознавали исторически-условного значения парламен­таризма.

Анархисты тоже не умеют оценить парламентаризм в его исторически-определенном значении, вообще отказываясь от такого средства борьбы.

Социал-демократы в России решительно борются поэтому и с анархизмом и со стремлением буржуазии закончить возможно быстрее революцию посредством сделки со старой властью на почве парламента.

Всю свою парламентскую деятельность большевики всецело и безусловно подчиняют общим интересам рабочего движения и особым задачам проле­тариата в современной, буржуазно-демократической, революции.

Отсюда вытекает прежде всего, что участие с.-д. в думской кампании носит совсем не тот характер, как участие других партий.

В отличие от них мы никакого главенствующего значения этой кампании не придаем.

В отли­чие от них мы подчиняем эту кампанию интересам классовой борьбы.

В отличие от них мы лозунгом этой кампании ставим не парламентаризм ради парламентских реформ, а революционную борьбу за учредительное собрание.



 

Какой вывод отношению к избирательным соглашениям?

Прежде всего, нашей главной и основной задачей является развитие классового сознания и самостоятельной классовой организации пролетариата, как единственного до конца революционного класса, как единственного возможного вождя победоносной буржуазно-демократической революции.

Поэтому классовая самостоятельность всей избирательной и всей думской кампании – наша важнейшая общая задача.

Другие, ча­стные задачи не отрицаются, но они должны быть всегда подчинены ей.

 

Безусловно победа революции возможна только при поддержке пролетариата наиболее передовой и сознательной частью крестьянской массы, которую ее объективное положение толкает на борьбу, а не на сделку – на завершение, а не на притупление революции.

Отсюда некоторые склонны делать вывод, что на протяжении всех выборов для с.-д. обязательны соглашения с крестьян­ской демократией.

Такое заключение нельзя прямо вывести из совершенно правильной посылки, что полная победа нашей революции возможна только в виде революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Надо еще доказать, что блок с крестьянской демократией на все время выборов возможен и выгоден с точки зрения данных партийных отношений (крестьянская демократия представлена у нас уже не одной, а разными партиями) и с точки зрения данной избирательной системы.

Из посылки о наибольшей близости пролетариата с революционным крестьянством в данной революции вытекает безусловно общая политическая «линия» с.-д.:

вместе с крестьянской демократией против предательской крупнобуржуазной «демократии» (кадетов).

Но вытекает ли отсюда сейчас избирательный блок с энесами или с эсерами, этого еще нельзя сказать, не разобрав отличия этих партий друг от друга и от к.-д., не разобрав теперешней избира­тельной системы с ее многостепенностью.

 

Мы должны все внимание направить на точное, выве­денное из данных истории нашей революции, различие либерально-монархической и революционно-демократической буржуазии, на различие между кадетами, энесами и эсерами.

‡агрузка...

Только так мы наибо­лее правильно определим своих ближайших «союзников».

Мы не забудем при этом, во-первых, что за всяким союзником из буржуазной демократии мы должны присматри­вать, как за врагом. А во-вторых, мы еще особо разберем, что нам выгоднее: связать ли себе руки общим блоком с какими-нибудь энесами (к примеру), или сохранить полнейшую самостоятельность, чтобы в решительную минуту иметь всегда возмож­ность расколоть беспартийных «трудовиков» на оппортунистов (н.-с.) и революционе­ров (с.-р.), противопоставить первым вторых.

Таким образом, соображение о пролетарско-крестьянском характере нашей револю­ции не дает еще право сделать вывод о необходимости соглашений с той или иной крестьянско-демократической партией на той или иной ступени выборов во вторую Думу.

 

Избирательные соглашения бывают между партиями. Каковы же главные типы пар­тий, которые будут бороться на выборах?

Черносотенцы, несомненно, объединятся вместе еще теснее, чем на выборах в первую Думу.

Октябристы и «меоны» (партия мирного обновления) примкнут либо к ним, либо к кадетам, либо (всего вернее) будут колебаться между черносотенцами и кадетами.

«Партией центра» являются кадеты.

Кадеты – ор­ганизованная партия, которая самостоятельно идет в выборы, будучи упоена успехом на выборах в первую Думу. Но партия эта с дисциплиной не из строгих и со сплоченностью не из крепких. Левые кадеты недовольны поражением в Гельсингфор­се[128] и будируют. Часть их уходит к энесам. В пер­вой Думе попадались такие «исключительно-редкостные» кадеты, которые подписыва­лись даже под проектом 33-х об уничтожении всякой частной собственности на землю. Значит, отколоть хотя бы и ничтожную частичку этого «центра» на сторону левых не безнадежно.

Кадеты прекрасно чувствуют свою слабость среди народных масс и охотно пошли бы на блоки с левыми.

