АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Йоган Питер Мюллер

Читайте также:
  1. Апитерапия и фитотерапия в лечении заболеваний почек и мочевыводящих путей
  2. ВЕЛИКОПИТЕРСКОЙ ИМПЕРИЕЙ
  3. Вена, какой ее знал Отто Мюллер
  4. Возвращение Питера Лейка
  5. Глава 13. Юпитер, сворачивание реальности и переход
  6. Дж. М. Барри. Питер Пэн
  7. Дж. М. Барри. Питер Пэн
  8. Дж. М. Барри. Питер Пэн
  9. Джефф Питерс как персональный магнит
  10. Йоган Гутенберг
  11. Мартин Вальдземюллер,

 

Техника Врат

Для меня Бог не имеет формы, Он свободен от границ, но при этом проникает во все формы. Но так было не всегда. Было время, когда я воспринимал Бога на очень личном и практическом уровне. Тогда я созерцал внутренним взором величественные ангельские царства и в составе немногочисленных групп постигал учения продвинутых мастеров. Выше и ниже сферы моего физического существования присутствовало бесконечное количество уровней жизни, и я с интересом исследовал все те из них, с которыми мне удавалось соприкоснуться. Эти миры были столь же реальны и телесны, как тот, где рожден я. Возможно, ты с порога объявишь, что все это — бегство в мир грез, как поначалу думал и я сам. И можно было бы признать твою правоту, если бы не замечательные техники и инструменты, переданные мне в этих щедрых мирах. Я отчетливо помню их и сейчас — как помню места, которые посещал на Земле. Они со мной, но меня туда не тянет. Я предпочитаю глубокую в своей простоте красоту этого мира. Он совершенен такой, как есть.

В конце 80-х, когда Бог все еще обладал для меня формой, я попросил Его о технике, которая быстро и легко обеспечивала бы практикующему безмятежность ума. И ответом была Техника Врат.

В течение нескольких лет в моем кабинете хиропрактики собиралась группа духовных искателей. Тот вечер, когда я получил технику, отложился в моей памяти особенно ярко. Был серый, пронзительно холодный январский день. Я удивлялся, что в тот вечер вообще нашлись люди, отважившиеся бросить вызов погоде Мичигана. Однако собрались почти все. За пару дней до того я связался с членами группы и сказал, что на этом занятии мы будем исследовать нечто особое, не объясняя ничего конкретно. Я вынужден был говорить неопределенно, поскольку сам не имел ни малейшего представления о том, что материализуется перед нами тем вечером — и вообще материализуется ли.

Рассевшись по местам, собравшиеся смотрели на меня с ожиданием. Я сидел напротив и просто глядел на них. Бог ничего мне не говорил. Он был непривычно тих. Не зная, что делать, я попросил участников группы закрыть глаза. Казалось, мы просидели с закрытыми глазами очень и очень долго, но на самом деле прошло минут десять. Я сканировал тишину в ожидании какого-то признака Божественной активности. Чем пристальнее я вглядывался, тем дальше отодвигал от себя тишину. Наконец я сдался. Помню, как мне подумалось: «Да, сегодня у нас получилась весьма короткая встреча... Хорошо хоть чаю с печеньем припас — людей угостить». Затем мое внимание привлекла некая форма внутри бесформенного. Из этой тишины внезапно явился Бог. Во внезапном проблеске озарения я понял, что с самого начала нашей встречи ждал свою технику ради того, чтобы маленькое я могло воткнуть еще одно перо в мою охотничью шапку. Но как только я сдался и исполнился смирения, вошел Бог. Так, на ложе скромности, начинается учение.



Как только Его великолепный образ полностью проявился, Он неожиданно вновь растворился в Тишине. Я подумал, что Он от меня уходит. И в некотором смысле так и было. Он превращался в Это — в процесс, на доработку которого у меня затем ушло еще семь лет. Тогда, из этой тишины, пришла Техника Врат. И я сразу же познакомил с этой процедурой избавления от душевных страданий членов моей группы.

 

Опыт четвертый

Техника Врат

Сядь в удобное кресло, где тебя не будут беспокоить 10-15 минут. Закрой глаза и позволь своему уму размышлять в течение 10-20 секунд. Теперь обрати внимание на свои ощущения. У тебя может возникнуть несколько связанных друг с другом чувств вроде тревоги или неудовлетворенности или же просто легкое беспокойство. Не имеет особого значения, что именно ты чувствуешь, просто наблюдай то, что есть, в течение следующих 10-20 секунд.

А теперь обрати внимание на эйфо-чувства. Примеры эйфо-чувств, которые ты можешь испытать: умиротворенность, неподвижность, покой, безмятежность, радость, блаженство или экстаз.

А еще ты можешь увидеть или услышать слова: свет, любовь, сострадание, пространство, бесконечность, чистая энергия, бытие, благодать и т. д. Все они могут присутствовать, но одно будет выделяться больше остальных.

 

Если ни одно эйфо-чувство не выделяется, тогда выбери какое-то сам и обрати на него несколько более пристальное внимание. Не вмешивайся, просто наблюдай.

Пока ты наблюдаешь эйфо-чувство, оно может каким- то образом изменяться. Стать больше или громче или начать растворяться. Оно может превратиться в другое эйфо-чувство или вообще исчезнуть. А возможно, твой ум сместится к другим мыслям или же ты начнешь прислушиваться к окружающим звукам. Или даже на время забудешь, что выполняешь Технику Врат. Если такое произойдет, то сам факт осознания, что ты находишься в состоянии автомыс- лия, означает, что ты уже снова сосредоточил внимание на происходящем.

Просто продолжай наблюдать свое эйфо-чувство, не вмешиваясь. Или осторожно переключись на другое эйфо-чувство и начни весь процесс сначала. Не имеет особого значения, что именно происходит, главное — наблюдать, что разворачивается перед тобой. Суть в том, чтобы просто наблюдать за происходящим, независимо от того, что именно происходит.

Продолжай выполнять Технику Врат в течение 10-15 минут. Когда закончишь, не стоит сразу же открывать глаза или вскакивать с кресла и браться за дела. Посиди с закрытыми глазами, потом потянись. Возвращайся во внешний мир медленно. А затем легко влейся в свои повседневные дела.

На физическом уровне ты ощутишь расслабленность, — возможно, такую глубокую расслабленность, какую не ощущал много лет. На психологическом уровне ты погрузишься в безмятежность. А что ты сделал для этого? Ничего! Просто наблюдал.

