АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

УРОКИ ОХОТНИКА ЗА ГОЛОВАМИ И АНДСКОЙ ЦЕЛИТЕЛЬНИЦЫ

Читайте также:
  1. Билет.50.. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Причины, осн. этапы, цена победы, исторические уроки.
  2. Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: основные периоды и события, причины победы, итоги и уроки.
  3. Глава I. Пять дорог в древнеирландской литературе
  4. Гражданская война и военная интервенция социальные последствия и уроки
  5. Гражданское общество и его отношения с социальным государством: уроки развитых стран
  6. ЗАВЕРШЕННЯ УКРАЇНСЬКОЇ НАЦІОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧНОЇ РЕВОЛЮЦІЇ, її НАСЛІДКИ ТА УРОКИ
  7. Итоги и уроки Великой Отечественной воны. Решающая роль СССР в разгроме фашисткой германии
  8. ИТОГИ И УРОКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН
  9. Итоги и уроки гражданской войны.
  10. Коллективные жизненные уроки
  11. Личные уроки в Саммерхилле
  12. Причины, основные этапы, итоги и уроки Гражданской войны. Политика «военного коммунизма».

Я умирал. Я чувствовал себя таким одиноким и покинутым в дебрях одного из самых обширных тропических лесов на планете, в деревне индейцевшуаров, которые вели войну с соседним кланом. У меня начались судороги, я потерял тридцать пять фунтов веса за пять дней. Одежда висела на мне как на вешалке. Я с трудом мог добрести от хижины до уборной. До ближайшего врача было два дня пешего пути — два дня для здорового человека.

Сначала я думал, что у меня расстройство желудка, которое скоро пройдет. Затем — что это простуда. На шестой день сбылись самые ужасные предположения. Меня всегда учили заботиться о здоровье. Семья и школа привили знания о важности правильного питания и соблюдения гигиены. Но я решил жить так, как живут шуары. Я ел их еду и пил их чичу — бражку, которую женщины готовили, пережевывая корни маниоки (кассавы) и выплевывая их в посуду, где и происходил процесс брожения.

Обувь и одежда не просыхали целыми днями, пока я бродил по тропическим лесам. Я получал удовольствие от всего этого, ощущая себя бунтарем. Но был беспокоен. А теперь платил за все. Смерть была близка.

Я лежал под навесом и старался не поддаваться жалости. Волны гнева, страха и отчаяния накатывали на меня. Почему я не следовал советам семьи и учителей? Я то терял сознание, то приходил в себя.

Старуха-шуарка, которая ухаживала за мной, появилась в дверях. — Время пришло, — сказала она. — Знаю, — сказал я и заплакал. — Нет, нет. — Она прикоснулась к моему лбу. — Не умирать. Жить.

Мой муж здесь.

Она осторожно подняла мою голову. Он стоял в дверном проеме, пожилой человек, научивший меня стрелять из духовой трубки отравленными дротиками.

— Я видел анаконду, — сказал он. — Она сказала, что твоя судьба — жить. Через меня она поможет тебе выжить.

Той ночью они с помощью сына отнесли меня в их дом. Это был типичный дом шуаров, примерно пятьдесят на тридцать футов, овальной формы, построенный из узких досок, поставленных таким образом, чтобы видеть окружающие джунгли, но происходящее внутри было недоступно наблюдению извне. Дом покрыт переплетенными пальмовыми листьями. Полом служила утрамбованная земля, которая подметалась несколько раз в день. Они положили меня на деревянную кровать рядом с очагом в центре помещения. Пожилая женщина, ее сын, невестка и их ребенок удалились в угол дома.



Дом шамана племени шуаров. ФОТОГРАФИЯ АВТОРА

Старик сидел на стуле рядом со мной. На нем были набедренная повязка и головной убор, сделанный из желтых и багряных перьев тукана. Лицо было разрисовано узором в виде змей. Казалось, он хранил молчание целую вечность. Затем его жена принесла еще одну табуретку и села рядом с ним. Они поговорили шепотом. Она склонилась над огнем, и я видел, как она перелила что-то из тыквы-фляжки в меньшую емкость, похожую на наперсток из ореховой скорлупы. Он взял скорлупку, прошептал несколько слов и залпом выпил.

После этого он начал петь. Мелодия была причудливой, а голос не похож на человеческий. Он начинал с высоких, пронзительных нот. Постепенно спускаясь вниз по гамме, он заканчивал мелодию на глубоких, рычащих звуках. Затем начинал сначала. Меня глубоко взволновали эти пугающие и вместе с тем восхитительные звуки, и я уже прикидывал, как мог бы описать это пение в дневнике. Самое близкое описание, которое я придумал: пение дрозда, переходящее в журчание стремительной реки и заканчивающееся рычанием дикого зверя.