Мы, конечно, не забудем и разъясним массам во время из­бирательной кампании, что кадеты не исполнили своих обещаний в І Думе, мешали трудовикам, играли в конституционные игрушки и т.д., вплоть до умолчания о четыреххвостке[129], до каторжных законопроектов и проч.

Далее идут «трудовики», т.е. мелкобуржуазные и преимущественно крестьянские, партии, они распадаются на беспартийную «Трудовую группу», энесов и эсеров.

Сколько-нибудь последовательные и решительные революционеры и республиканцы только эсеры.

Энесы – оппортунисты гораздо хуже наших меньшевиков, полукадеты.

Беспартийная «Трудовая группа», может быть, влиятельнее и тех и других в крестьянской массе, но степень решительности ее демократизма определить трудно, хотя они, несомненно, гораздо левее кадетов и принадлежат, по-видимому, к революционной демократии.

Но как заключать общий блок с трудовиками при очерченном выше составе этого типа партий? Где гарантии за беспартийных трудовиков? Разве возможен блок партии с беспартийными?

Ясно, что действительно партийное соглашение с трудовиками невозможно.

Ясно, что мы ни в каком случае не можем помогать объединению оппортунистов н.-с. и рево­люционеров с.-р., а должны раскалывать их.

Ясно, что при наличности беспартийной Трудовой группы нам выгод­нее во всех отношениях полная самостоятельность для воздействия на них в духе без­условно революционном, чем связывание себе рук и затушевывание различий между монархистами и республиканцами и т.д.

Такое затушевывание для с.-д. абсолютно недопустимо, и уже по одному этому соображению надо безусловно отвергнуть блоки, раз наличная группировка партий соединяет беспартийных трудовиков, н.-с. и с.-р.

С точки зрения пролетариата ясность классовой группировки партий стоит выше всего, а выгода самостоятельного воздействия на беспартийных (или колеблющихся от н.-с. к с.-р.) трудовиков очевидна по сравнению с попытками соглашения партии с беспартийными.

Данные о партиях наталкивают на вывод – никаких соглашений на низшей стадии, в агитации перед массами; на высших стадиях все уси­лия направить к тому, чтобы при распределении мест разбить кадетов посредством ча­стного соглашения с.-д. и трудовиков, разбить энесов посредством частного согла­шения с.-д. и эсеров.

 

Нам возразят: пока вы, неисправимые утописты-большевики, мечтаете о том, чтобы разбить кадетов, вас всех разобьют черносотенцы, ибо вы разобьете голоса! Эсдеки, трудовики и кадеты вместе наверное разбили бы черносотенцев наголову, а действуя порознь, вы можете доставить легкую победу общему врагу. Пройдет черносотенец, если не будет блока с.-д., трудо­виков и к.-д.

Это возражение часто принимают за серьезное, и его надо внимательно разобрать. А чтобы его разобрать, надо рассмотреть данную, т.е. теперешнюю, русскую избирательную систему.

 

Выборы в Думу у нас не прямые, а многостепенные.

При многостепенных выборах раздробление голосов опасно только на низшей ступени, когда на выбо­ры идут первоначальные избиратели, мы не знаем, как разобьются голоса; только в аги­тации перед массами мы действуем «втемную».

На высших стадиях, при выборах через выборных, генеральное сражение уже кончено, остается распределение мест по част­ному соглашению партий, знающих точное число своих кандидатов и своих голосов.

 

Низшая ступень выборов – выбор выборщиков в городах, выбор десятидворников в деревнях, выбор уполномоченных в рабочей курии.

 

В городах мы выступаем в каждой избирательной единице перед большой массой избирателей. Опасность раздробления голосов, неоспоримо, имеется. Неоспоримо, что в городах черносотенные выборщики могут кое-где пройти исключительно благодаря отсутствию «блока левых», исключительно благодаря отвлечению, к примеру скажем, эсдеками части голосов от кадета[ooooo].

И не подлежит сомнению, что обывательская публика учтет эту нехитрую механику, получится то, что в Англии называется «трехугольными» выборами, когда городская мелкота боится голосовать за социалиста, чтобы не отнять голосов у либера­ла и этим не дать победы консерватору.

Какое может быть средство против этой опасности? Меньшевики предлагают общий список выборщиков.

Разберем доводы за и против:.

Доводы за: агитацию можно вести строго партийную. Пусть с.-д. сколько угодно критикуют кадетов перед массой, только пусть добавляют: а все же они лучше черносотен­цев, и мы согласились насчет общего списка.

Доводы против: общий список будет вопиющим противоречием со всей самостоятельной, классовой политикой с.-д.

Рекомендуя массе общий список мы донельзя спутываем ясность классовых и политических делений.

Мы подрываем принципиальное и общереволюционное значение нашей кампании ради местечка в Думе для либерала!

