АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Введение в опыты

Читайте также:
  1. I Введение
  2. I. Введение
  3. I. Введение
  4. I. ВВЕДЕНИЕ
  5. I. Введение
  6. I. Введение
  7. I. Введение
  8. I. Введение
  9. I. ВВЕДЕНИЕ.
  10. II. ВВЕДЕНИЕ
  11. VI. ВВЕДЕНИЕ В АНАТОМИЮ МАССОВОГО ЧЕЛОВЕКА
  12. VI. Введение в анатомию массового человека

 

Реальность призрака живых энергично утверждается одними и не менее энергично отрицается другими. Строго говоря, вопрос ещё не решён; именно с целью решения его я и приступил к настоящим исследованиям.

Вопрос этот был уже предусмотрен полковником де-Роша и мною, лет пятнадцать тому назад, при изучении эстериоризации чувствительности. Известно, что в глубокой стадии магнетического сна чувствительность субъекта излучается вокруг него, образуя равноотстоящие поясы-слои, более или менее плотные, более или менее чувствительные, как показывает нам рисунок, исполненный одним субъектом г. де-Роша; а затем происходит сгущение флюида, сперва с обеих сторон субъекта в форме, имеющей иногда сходство с соответствующей стороной его; обе эти формы затем соединяются налево от субъекта, образуя его двойник, его призрак.

Полковник де-Роша констатировал даже, что призрак принимает объективную форму, и он пробовал фотографировать её. Он водил своего субъекта, г-жу Ламбер, к Надару. Тот снял фотографию и получил изображение полупризрака, а не целого призрака.

«Когда субъект объявил, что призрак образовался на расстоянии метра от неё с правой стороны, я протянул свою руку в указанное место, где она почувствовала прикосновение моей руки, что указывало на то, что я дотронулся до призрака; мою руку осветили, и направили аппарат на неё. Объектив закрыли. Раму с пластинкой вложили в аппарат, произвели снова темноту и снова открыли объектив для позирования, которое продолжалось около четверти часа.

Велико было наше удивление, когда, при проявлении пластинки, мы увидели... пятно, изображающее человеческий профиль, совершенно такой, как указал субъект.

Удивление усилилось, когда мы сообразили, что если субъект видел своего двойника в профиль, то к находящему против него объективу он был повёрнут фасом. Мы предположили сперва, что так как двойник повторял движения материального тела, подобно тени его, то пластинка была запечатлена в ту минуту, когда г-жа Л. обернулась взглянуть, что делал её двойник. Но тогда профиль был бы обращён в противоположную сторону, и была бы видна левая, а не правая сторона лица. К тому же, на клише были два пятнышка, одно под ноздрёй, другое под правым глазом. Когда мы убедились, посредством микроскопа, что в происхождении этих пятен были неповинны стеклянная пластинка и слой бромистого серебра, я предположил, что это отпечаток двух гипногенных точек, через которые флюид субъектов выделяется быстрее, чем из других частей тела. Произведённый с крайней предосторожностью опыт показал мне, что у субъекта действительно были на правой стороне лица под глазом и ноздрёй две гипногенные точки2.



Было, следовательно, установлено, что на, пластинке была проявлена правая сторона призрака: но каким образом это произошло? И только несколько недель спустя, я узнал, что голубой призрак, появившийся с правой стороны субъекта, был лишь воспроизведением одной только правой половины субъекта».

Полковнику де-Роша принадлежит великая заслуга, что он первый установил, насколько возможно научно, что чувствительность некоторых людей — сенситивов — может экстериоризоватся под продолжительным действием магнетизма, а затем, сгущаясь, эта чувствительность образует изображение или, вернее, флюидическое тело субъекта, которое видимо для некоторых людей, в специальных условиях. Он установил, как сделал это и я, что это таким образом образованное тело, этот призрак может удаляться от субъекта, но мы оба тогда ещё не исследовали свойства, способности, возможности, которыми он обладает. Этот вопрос составляет предмет моего настоящего труда. Теперь, беря вопрос, каким он был пятнадцать лет назад, я буду лишь побочно касаться экстериоризации, отсылая читателя, интересующегося этим вопросом, к замечательному труду полковника де-Роша: «Экстериоризация чувствительности»3.

Я должен сказать, что слова экстериоризация и раздвоение принимают вообще за синонимы, но я вынужден дать им более точное определение. Я называю экстериоризацией состояние субъекта, чувствительность которого излучается вокруг него, а раздвоениeм — состояние, во время которого чувствительность эта заключена в призрак, уже принявшем форму субъекта.

‡агрузка...

Я методически изложу свои исследования в этой совершенно новой области знаний о человеке и просто опишу факты в том виде, как я наблюдал их; моя искренность будет очевидна для всех, но отрицатели конечно не преминут утверждать, что я сам обманулся или был обманут. Но для меня это — безразлично.

Эти опыты трудны не только для экспериментатора, но также и для субъекта, который делает шаги в этой области под руководством и ответственностью первого.

