АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Июля 2008. Я вот рассказ свой начал с того, что та рекламная статейка была последним средством, чем я прекратил капанье мне на мозг со стороны Инны насчет всяких

Я вот рассказ свой начал с того, что та рекламная статейка была последним средством, чем я прекратил капанье мне на мозг со стороны Инны насчет всяких предродовых спецупражнений и пр. А вот потом Инна мне проедала плеш со своими страхами умереть, рожая дома. Я пытался достучаться до задавленного страшилами «бывалых» теток, той же медсволочью и т. д. и т. п. ее здравого смысла, стараясь объяснить ей, что способность рожать ей дал сам Создатель, что роды – это не какая‑то там операция на больном теле, даже привел в пример себя, что если б я рожал (наверно, только через задний проход), то, конечно, это не предусмотрено Создателем и явно мне бы пришлось ложится для этого в госпиталь (ну помните то трогательное кино «Юниор» со Шварценеггером в главной роли, кстати, мое любимое с ним кино) и что именно повальное безумие этого смертоедства + заклинания медицины и сделали роды похожими на смертельно опасную экзекуцию, которая может быть «облегчена» только при участии убийц в белых халатах. Но походу все мои доводы были тщетны – тупой страх, навязанный смертоедскими представлениями о родах, брал над ней верх. И вот когда все мои аргументы были исчерпаны, я ей сказал – ЕСЛИ ТЫ УМРЕШЬ, Я УМРУ ВМЕСТЕ С ТОБОЙ, и говоря это, я не шутил, и она это почувствовала, и больше мы уже к этому глупому разговору не возвращались. И последние месяцы и недели она в этом плане держалась молодцом (признаков трусости не показывала), а когда настал ДЕНЬ Х, то мы с ней уже были как слаженный экипаж самолета в экстремальных условиях, готовя место для родов и все остальное, связанное с предродовой подготовкой всего, что нам будет в этом марафоне необходимо. И в эти моменты у нее я не заметил ни паники, ни растерянности, а полная собранность и деловитость, чему про себя был очень и очень доволен.

Кстати, как наступил этот самый ДЕНЬ Х, мы были полностью сконфужены сроком беременности, ведь он по УЗИ (той глупости, сделанной Инной еще на третьем месяце) различался аж на 4 недели от срока ее менструального цикла, и выходило, что по УЗИ, например, у нее 36 неделя, а по этому самому циклу уже целых 40. Но проанализировав всю нами собранную инфу по этому вопросу, мы все‑таки пришли к выводу, что ее срок по циклу куда более реален (и мы, как оказалось, не ошиблись), но тем не менее исходя из этих довольно разных данных, мы тем не менее даже не могли представить, когда этот ДЕНЬ Х наступит. Но уже начиная с 39 недели по «нашему» исчислению Инна уже дождаться не могла этих самых родов (ведь это как раз начальный срок здоровых родов). И все ходила за мной по двору, доставая меня словами – ну Елик (это она меня так называет дома), ну Елик, ну когда!!! А у меня тоже все из рук валилось, потому что я тоже весь в ожидании был и еще сильней хреначил штангу, чтоб хоть как‑то «развлечься», вот так мы и «тусовались по периметру» друг за другом.



И вот шел 4 день 41‑ой недели (нормальный срок родов около 40 недель), начались типа схватки, но были они не сильные и быстро прошли, мы обломились ужасно (ведь мы уже так ждали этого дня, как впрочем и многие здесь присутствующие). Потом на следующий день мы поехали на базар, лазили по магазинам, покупая всякую самую необходимую для этого дела и для бэбика мелочь. Одна тетка на базаре заметила, что у Инны животик и, спросив о ее сроке, была поражена, когда я ей ответил, что уже десятый месяц пошел, так как у Инны самой глядя на себя не поворачивался язык такую дату сказать. Кстати, насчет животика, у Инны он был и так маленький, а на последних неделях перед родами стал еще меньше, и вес, который к началу 8 месяца поднялся до 66 кг, упал плавно (правда, пару раз чуть подымался) до 63, 5 кг. Сколько раз люди удивлялись, что, оказывается, Инна уже на внушительном сроке беременности. Кое‑кто, зная, как мы питаемся, намекали на это дело и выражали озабоченность столь малым в их понятии животом, да и стройностью самой Инны, которую они считали ненормальной для беременной женщины.

