АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Является ли неравенство неэффективным?

Читайте также:
  1. Адвокатура, которая является сердцевиной юридической помощи. Именно с ней больше всего ассоциирует в народе юридическую помощь.
  2. Анализ взаимодействия общества и природы, человека и среды его обитания является давней традицией в истории научной и философской мысли.
  3. Арабских странах является наличие временных конституций, дей-
  4. Безработица является неотъемлемой чертой общества с рыночной экономикой, что наглядно видно по данным таблицы 3.1.
  5. Британии, где высшей инстанцией является Палата лордов, Верховный
  6. В диагностике расслаивающей аневризмы аорты наиболее информативным является
  7. В каком случае в соответствии НРБУ-97 при радиационном загрязнении местности мерой защиты населения является ограничение пребывания на открытой местности?
  8. В понимании философии выделяют два основных момента: 1. Является ли философия наукой? 2. Является ли философия мировоззрением?
  9. В последние годы Гулнара неутомимо трудится в деле создания «Центра мира и согласия» и труд этот является большим вкладом в деле сближения стран и народов СНГ.
  10. В России появляется первый государственный венчурный фонд
  11. В чем дело? Является ли само действие скучным или что-то не так в вашем образе жизни, в вашем типе сознания?
  12. В чем проявляется научная значимость сравнительного правоведения?

Будет ли принятие мер, направленных на приближение общества к ра­венству, увеличивать экономическое благосостояние? Принцип убыва­ющей предельной полезности денег склоняет к выводу, что транс­ферт от более богатого индивида к более бедному может увеличить сумму полезностей двух индивидов: утрата одного доллара менее чувствительна для миллионера, чем приобретение одного доллара для неимущего. Несомненно, это так, но делать обобщение из этого край­него примера и приходить к выводу, что перераспределение значи­тельного количества благосостояния от граждан с высоким доходом к гражданам с низким доходом обязательно увеличивает общую полезность, рискованно, даже если принять нереалистичное допуще­ние, что перераспределение не требует издержек.

На рис. 16.2 полезность откладывается по вертикальной оси, денежный доход — по горизонтальной. Кривая слева отображает полезность индивида А как функцию его денежного дохода. Его теку­щий доход составляет 70 000 долл., и область под кривой слева от значения 70 000 долл. показывает его общую полезность. Кривая имеет отрицательный наклон, что подразумевает убывающую предельную полезность. Таким образом, если бы доход А возрос от 70 000 до 80 000 долл., увеличение его полезности (области под кривой между этими двумя значениями) было бы меньше, чем в случае возрастания его дохода от 60 000 до 70 000 долл. Доход В составляет 30 000 долл. Его общая полезность представлена областью под кривой в правой части рисунка, справа от значения 30 000 долл. по его шкале. Если доход в 10 000 долл. передается от А к В, полезность А уменьшится на величину, отображаемую областью под его кривой предельной полез­ности между значениями 70 000 и 60 000 долл. по его шкале, тогда как полезность В увеличится на величину, отображаемую областью под его кривой предельной полезности между теми же двумя точка­ми (30 000 и 40 000 долл. по его шкале). Эта область, заштрихованная на рисунке, меньше области, отображающей уменьшение полезности А в результате трансферта. Таким образом, перераспределение приве­ло к уменьшению общей полезности. Причина заключается в том, что, хотя А и В сталкиваются с убывающей предельной полезностью, А получает большую полезность от каждого доллара в соответствую­щем промежутке, чем В.