Во время опытов этих жизненность тем более исчезает у субъекта, чем большая будет у призрака сгущённость и чем важнее производимые им явления. При большом сгущении призрака мускульная сила совершенно пропадает, взор потухает, пульс и дыхание становятся незаметны, наружная температура сильно падает и субъект впадает в глубокою летаргию, из которой бывает часто трудно его разбудить.

Когда утомлённый субъект ослаб от чрезмерной работы, требуемой от призрака, когда он взволнован, смущён или удивлён, в особенности появлением незнакомого для него лица, не симпатичного для него, он может впасть в весьма опасный обморок, который требует спокойного, но энергичного магнетизирования в течение получаса и даже трёх четвертей часа, чтобы вывести субъекта из чрезвычайно тяжёлого состояния, в котором он находится. Приведённый в чувство и разбуженный, он ощущает сильнейшее изнеможение, которое может продолжаться несколько дней, если не позаботились в ходу опыта слегка усыпить его, чтобы потом разбудить; и это приходится делать до пяти-шести раз в течение сеанса, продолжающегося от часу до двух часов. Как видите, на долю субъекта выпадают большие и не безопасные трудности.

Но когда экспериментатор достиг достаточной опытности, чтобы окружить субъектов нужными заботами и принять необходимый меры предосторожности для устранения опасностей, он замечает с величайшим удовлетворением, что субъекты всё более и более заинтересовываются исследованиями, которые совершенно покоряют их, их умственные и душевные способности расцветают, ясновидение у ясновидящих становится более ясным и точным, а физическое здоровье, если оно не вполне хорошее, быстро улучшается. Все хорошо руководимые субъекты единодушно признают эту пользу; и потому они большей частью желают увеличить число опытов.

Часто и весьма даже часто сеанс кажется чрезвычайно утомительным для субъекта. При своём пробуждении субъект бывает слаб, даже в изнеможении; он часто прямо дрожит от холода, и челюсти у него судорожно щелкают; он всегда жалуется, что температура в комнате, где производят опыты, слишком низкая. Если в камине огонь — он должен быть всегда, по крайней мере с 1-го сентября до конца мая — он подходит к камину с величайшим удовольствием. Он греется минуть восемь-десять, а затем ему надо подкрепить силы ужином, которому он делает должную честь. В большинстве случаев силы довольно скоро возвращаются, но иногда проходит час и даже полтора часа после пробуждения, прежде чем они вернутся и субъект будет себя чувствовать совсем хорошо. Этот срок значительно сокращается, если, как я уже говорил, усыпить субъекта и через несколько минут разбудить, ничего не требуя от него. Я всегда так поступаю со всеми субъектами после каждого сеанса, когда они согреются, и я с удовольствием замечаю, что они чувствуют себя тогда лучше прежнего и силы у них прибавляются, а не уменьшаются.

Во время большей части раздвоения мускульная сила у субъекта почти ничтожная; после первого пробуждения она всегда бывает ниже нормальной и вообще она заметно увеличивается через 16 — 20 минут после второго пробуждения. Это я констатировал с помощью динамометра Обри на некоторых субъектах. Я измеряю вытягивание правой руки перед сеансом, когда мускульная сила должна быть нормальная; измеряю его после первого пробуждения и в третий раз после второго. Вот цифры, собранные после целого ряда наблюдений. Для сокращения, привожу полученные мною цифры перед сеансом и после второго пробуждения.

 

Г-жа Р...,

субъект, которого я наблюдал иногда, не имея возможности исследовать её призрак.

Перед сеансом 90; после второго пробуждения — 100.

 

Г-жа Франсуа,

Перед сеансом 85; после второго пробуждения 86.

» » 86 » » » 98

» » 80 » » » 86

» » 80 » » » 74

Последнее измерение было сделано после продолжительного обморока, чрезвычайно изнурившего субъекта.

 

Леонтина.

Перед сеансом 80; после второго пробуждения 116.

» » 95 » » » 100

» » 106 » » » 115

» » 90 » » » 107

» » 105 » » » 115

» » 110 » » » 115

» » 95 » » » 101

 

Г-жа Викс.

Перед сеансом 46; после второго пробуждения 46.

 

Г-жа Ламбер.

Перед сеансом 76; после второго пробуждения 80.

» » 71 » » » 75

» » 59 » » » 74

 

Девица Жань.

Перед сеансом 64; после второго пробуждения 65.

» » 66 » » » 67

 

 

I. — Субъекты опытов.

I. Марта.— II. Ненетта. — III. Эдме. — IV. Леонтина. — V. Г-жа Франсуа. — VI Г-жа Викс. — VII. Г-жа Ламбер. — VIII. Девица Тереза. — IX. Девица Жань.

 

Прежде всего считаю не лишним представить читателю главных субъектов, которые, предоставив в моё распоряжение свою ценную способность раздвоения, помогали мне в моих исследованиях. Я сделаю это вкратце, придерживаясь хронологического порядка их сотрудничества.