Кстати, последние 2 месяца беременности мы посещали дохторов в «центре здоровья», но не потому, что нас интересовали наблюдения дохторов с их рецептами и прочей хренью, все намного проще – нас интересовали те бумажки, которые они выписывали и которые мы несли в службу социальной защиты для выплаты пособия по беременности с последующим пособием по кормлению и пр. Там то ей и сделали анализ крови, мочи и пр. потому, что это нужно было для выписки этих самых бумажек. И как мне забавно было сидеть с Инной в очереди на прием и глядеть на смертоежек, которые уже на 7 месяце выглядели ну просто как каракатицы, проглотившие огромный чемодан, и потом переводя взгляд на Инну, наслаждаться видом стройной девушки, у которой, если она сидит, то и живота не заметить.

‡агрузка...

 

Так ведь у нее тогда 9 месяц шел! До этого срока она ездила туда сама, но потом я уже решил перестраховаться и возил ее (не дай Бог что! Я б себе потом этого не простил), потому как от нас этот «центр здоровья» в 25 км горной извилистой дороги. А немного испугало и заставило возить ее потом вот что: как‑то нарвали мы растущих самих по себе слив, и Инна, с утра съев несколько штук, поехала на очередной прием в этот «центр» и по дороге назад ее начало тошнить, но на той извилистой горной дороге просто негде было остановится и ей пришлось одной рукой рулить, а другой эти сливки в ладошку выблевывать. Конечно, сами сливы здесь были не причем, они были 1000% натурпродукт, да и сам я их ел с удовольствием много. Поэтому я "винил" только Инну – ведь в конце беременности может наступить опять токсикоз (хотя это уже патология типа гестоза), но как оказалось, это был никакой не гестоз, а просто «одноразовая» такая странная реакция на живой качественнейший продукт. В общем, потом начав возить ее раз в неделю в этот «центр здоровья», я и насмотрелся на этих «каракатиц» и на всю остальную страждущую здоровья, но тем не менее мрачно говноедствующую публику, стоящую в разные кабинеты. Как мне «забавно» было на все это смотреть, на ожиревших и больных деток, на больных тетек и дядек, наивно ищущих у медсволочи исцеления – какое же безумие жить в таком фруктовом раю и гнить заживо! И как же это наглядно видно в этих гребаных «храмах здоровья».

Кстати, о весе при беременности – ведь я не раз писал, что сыромоноед – это сродни японской машине – ничего лишнего, максимальная мощь при минимальном размере и весе и при беременности это особенно видно.

 

Ведь именно при беременности смертоежки набирают порой десятки килограмм пустого балласта, на смертоедстве происходит не только внешняя «гипертрофия», но и «гипертрофия» внутренняя, посмотрите, как выглядит обычная беременная женщина, как от веса выгибается ее позвоночник, какой необъятный живот ей приходится порой таскать, как давит ей ее живот на сердце, какие изжоги ее начинают доставать, особенно на последних месяцах, проблемы с дефекацией, как порой отекает ее лицо и все тело и т. д. и т. п. Ведь бедному телу надо успевать справляться с той гнилью, которую в него суют, свято веря в то, что без этого тело просто умрет вместе с плодом в нем, с тем биомусором, который ну никак не связан с реальными потребностями тела и тем более с ростом новой жизни в нем, и сам плод в конечном счете тоже гипертрофируется так же, как и сама мама – в основном, за счет жира и воды. Как этот ожиревший плод давит на все внутренности и на сами кишки, в которых происходит гниение этой жуткой рыбомясояйцемолочной мерзости, помимо остального пищевого хлама. Потом нарушается работа всей гормональной системы в целом, тело просто работает на пределе своих возможностей. А как потом этот ожиревший плод рвет родовые пути! А сама плоть мамы‑блюдоманки, какая она становится грубая и не эластичная, ведь при таком плоде ей как раз надо быть суперкрепкой и эластичной. Тело изнашивается в этой тупой борьбе до родов, и уже на сами роды порой просто нет сил, сколько рожениц страдают от вялой родовой деятельности или ее полного отсутствия, сколько теток рвется пополам во время родов, а ведь опять же, имея в себе такую «тушку», эта родовая деятельность должна быть на порядок мощнее обычной. В общем, анализируя это все, становится понятно, почему столько проблем возникает при родах, почему роды и сама беременность для многих – это такой ужас, почему тетки, особенно всякие актриски и певички так боятся рожать, дабы не испортить свои формы и не подорвать здоровье.