Поскольку форма и высота кривых предельной полезности ин­дивидов неизвестна и, вероятно, не может быть выяснена, возмож-

616 Неравенство доходов, распределительная справедливость и бедность

I

ность того, что кривые предельной полезности богатых людей в сред­нем находятся выше кривых предельной полезности неимущих, нельзя отвергать, по крайней мере в случае, когда различия в благосостоя­нии не являются очень большими. Утверждается, что наиболее прав­доподобным допущением с учетом этого неведения является следу­ющее: кривые предельной полезности одинаковы у членов групп с одинаковым доходом. С этой точки зрения, выравнивание доходов может увеличить общую полезность.7 Однако не могут ли доход и его предельная полезность в определенных пределах находиться в поло­жительной взаимосвязи — в соответствии с теорией, согласно кото­рой люди, затрачивающие много усилий на зарабатывание денег и преуспевающие в этом, в среднем ценят деньги наиболее высоко, жертвуя ради их приобретения другими вещами, такими как досуг? Кроме того, тот факт, что, несмотря на убывающую предельную полез­ность дохода, неимущие являются активными покупателями лотерей­ных билетов, показывает, что они надеются на перемещение кривой предельной полезности своего дохода вверх в случае обогащения. Наконец, мы пренебрегли издержками перераспределения дохода. Если

7 Abba Lerner. The Economics of Control 35-36 (1944).

Является ли неравенство неэффективным?

они существенны (этот вопрос будет обсуждаться позднее), они могут превзойти увеличение общей полезности от перераспределения.8

Положив издержки перераспределения на одну чашу весов, мы можем придать анализу некоторую упорядоченность путем сравне­ния двух наборов причин различий в доходах: различий в предпоч­тении дохода другим благам (назовем их «досугом») и различий в возможностях или способностях к зарабатыванию денег. Если суще­ствуют только различия в предпочтениях, то богатые должны иметь более высокую предельную полезность дохода, чем бедные. В против­ном случае они предъявляли бы спрос на такое же количество досуга, и их доходы снизились бы. Если различия в предпочтении денег не важны и при этом различия в доходах обусловлены удачей, здоровьем, умственными способностями и т.д., это подразумевает, что предель­ная полезность дохода не связана с богатством, а стало быть, если перераспределение от богатых к бедным лишено издержек, то оно приведет к увеличению общей полезности. Но даже в этом случае не произойдет увеличения благосостояния общества. Оно останется не­изменным или, что более реалистично при учете издержек перерас­пределения, уменьшится. Стало быть, перераспределение не может отстаиваться на основаниях эффективности в том смысле, в котором она определена в главе 1.

‡агрузка...

Как меняется ситуация, если в обществе распространена зависть? Зависть иллюстрирует феномен взаимозависимых отрицательных по-лезностей: если А завидует В, уменьшение полезности В увеличивает полезность А. Таким образом, зависть является противоположностью альтруизма, случая взаимозависимых положительных полезностей. Существование зависти, как может показаться, является мощным нормативным доводом в пользу перераспределения, если только не назвать зависть «плохим» предпочтением. Экономист не расположен к этому, так как зависть может приводить к положительным след­ствиям для общества в целом, стимулируя увеличение производи­тельности. Но даже если зависть не несет в себе ничего отрицательно­го, она не является веским доводом в пользу перераспределения.

8 Этими соображениями часто пренебрегают. Например, в работе С. Edwin Baker. Utility and Rights: Two Justifications for State Action Increasing Equality, 84 Yale L. J. 39 (1974) автор сначала признает, что анализ Лернера, если его принять, допускает лишь некоторую вероятность увеличения общей полезности в результате перераспределения дохода, а затем пренебрегает этой оговоркой и утверждает, что передача благосостояния от богатых к бедным фактически увеличит общую полезность (id., p. 45). Признание того, что из­держки перераспределения следует вычитать из выгод (id., p. 48 п. 26), так­же в дальнейшем игнорируется, и автор приходит к выводу — без какой-либо дальнейшей ссылки на возможные издержки перераспределения, — что эта политическая цель экономически оправданна (id., p. 55-56, 58).