I. Марта, 20 лет, представленная г. Андре в сентябре 1907 г.

Хороший субъект. Очень болезненная уже несколько лет. В конце 1906 г. её считали чахоточной и лечили без заметного результата. В начале 1907 г. она была исхудавшей, без сил и постоянно кашляла. Г. Андре магнетизировал её с терапевтической и экспериментальной целью. Она быстро поправилась и через полгода была совершенно здорова, приобрела 12 кило.

Она не изолируется в сомнамбулизме; веки у неё закрыты или полузакрыты. Проходит через фазы гипноза, резко отделённые одна от другой долгим вздохом. Бесчувствие полное во второй фазе; часто проявляет ясновидение с третьей фазы до шестой. Она иногда может тогда читать крупную печать, которую представляют ей позади головы.

Экстериоризация начинается с седьмой или восьмой фазы и достигает наивысшей степени (около 1,50 м вокруг неё) около 12-й. Субъект видит себя тогда окружённым темноватой тенью, которая постепенно светлеет и становится блестящее. При продолжении магнетизирования экстериоризованная чувствительность приближается к субъекту и сгущается по сторонам его на расстоянии 60 — 70 сантиметров, в форме двух колонн светового тумана, более блестящих в верхней части, чем в нижней. В известный момент правая колонна проходит за спиною субъекта и сливается с левой. При дальнейшем магнетизировании эта масса сгущается и принимает форму человека, в котором субъект немедленно узнаёт себя и говорит, что это его двойник. Субъект не может уже более читать печатный лист позади своей головы, но исчезнувшее ясновидение его переходит в двойник. Чтение возможно, если держать печатный лист позади головы двойника.

Марта никогда не посещала спиритических собраний; она не медиум и не имеет понятия о спиритизме. Её магнетизировал только г. Андре.

II. Ненетта, 16 лет, представленная г. Андре в сентябре 1907 г.

Хороший субъект, легко засыпает без заметных фаз. Бесчувствие полное через несколько минуть магнетизирования. Она не изолируется; веки закрыты или полузакрыты; часто — ясновидящая. Очень здоровая.

Через шесть-восемь минут магнетизирования начинается экстериоризация, наполняя скоро собою расстояние от 1,60 м. до 1,80 м вокруг субъекта. Субъект видит себя тогда окружённым сероватой тенью, которая скоро сгущается по обе стороны его в форме двух колонн, более блестящих наверху, чем внизу. Как у Марты, правая колонна проходит позади субъекта и соединяется с левой. Человеческая форма вырисовывается в этой массе, которая продолжает сгущаться; вскоре делается видна женщина, в которой субъект узнаёт свою тень, свой призрак. Хорошо образовавшись, призрак становится слева и немного впереди субъекта. Ненетта не медиум; никогда не бывала на спиритических сеансах, была магнетизирована только г. Андре, исключительно с экспериментальной целью.

III. Эдме, 18 лет, представленная г-жёй Сталь в октябре 1907 г.

Молодая девушка, которая знала до сих пор одни лишь неприятности жизни. Мало образованная, но очень умная, она — наивная, любящая и преданная душа. Желала бы приносить пользу людям и потому имеет горячее желание развить и укрепить в себе ясновидение, которым обладает в некоторой степени. Она природная сомнамбула, т.е. может засыпать сама или по крайней мере впадать в состояние, подобное сомнамбулизму. В этом состоянии она дала доказательства ясновидения. С целью развить эту способность она была магнетизирована многими, но не методически.

При установлении общения она легко засыпает под действием нескольких пассов. Бесчувствие полное, веки закрыты, и глазное яблоко направлено вверх. Не совсем изолирована и не представляет заметных фаз. Экстериоризация начинается вскоре и расходится на весьма большое расстояние, не менее 2,50 м. Она видит себя тогда окружённой очень белым светом, который исходит из неё, особенно из лба, горла, областей желудка и сердца. Это выделение, никогда не виданное ею, производит сильное впечатление на неё и очень удивляет. Во время первых сеансов она беспокоилась, жестикулировала, волновалась и беспрестанно спрашивала: «что это такое?» На неё неприятно действуют движения людей, находящихся в поле её экстериоризации.

В известный момент магнетизирования происходит быстрое сгущение этого экстериоризованного света, и совершается раздвоение не в обычном процессе. Субъект видит с величайшим удивлением очень блестящую массу перед собой, немного налево, на расстоянии метра приблизительно. Масса эта, вышиною в два метра при диаметре около 80 сантиметров, находится в непрерывном движении; она состоит из блестящих, непрерывно двигающихся частиц. Масса сгущается и принимает форму женщины, в которой субъект узнаёт себя. «Но это Эдме!» — с удивлением восклицает она.