Техника Врат учит нас не обращать внимания ни на что, кроме наблюдения. И то, что при этом происходит, — истинное волшебство. Без малейших усилий ты обретаешь глубочайшее исцеление. Фактически, любые усилия тут нецелесообразны. Техника Врат омывает твою душу целебными водами Истинного Я. Оно знает, что делать. Ты получаешь доступ к мудрости своего Я.

Если будешь выполнять это упражнение регулярно, ты ощутишь прилив энергии на физическом и психологическом уровне; внутреннее напряжение исчезнет, любые недомогания отступят, повысится сопротивляемость стрессу на умственном и эмоциональном уровнях, отношения с окружающими станут лучше. Все это достигается просто благодаря тому, что ты обращаешь внимание на происходящее.

Очень скоро ты станешь все чаще замечать, что осуществляешь наблюдение и в те моменты, когда не практикуешь Технику Врат,— просто в повседневной жизни. Техника Врат хороша и сама по себе, но ее также можно практиковать и перед занятиями по другим системам, чтобы усилить их эффект. В результате ежедневного выполнения этой техники ты быстро приобретешь привычку пребывать в состоянии наблюдения во время любой деятельности.

 

Переплавка настроений

На данный момент мы извели уже достаточно много чернил, обсуждая тему душевной боли. Ум сам ответствен за собственную боль. Источник боли в нем одном, и исцелиться от нее можно, только выскользнув за пределы ума в радость — мать ума. Радость и безмятежность, блаженство и экстаз — это различные отражения в уме невыразимого Истинного Я. Как ты помнишь, эти эйфо-чувства присутствуют в нас всегда, независимо от того, осознаем мы их или нет. Они не зависят от наших настроений, которые изменяются вместе с мыслями или обусловленными чувствами. Все очень просто. Обусловленные чувства, лишенные поддержки эйфо-чувств, служат причиной человеческого состояния, известного как «проблемы». Проблемный ум сбит с толку, зол, исполнен страха, подозрителен и разрушителен.

Пора покончить со страданиями. Сделать это легко и просто, однако некоторые усилия приложить все же нужно. Тут необходимо четко установить приоритеты. Хочешь ли ты наполнить жизнь невообразимой радостью — или предпочтешь и дальше разделять страдания со всеми нами? Этот выбор можешь сделать только ты сам. И ты его делаешь не один раз, но каждую секунду своей жизни. Ты только задумайся: большинство людей уделяют больше внимания выбору наряда на грядущий день, чем усилиям, направленным на прекращение своих страданий.

Начни с того, что у тебя есть. То, что ты обретаешь на духовном уровне, отнять у тебя уже невозможно, и далее ты будешь только расти в геометрической прогрессии. Обещаю.

Хм, дайте оратору воды... спасибо... итак, продолжим обсуждение нашей темы: избавление от душевной боли.

Представь себе шланг с переключателем, который изменяет характер струи, выходящей из шланга. В одном положении из шланга вылетает водяная пыль, как из распылителя. В другом положении — очень сильная узкая струя. Вода — это поток твоего сознания, а пользуется этим шлангом ум. В режиме распылителя водяная пыль летит туда, куда дует ветер. Переключи на струйный режим, и водяная плеть сможет сметать мусор с твоей дорожки.

В большинстве случаев наш ум настроен на режим распылителя. Мысли несутся по ветру несфокусированного ума. А сейчас мы научимся сужать поток сознания, чтобы он мог прицельно смывать с нашего пути эмоциональный мусор.

Обрати внимание: я не проповедую концентрацию, психоанализ, метод свободных ассоциаций или любую другую структурированную психотехнику или терапию. Вся хитрость в том, чтобы наблюдать, не контролируя. Таким образом, мы сдаемся бесконечному организующему разуму Истинного Я. Душевные мучения обусловлены тем, что малое я пренебрегает мудростью Я большого. Использование техники, сориентированной на я, породило бы только новые проблемы. Мы же лишь настроим нужный механизм, а всю работу за нас выполнит Истинное Я. Именно так следовало делать с самого начала, вместо того чтобы плотно набивать свои душевные сумки болью. То, что мы будем делать, в чем- то сродни нырянию в прохладную воду. Все, что для этого нужно, — встать на краю мостков, достаточно сильно склониться вперед и позволить гравитации завершить работу.

 

Как трансформировать настроения

В этом упражнении ты применишь свой талант невмешательства для устранения некоторых негативных эмоций, засевших в памяти. Эти эмоции продолжают оказывать на тебя разрушительное воздействие, снижая качество твоей жизни.

 

Опыт пятый

Как преодолеть негативные эмоции

Сядь удобно, позаботившись о том, чтобы тебя минимум минут пятнадцать не беспокоили. Закрой глаза и наблюдай за потоком своих мыслей. Теперь займи свой ум каким-то незначительным или малозначимым негативным событием. Это может быть случай из прошлого или тревога по поводу будущего события. Ярко нарисуй событие в своем воображении. Все должно быть очень живо: ситуация, люди, место.

Одну за другой идентифицируй свои эмоции. Не сдерживайся. Пусть они нарастают, пока не станут предельно сильными. Теперь оцени силу каждой эмоции по десятибалльной шкале. Десятка означает максимальный для тебя накал данной эмоции.

Переходи от эмоции к эмоции. Одна из них будет более сильной, чем другие. Исследуй ее внимательнее. Возможно, она отчетливо ощущается где-то в твоем теле или возле тела. Найди эту точку в своем теле. Присмотрись к эмоции еще пристальнее. Какого она цвета? Какой формы? Какой текстуры? Какой звук или вкус с ней ассоциируется?

Теперь, когда ты обнаружил эту эмоцию, достань свое внутреннее увеличительное стекло и исследуй ее еще внимательнее. Советую снова обратить внимание на то, каким образом она проявляется, наблюдая ее отдельные качества, как описано выше. Наблюдай эмоцию, вглядываясь в нее все пристальнее, и вскоре твое ощугцение от нее изменится. Возможно, цвет станет другим, или место расположения, или форма. А может быть, она усилится, или станет слабее, или вообще превратится совсем в другую эмоцию. Возможно, тебе придется наблюдать ее в течение нескольких минут, прежде чем ты что-то заметишь, — но перемена произойдет обязательно. После этого вглядись еще внимательнее. Посмотри, не изменились ли еще какие-то параметры — например, размер, звук или текстура.