Мы подчиняем классовую политику парламентаризму вместо того, чтобы подчинять парламентаризм классовой политике.

Мы лишаем себя возможности произвести подсчет своих сил.

Мы теряем то, что длительно и прочно во всех выборах – развитие сознания и сплоченности социалистического пролетариата.

Мы приобретаем то, что преходяще, условно и неверно: преимущество кадета пред октябристом[ppppp].

А блок с трудовиками против кадетов? – возразят нам.

Но мы уже показали те особенности партийных отношений среди трудовиков, которые делают такой блок нежела­тельным и нецелесообразным. Немного меньше, не­много больше кадетов или трудовиков, это не имеет серь­езного политического значения, ибо сама Дума в лучшем случае способна сыграть лишь подсобную, второстепенную роль.

 

Политически решающее значение в определении итога думских выборов имеет крестьянство, имеют губернские собрания выборщи­ков, а не города. К выборам в деревнях мы и перейдем теперь.

В больших городах политическая партийная организованность кое-где смела одну из ступеней выборов. По закону, выборы были двустепенные. На деле вышли выборы иногда прямые, или почти прямые, ибо избиратели знали ясно характер борющихся партий, в отдельных случаях знали даже лиц, которых данная партия намерена провести в Думу.

В деревнях, наоборот, степеней так много, скученность избира­телей так мала, препятствия открытому выступлению партий так громадны, что выбо­ры в первую и во вторую Думу происходят чрезвычайно «прикровенно».

В большинстве случаев партийная агитация будет говорить о партиях вообще, намеренно умалчивая о лицах, из-за страха перед полицией, намеренно будут прятаться радикальные и революционные крестьяне (да и не одни крестьяне) за кличку беспартийности, действительно партийные, или хоть сколько-нибудь приближающиеся к партий­ным, трудовики будут очень редки[qqqqq].

Социал-демократов, опирающихся на местную партийную организацию, у нас будет здесь ничтожное число. Но социал-демократов, привлекающих на свою сторону сочувствие местного деревенского населения, может оказаться несравненно больше, чем можно было бы думать по данным о низших ячейках нашей партии[rrrrr].

Единственным тоже партийным нашим конкурентом могли бы быть только эсеры. Но блок с ними на первой стадии деревенских выборов был бы возможен лишь как исключение: достаточно представить себе реально и конкретно условия выборов в деревне, чтобы убедиться в этом. (Не случайно, в первой Думе, эсеры не смогли выступить партийно. Эсерам в Думе показалось выгоднее спрятаться за беспартийных трудовиков или блокироваться с ними.)

Вместо ограничивающего и стесняющего нашу строгую партийность блока с эсерами, которые охватывают ничтожную долю революционного кресть­янства, мы используем шире и свободнее и нашу партийную позицию и все выгоды работы в беспартийной среде «трудовиков».

Вывод отсюда тот, что на низших стадиях избирательной кампании в деревнях, т.е. на выборах десятидворников и уполномоченных, нам нет надобности ни в каких избирательных соглашениях.

Политически определенных людей, годных в кандидаты на должность десятидворника и уполномоченного, такой ничтожный процент, что с.­-д., заработавшие доверие и уважение крестьян, имеют все шансы почти поголовно попасть в десятидворники и уполномоченные, не нуждаясь ни в каких соглашениях с другими партиями.

 

А в собрании уполномоченных уже можно будет опираться на точные результаты первоначальных выборных сражений.

Здесь возможны и необходимы... не блоки, не постоянные, а частные соглашения о распределении мест. Здесь, а еще более в собраниях выборщиков для вы­бора депутатов в Думу, мы должны с трудовиками разбить кадетов, вместе с эсерами разбить энесов.

 

Итак, рассмотрение действующей избирательной системы показывает, что блоки на низших стадиях выборов нежелательны и совершенно не нужны.

На высших стадиях, частные соглашения необходимы и возможны без нежелательного на­рушения партийности, ибо борьба перед массами закончена, ни малейшим затемнением строго классовой самостоятельной политики пролетариата это не угрожает.

Общее правило тактики с.-д. выборщиков получается такое: надо стараться привлечь на свою сторону такое число наиболее близких к с.-д. или наиболее заслуживающих поддержки буржуазно-демократических выборщиков, чтобы вместе с ними побить остальных и провести часть социал-демократических, часть лучших из буржуазно-демократических выборщиков.

Наш долг – противопоставить погоне за мес­течками безупречно стойкое и последовательное отстаивание точки зрения социали­стического пролетариата и интересов полной победы нашей буржуазно-демократической революции.

Ни в каком случае и ни под каким видом не должны на­ши с.-д. уполномоченные и выборщики замалчивать наших социалистических целей, нашей строго классовой позиции, как пролетарской партии.