На втором сеансе, прежде чем она узнала себя в находящемся возле неё призраке, произошла комическая сцена. Я спрашиваю её, на кого похожа эта форма. — «Не знаю, — наивно отвечает она. — Смешная... Вся двигается... Я вижу свет сквозь неё... Она большая...» и она прибавляет растерянно: «у неё лапы, она идёт.». — «На что похожи эти лапы, на мои?» — спрашиваю я. — «Да, на ваши, но они красивее». Я поднимаю правую руку субъекта. — «О, наверху также лапы, одна поднята», и всё более и более у дивлённая: «но это рука, моя, правая моя рука!» Я опускаю правую руку и поднимаю левую. — «Ах, ещё смешнее, теперь она поднимает левую руку!» Я пригибаю голову субъекта: — «Ещё смешнее; двигает головой, и всё это выходит из меня... Ведь это я там».

Начиная с третьего сеанса раздвоение происходило обычным образом: сгущение совершалось по сторонам субъекта в виде двух очень блестящих колонн, затем правая колонна прошла перед субъектом, между ним и мной, и соединилась с левой. Призрак принимает вскоре подобие субъекта и становится слева и впереди субъекта, на расстоянии около 80 сантиметров.

В начале моих опытов с Эдме она не занималась спиритизмом. Потом она заинтересовалась им и стала медиумом. Эта новая способность как будто ослабила её способность раздвоения; в состоянии раздвоения она утратила живость, и наивность первых сеансов совсем исчезла. Несмотря на это, она представляет ещё отличный субъект для опытов.

IV. Леонтина, портниха, 27 лет, представленная г. Дюбуа в октябре 1907 г.

Субъект ясновидящий, чрезвычайно чувствительный, обладающий довольно хорошим здоровьем. Была уже усыпляема г. Дюбуа, который констатировал экстериоризацию. Он наблюдал, что излучение простирается приблизительно на два метра, и что оно удлиняется в сторону магнетизёра, когда тот действует на него притяжением. Он даже сделал замечание, нигде не встречаемое: экстериоризация достигает известного диаметра и если щипать, колоть или просто касаться её границ, она отступает, и если снова щипать или колоть в то же место, субъект ничего не чувствует более. Чтобы заставить снова себя почувствовать, надо приблизиться к субъекту на 10 — 10 и даже 20 сантиметров. По совершении снова нескольких пассов экстериоризация возвращается в свои прежние границы.

Г. Дюбуа никогда не наблюдал раздвоения, о котором он впрочем не имел никакого понятия.

Я усыпляю субъекта с весьма большой лёгкостью. Веки закрыты, глазное яблоко обращено вверх и экстериоризация происходит быстро справа и слева, впереди субъекта, а не сзади. При продолжении магнетизирования последний, никогда не слыхавший об опытном раздвоении, видит, как образуется сгущение по обе стороны его, в виде двух сероватых, немного блестящих колонн. Правая колонна проходит впереди субъекта и соединяется с левой; но для этого требуется, чтобы магнетизёр отошёл, если он стоит возле субъекта , чтобы дать проход колоне, которая иначе не может пройти. Когда она проходит, субъект протягивает руки, как бы схватывая что-то. Постепенно эта колонна сгущается и принимает форму женщины, в которой субъект узнаёт себя: это его призрак, располагающийся всегда в 75 — 80 сантиметрах по левую сторону; он блестящий, особенно в верхней части.

Леонтина обладает в высшей степени способностью самостоятельно раздваиваться, самопроизвольно, не сознавая этого, или же под влиянием даже не сильного желания; и раздвоение это даёт весьма замечательные явления. Вот несколько примеров из множества их.

Однажды за шитьём Леонтина перестала работать, неподвижно уставив глаза перед собою. Её мать, замечая, что она не в нормальном состоянии, окликает её. Леонтина слышит её, хочет ответить но не может. В какую-нибудь минуту, что продолжается это состояние, она перенеслась в комнату знакомой ей особы. Она не знала расположения комнаты, которой никогда не видела, но в следующие дни она точно описала её жившей в этой комнате особе. Она видела кровать, сколько и какого рода были покрывала на ней, мебель, число стульев, видела все безделушки и различные предметы до пары старых туфель, конечно спрятанных от посторонних глаз. Подобного рода вещи весьма часто случаются с ней, когда она даже не думает о том. Вдруг швейная машина замолкает, лицо портнихи принимает каталептическое выражение и она теряет сознание, вообще не дольше одной минуты, и когда приходит в себя, то сознаёт, что была в определённом месте, известном или неизвестном ей, видела, происходившее там в то время, видела жесты присутствовавших лиц и слышала даже их разговор. По её расчёту, потребовалось бы не меньше получаса, чтобы передать всё, что она перевидала и переслышала за одну эту минуту.