Продолжай внимательно наблюдать эти изменения — одно за другим. Со временем — может быть, очень скоро, а может быть, не очень —- ты ощутишь спонтанное пробуждение эйфо-чувства. Наблюдай эйфо-чувство так же, как наблюдал негативную эмоцию, определяя его форму, текстуру, место расположения в теле и т. д. Вскоре ты испытаешь общее ощущение легкости и внутренней безмятежности. Сеанс переплавки настроений должен длиться не менее десяти минут (если хочешь, можно и дольше — до одного часа). Если твой ум отвлекается и уносится прочь, не беспокойся, — это нормально. Просто вернись к чувству, как ты его оставил, и возобнови процесс наблюдения.

С самого начала запланируй так, чтобы по окончании сеанса трансформации настроений ты мог еще минут пять просто посидеть или полежать с закрытыми глазами. Это время нужно, чтобы любые не рассеявшиеся эмоции имели возможность все-таки рассеяться.

Когда закончишь, вернись к тому событию, с которого ты начинал упражнение. Опять оцени эмоции по десятибалльной шкале. Ты обнаружишь, что уровень эмоционального дискомфорта значительно снизился.

Процесс трансформации настроения дает тебе кое-что, незаметное на первый взгляд. Да, настроение улучшится, и уровень негативных эмоций снизится. Но дает ли эта практика что-то, помимо смутных приятных ощущений? Уверенно отвечаю: ДА.

Когда ты проводишь такого рода наблюдение, интенсивность эмоций, связанных с негативным событием, значительно снижается. Многие люди обнаруживают, что уже через несколько минут уровень негативных эмоций не достигает даже одного балла. Напряженность ситуации всегда снижается, когда смотришь на нее без попыток как-то ее исправить или убежать. (Бегство — один из вариантов исправления.) Это потрясающе. Достаточно немного отодвинуться от кипящего котла, и ты начинаешь ощущать изысканные ароматы воспоминаний. Ты уже больше не являешься одним из ингредиентов блюда. Ты — едок, а не еда. И теперь ты можешь без всяких страданий насладиться пищей, которую подает тебе жизнь. Ладно, хватит пищевых аналогий. Наверное, я просто проголодался. Прости, я отлучусь ненадолго — нужно перекусить.

Ну, вот я и вернулся. Трансформация настроений стирает все эмоциональные записи. Ты можешь воспроизвести это же событие завтра, или через неделю, или через год — и оно rio-прежнему будет на нижнем конце эмоциональной шкалы. Мало того: трансформация настроений проникает глубоко в память, пуская корни и нейтрализуя все эмоции, которые были связаны с исходным событием, но не ассоциировались с ним на сознательном уровне.

Помни: твоя память постоянно изменяется. Неприятное событие — например, то, которое ты прорабатывал в пятом упражнении, — сопряжено с рядом базовых эмоций, таких как гнев, зависть и скорбь. И с каждым базовым эмоциональным воспоминанием может ассоциироваться много разных событий. В свою очередь, эти базовые эмоции происходят от единой первичной эмоции — страха. Если ты провел упражнение по трансформации настроений до самого конца и эйфо-чувства в тебе полностью вытеснили негативные эмоции, значит, ты эффективно рассеял базовые эмоции. Помимо этого, ты устранил страх, отраженный в исходном событии и во всех других событиях, ассоциирующихся с этой областью памяти. И это очень хорошо. Это означает, что тебя больше не будут донимать скрытые воспоминания. Сами воспоминания останутся, но теперь они лишены своего эмоционального заряда. Ты словно сжег канат. Представь себе, что ты бросил в огонь канат и наблюдаешь, как он сгорает дотла — остается только пепел. Этот пепел до сих пор держит форму каната, однако теперь с его помощью тебя не связать. Если ты попытаешься взять пепел в руки, он рассыплется. Подвергшиеся наблюдению воспоминания сохраняют свою форму, но они утрачивают способность влиять на тебя. Возможно, ты даже улыбнешься, вернувшись к воспоминаниям, которые прежде причиняли тебе боль. Они уже сослужили свою службу. Они углубили твое осознание.

Из всех упражнений трансформация настроений требует наибольшего внимания, ибо только полная расслабленность принесет плоды. Помни, что это упражнение по наблюдению, а поэтому должно выполняться без усилий. Главное при трансформации настроения не стремиться к определенным результатам, а просто принимать любые результаты. Попытки контролировать процесс только усилят страдания.

Начинать лучше всего с незначительных жизненных переживаний. Когда ты освоишь эту мощнейшую технику, сможешь перейти к более тяжелым событиям и нейтрализовать их. На первых порах можно попросить друга, чтобы он тебе ассистировал. Пускай задает вопросы:« Что ты чувствуешь?» (Следи за тем, чтобы определять именно чувства, а не общие состояния. Общие состояния скрывают чувства, как дымовая завеса. Примеры общих состояний: недовольство,усталость, растерянность, безразличие, нерешительность, раздражение и т. п.), «Ощущаетсяли чувство в теле или вне его?», «Где именно?», «Какаяу него форма, цвет, текстура?», «Звучит ли оно?», «Обладает ли запахом?», «Каково оно на ощупь?». Ассистент задает вопросы только такого рода, и никаких других. Очень важно, чтобы он воздерживался от анализа, суждений, образных ассоциаций и прочих действий, вовлекающих ум.

Такая помощь полезна тем, что ассистент постоянно напоминает тебе о необходимости наблюдать. На первых порах мысли и эмоции то и дело отвлекают нас от процесса и мы значительную часть времени предаемся автомыслию. Ассистент может ускорить процесс трансформации настроения. Ему вовсе не нужно знать, что конкретно тебя беспокоит. Ты вполне можешь держать это при себе. Я помог избавиться от болезненных эмоций многим людям и при этом никогда не знал, что конкретно их беспокоит. Частности не имеют значения. Здоровая эмоциональная жизнь начинается с осознания Истинного Я. Это все, что нужно знать. Ассистенту требуется только задавать простые вопросы о цвете, месте расположения и т. д., которые помогут передвинуть твой умственный переключатель на режим «струя».