 

Но недостаточно одного повторения слова «классовый» для того, чтобы доказать роль пролетариата, как аван­гарда в современной революции.

Недостаточно изложить наше социалистическое уче­ние и общую теорию марксизма, чтобы доказать передовую роль пролетариата.

Для этого надо еще уметь показать на деле при разборе жгучих вопросов современной рево­люции, что члены рабочей партии всех последовательнее, всех правильнее, всех реши­тельнее, всех искуснее защищают интересы этой революции, интересы ее полной побе­ды.

Это – нелегкая задача, и в подготовке к ней состоит основная и главная обязанность всякого с.-д., идущего на избирательную кампанию.

 

Отметим еще, что в избирательной кампании с.-д. должны уметь говорить просто и ясно, доступным массе языком, надо уметь без фраз, без восклицаний, с фактами и цифрами в руках растолковать вопросы социализма и вопросы теперешней русской революции.

При этом два основных вопроса этой революции выдвинутся сами собой: вопрос о воле и вопрос о земле.

На этих коренных и волнующих всю массу вопросах мы должны сконцентрироваться, показать отличие точки зрения мел­кого хозяйчика и точки зрения пролетариата, различие борющихся за влияние на народ партий.

Черносотенцы, до октябристов включительно, против воли, против отда­чи земли народу. Они хотят прекратить революцию насилием, подкупом, обманом.

Либерально-монархическая буржуазия, кадеты, тоже стремится прекратить револю­цию посредством ряда уступок. Она не хочет дать народу ни всей воли, ни всей земли. Она хочет сохранить помещичье землевладение посредством выкупа и устройства ме­стных земельных комитетов не на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голо­сования.

Трудовики, – т.е. мелкая буржуазия, особенно сельская, – хотят добиться всей земли и всей воли, но идут к этой цели нетвердо, несознательно, неуверенно, качаясь между оппортунизмом социал-кадетов (н.-с), оправдывающих гегемонию либеральной буржуазии над крестьянством, и между утопизмом уравнения, возможного будто бы при товарном производстве.

Социал-демократия должна по­следовательно стоять на точке зрения пролетариата, очищая революционное самосозна­ние крестьянства от энесовского оппортунизма и от утопизма, заслоняющего действи­тельно насущные задачи современной революции.

 

Что касается вопроса о средствах борьбы в избирательной кампании и в деле заключения частных соглашений между партиями, мы будем выяснять, что такое учредительное собрание, и почему кадеты боятся его.

Мы спросим либеральных буржуа, кадетов, какие меры намерены они отстаивать и самостоятельно проводить в жизнь, чтобы с народными представителями не мог никто обойтись так, как «обошлись» с депутатами «первого призыва».

Мы помянем кадетам и разъясним возможно более широкой массе их подло-предательское отношение к октябрьско-декабръским формам борьбы прошлого года.

Мы будем спрашивать всех и всяких кан­дидатов, намерены ли они подчинить всецело всю свою думскую деятельность интере­сам внедумской борьбы, интересам широкого народного движения за землю и за волю.

Мы должны использовать избирательную кампанию для организации революции, т.е. для организации пролетариата и действительно революционных элементов буржуаз­ной демократии.

 

Таково положительное содержание, которое надо постараться внести во всю избирательную кампанию и в частности в дело заключения частных соглашений с другими партиями.

Подведем итоги.

Исходным пунктом общей избирательной тактики социал-демократии должна быть полная самостоятельность классовой партии революционного пролетариата. Отступления от этого общего положения возможны только при крайней необходимости и при особо ограничительных условиях.

Выборы важны вовсе не по числу депутатов в Думу, а по выступлению с.-д. перед наиболее широкими, наиболее сконцентрированными, «наиболее социал-демократическими» по всему своему положению слоями населения.

В деревнях политическая неразвитость массы, политическая неоформленность, раздробленность, редкость населения и условия выборов вызывают развитие беспартийных организаций, союзов, кружков, собраний, взглядов, стремлений. При таких условиях блоки на низших стадиях не нужны. Строгая партийность с.-д. всего правильнее и всего целесообразнее.

Общее положение о необходимости союза пролетариата и революционного крестьянства ведет к признанию необходимости лишь частных соглашений (по типу: с трудовиками против кадетов) на высших стадиях избирательной системы.

Во всех этих частных соглашениях с.-д. должны строго различать буржуазно-демократические партии и оттенки между ними по степени последовательности и решительности их демократиз­ма.

Идейно-политическим содержанием избирательной кампании и частных соглашений будет выяснение учения социализма и самостоятельных лозунгов с.-д. в современной революции как в отношении ее задач, так и в вопросе о путях и средствах осуществле­ния этих задач.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.023 сек.)