Очень любопытная по природе, она мне сказала однажды, что, интересуясь явлениями раздвоения, она желала бы помнить, что она делает, говорит и видит на моих опытных сеансах. Я указал ей на хорошо известный способ для вспоминания — прикладывание на несколько минут палец ко лбу. Вернувшись домой после сеанса, она ложится и, прежде чем заснуть, приложила палец ко лбу, чтобы вызвать воспоминание о виденном ею. Результат получился неприятнейший, так как по мере того, как приходило воспоминание, она начала раздваиваться и не замедлила увидеть в полумраке своей комнаты своего призрака, парящего над её кроватью. Её больная мать, равным образом в постели, с которой она не могла подняться, позвала Леонтину, для оказания какой-то услуги. Последняя услышала голос матери как бы издалека; но она была в полнейшей невозможности не только услужить, но даже и ответить ей. Призрак же, видя своё недвижное тело под собою, размышляет о ничтожестве бренной оболочки, отделённой от него, жалея, что тело не может отозваться на настоятельный призыв. Это состояние раздвоения продолжалось по меньшей мере часа два. Наконец оно прекратилось; призрак мог вернуться в своё тело, и обычное сознание постепенно восстановилось. Леонтина сохранила ясное и точное воспоминание о сеансе, который она припомнила, а также о странном и необычном состоянии, через которое она прошла; и она поклялась никогда более не стараться вспоминать то, что она делала или видела во время своего раздвоения на опыте.

Странные явления происходят часто вокруг неё без видимой причины; вот нисколько примеров.

Дверца шкафа, в котором она держит различные вещи, часто самопроизвольно открывается и повсюду раздаются стуки, причём ни она, ни мать её не видит руки, производящей стуки.

Однажды ночью гипсовая статуэтка на камин сделалась блестящей, особенно в верхней части. Леонтина и её мать, лежавшая в постели, были очень удивлены этим явлением, которое продолжалось с час времени и более не повторялось.

Как-то раз вечером, расстроенная и очень уставшая от усиленной работы в течение нескольких дней, она прилежно работала, как вдруг её машина остановилась. Она хотела двинуть её рукою, но почувствовала сопротивление, которого не могла преодолеть — словно посторонняя рука препятствовала движению машины. После безуспешных попыток пустить в ход машину она встала, но сознавала, что она не в нормальном своём состоянии. Она делала усилия, чтобы собраться с силами, войти в нормальное состояние и ей это удалось не без труда, лишь через несколько минуть. У неё явилось смутное сознание, что она была в раздвоении и что её двойник, не желая более работать, остановил машину, задержав в руках передаточный ремень. Прежде чем она пришла в себя, попросили ученицу осмотреть машину; она хотела пустить её в действие, но ей удалось это только тогда, когда к Леонтине вернулось её нормальное состояние.

Леонтина никогда не бывала на спиритических сеансах; она, не знает, что такое спиритизм, и утверждает, что она не медиум.

V. Г-жа Франсуа, 28 лет, ноябрь 1907 г.

Очень кроткая, мечтательница и замкнутая в себе, хотя довольно весёлая, г-жа Франсуа весьма хороший субъект, отличного здоровья. Её часто усыпляет её муж, который иногда наблюдал у неё замечательное ясновидение. Он доводил её до экстериоризации, но не посмел вызывать раздвоение, которое казалось ему опасным.

Субъект экстериоризуется очень быстро и сгущение делается с обеих сторон на расстоянии 60 — 70 сантиметров. В известный момент после лёгкого нервного содрогания субъекта правая колонна проходит позади субъекта, соединяется с левой и образуется призрак на расстоянии 50 — 60 сантиметров.

Весьма любопытная подробность, которую мне не приходилось наблюдать с другими субъектами. Г-жа Франсуа видит сперва грубую форму неприятного вида, в которой она различает скелет, слабо освещённый внутри. Она пугается и отворачивается, закрыв лицо руками. «Это мертвец», — говорить она, — «надо его прогнать». Я разубеждаю её и продолжаю магнетизировать. Скелетная форма постепенно исчезает, заволакиваясь сероватым дымом или паром, и новая форма, сгущаясь, принимает вид большой толстой женщины неприятной наружности. — «Это не красиво», говорит субъект. Магнетизирование продолжается, наружный вид женщины улучшается и начинает походить на субъекта. — «Эта женщина похожа на меня», — говорить она, — она делает такие же движения, как я», и прибавляет с удивлением: «Да ведь это я!». С этой минуты призрак, приятный на вид, принимает позу субъекта и становится очень блестящим, особенно в верхней части.

Эти наблюдения, сделанные уже на первом сеансе, неизменно повторялись потом, когда я допрашивал субъекта; но вид скелета в силу привычки становился всё менее и менее неприятным.

Г-жа Франсуа никогда не присутствовала на спиритических собраниях и не знает, что происходит на них, но схожие со спиритическими явления наблюдаются около неё без прямого участия с её стороны. Редкий день проходит, особенно в известные сроки, чтобы не слышались стуки в мебели и необычные звуки повсюду. Весьма часто происходят ещё более странные явления, в которых ясно можно видеть действие призрака субъекта, самопроизвольно раздвоившегося. Вот несколько примеров, выбранных из множества других, среди которых встречаются ещё более странные.