Иногда, когда ты впервые обращаешься к неприятному воспоминанию или ожидаемому событию, первый порыв — отвернуться. Помни о том, что эго нуждается в темноте. А осознание — свет. При первых попытках наблюдать негативность ты можешь поймать себя на мысли: «Может, лучше не будить лихо, пока оно тихо?» — после хочется снова переключить свой шланг в режим распылителя. Это результат темной магии эго. Когда ты впервые обращаешься к негативному событию, проблема кажется непосильно огромной. Тебе кажется, что незачем ворошить прошлое, поскольку ты все равно не сможешь проработать такую сложную и запутанную проблему. И это было бы верно, если бы ты действительно собирался «прорабатывать» ее. Такие дела лучше оставить профессионалам — психологам и психиатрам. Однако ты не собираешься применять психоанализ или другие методы работы с умом. Ты выходишь за пределы ума и просто наблюдаешь, что происходит.

Эго надеется, что чудовища из прошлого напугают тебя и ты убежишь. Вполне возможно, что в первый момент тебя и вправду захлестнет волна страха — особенно если эго почувствует, что ему грозит реальная опасность. Страх — это базовая эмоция, из которой происходят все остальные эмоции. Если ты ударишь слишком близко от логова эго, оно пустит в тебя мощнейший разряд страха. Если ты станешь сражаться со страхом, это означает, что ты сам исполнен страха. Ты пытаешься избавиться от страха потому, что боишься его. Из этого ничего не получится.

Осуществляя наблюдение, мы ничего не пытаемся исправить или изменить. Мы просто смотрим, что происходит.

Видишь ли, мы впали в заблуждение, подчинившись законам, которые сформировались в результате фильтрации реальности через искаженное восприятие эго. Когда мы свидетельствуем происходящее, не вмешиваясь, мы тем самым устраняем искажающее влияние эго. Наблюдение — начало жизни без проблем. Ничего не нужно исправлять. Мы уже прибыли в пункт назначения. Все, что было скрыто за пеленой обмана, обретает ясность. Нам уже не нужно ничего делать.

Есть древняя восточная поговорка о победе Истинного Я над эго: «Все вещи — хорошие и плохие — рассыпаются в пыль при приближении стоп Господних». Если мы хотим заменить что-то «плохое» чем-то «хорошим», нам вначале нужно определить, что хорошо, а что плохо. Затем — решить, что необходимо сделать, чтобы заменить плохое хорошим. Эти решения непосильны для ограниченного человеческого ума. Если мы думаем иначе, то лишь потому, что в этом нас убедило эго. Чистое наблюдение подразумевает выход из «игры в Бога», чтобы созерцать непринужденное течение мира.

Прекращая попытки исправить го, что есть, мы обретаем свободу просто наблюдать течение жизни. Созерцая то, что есть, мы утрачиваем интерес к тому, что могло бы быть, и к тому, что было. И тогда страдание тихо уплывает из нашего мира.

Дай мне мои страдания

Освоив искусство наблюдения, ты научишься сразу чувствовать те моменты, когда эго возвращается в игру. Контраст разительный. Эго несет с собой напряжение. Если жизнь утратила непринужденность, это верный симптом того, что тобой манипулирует эго. Ты сосредоточиваешься на какой-нибудь цели и прилагаешь колоссальные усилия, чтобы ее достичь. Усилия — результат трения, порожденного ощущением двойственности. Такое чувство, будто тебе противостоит какой-то объект, или человек, или идея, или ситуация. И получается, что твое я преодолевает преграды на пути к своей цели. А это очень тяжелая обуза. Если тебе кажется, будто жизнь каким-то образом ставит перед тобой преграды, которые нужно преодолевать, добиваясь более полного контроля над ситуацией, — это опасное ощущение. Оно порождает проблемы, а затем само же и питается ими. Да-да, проблемы — пища для этого ощущения.

Когда мы не знаем Истинного Я, наше я лишено чувства целостности. Без якоря осознания, который прикреплял бы я к непоколебимому Я, наше малое л беспорядочно болтается на волнах случайности. Маленькое я снова и снова бьется о скалистый берег относительного мира, и это ему нравится. «А ну-ка, приложи меня покрепче! — кричит я, превозмогая боль. — Дай мне мои страдания!» Тебе это кажется абсурдным? Твой ум рассудительно твердит, что никто бы добровольно не выбрал страдания? По-видимому, нам нужно подробно рассмотреть мотивацию нашего я.

Знаешь ли ты человека, который любил бы свои проблемы? Знаешь ли ты людей, которые просто расцветают во время кризисов и чья жизнь — самая настоящая мыльная опера? Безмятежность — их враг, и они отчаянно сопротивляются любой возможности решить их проблемы. Наблюдая злоключения такого человека, мы спрашиваем себя: «Да он вообще поддается обучению? Сколько можно наступать на одни и те же грабли?» Их самоощущение неразрывно связано с треволнениями. Они не прислушиваются к голосу рассудка. Если бы они просто послушали тебя, ты научил бы их, как подняться над страданием. Но как этого добиться? И так ли уж сильно ты отличаешься от них?

Я не знаю ответа на последний вопрос. Возможно, и ты не знаешь. Но ты должен задать его себе. Не совершаешь ли ты ту же фундаментальную ошибку восприятия, что и человек, которому требуется эмоциональная боль, чтобы наполнить жизнь смыслом? Отличается ли твоя жизнь лишь потому, что ты обретаешь цель и смысл через семью, деньги, политику или религию?

 

Жизнь подобна долгой поездке в автомобиле

Жизнь подобна долгой поездке в автомобиле. Мы беззаботно мчимся вперед, не обращая особого внимания на то, что происходит по сторонам. Наше сознание, бесцельно перепархивающее с мысли на мысль, не понимает, зачем нужно это путешествие, — по-видимому, его цель известна лишь подсознанию. Но вскоре сознание задается вопросом: «В чем смысл моего путешествия?» Если оно ответит себе: «Прибыть в пункт назначения», то сможет и дальше привычно ни на что не обращать внимания, позволяя жизни пролетать мимо; ведь движение по шоссе жизни вполне можно доверить автопилоту.

Довольно скоро сознание начинает скучать и выдумывает всякие игры — как это делают дети в долгих поездках. Игры помогают скоротать время. Это могут быть соревновательные игры, — например, побеждает тот, кто первым увидит красный «шевроле-корвет». Или же они могут быть направлены на то, чтобы объединить пассажиров в борьбе против времени, — например, совместными усилиями заметить десять номерных знаков Мичигана, прежде чем вы доедете до следующей автозаправки. И это может быть не слишком сложно, если вы едете по Мичигану... однако дело не в этом. Дело в другом: все игры направлены против чего-то. Это может быть я против «них» или я вместе с ними против «этого» — однако в любой игре я ведет борьбу.

