АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЧЕСМЕНСКИЙ БОЙ. ПЯТЬ ПЕСЕН. 1772-1773

Читайте также:
  1. Alexander Lowen
  2. XVII-XVIII вв.
  3. XX в. c 1900 по 1945 гг.
  4. Алекс сидел за барабанами и, загороженный справа колонкой, смотрел, чтобы с Элис ничего не случилось.
  5. Алекс спустился со сцены и уселся на неё рядом с девочкой.
  6. Алекс усмехнулся.
  7. Александр Александрович Алябьев
  8. Александр Егорович Варламов
  9. Александр Львович Гурилев
  10. Алексей Николаевич Верстовский
  11. Анатолий Константинович Лядов
  12. Архаический период (VIII-VI вв. до н.э.) в истории Древней Греции

Про морскую брань будет сей рассказ, обращение к потомкам. Ему не нужны цветы или лавры, он просто хочет прославить ратные подвиги. Он просит внимать ему, потому что о россиянах он намерен петь. Он хочет понять все причины и истоки войны и переносится в Грецию, славную страну, откуда произошло множество законов, правильное государственное устройство, родились известные поэты. Но теперь в чужих руках ахейский славный град. Затмился царский трон и зданий красота, облег свирепый змий священные места. Союз святой с Россиею нарушен. Потому что началась война, произошедшая из стран восточных. Но север решил нанести удар по своему противнику. Тем более она уже давно утвердила свой авторитет в Европе, которая увидела мощь России и задрожала. Отечество собралось вечером, при свете луны, у берегов Днепровых, на Киевской горе, решает, как им действовать. Пора воевать. Автор взывает к Музе с просьбой дать ему вдохновенье и лиру, чтобы воспеть Чесменский бой. В начале второй песни поэт просит восстать певца богов, великого мужа, Гомера, чтобы научил он его вещать Чесменскую брань. Поэт обращается к Гомеру: когда-то тот славил свой греческий народ, теперь же пришла пора славить народ российский, который в мужестве своем не уступает древним грекам. Россияне вступают в защиту Греции.

Везде российский меч и славу их встречают;
Со всех сторон Стамбул полночный слышит гром
И зрит стада орлов, летающих кругом;Трепещущий Босфор, как некиим оплотом,
Стремится в страх привесть россиян сильным флотом.
Теки, срацинский флот, всю Азию тревожь,
Теки и наши ты победы приумножь.
О род! трепещущий от росского перуна,
Быв Марсу жертвою, будь жертвой и Нептуна.

Россияне выплыли и готовятся к бою. Зефир шумит, в небе гремят громы, узрел поэт Орлова, который также плывет на бой, он окружен ореолом. Как святой. С ним его брат, который также плывет в бой. В Орлове-главном соединились Перикл и Сципион. Далее следуют описания некоторых воинов: Феодор, красотой и радостью цветущий, Свиридов, начальник корабля, усердный муж, князь Козловский, питомец муз. Корабли: «Три иерарха» во главе с Орловым, «Ростислав» во главе с Долгоруким, «Иерарх», флот кажется малым, но он непобедим.

Летает по верхам Нептуновых полей
Немногое число российских кораблей;
Но мужеством мужей, из глаз геройских зримым,
Казался малый флот, сей флот непобедимым.
Гремяща слава им предшествует с трубой,
Вещая: «Гром несут россияне с собой!
Смирите дерзкие сердца, гиганты новы;
С перунами на вас готовятся Орловы...».



Появляются аллегорически образы со стороны России: Минерва, Марс и Слава, которые во всем сопутствуют россиянам. Они вплывают в Азовское море и готовы принять бой с турками. Восходит солнце и проливает свои кровавые лучи на Средиземные волны. Борей летает кругом и в пучинах волн сеет ужас. Солнце закрыло тучи, чтобы закрыть от него море и сгустить картину предстоящего боя. Громовой знак трижды раздается в осаде, турецкий флот мчится в бой. Чувствуется ближайшее наступление боя.