У г-жи Франсуа есть маленькая шкатулка, которой она очень дорожит и в которой она держит принадлежности шитья и вышиванья. «На днях, — рассказывал мне г. Франсуа, — моя жена лежала, а шкатулка стояла на обычном своём месте на камине в спальне. Я видел, как шкатулка открылась сама собою и тяжело затем захлопнулась. Я спросил жену, почему шкатулка открылась и затем закрылась; она ответила мне, что сама открыла её, чтобы взять ленту».

Однажды вечером супруги собирались ложиться спать. Г-жа Франсуа казалась уставшей, задумчивой, полусонной; она стояла возле кровати. Г. Франсуа ясно услышал стук в изголовье кровати. В ту же минуту г-жа Франсуа, которая продолжала стоять на прежнем месте, вдруг подняла руки к голове и сказала, что она сильно ушиблась. «Что такое?» — спросил г. Франсуа у жены. — «Я неловко легла, — ответила она, — и сильно ударилась головою о спинку кровати».

На. днях одна из любимых вещей г-жи Франсуа пропала. Г. Франсуа усыпил жену, потому что она хотела знать, где могла быть эта вещь, и она объявила, что вещь лежит вместе с другими разными вещами в чемодане у соседки, которая бывала у них в доме. На другой день г-жа, Франсуа отправилась к этой соседке и ловко завела разговор об этом чемодане. — «Странная вещь», — сказала соседка, — «вчера, в таком-то часу, я услышала громкий звук, как будто чемодан открылся и тяжело захлопнулся». В тот именно час, когда был слышен звук, г-жа Франсуа была усыплена для розысков потерянной вещи.

Отмечаем одну особенность: эти явления всегда происходят неожиданно. Не один раз г. и г-жа Франсуа хотели произвести их в то время, когда она была в сомнамбулическом состоянии, и ничего никогда, не выходило. Г-жа Франсуа не медиум; она не знает, что такое спиритизм.

VI. — Г-жа Викс, 46 лет, ноябрь 1907.

Превосходный субъект-профессионал, хорошо известный всем интересующимся опытами этого рода. Уже двадцать лет участвует в моих опытах магнетической физики. Полковник де-Роша очень ценит её содействие в его исследованиях полярности и экстериоризации чувствительности. Обладает весьма хорошим здоровьем.

Она проходит через последовательные фазы гипноза, резко отделённые одна от другой, и очень быстро раздваивается в обычном процессе. Немного ясновидящая, в магнетическом сомнамбулизме она делает любопытные описания так называемого оккультистами астрального мира. Не медиум.

VII. — Г-жа Ламбер, февраль 1908.

Превосходный субъект и, подобно предыдущей, много лет принимала участие в исследованиях полковника де-Роша.

Она пользуется теперь отличным здоровьем, но не всегда так было. Лет пятнадцать назад она была довольно болезненной и часто бывала вынуждена не выходить из комнаты. Она тогда постоянно экстериоризировалась; обессиленная таким состоянием, она не хотела более выходить из дому, потому что, как только к ней подходили, у неё появлялось такое ощущение, точно ходили по ней ногами. Когда ей случалось ехать в омнибусе, не только постоянно «наступали ей на ноги», но и садились к ней на колени и больно задевали её со всех сторон. Иногда она возвращалась домой с синяками от ударов, которые получала через посредство экстериоризованного чувствительного слоя, постоянно окружавшего её со всех сторон.

Много раз с ней случалось неожиданно полное раздвоение. Так, лёжа в постели, изнемождённая и почти не в силах двигаться, она с ужасом глядела на свой призрак, который часами парил над ней, неподвижный, если она не двигалась, и повторяющий, как тень, её малейшие движения, если она меняла положение или двигала каким-либо членом. Когда призрак находился в известном положении, она видела его отражение в зеркале. Когда он вдруг перемещался, её охватывал ужас и холодный пот выступал на лице.

Много раз, когда она лежала в изнеможении, она испытывала ощущение, подобно некоторым умирающим людям, что кто-то лежит рядом с ней. Не подозревая, что это ощущение тоже обусловлено её раздвоением, она плотно закутывалась в одеяло и лежала, задыхаясь, часами, боясь пошевелиться, дрожа и обливаясь потом.

Она никогда не занималась спиритизмом и не верит в реальность духов; медиумы, которых она считает за ловких фокусников, раздражают её и доводят до грубости. Однажды ей случилось быть на сеансе у знакомых. Она видела, как двигался стол, слышала удары ног в паркет, в ответ на предложенные вопросы, но вместо того, чтобы заинтересоваться этим явлением, она старалась разгадать фокус и не могла, рассердилась и наговорила дерзостей всем присутствовавшим, — пришлось прекратить сеанс в полном его разгаре. Ей случалось встречаться у полковника де-Роша с медиумами Эвзапией и Полити; не вынося их присутствия, она быстро удалялась.

В своей квартире она часто слышит удары и разные шумы в стенах и мебели. Вещи падают, когда их никто не трогает...

Однажды, когда она лежала в постели, уставшая и сонная, наслушавшись более странных и громких шумов; чем обыкновенно, стоявшая на этажерке фарфоровая статуэтка была брошена невидимой рукой и головка разбилась.