Если ум не вовлечен в игру, он создает ее. Ум не любит скучать. Для некоторых людей скука хуже смерти. И они могут играть в смертельные игры, лишь бы «почувствовать» себя живыми. К сожалению, в результате этого возникает своего рода душевная мозоль. И для того, чтобы чувствовать себя все более живыми, приходится наращивать уровень опасности — только так ощущения могут пробиться через огрубевшую кожу. Парадоксально, что эти усилия, направленные на то, чтобы чувствовать себя живым, довольно часто заканчиваются полным «бесчувствием» — физической смертью.

Тем или иным способом скучающий ум стремится ко все большим и большим достижениям. И душевная мозоль при этом возникает всегда, независимо от того, какую именно игру избрал ум. Если ты играешь в деньги, то тебе нужно их все больше. Если играешь во власть или в плотскую страсть — то же самое. Если играешь в добрые дела, то и тут тебе нужно делать все больше добра, чтобы чувствовать себя живым. Стараясь победить боль бессмысленного существования, мы становимся наркоманами «чувств». Это наркотическое пристрастие к игре.

На самом деле, душевная мозоль — это позитивное явление. Если бы она не формировалась, то мы бы удовлетворялись одной и той же простенькой игрой на протяжении всего путешествия. А это означало бы для нас величайшую потерю. Рано или поздно мы неизбежно задаемся вопросом, для чего вообще формируется мозоль. В свете этого вопроса смысл ее как раз в том, чтобы подсказать тебе, что игры, в которые ты играешь, не являются целью путешествия. Благодаря мозоли тебе становится все труднее и труднее игнорировать истинную причину. В какой-то момент тебе приходится спросить себя: «А что еще сулит мне жизнь?» Многие из нас уже задавали себе этот вопрос и в качестве ответа выбрали другую игру. Ты рассмотрел два варианта: скука или игра — и решил, что ты играешь не в ту игру. Однако существует и третий выбор, и этот выбор устраняет дисгармонию дуалистического восприятия, согласно которому я противостоит остальному миру.

Третий выбор не имеет никакого смысла с точки зрения сориентированного на эго ума, а поэтому отвергается как нечто бесполезное. В действительности же, третий вариант — единственная возможность обрести безмятежность. Я уверен, что ты уже давно понял, о чем пойдет речь. Третий выбор, имеющийся у нас в этой долгой поездке, — внутримыслие; полное осознание и внимание. И на что же нужно обращать внимание? На все, что предлагает нам жизнь, что бы это ни было. Идет ли дождь, светит ли солнце, жарко ли на улице или подмораживает, — мы пристально наблюдаем все это. Мчимся ли мы по пустой автостраде или еле тянемся по переполненной городской улице — сохраняем осознание. День сменяется ночью, а затем снова приходит день, — мы наблюдаем и это. Мы слушаем беседы других пассажиров и ощущаем всем телом, как машина отзывается на все повороты и выбоины на дороге жизни. Нам не нужно ничего больше, кроме присутствия.

Человеку, незнакомому с внутримыслием, может подуматься, что это очень скучно. Однако он ошибается. На самом деле скука — это верный признак того, что ты не практикуешь внутримыслие. Если ты не осуществляешь внутримыслие и не играешь ни в какую игру, тебе скучно. Скука — твой будильник. Когда жизнь не кажется интересной и тобой овладевает нетерпение, самое время сказать себе: «Ага, я прекратил внутримыслие». И снова перейти к созерцанию путешествия.

Когда мы обращаем внимание на то, что происходит во время нашей долгой автомобильной поездки, открывается нечто, остававшееся незаметным прежде. Вначале нас окутывает приятное спокойствие. По мере того как мы продолжаем внутримыслие, это спокойствие перерастает в безмятежность, затем в радость, блаженство и наконец — в экстаз.

Эйфо-чувства — симптом внутримыслия. Когда мы обнаруживаем в себе присутствие этих чувств, к нам приходит озарение: оказывается, для того, чтобы быть счастливым, вовсе не нужно побеждать в игре. И вовсе не обязательно ждать окончания путешествия, чтобы почувствовать себя победителем — почувствовать себя завершенным. Прямо здесь, посредине пути через жизнь, без всякой явной причины ты ощущаешь безмятежность — что автоматически означает завершенность.

Осознав свою целостность, ты можешь спросить себя: «Если я уже завершен, тогда какой ценностью обладают жизненные обстоятельства?» И затем, как гром среди ясного неба, приходит понимание — и это не результат работы ума, но несомненное «знание», проистекающее отовсюду одновременно. Ты понимаешь, что сам и являешься Игрой. И заодно — Мастером Игры. Из тебя создается Игра. Ты ее творец и в то же время игрок. Осознавая себя только как игрока, ты приуменьшаешь свой статус. В тот самый миг, когда твое сознание раскрывается для приятия твоей роли Мастера, Игра для тебя окончена. Ты выиграл, а призом тебе служит ничто. И для этого было нужно лишь одно — твое искреннее непрерывное внимание. Ты отказываешься от своих игрушек ради того, что есть.

И вроде бы ничего не изменяется. Жизнь продолжает трястись на ухабах, увлекая тебя за собой. Но изменился ты. Теперь ты стоишь двумя ногами в разных мирах — в обыденном и в божественном. Обыденный мир рытвин и рева встречных машин сосуществует с божественным знанием, что все обстоит именно так, как должно.

 

Страх боится смерти

Окончание долгой поездки в автомобиле — лишь очередная возможность присутствовать в настоящем. В настоящем нет страха смерти. Об этом говорит опыт — твой и мой. Если сомневаешься в моих словах, тогда проверь их сейчас же.

Проведи сеанс трансформации настроения (опыт пятый), думая о смерти. Начни со смерти чего-то, к чему ты эмоционально не привязан, — например, цветка, или незнакомого тебе животного, или времени года (допустим, лета). Во время следующего сеанса увеличь эмоциональную привязанность, мысленно наблюдая смерть своих домашних животных или близких людей. Пристально вглядывайся в свои эмоции. Наконец наблюдай собственную смерть. Если ты ощущаешь сильные эмоции, тогда проводи короткие сеансы, а промежутки между ними пусть будут длинными. Подобную технику используют буддисты Тибета для познания своего Истинного Я.