Теперь говоря о Инне – все было так, как я и предполагал. Устоявшийся вес ее в обычной жизни 58 кг + 3 кг плод + 0, 5 кг плацента + примерно 2 кг околоплодная вода вместе с какой‑то там набранной массой тела = 63, 5кг ‑ то есть тот вес, который и был у Инны за пару недель перед родами, то есть в общей сложности ее беременность «весила» 5, 5 кг. Теперь возьмите среднестатистическую трупоежку, которая в своем чреве перед родами имеет плод примерно той же массы (ну фиг с ним, даже сильно ожиревший будет не более 5‑6 кг). Ведь даже меднорма в разнице веса ДО и ВО время беременности – это 12‑13 кг, но это норма, а ведь зачастую тетки набирают и по 20, а то и 30 кг, а то и 40 кг (Мила Йовович, например), и подобные «наборы» сплошь и рядом, и этот ужас считается вполне нормальным делом. А какие у беременных трупоежек начинаются заскоки в еде, с каким порой остервенением они начинают есть всякую гадость – организм идет вразнос и вроде как требует того, что его еще больше угнетает и отравляет – в общем, самопроклятие какое‑то, иначе и не назовешь. А вот еще одна интересная деталь, очень многим, даже самым мрачным любительницам трупов животных во время беременности просто начинает тошнить при одном только виде и запахе этой мерзости, той, без которой они еще недавно жизни не представляли – ВЕДЬ САМА ПРИРОДА НАПРАВЛЯЕТ ХОТЬ КАК‑ТО НА ПУТЬ ИСТИННЫЙ, хотя в то же самое время тех же несчастных может дико потянуть на мороженное, пирожки с капустой, вареники, драники, йогурты, борщи, да и фиг еще знает на какую «вроде как не трупную» хрень. А ведь как наезжают (именно наезжают) медики, как они заклинательно настаивают, пугая страхом смерти и саму маму и смертью еще не родившегося ребенка пересиливаться и таки жрать плоть убиенных тварей, дескать в ней такой ценнейший белок, то же самое с молочными продуктами, ведь по мнению той же медицины, в них столько кальция и опять же белка, что если этих животных выделений не потреблять, то ребенок просто родится без скелета, а сама мамаша рассыпется от потери кальция костями. И еще ведь те же сволочи утверждают, мол, «экспериментировать над собой и издеваться, становясь вегетарианцами и веганами и пр., можете когда хотите, НО ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ ВЫ ОБЯЗАНЫ ПИТАТЬСЯ ПРАВИЛЬНО И НЕ БЫТЬ ЭГОИСТКАМИ». И САМОЕ ОБИДНОЕ, ЧТО В ЭТУ СМЕРТОНОСНУЮ ХРЕНЬ, ВЫСОСАННУЮ ИЗ ПАЛЬЦА И НЕ ИМЕЮЩУЮ ПОД СОБОЙ НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ, СВЯТО ВЕРЯТ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ! Вот сами почитайте в инете, что пишут светила меднаук о питании и особенно питании беременных и кормящих – У МЕНЯ ПРОСТО ВОЛОСЫ ДЫБОМ ВСТАЮТ. Меня уже не раз обвиняли в паранойе, но объяснения, окромя желания пришельцев уничтожить хомосапиенсов, другого не нахожу, хотя и понимаю всю абсурдность подобного умозаключения.