Но смерть ужасная россиян не страшит
И, кажется, от них к врагам с мечом спешит.
Сверкающи огни в водах воспламенились,
И будто в воздухе они остановились,
Толь часто огнь вослед другому успевал,
Из медных челюстей который воздух рвал!
Явилась в облаках Беллона с звучной славой;
Исторг свой меч, летит к сраженью Марс кровавый;
Багреют вкруг судов кипящие струи.

Снова перечисляются все корабли и все основные герои, которые были упомянуты выше. Вот каких храбрых мужей рождает Россия! Приводится описание ратной сечи, как будто две горы земные столкнулись, и происходит великая борьба. Срацины побеждены, они скрываются и воплями пускаются бежать. Один россиянин хотел возвестить победу над турками и повесить российский флаг, но был сражен стрелою: турки начали давать отпор. Но русские сильны. Гассанов флот немедленно начал обращаться назад. Бей-Гассан был побежден. «Евстафий», корабль Феодора, весь в дыму и в огне. Но у Алексея Орлова погиб брат ему надо за него отомстить. Он сравнивает его с Ахиллесом, который был в отчаянии от гибели Антилоха. Александр, еще один герой был отважен, он буквально налетал на вражеские корабли и рубли Турков. Турки поняв, что им не справиться, поспешно потекли в залив. Феодора спасли в самый последний момент, когда он мог оказаться в руках Турков и погибнуть. Алексей Орлов получает весть от посланника: его брат жив. Рассказывается история Феодора за время Чесменского боя: он искал смерти в самых эпицентрах боя, когда корабль погибал, он спасал людей. Брат стремился к брату, при свидании они горько плакали и радовались победе. Но российский флот готов укореняться в своей победе, но все сарацины от испуга попрятались в бухтах и заплыли так, чтобы их не нашли русские. В начале пятой части рассказывается о гибели Трои, о гибели Гектора, и поэту также страшно, что от хитрой уловки ночью может погибнуть на волнах моря русский флот, как некогда погибла Троя. Гассан решил нанести ответный удар ночью. Россияне могли бы быть поражены, но ангел явился к ним ночью и стал для них путеводной звездой, осветив им путь. Это сравнивается с золотым руном, которое Язону подарила Медея. Они притекли в Чесменский залив и устроили последний, славный бой, командовал всеми Алексей Орлов. Корабли потоплены, турки плывут в море я просят своих врагов о помощи и спасении жизни. После окончания россияне все равно чувствуют некую печаль от такого большого кровопролития. От пламени турецкий корабль спасает Грейг, который вместе с Долгоруким на корабле «Ростислав». Россияне решают, что они сокрушили флот и полно мстить. Победа все равно за ними. Сыны отечества принесли ей славу. Но п-прежнему в России сохраняются некоторые языческие черты: потому что она с Перуном, с Нептуном и с Марсом- потому что много еще предстоит им покорить и завоевать земель. Еще Крым им пока не подвластен, может быть Стамбул главу свою преклонит вскоре.

‡агрузка...

 

БАХАРИАНА. 1803. Протяжённость – 15000 стихов. Подзаголовок: Волшебная повесть, подчерпнутая из русских сказок».

Гораздо ближе «Бахариана» стоит к типу волшебных повестей, который всегда манил Хераскова. Подобно другим его поэмам и романам, «Бахариана» имеет аллегорическое истолкование. В ней описываются приключения Неизвестного, личность которого открывается только в самом конце книги. Царевич Орион был изгнан из дома своего отца Тризония мачехой Змиоланой за то, что убил ее любовника-сокола. Заодно Змиолана превратила Тризония в вола, а жителей его царства Лицерны сделала мухами, змеями, сороками. Целью Неизвестного становятся поиски своей возлюбленной Феланы и волшебного зеркала, добыв которое он возвращает отцу и всем его подданным человеческий облик. Помогает ему при этом старец Макробий, символизирующий духовное просвещение, христианскую мудрость. Фелана обозначает непорочность, волшебное зеркало оказывается «чистой совестью», избавляющей человека от «скотства». Словом, говорит Херасков, обращаясь к читателю, —