И не бойся — чувства, которые ты испытываешь в состоянии острого осознания, дискомфортны, но они не принесут тебе страдания. Этот опыт больше похож на просмотр фильма. Ты — отстраненный свидетель. Фильм, проецируемый на экран твоего ума, стар — он снят в те времена, когда ты не обращал внимания на происходящее. Эти события поселились в твоей памяти, когда твой ум был занят чем-то другим. Просматривая их теперь с естественной отстраненностью, ты получаешь возможность легко ощутить разницу между Истинным Я и управляющими тобой воспоминаниями. Ты — не твои эмоции. Ты — не твои мысли. Ты — за пределами досягаемости их обоих. Ты — чистая неподвижность, и безмятежностей безграничное сострадание. Да, это все ты. Если сомневаешься, тогда тебе нужно уделять больше времени познанию своего Истинного Я.

Смерти боится страх. Этот страх и есть эго. Испытываемый тобой страх смерти — это на самом деле иррациональный страх эго утратить свою индивидуальность при слиянии с Истинным Я. Смерть психологического времени станет смертью страха. Внутримыслие одним взмахом меча осознания убивает и время, и страх, и эго. Просто изумительно, с какой легкостью все это уходит прочь, как только я начинаю наблюдение. Всякий раз, когда мы обращаем внимание на здесь и сейчас, мы убиваем страдание. Разве не потрясающе? Страдание умирает легко и быстро, без малейших усилий с нашей стороны. И ничего особенного для этого не нужно. Прямо здесь и сейчас у нас есть все необходимое для того, чтобы покончить не только со своим страданием, но и со страданиями всего человечества. Нам просто необходимо проснуться.

Если по пути мы коротали время за играми, то по прибытии в пункт назначения у нас будут только воспоминания. Если в основном эти воспоминания приятные, тогда мы говорим себе, что прожили жизнь хорошо. И действительно, вполне возможно, что мы приобрели много друзей, накопили кучу денег, прославились... Но неужели ты и впрямь полагаешь, что все эти вещи определяют, насколько хорошо прожита жизнь? Ведь на самом деле они тебе не принадлежат, верно? Ты только думаешь, что владеешь ими. Эго, подобно амебе, поглощает и усваивает их, чтобы питать свою фантазию относительно я. А в конце долгой автомобильной поездки все твои пожитки и даже воспоминания ускользают за пределы досягаемости эго и сливаются с забытым. И когда вечный холод смерти начнет просачиваться в твое тело и ум, у тебя будет последний шанс вспомнить свое Истинное Я. Перед глазами промелькнет вся твоя история. И в этот неуловимый момент перед самым уходом будешь ли ты исполнен смятения и страха перед неведомым? Или великая тайна Истинного Я отразится в твоих глазах, подобно отблеску рассветного солнца в безмятежных водах пруда?

Когда ушел из жизни ближайший друг Эйнштейна Бессо, Альберт написал в письме, обращенном к сестре умершего:

«...а теперь он немного опередил меня и первым распрощался с этим странным миром. Но это ничего не значит. Для нас, верующих физиков, различие между прошлым, настоящим и будущим — всего лишь иллюзия, пусть и весьма упрямая».

Я не знаю, что происходит с индивидуальным сознанием со смертью тела. Был в моей жизни период, когда я очень много думал об этом. Для меня это было важно, поскольку я не хотел утратить то, что имел: семью, положение в обществе, молодость и все, чем владел мой ум. Поскольку с тех пор я ежедневно умирал для страха, я уже больше не боюсь смерти. Прежде у меня был мотив поддерживать свое тело в форме, поскольку не делать этого я боялся. Я хотел прожить долго. Многие аспекты жизни доставляли мне страдание, и я хотел иметь побольше времени, чтобы все исправить. Такой образ мысли отражает не просто заблуждение, но безумие. Ведь именно время и причиняло мне боль.

Смотри, насколько хитро и коварно эго. Оно заставляет нас стремиться к тем самым вещам, которые мучат нас. Время — настоящий наркотик. Теперь же я забочусь о своем теле и обо всех других повседневных делах лишь потому что это для меня естественно. Как для воды естественно бежать вниз, а для цветка — тянуться к солнцу. Я уверен, что если бы сейчас у меня обнаружили смертельное заболевание, то поначалу меня объял бы сильнейший страх. На каком-то уровне я оспаривал бы собственную смертность. Но, поскольку я уже обрел импульс, страх перед смертью автоматически вывел бы меня на более глубокий уровень безмятежности, проистекающий из моего обостренного внимания. И тогда я стал бы воспринимать смерть как естественный процесс — чем она и является. Ее приближение не побуждало бы меня к отвратительному поведению, порождаемому страхом. Я наблюдал бы ее как естественное проявление жизни — подобное падению спелого плода с ветки.

 

Проблемы — это игры, в которые мы играем

Кто-то скажет, что его проблемы — отнюдь не игра. «Мои проблемы, — объявит он гордо, — это тебе не детские игры. Они очень серьезны, иногда даже опасны для жизни». Что тут возразишь? А проблемы человечества еще более серьезны. Сейчас впервые в истории у нас появилась реальная возможность полностью стереть собственный вид с лица этой прекрасной и щедрой планеты. Древний человек с дубиной в руке мог в удачный день отнять 10-15 жизней. А современный человек одним нажатием кнопки способен уничтожить вообще все живое, кроме, возможно, самых легко адаптирующихся бактерий «.. .и кроткие унаследуют Землю».

Глобальные проблемы порождены индивидуальным умом, точнее, страдающим индивидуальным умом. Проблемы — это игры, в которые мы играем. Они занимают наше внимание. Они помогают нам чувствовать себя живыми. Если спросить у скалолаза, взбирающегося без страховки на отвесный утес, зачем ему это нужно, он ответит, что так он чувствует себя живым. Что это означает? Это означает, что скалолазание заставляет его обращать внимание на то, что он делает в текущий момент. Когда его пальцы ищут малейшую трещинку в отвесной скале, чтобы уцепиться, а внизу — трехсотметровая пропасть, нельзя не сосредоточивать все внимание на текущем моменте. Если ум отвлечется на вопросы карьеры или на проблемы в личной жизни, скалолаз может утратить опору и отправиться в последний полет — на камни. (Между прочим, это единственный способ, при помощи которого автомыслие может покончить со страданиями.) Скалолазание заставляет человека наблюдать текущий момент.