Давайте вернемся к Инниным еженедельным поездкам в «центр здоровья» для получения этих самых бумажек для пособия. Так вот мы с ней сразу же договорились – ни слова о ее питании, все рецепты брать у дохтора покорно (если вдруг такой выпишут), ну, в общем, быть обычной беременной пациенткой. Хотя, конечно, полностью отказаться от УЗИ и различных инъекций (если вдруг дохтор захочет сделать) – пропади оно пропадом тогда, это пособие, если дело станет ребром из‑за этой медицины. В общем, когда Инна отказалась от УЗИ на седьмом месяце, то ей звонили даже несколько раз оттуда в недоумении, как это так она не хочет делать УЗИ, все поверить не могли и звонили, перепроверяли, а точно ли она вот так берет и отказывается от него. Ну нас в этом плане пронесло – в пособии из‑за этого не отказали. А вот еще один случай произошел в этом «центре» презабавнейший. Делали полный анализ крови Инне, и для анализа на сахар ей сначала сунули выпить какую‑то жидкость. Инна отказалась, конечно же.

Доктор, недоумевая, сказал: «Но ведь это просто растворенный сахар!»

Инна ответила: «Я не употребляю сахар».

Доктор: Но ведь придя домой ты будешь пить кофе с сахаром?

Инна: Я не пью кофе.

Доктор: Ну соки, какая разница.

Инна: Я не пью соков.

Доктор: Ну булочку съешь.

Инна: Я не ем булочек.

Доктор: НУ ЧТО Ж ТЫ ТОГДА ВООБЩЕ ЕШЬ!?

Вот тут‑то он ее чуть было на чистую воду и не вывел. Короче, док, посоветовавшись еще с кем‑то там, так и сделал ей тот анализ без этого сахарного напитка. А я Инну заранее предупредил – каковы бы ни были результаты анализов, что бы эти суки там не нашли и чего б они там не досчитались – НЕ ПАНИКОВАТЬ и не обращать на это все внимания, а если что, то забить и на эти посещения и на это пособие. Ведь все эти цифры в медицине взяты с потолка и основаны на наблюдениях за теми же трупоедами, и посему к Инне это все не имеет ни какого отношения. И когда мы получили результаты анализов мочи и крови, я очень удивился, что все оказалось в норме, за исключением гемоглобина, он был немного занижен. Но меня это просто позабавило, ведь на момент сдачи анализов Инна была на пике самочувствия и работоспособности, работая целый день на своей основной работе, а потом по приезду домой еще в огороде ковыряясь, и так многие дни подряд – такой я еще ее никогда не видал, да еще при всем при том имея цветущий вид. А тут, блин, у нее, оказывается, если верить этому анализу – АНЕМИЯ! – ну не юмор ли, а!? И когда она потом, будучи на приеме в очередной раз у доктора, спросила (про себя откровенно издеваясь над этим «служителем культа»): «Я ведь столько кушаю и мяса, и рыбы, и молочных продуктов, почему у меня эта самая нехватка железа?!» На что док ей ответил, что это типичнейшая проблема многих беременных, и выписал ей каких‑то там препаратов, которые Инна, конечно же, никогда не пила. Кстати, одна наша знакомая мрачная мясоедка, особенно им давящаяся в беременность, имела еще большую нехватку этого самого железа в анализах, а уж как она рожала переношенного ребенка, на 43‑ей неделе имея полное отсутствие родовой деятельности, и только благодаря окситацину разродившись, порвавшись при этом от пупа до попы и набрав за роды 22 кг, превратившись в фиг знает кого – вот, блин, хороший показатель «правильного» и «сбалансированного», «богатого» всем на свете питания. Так что все эти цифры – это такая чушь для меня была, и только лишний раз в этом убедился – ведь многие не раз были свидетелями, когда человеку хреновее самого хренового, а анализы идеальные, или вот как в случае с Инной – гемоглобин так занижен, а она цветет и пахнет.

В общем, Инна удивляла врачей – от УЗИ она отказалась, сахар пить тоже отказалась, сказала, что дома рожать будет, ПОСЛЕДНЕЕ У НИХ ВООБЩЕ ВЫЗВАЛО ПОЛНЕЙШЕЕ НЕДОУМЕНИЕ. Док ей сказал, что он таких прецедентов за всю свою практику еще не имел, и что если она действительно родит дома, то ее нужно по ТВ показывать и интервью брать. Но тем не менее бумажки для «социала» регулярно выписывались, а нам больше и не надо было.