Внезапно шаман замолчал. Он и жена склонились над огнем. На этот раз он держал маленькую чашку, пока она наливала в нее жидкость из тыквы-фляжки. Он снова запел над чашкой, но на этот раз спокойнее. Он выпрямился, а затем склонился ко мне.

— Выпей это, — сказал он, протягивая мне чашку. Я заглянул в нее. В неровном свете я видел, что она наполнена густой оранжевой жидкостью.

— Пей. Один глоток! Вкус был отвратительным, даже хуже, чем вкус сиропа от кашля, который мне давали в детстве. Меня чуть не вырвало.

Они рассмеялись над моей реакцией. — Хорошо, — сказал старик. — Теперь отправляйся к анаконде. Отправляйся в мечту, которая вызывает твою болезнь. Измени ее. Я буду с тобой.

Было тихо. Кто-то разворошил поленья так, что огонь почти потух. Ночь была темной. Джунгли снаружи начали оживать. Я слышал звуки — насекомых, древесных лягушек, рык ягуара в отдалении.

‡агрузка...

Старик продолжал петь. Я чувствовал, как его голос входит в меня. Он наполнял меня. Я видел, как гигантская оранжевая лоза распускается в моем теле, выходит через поры и наполняет комнату. Лоза обернулась вокруг старухи, пронесла ее через крышу к золотой Луне. Я слышал, как индианка поет что-то вроде «Тсанки — хах аста!».

Я засмеялся, решив, что это галлюцинация — у меня, выпускника школы менеджмента, родившегося в Бостоне и за всю жизнь не выкурившего ни одного «косяка». Хотя понимал, что выпил известного напитка из аяхуаски, которую шуары считали величайшим растением-учителем, даром Солнца. Я слышал, как эхо разносило мой смех по лесу, и с радостью осознал, что впервые за много дней смеюсь.

Тантуам, известный шаман из племени шуаров, готовит айяхуаску. ФОТОГРАФИЯ АВТОРА

Я почувствовал прикосновение губ старика к моему животу. Кто-то поднял мою рубашку. Он присасывался к животу и громко отрыгивал. Я привстал, чтобы посмотреть. Он выплевывал червей изо рта. Я посмотрел на то место, где была его рвота. Там кишели черви и личинки.

Подавив рвотный позыв, я принудил себя встать и побрел к дверному проему. Я потел и мучился от тошноты. Я упал на колени, меня рвало. Потоки оранжевой жидкости хлынули изо рта. Меня поразило ее количество, ведь еда не удерживалась во мне уже много дней. Как я мог извергнуть так много, если внутри ничего не было? Затем я увидел, чем меня рвало.

Тысячи личинок кишели в оранжевой луже. Их вид меня завораживал. Какой-то голос сказал, что я должен ужаснуться. «Отвратительно!» — прокричал он. Я так не думал. Этот голос мне не принадлежал. Черви наслаждались свободой. Они хотели быть во мне не больше, чем я желал их присутствия. Меня вырвало еще раз.

Я почувствовал руку на своем плече. Это была старуха-индианка. — Теперь можешь встать. Посмотри вокруг, — сказала она, — посмотри вокруг.

Я вдруг заметил, что ночью могу видеть деревья вокруг. У меня появилось ночное зрение. Я читал об этом феномене, но никогда прежде не переживал ничего подобного. Я заметил движение и увидел огромную змею, взбирающуюся по пальме, анаконду. Я подошел к ней.

Анаконда повернула голову ко мне и открыла огромную пасть. Там возникли картинки прошлого. Люди. Я почувствовал радость, увидев их: мать и отец, школьный учитель, который преподавал курс гигиены, медсестра, несколько докторов. Все твердили, что я должен мыть руки перед едой, не промачивать ноги, не есть сомнительную пищу. Они хором предупредили, что если я не буду следовать этим правилам, то скоро заболею.

— Ты можешь умереть, — предостерегли они. — Нет, — закричал я и попытался убежать от анаконды. Я споткнулся и упал на землю.

Чья-то рука помогла подняться. Это был шаман. — Измени свою мечту, — подсказал он. В то же мгновение лес расступился, и из земли хлынула вода. Я лег в нее, ощутил ее очищающую силу, точно знал, что поток уносит червей и паразитов прочь, что я исцеляюсь. Она с журчанием текла надо мной. Журчание превратилось в пение, и я услышал слова, произнесенные голосом моей бабушки.

— Все должны проглотить много грязи, — сказала она. — Не будь таким брезгливым, Джонни. Микробы не убивают. Убивает восприятие.

Я забыл урок. Она смеялась над гигиеной, которую считала лженаукой. Ее голос заглушил шум реки. — Земля исцеляет, — сказала река. — Не бойся ее. Обратись к ней. Старик помог мне вернуться в дом. Я погрузился в глубокий сон. На следующее утро я был здоров.