Она не обладает ясновидением в сомнамбулизме; с закрытыми веками и совершенно изолированная, она не проходит заметно чрез фазы гипноза во время экстериоризации и весьма быстро раздваивается в обычном процессе. Её призрак располагается по левую сторону её на расстоянии 20 — 25 сантиметров.

Почти все субъекты ослабевают и не могут почти двигаться по мере того, как призрак сгущается и становится способным к действию. Г-жа Ламбер, наоборот, как будто делается сильнее и напрягается иногда так сильно, что падает в изнеможении.

Считаю нелишним упомянуть об одном факте, который произошёл во время моих исследований.

Г-жа Ламбер дружна с одной семьёй, состоящей из матери-вдовы и дочери 25 лет, которые не желают, чтобы их имена были оглашены. Удовлетворяя таковое их желание, я обозначу эти лица инициалами А...

В субботу, 13-го июня 1908 г., г-жа Ламбер была у А... Около 8 часов вечера, проходя по тёмной гостиной, она увидала у камина немного блестящую туманную колонну, вышиною с человека среднего роста, но с неясно обрисованными контурами. Испуганная, она быстро прошла в столовую и объявила, что видела призрак. Г-жи А..., обе отчасти субъекты, подошли к дверям гостиной и смутно различили колонну, не понимая причины этого явления. Все вернулись в столовую и скоро позабыли про это видение, не придав ему большого значения.

На другой день, после полудня, г-жа Ламбер снова пришла к А… и увидала у подъезда соседнего дома приготовления к похоронам. — «В соседнем доме есть умерший, — сказала она, придя — траурные кареты стоят, и подъезд чёрным обит». Никто не слышал о смерти в дом, и г-жи А… ничего не знали о том. По уходе похоронной процессии г-жа А… спустилась к швейцару того дома спросить, кто умер. — «Старая барыня — ответил он, — приятельница семьи Х… с третьего этажа, приехала к ним недели две назад и умерла у них». Г-жи А… живут в третьем этаже, и гостиная, где видели накануне призрачную колонну, примыкает к комнате покойницы. Труп лежал на кровати у стены; разделяющей две квартиры. Расстояние между трупом и местом появления колонны было 1,50 м — 1,60 м.

Г-жа Ламбер, оправившись от своего вчерашнего испуга, подошла к камину, где появилось видение, и была очень удивлена, что в этой части комнаты было гораздо теплее, чем в остальных. Г-жи А… тоже подошли и заметили повышенную температуру, что их очень удивило.

Г-жа Ламбер приходит на научные сеансы по вторникам. В следующий вторник, 16-го июня, она поспешила рассказать мне о видении и сопровождавших его особенностях. Я тотчас же предположил, что появившийся призрак был призраком умершего лица и бродил поблизости от лежавшего на постели трупа. Но это не то было, как вы увидите. Когда субъект был раздвоен, я спросил, что это была за туманная колонна. — «Это не то, что вы думаете», — тотчас же ответила она мне. «Это призрак человека, умершего нисколько лет назад. Он стар и близок г-жам А…, которым он вот уже несколько месяцев как желает передать что-то, и ему это не удается. Он воспользовался флюидическим веществом соседней покойницы, чтобы сделаться видимым призраком. Сильно желая войти в сообщение, он расходует для этого много энергии и это-то произвело теплоту, которую эти дамы и я заметили в занимаемом им месте». Г-жа Ламбер описывает мне призрак и говорить о его твёрдом намерении предупредить г-жу А… о семейных делах, которые касаются их интересов, но я не могу добиться, чтобы призрак субъекта вошёл в прямое сообщение с призраком умершего человека. Я указываю субъекту способ, чтобы вспомнить переданное ею мне для повторения заинтересованным лицам.

На следующее утро г-жа Ламбер отправилась к г-жам А… и передала им всё, что говорила мне вчера. Г-жа А... узнала по описанию своего отца, умершего два года назад, и высказала г-же Ламбер своё беспокойство по поводу дела о наследстве, которое клонилось как будто не в её пользу. Вот уже два дня, как г-жи А… видят призрак покойного, который следует за ними или предшествует им, куда бы они ни шли, особенно в квартире; тут, если дамы менее заняты, он возвращается к своей стоянке у камина и видим теперь смутно в форме блестящей колонны, как его видела г-жа Ламбер в первый раз. Протягивая руку в эту колонну, они всегда ощущают весьма сильную теплоту. Девица А… повесила в гостиной обыкновенный термометр и по определении температуры в комнате перевесила его в верхнюю часть флюидической колонны; через четверть часа, утверждает она, она заметила повышение температуры почти на два градуса.

Во вторник 23-го июня г-жа Ламбер сказала мне, что блестящая колонна становится менее видимой, а теплота, хотя менее сильная, всё ещё была очень ощутительна.