Знай, что повесть странная сия,
Может быть, история твоя.1

В "Бахариане" легко увидеть, что творческий метод Хераскова за полвека литературной деятельности проявил необыкновенную устойчивость. Изменялись темы его поэзии, оценки жизненных фактов, он следил за новостями литературы, но продолжал писать так, как писал десять, двадцать, сорок лет назад. Его, например, совсем не коснулось "открытие природы", совершенное в поэзии Державиным. Рационалистическая, морализирующая муза Хераскова, привыкшая представлять себе природу в чисто условных цветах и линиях, не могла взглянуть на нее непредубежденным взором и не испытала радости видения мира. Горы, долины, рощи, зефиры и хоры птичек, потоки и ручейки -- вот "приятности весенны", набор которых был обязателен для Хераскова, как для Сумарокова и других поэтов-классицистов шестидесятых годов. С тем он вступил в литературу XIX века.

Оставаясь классицистом по существу художественного метода, Херасков, как уже говорилось, кое в чем отдает дань новым литературным веяниям, исходившим от бывшего его ученика -- Карамзина. Поэт не подражает ему, но учитывает опыт, выбирая, например, для "Бахарианы" тот "русский размер" стиха, которым Карамзин написал "Илью Муромца", сделав этот размер модным. Однако Херасков, избегая метрического однообразия, монотонности, часть глав (семь из четырнадцати) пишет четырехстопным ямбом и хореем, с рифмой, признаваясь читателю:

Только рифму уважаю,

Стих без рифмы вображаю

Тело будто бы без ног...

 

ЭПИСТОЛА.

Через шесть с лишним десятков лет после Сумарокова, но с опорой на его теорию и с эпиграфом из "Эпистолы о стихотворстве", {Напрасно на Парнас слагатель смелый входит, Коль Аполлон его на верх горы не взводит.} Херасков предлагает свои советы юношам -- начинающим поэтам.

 

Где для простых очей совсем предметов нет,

Рисует, видит там и чувствует поэт, --

 

говорит Херасков, и предлагает поэту проверить себя, удается ли ему видеть в явлениях природы игру мифологических существ -- нимф, зефиров, ореад, сирен, Нептуна, Аполлона и т.д. Несмотря на гениальные уроки Державина, Херасков по-прежнему воспринимает природу сквозь мифологические реминисценции и считает, что описание утра само по себе не есть поэзия, а изображение венчанного розами Феба, выезжающего в алмазной колеснице, сразу переведет стихи в разряд произведений истинно художественных. Поэт обязан уметь отчетливо видеть то, что видят его герои, и чувствовать вместе с ними, быть "повествователем и живописцем". Свое внимание поэт должен обратить к натуре, отнюдь не подражая известным авторам, почерпая искусство "из собственных даров". Поэту необходимы знания (ими обладал в полной мере Ломоносов), правдоподобие в описаниях, что вовсе не исключает вымысел. "О, как мне повести приятны баснословны!" (стр. 8) -- искренне восклицает Херасков, как бы подводя итоги собственному творчеству.

В языке прежде всего важны понятность, естественность, он не терпит надутой пышности. Слова должны соответствовать предмету изложения ("Вещая о царях, порфирой украшайся" -- стр. 10), то есть теория "трех штилей" по-прежнему дорога для Хераскова, и открытий Державина он вовсе не думает принимать в свою практику.

Главная обязанность поэта -- славить добродетель, не устает повторять Херасков: "Без добрыя души не может быть писатель" (стр. 12).

В творчестве нужно следовать тем законам, которые установили Гораций, Буало и Сумароков. Вот к чему пришел Херасков в последние годы своей литературной жизни:

 

Что в наставлениях нам предал Сумароков,

Тех правил не забудь; не бегай тех уроков.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 | 339 | 340 | 341 | 342 | 343 | 344 | 345 | 346 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.008 сек.)