И вот пошел 5‑й день 41‑ой первой недели (если, конечно, верить Инниным вычислениям), опять начались схватки, но совершенно короткие и слабые, и длилось это все не более 30 минут. Короче, опять облом, опять неопределенность, ведь если верить спецам‑УЗИстам, у нее шла всего 37‑я неделя, хотя мы, конечно же, знали, что это собачья чушь, основанная на жестких таблицах размера плода и его возраста, вложенных в компьютер этой самой УЗИ‑машины и не учитывающих жизненных обстоятельств, и что эти самые обстоятельства сильно порой влияют на этот жесткий график – да и как природу можно подогнать в какой‑то общую строгую «математику»? Ведь у Инны был такой мощнейший токсикоз (о котором я не раз писал и которому я сильно радовался, хоть и смотреть на нее было жутковато – за 2 недели 10 кило потеряла с полным отсутствием физических и психических сил), так вот этот токсикоз и сдержал, по‑видимому, развитие плода на первых неделях беременности. Хотя подобные «тренировочные схватки Брэкстона» могут появляться еще за месяц до родов. А еще в медицине предвестником наступающих родов считается опускание живота, когда, как пишут в учебниках, у женщины наступает облегчение дыхания, потому что плод опускается в таз, матка уже не давит на диафрагму, распрямляются кишки, и женщину перестают мучить постоянные изжоги и бла‑бла‑бла. У Инны вообще никогда не было проблем с тем, что матка давит на диафрагму (с ее‑то животиком), а уж про изжоги и говорить не приходится – ТИПИЧНО МУСОРОЕДСКАЯ ПРОБЛЕМА. В общем, все эти признаки нам не «катили». А еще признак надвигающихся родов – небольшое падение веса (1 – 2 кг) за несколько дней до родов, так у Инны вес уже начал падать почти месяц назад, а потом опять подымался немного, а потом опять падал – так что этот признак тоже не прокатил для нас. Да и сам живот у нее последний месяц такой маленький стал, что мы все гадали – где ж там наш колобок и какого он там тогда размера при такой вот «миниатюризации»? Кстати, меня все эти маленькие размеры нисколько не пугали, а наоборот, они лишь доказывали мои теоретические предположения, ведь, например, у 200‑килограммового самца гориллы, состоящего из костей и мышц, «горильша» рожает малыша 1, 5 кг, и это наш ближайший типа родич, к тому же строжайший веган! И как же меня удивило, что наш киндер был почти «блюдоманского» и веса и размера, то есть 2, 800 кг и 51 см рост. ВОТ Я БЫ ХОТЕЛ У МЕДСВОЛОЧИ И ПРОЧИХ ФОРУМНЫХ ЗАВЫВАТЕЛЕЙ О БЕЛКАХ, КАЛЬЦИЯХ, Б12 И ПРОЧЕМ ДЕРЬМЕ СПРОСИТЬ – ОТКУДА ВСЕ ЭТО ВЗЯЛОСЬ ВНУТРИ ЧЕЛОВЕКА, УЖЕ 6 ЛЕТ КАК ВЕГЕТАРИАНЦА И 4 ГОДА СЫРОЕДЕА, ПОСЛЕДНИЕ 2, 5 ИЗ КОТОРЫХ 100% СЫРОМОНО?! Ведь если верить «хромым» объяснениям медсволочи, то он при таком ужасном питании все мог взять только из Инны, но ведь она тогда просто рассыпаться должна!? А она цветет и пахнет (кожа, волосы и пр., я специально крупнейшие фоты сделал) и молоко у нее рекой из грудей течет и колобок наш сыт и доволен 24 часа в сутки. В ОБЩЕМ, НЕСКЛАДУШКА ВОТ ТАКАЯ ВОТ ПОЛУЧАЕТСИ. Конечно, можно махнуть рукой и сказать, что Изюм просто туп и не ведает, что несет, а самое простое, что он просто шарлатан, ну да фиг с ним – продолжим рассказ дальше.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.016 сек.)