Я решил, с разрешения г-жи А..., проверить с двумя лабораторными термометрами, была ли эта теплота действительно объективная. Я отправился в четверг 25-го, около 2 часов пополудни, с г. Годрикуром, секретарём «Французского магнетического общества». Г-жа Ламбер была там. Я произвёл её раздвоение, чтобы узнать, не могла ли она, находясь возле призрака покойного, войти в сообщение с ним и выслушать его признания. Она увидела его, как видела меня, но ничего не могла узнать кроме того, что уже знала. Я разбудил её и мы с г. Годрикуром приступили к измерению температуры в нескольких местах гостиной. Вот полученные нами цифры.

Оба наши термометра были поставлены на кресло у закрытого окна в трёх метрах от местонахождения призрака. Через четверть часа, когда установилось равновесие между окружающей средой и инструментами, мы констатировали, что они показывают 20,7°. Один из термометров был оставлен на кресле, в качестве свидетеля, а другой поставлен на полу в месте нижней части призрака. Через десять минуть он спустился до 20,4°. Тогда его повесили на высоте 1,60 м, там, где температура казалась более повышенной, чем где-либо. Через десять минут инструмент показал 21°; оставленный же на кресле всё ещё показывал 20,7°. Мы перемещаем его в глубину гостиной, на другое кресло, в двух метрах от местонахождения призрака. Через десять минут он спустился до 20,5°, а висевший оставался на 21°. Мы повесили оба инструмента рядом и через десять минут увидали, что они оба показывали 20,8°.

Весьма вероятно, что ходьба взад и вперёд переместила воздух, во время восстановления равновесия температуры во всей комнате, что могло вызвать понижение в месте нахождения призрака. Один из термометров был снова помещён на первое кресло. Мы все вышли из гостиной, закрыли дверь, и через полчаса он показывал 20,7°, между тем как другой оставался на 20,8°.

Так как в камине нет тепла, а за стеною, разделяющей две квартиры, как я говорил выше, стояла кровать в спальне, то следовательно в той части гостиной, где г-жи А... и Ламбер ощущали большую теплоту, чем в остальной комнате, было небольшое, но действительное повышение температуры. В начале наблюдения повышение в этой части было 0,6° на полу, 0,5° в глубине гостиной и 0,3° около окна; в конце разница была ещё 0,2°, что можно объяснить сильным вибрационным движением призрака.

Для дополнения этого наблюдения, мы оставили один из термометров девице А…, которая согласилась по нашему совету произвести наблюдение на другой день, в более полном спокойствии.

Около двух часов ночи, она тихонько открыла дверь в гостиную, которая оставалась закрытою после нашего ухода, поставила термометр на кресло у окна, села и через десять минут отметила, что он показывал 20,8°. Она повесила его там же, где мы вешали накануне, удалилась, тихонько закрыв дверь, и, вернувшись через два часа, увидала на нём 21,2°. Она снова положила инструмент на то же кресло, где он был в начале, и отметила через несколько минут 20,8°. Итак, сравнительно с наибольшей теплотой было повышение температуры — 0,4°.

VIII. — Девица Тереза, учительница, представленная г. Дюбуа, март 1908 г.

Очень нервная, очень впечатлительная, но здоровье отличное. Несмотря на это, испытывает иногда ничем не оправдываемые тревоги и опасения. Весьма чувствительная, она была уже два, три раза усыплена г. Дюбуа. Нет ни ясновидения, ни заметных фаз при гипнозе.

Она раздваивается легко, по обычному процессу; призрак её становится по левую сторону её, на расстоянии 40 — 50 сантиметров.

Она не медиум; спиритизм, о котором она слышала, не интересует её и она не была ни на одном спиритическом сеансе.

В 1903 году, когда она ещё была в учебном заведении, она видела во сне людей в иностранной земле. В 1905 г. она отправилась во Львов (Австрия) учительницей в одну семью и узнала людей, которых видела во сне. У себя дома никогда не слышит необычных шумов.

IX. — Девица Жань, портниха, 20 лет, август 1908 г.

Хороший субъект, легко засыпает, не проходя классические фазы гипноза. Слабого здоровья, чрезвычайно нервная, была бы вероятно ясновидящей, если бы её развивали для этого.

Раздваивается довольно скоро и видит блестящие излучения, исходящие сперва из правой стороны её, затем из обеих сторон. Экстериоризация её простирается почти на метр вокруг неё. Нет сгущения с правой стороны в виде блестящей колонны, но излучения с этой стороны скоро подходят к передней части тела и проходят налево, вровень с селезёнкой, в форме шнура толщиною в руку, которая обрисовывается.

Вскоре призрак образуется с левой её стороны, сперва в виде подвижной колонны, которая затем сгущается, принимает форму женщины, и эта женщина — она сама. В хорошо образовавшемся призраке шнур, соединяющий его с физическим телом, бывает толщиной с большой палец на руке.

Дома у себя она часто слышит треск в мебели и раздающиеся с разных сторон стуки. Она считает себя медиумом; много раз с членами своей семьи она приводила в движение стол и получала по правилам спиритизма ответы на предложенные вопросы.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.029 сек.)