 

618 Неравенство доходов, распределительная справедливость и бедность

Проявление зависти зависит от способности к сопереживанию тем, кто непохож на нас, в радости, которая становится страданием для нас, и в страданиях, которые становятся нашей радостью. Это подра­зумевает, что зависть может быть сильнее, когда различия в доходах невелики, чем когда они значительны, так как легче сопереживать (как позитивно, так и негативно) людям, которые подобны нам са­мим. (Поведение профессоров говорит о том, что зависть не является функцией больших различий в доходах.) Известно замечание Токви-ля о том, что «увеличение равенства способствует появлению завист­ливых сравнений: по мере того, как индивиды становятся более рав­ными друг другу, им все сложнее переносить неравенство».9

Неравенство доходов может иметь намного меньшее значение, чем общий доход, для поддержания социального согласия и полити­ческой стабильности. В обществе, где подавляющее большинство на­ходится за чертой бедности, а класс богатых очень небольшой, боль­шинство не будет заинтересовано в демократическом режиме и не будет защищать общество от путча. Будучи бедными, эти люди, ско­рее всего, будут считать (хотя часто ошибочно), что они ничего не потеряют при изменении системы власти. Сравните это с обществом, которое независимо от того, имеет ли оно большой класс бедных, состоит преимущественно из обеспеченных людей:

«Почти любая правдоподобная теория свободы предсказывает позитив­ную взаимосвязь между свободой и реальным доходом. Со стороны спроса свобода должна рассматриваться как предмет роскоши, так что на достижение индивидуальной свободы, скорее всего, будет затрачи­ваться больше ресурсов при высоком доходе на душу населения. Со стороны предложения, несомненно, репрессии по отношению к богатому ; . индивиду связаны с большими издержками, чем к бедному, и необхо­димость этого, вероятно, меньше».10 .

Из этого следует, что, если распределение дохода не асимметрично определенным образом — очень небольшой класс богатых и огром­ный класс бедных, — высокий средний доход, даже распределенный неравномерно, обеспечивает демократическую стабильность.

Кроме того, когда средний доход растет, доходы бедных могут воз­растать, даже если распределение дохода становится все более нерав­номерным. Предположим, в момент времени t средний реальный (т. е. с поправкой на инфляцию) доход на душу населения в наиболее высо­ком дециле составляет 30 000 долл., а средний доход в наиболее низ­ком дециле — 5000 долл., тогда как в момент t + 1 средний доход в наиболее высоком дециле составляет 100 000 долл., а в низком —

9 См. Raymond Boudon. The Logic of Relative Frustration, in Rationality and Revolution 245 (Michael Taylor ed. 1988).

10 John F. O. Bilson. Civil Liberty — An Econometric Investigation, 35 Kyklos 94, 103 (1982).

 

Контрактная теория распределительной справедливости...

10 000 долл. Доход распределен более неравномерно в момент времени t + 1, но наиболее бедная десятая часть населения находится в значи­тельно лучшем положении, чем ранее. Если люди используют в каче­стве мерила своего благосостояния свой собственный опыт, а не опыт людей, условия жизни которых сильно отличаются, увеличение диапа­зона неравенства в распределении доходов вряд ли обострит недоволь­ство людей с наиболее низким доходом по отношению к людям с бо­лее высоким доходом, если средний доход растет.

Наиболее сильный довод в пользу того, что некоторые меры по выравниванию доходов могут быть эффективными, основывается на влиянии неравенства доходов на политическую систему и через нее на экономическую. Если существует значительное неравенство доходов при демократии, медианный избиратель будет иметь повышенный сти­мул поддерживать сильно прогрессивное налогообложение, поскольку возможности для перераспределения от богатых к бедным будут в этом случае велики. Чем равномернее распределение дохода, тем меньше выиграет медианный избиратель от такого налогообложения, посколь­ку меньшая часть дохода богатых будет изыматься в виде налогов. Сильно прогрессивное налогообложение, как показывается в главе 17, снижает экономическую эффективность. Таким образом, если бы до­ходы можно было сделать более равными путем применения более эф­фективных мер, чем сильно прогрессивное налогообложение, нацио­нальный доход мог бы возрасти в силу того, что он был бы распреде­лен более равномерно. Но этот анализ сильно зависит от существования и политической возможности более эффективных перераспределитель­ных мер, чем прогрессивное налогообложение, а также от правдоподо­бия модели политических результатов, основанной на концепции ме­дианного избирателя, — модели, которая игнорирует роль групп инте­ресов в политическом процессе (см. главу 19).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.178 сек.)