То же самое можно сказать и о других видах спорта, и об опасном вождении на оживленной дороге, и просто об откровенно задиристом поведении. Проблема в том, что, предпринимая подобного рода действия, заставляющие нас сосредоточить внимание на текущем моменте, мы полагаем, будто возникающее ощущение целостности порождено самими этими действиями. В действительности же мы чувствуем себя живыми из-за внутримыслия, — из-за того, что полностью сосредоточиваем внимание на том, что делаем в текущий момент.

Да, действительно, к вниманию нас побуждает проблема, но эйфо-чувства порождаются самим вниманием как таковым. Именно поэтому большинство людей непрестанно создают себе проблемы — они помогают нам чувствовать себя живыми. И чтобы поддержать иллюзию, эго убеждает нас, будто проблемы создаем не мы. Мы убеждены, что они приходят откуда-то из «внешнего источника». Мы уверены, что в наших страданиях виноваты какие-то люди, или обстоятельства, или организации, или правительства. Или же мы считаем, что причиной страданий является какая-то часть нашего собственного разума и мы можем все наладить, если только научимся правильно пользоваться своей головой. Как бы не так. Никому никогда это не удавалось и не удастся.

Давай вернемся в свою машину и продолжим свою долгую поездку. На этот раз за рулем ты. Тебе стало скучно и, возможно, немножко хочется спать. Твой ум убегает то в прошлое, то в будущее, ты предаешься автомыслию, — и вдруг идущая впереди машина резко тормозит. Твой ум мгновенно возвращается в настоящее. Ты не приказывал себе вернуться в текущий момент и нажать на тормоз. Это произошло само собой. Ты просто выполнил нужное действие в нужный момент, как только возобновил присутствие. Если бы твой ум и дальше предавался автомыслию,ты бы не осознал перемены в дорожной обстановке и не смог бы предотвратить столкновение. Так что внутримыслие не только устраняет страдание, внося ощущение целостности в любую деятельность, но оно еще и заботится о тебе, когда ты присутствуешь в моменте. Даже если бы ты и ударил переднюю машину, то не страдал бы в этот момент. Страдание пришло бы позже, когда контроль над ситуацией вернулся бы к эго. Мы ощущаем страх, жалость к себе и гнев лишь после травмы — когда ум может заглянуть в прошлое и в будущее.

Внутримыслие порождает незаметный на первый взгляд поток безмятежности и чувства защищенности. Все, что нам нужно для того, чтобы получить это благословение, — обращать внимание. Однако обычно мы этого не делаем. Мы едем на автопилоте и пробуждаемся лишь на считанные секунды, когда нужно избежать аварийных ситуаций, чтобы снова вернуться в привычное сонное блуждание между прошлым и будущим. И мы чувствуем себя живыми лишь тогда, когда что-то выводит нас из ступора. Если нам не хочется тратить время и силы на занятие скалолазанием, ничего страшного. На этот случай у нас есть проблемы — средство для ленивых почувствовать себя живыми.

Где-то в отдаленных уголках нашего ума, на задворках сознания мы ощущаем гложущую неудовлетворенность. И мы привыкли успокаивать эту неудовлетворенность при помощи проблем, которые помогают нам чувствовать себя живыми. Мы создаем проблемы, чтобы унять боль отчуждения. В нашей автомобильной метафоре это как если бы мы свернули с шоссе и поехали по проселкам. Наш мир стал бы более интересным, возможно даже опасным... по меньшей мере, скучно бы не было. Однако есть способ не скучать и оставаясь на шоссе. Когда мы обращаем внимание на происходящее, все становится на свои места. Жизнь веет свежестью и расцветает красками, и мы чувствуем себя завершенными. Пробуждаясь для Сейчас, мы чувствуем себя живыми независимо от своего состояния и внешних обстоятельств.

 

Почему мы смеемся над анекдотами?

Несколько лет назад на международном съезде Коптского общества я выступал с докладом о Сознании Единства. В зале сидели духовные учителя из многих экзотических стран. Где- то посередине выступления я понял, что окончательно увяз в теории и потерял духовную нить разговора. Ни я сам, ни моя терпеливая аудитория не ощущали единства, о котором я разглагольствовал. И я решил сменить пластинку. Я стал говорить о том, что, по существу, мы все — одно. И безразлично, кто ты — Далай-Лама или уличный торговец блинами с разной начинкой. Между ними нет никакой фундаментальной разницы. «На самом деле, — сказал я, — если бы вы провели по одному дню с Далай-Ламой и с уличным торговцем блинами, то убедились бы, что все приходящие к ним люди просят об одном и том же: “Дайте мне всё в одном”»[15].

После того как зал отсмеялся, кто-то заметил, что я состряпал славный «блинчик» для публики, и смех зазвучал снова. Нет нужды говорить, что мне и в голову не пришло возвращаться к теории Сознания Единства. Это было бы нецелесообразно. Теория Единства уступила место практике Единства.

Задавался ли ты когда-либо вопросом, почему анекдоты и шутки вызывают смех? Механика анекдота аналогична механике проблемы. И то, и другое порождает искажения в ткани повседневности. Проблемы и анекдоты вызывают сбой в нашем чувстве нормального. И это искажение, вызванное шуткой, создает достаточно дискомфорта, чтобы на миг освободить нас от пут автомыслия.

Работает это следующим образом. Когда нам начинают рассказывать анекдот, мы фокусируем свое внимание. Замечал ли ты, насколько тихим и сосредоточенным становится человек, слушающий анекдот? Внимание проявляется в уме в виде слабого эйфо-чувства — тишина и радость предвкушения. Когда это происходит, мы ощущаем освобождение от тихого отчаяния, которое пронизывает ум, постоянно пребывающий в состоянии автомыслия. Затем мы слышим концовку. Здесь мы ощущаем максимальное искажение реальности — перед тем мгновением, когда до ума «доходит» смысл шутки. Порой, рассказывая анекдот, мы можем совершенно отчетливо видеть, как слушатель ждет, когда же все кусочки встанут на места. Это — момент не-ума. Когда вспышка понимания озаряет ум, возникает облегчение, ибо порядок восстановлен и внимание проникло вглубь вещей. Внезапное избавление от хаоса порождает смех — бурную реакцию ума и тела, когда Истинное Я по праву воцаряется на троне, на миг оставленном эго.