Несколько месяцев спустя я был в Андах, в гостях у Марии Куишпе. Она принадлежала к народности кечуа, чьи земли простирались от юга Колумбии до Анд, Эквадора, Перу и Боливии, севера Чили. Будучи некогда независимыми племенами, они объединились под властью империи инков. В настоящее время кроме языка их объединяет общая культура и вера.

Мы сидели на валунах у кристально чистого озера, глядя на цепь заснеженных гор, возвышавшихся на той стороне. Мария Куишпе, как всегда, была одета в безупречно белую рубашку, украшенную нежными цветами, синюю прямую юбку до колен и сандалии. Волосы собраны в тугой пучок на затылке. Лицо загорелое и морщинистое. Как и многие коренные жители Анд, она обладала замечательным чувством юмора. Для нее почти все на свете было священным, но мало что заслуживало слишком серьезного отношения. Рядом с ней всегда ощущалась особая атмосфера, которую можно было охарактеризовать одним словом — радость. Она украшала свою мудрость внешним легкомыслием, которое выражалось в блеске глаз, звуке голоса и движениях тела. Мой рассказ об исцелении у шуаров Марию не особенно впечатлил.

— Разумеется, ты вылечился. Все, что должен был сделать шаман, — это помочь тебе изменить мечту. Шуары используют несколько сильнодействующих препаратов, чтобы облегчить этот процесс. Они этим славятся. Но на самом деле, вовсе не обязательно использовать растения. Я могла бы тебя вылечить и без них.

— Как бы ты это сделала? — Как и шуары, мы знаем, что мечта — это все. То, как мы живем, определяется тем, о чем и как мечтаем. Процветание, здоровье, успех в любви, работа — все это контролируют мечты. Ты же мечтал о болезни. Ты верил, что, ведя тот же образ жизни, что и шуары, употребляя их пищу, расхаживая в мокрой одежде, не пользуясь мылом, чему учили твои родители, ты непременно заболеешь. Видел, как черви — то есть бактерии и паразиты — попадают в желудок каждый раз, когда ты делаешь глоток чичи.

Я признался, что она была права. — Я был предрасположен к тому, чтобы так думать. И я думал. — Ты мечтал о болезни. И болезнь пришла. Это легко можно предсказать. Но болезнь легко и вылечить. Все, что нужно делать, — изменить мечту. Мой народ для этого использует барабанный бой. Мы помогли бы тебе встретиться с внутренним наставником, который повел бы в путешествие, похожее на то, которое ты совершил с анакондой. Ты бы увидел червей и избавился от них. В общем, все то же самое. За тем исключением, что мы не дали бы тебе растение.

— Вы против подобных растений? — Нет. У них есть свои достоинства. И недостатки. — Какие, например? — Недостатки? А если растение недоступно? Здесь, высоко в Андах, аяхуаска не растет. Если мы хотим использовать растения, то должны найти их в джунглях. Но не обязательно. В них заключена огромная энергия, но часто таких растений, как аяхуаска, просто нет под рукой. Так зачем на них полагаться?

— Могла бы ты меня вылечить? — Конечно, — засмеялась она. — Хотя в действительности это была бы не я. Все исцеление исходит от Великого Создателя и от Пачамамы, Матери-Земли. Но мне бы потребовалось твое согласие и обещание, что ты освободишься от старой мечты, как только увидишь, какова она.

Она покачала головой и внимательно меня оглядела, как будто читая мою ауру.

— Сейчас с тобой все в порядке. Но мы все же можем обратиться к внутренним наставникам. Хотел бы ты встретиться с одним из них, чтобы он потом всегда был с тобой?

Я сразу согласился, но Мария сказала, что необходимо подождать. Когда солнце скрылось за заснеженными вершинами, мы легли рядом, плечом к плечу.

— Ты должен просто расслабиться, — сказала она мне. — Я отправлюсь в небольшое путешествие с одним из наставников. Мы встретимся с твоим наставником — это может быть животное, растение, человек, — и я предложу ему прийти к тебе в этом мире. Я приведу его и вдохну в твое сердце. Ты обязательно почувствуешь. Затем я вдохну гармонию в твою макушку, чтобы наставник чувствовал себя как дома.

Она сделала именно так, как обещала. Когда она вдохнула что-то в мое сердце, я почувствовал присутствие женской энергии. Ко мне пришел образ пожилой женщины. Мария помогла сесть и осторожно вдохнула в мою макушку. Затем рассказала о шаманке, которую нашла. Объяснила, что надо каждый день уделять время для общения с наставником, чтобы лучше его узнать.

— Он расскажет о силе мечты,— добавила она, подмигнув.

Я работал с наставником и другими духами, которые появились позднее, на протяжении многих лет. Провел примерно три года в Эквадоре, работая в «Корпусе Мира», а затем переехал в Бостон и начал работать на Кнута Торсена. Продолжил практиковать то, чему меня научили Мария Куишпе и индейцы-шуары. Конечно, никому не говорил о том, чем занимаюсь. Это было тайной, и я был уверен, что если работодатели или клиенты узнают об этом, моей карьере придет конец. Временами меня посещали сомнения — когда я вспоминал, что я выпускник школы менеджмента и верх брала рациональная сторона моей личности, — тогда я терял способность техник превращения.

Те годы были восхитительны. Я путешествовал по всему миру, побывал на всех континентах. Зарабатывал много денег, очень многого добился. Красивые женщины, шикарные машины, хорошее вино — все это у меня было. Я даже умудрялся проводить отпуск среди шаманов различных культур, которые многому учили, так что интерес к шаманизму не ослабевал (по крайней мере, если говорить о чисто интеллектуальном интересе).

Затем что-то случилось. Просто свалилось на меня, думаю, примерно через пять лет после того, как я начал работать с Кнутом. Я стал все больше подвержен резким сменам настроения. Иногда посещали тяжелые депрессии, постоянными спутниками стали гнев и какое-то неясное беспокойство. Когда я отправился к духам-наставникам, то понял, что меня больше всего волновали последствия проектов, которые я со своими подчиненными помог реализовать. Гидроэлектростанции, трассы через тропические леса и нефтяные скважины в пустынях могут помочь увеличить валовый национальный продукт государства, но они же несут разрушение окружающей среде и гибель традиционных культур.

Рациональная часть сознания сопротивлялась тому, что шептала интуиция, до тех пор, пока наставники не помогли обнаружить источник подавленного настроения.

На шестой год нашей совместной работы Кнут вышел на пенсию и поселился на небольшой ферме в Норвегии. Хотя он всегда предлагал проекты, приносившие нашей компании огромную прибыль, он же был в ней и голосом совести. За жизнь он многое повидал и научился состраданию. С одной стороны, он рос во времена Великой депрессии, сражался на полях Второй мировой войны и был сторонником экономического развития и материального процветания. С другой стороны, он прислушивался к тому, что говорили коренные жители, и выступал против засилья корпораций и бездумного разрушения хрупкой окружающей среды.

Я начал понимать, что подобная дилемма передо мной никогда не стояла. У меня не было прошлого, которое бы оправдывало стремление к увеличению материального благосостояния. Я понял: то, что Кнут осторожно называл прогрессом и процветанием, является не более чем неким алиби, прикрываясь которым, собственники могли безнаказанно грабить остальное человечество и природу. Я понял, что продолжать игнорировать голос тропических лесов, Анд, пустынь и наставников было бы преступлением против души.

Однажды ночью в маленьком городке высоко в горах Западной Явы, я наблюдал за уличным ваянгом — традиционным театром теней с куклами, представляющими персонажей древних эпосов, как правило, Махабхараты и Рамаяны. Воздух был наполнен ароматом сигарет с гвоздикой. Я был самым высоким мужчиной в толпе зрителей, единственным иностранцем. Местные жители относились ко мне с почтением, угощали жареным мясом с арахисовым соусом. Они гордились мастерством кукловода. Некоторые говорили на ломаном английском языке. Они помогали понять смысл пьесы. Кто-то объяснил, что представление было «философской попыткой понять устройство Вселенной и нашу роль в мироздании».

До моего плеча дотронулся какой-то молодой человек. Он держался скромно, но хорошо владел английским и говорил с уверенностью знатока.

— Ты можешь наблюдать за куклой или за ее тенью. Если от куклы переходишь к тени и наоборот, то правое становится левым, а левое — правым. Мир переворачивается. Все зависит от взгляда наблюдателя. Это вопрос перспективы, восприятия. Как и сама жизнь.

Я был поражен его словами. Как будто одна из кукол взлетела над головами людей и стукнула меня по лицу. Восприятие... перспектива... вот оно! Именно восприятие объясняло различия между вещами. В школе менеджмента меня научили определенной перспективе, конкретному способу понимания экономического развития. Той ночью я многое понял. Осознал, что оно внушило мне видение мира через призму алчности и эгоизма.

Это видение мира подразумевало стремление к обогащению кучки людей за счет большинства. Я понял также, что в глубине души всегда считал подобное восприятие действительности неприемлемым, и что человечество не может больше потакать тем, кто поддерживает эту ложную мечту. Прежде чем заснуть, я безмолвно поблагодарил молодого человека, который открыл мне путь к новому видению.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.01 сек.)