Мы ошибочно приписываем удовольствие от шутки всплеску веселья, сопровождаемому смехом. На самом же деле приятные ощущения порождаются зазором, возникающим между кульминацией анекдота и смехом. Будь повнимательнее, когда в следующий раз услышишь смешной анекдот. Ты обнаружишь, что смеху предшествует промежуток, или брешь, в мышлении. Этот момент тишины — источник радости и веселья. Именно контраст между парадоксальным сюжетом анекдота и полным порядком, который затем наполняет тишину, и вызывает спонтанную реакцию под названием смех.

Нечто подобное происходит и тогда, когда дзэнский мастер предлагает ученику обдумать коан, или не имеющий логичного ответа вопрос, — например, «Как звучит хлопок одной ладони?» или «Какого цвета ветер?». Казалось бы, коан не имеет никакого смысла, тем не менее ученику требуется внимательно обдумать его. Ум создан для анализа или по меньшей мере для рациональных объяснений. Именно этим он и занимается. Он изо всех сил трудится в поисках ответа накоан.

А решение приходит лишь тогда, когда ум сдается. Расслабившись после напряженной работы, ум соскальзывает и исполненную порядка тишину, которая и является целью упражнения. Перед тем как до ученика «доходит» смысл коана, его ум некоторое время пребывает в промежутке между мыслями, отражающем чистое сознание. Это состояние затем пробуждает вспышку духовного озарения, или сатори. Когда же речь идет об анекдоте, переход от напряжения (вызванного искажением реальности) к осознанию нашего спокойного и упорядоченного Истинного Я происходит очень быстро — почти сразу же после того, как прозвучит ключевая фраза. Искажение было столь велико, что после восстановления порядка мы смеемся.

Это не означает, что анекдоты не смешат человека, пребывающего в состоянии внутримыслия. Они все равно смешны, но по-другому. Анекдот вызывает своего рода космический смех, который одновременно является частным и всеобъемлющим. Радость застала врасплох безмятежность. Шутка застала врасплох Шутника.

 

Линия, прочерченная в воздухе

По мере того как ты проводишь все больше времени со своим Истинным Я, душевная боль ослабевает и все меньше давит на тебя. Для иллюстрации представим, что тебе в руки попался прибор, способный увеличить текущее осознание Истинного Я. Ты поворачиваешь определенную ручку, и интенсивность твоего присутствия увеличивается. Первое, что ты замечаешь с усилением своего присутствия в моменте, — это ощущение благополучия. Когда присутствие возрастает еще больше, ощущение благополучия перерастает в своего рода знание о том, что все хорошо так, как оно есть. Ты интуитивно знаешь, что твоя жизнь совершенна. Нет необходимости куда-то стремиться и что-то исправлять.

Оглядываясь вокруг, ты осознаешь один парадокс. Все вокруг обладает индивидуальной жизнью со своими уникальными чертами, и в то же время каждый отдельный объект является неотъемлемой и гармоничной частью целого. Ты воспринимаешь этот парадокс как живую трехмерную плоскость. Ощущение такое, что, встав на цыпочки, ты можешь легко дотянуться до звезд. В этот момент ощущение присутствия становится настолько интенсивным, что оказывается мощнее информации, поступающей от органов чувств.

Похожий эффект возникает в ярком солнечном свете. Свет солнца настолько ярок, что затмевает любые предметы, на которые ты смотришь. Но сейчас свет исходит из самих объектов, а не отражается от них. Одновременно осознание внутреннего присутствия становится настолько сильным, что твое внимание сосредоточено прежде всего на нем. Твои мысли и эмоции вторичны — и по воздействию на тебя, и по своему значению. Ты ощущаешь заботу и защиту со стороны некоей силы, которая неотделима от твоего Истинного Я. Этот опыт означает конец всех пристрастий, и борьбы, и страданий. Это прекращение душевной боли.

Душевная боль утихает из-за ослабления силы порывов, создающих желание. Когда ты не присутствуешь в моменте, такого рода порывы оказывают большое влияние на ум. Видя красную спортивную машину, ты можешь захотеть ее так сильно, что полностью изменишь свою жизнь, чтобы ее получить. Не исключено, что при этом ты причинишь довольно много неудобств себе и другим. Однако ты просто ничего не можешь с собой поделать. Породивший желание порыв слишком силен. Если ты не осуществляешь наблюдение, то оказываешься на поводу у своих желаний.

Практика присутствия смывает старые желания и препятствует возникновению новых. На Востоке говорят, что порыв, возникший в лишенном присутствия уме, подобен линии, высеченной зубилом на гранитной плите. Но когда ум наполняется присутствием, воздействие желания на него ослабляется. И его можно уподобить линии, проведенной на песке. Стереть такое желание проще, чем желание, высеченное в граните. Когда присутствие в уме становится еще более сильным, желание уподобляется линии на воде. И наконец, если ум наполнен присутствием до предела, то желания подобны линиям, начерченным в воздухе. И душевная боль почти незаметна.

 

ОСНОВНЫЕ ТЕЗИСЫ ОДИННАДЦАТОЙ ГЛАВЫ

Преодолеть душевную боль

• Страх лежит в основе всех других эмоций. Растворяясь, страх сменяется необусловленным эйфо-чувством — например, безмятежностью, или радостью, или любовью.

• Нельзя победить страх страхом и обрести безмятежность.

• Наблюдение Истинного Я гасит страх смерти.

• Время — объект пристрастия, которое сродни наркотическому.

• Получив больше времени и продлив свою жизнь, ты не усмиришь свой страх. Эго заставляет нас страстно желать тех самых вещей, которые служат источником наших страхов.

• Мы чувствуем себя живыми благодаря вниманию, сосредоточенному на Сейчас, а не благодаря проблемам или определенным видам деятельности.

• Проблемы — это игры, в которые мы играем; они заставляют нас обращать внимание на текущий момент.

• Есть нечто общее между проблемами, анекдотами и дзэн-коанами — все они создают искажения в картине реальности, побуждая нас к обостренному восприятию.

• По мере того как осознанное присутствие в моменте усиливается, душевная боль ослабевает и в конце концов теряет всякую власть над нами.

 

Глава 12

ПРЕОДОЛЕТЬ ФИЗИЧЕСКУЮ БОЛЬ

Искусство внутрителесного осознания перерастет в совершенно новый способ существования — состояние постоянной связи с Бытием. В твоей жизни раскрываются такие глубины, о существовании которых ты прежде и не подозревал.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.032 сек.)