АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

II. Душеприказчичество

Читайте также:
  1. Завещательный отказ. Душеприказчичество. Раздел наследства. Иски из-за наследства

Воля завещателя обыкновенно исполняется наследниками; однако, ее исполнение может быть поручено и особым лицам – душеприказчикам[см. сноску 158]. В русском быту исполнение воли завещателя душеприказчиками нередкое явление, а, между тем, в наших законах имеется беглое упоминание о душеприказчиках: «Духовное завещание исполняется: 1) душеприказчиками, 2) самими наследниками, по воле завещателя» (ст. 1084). Неудивительно, поэтому, что сенат вынужден был пополнить пробел нашего законодательства и создать институт душеприказчичества (проект в существенных чертах повторяет сенатскую практику). Необходимость в законодательной регламентировке душеприказчичества остро чувствуется, в особенности потому, что данный институт не ясен в своей юридической природе (1) и сложен в совокупности создаваемых им правоотношений (2).

1. По вопросу о юридической природе душеприказчичества существует много теорий.

Душеприказчиков считают то представителями завещателя (теория представительства завещателя – Дернбург, Гордон и др.), то представителями наследника (теория представительства наследника – Унгер, Ферстер и др.). Существует и смешанная теория (Безелер) – соединение первых двух теорий. Первая теория противоречит юридической сущности представительства, как сделке между живыми, прекращающейся именно смертью представляемого; вторая противоречит фактам жизни: возможно назначение душеприказчика, когда нет вовсе наследников. Смешанная теория соединяет лишь недостатки первых двух теорий[см. сноску 159]. Неудовлетворительны и другие теории, считающие душеприказчика представителем наследства, как юридического лица (Шершеневич) и даже интереса (теория Зекерта). Теория душеприказчичества, как особого рода законного представительства (Гольмстен), противоречит все же факту, что оно основано не на законе, а на воле лица. Сенат считает душеприказчиков представителями завещателя (98/40). Такая конструкция согласуется с нашим законодательством, которое допускает предъявление исков к лицу умершему, но противоречит той же сенатской практике, которая требует отчетности душеприказчиков перед наследниками. По-видимому, найти юридическую квалификацию душеприказчичеству в области идеи о представительстве не удастся[см. сноску 160]. Душеприказчичество есть самостоятельный институт, с помощью которого умерший как бы живет еще в праве. Его идея – ликвидация самим завещателем, по своей воле, через избранного человека, своих имущественных отношений. Отсюда понятно, почему основанием для возникновения душеприказчичества является последняя воля лица (ср., однако, ст. 1087 и 1088), почему эта воля должна быть выражена с соблюдением формы завещания. Этим же объясняется, почему закон считает наследников исполнителями воли завещателя, предполагая, что если душеприказчики не назначены, то это потому, что завещание должно быть исполнено наследниками. Германское уложение допускает возможность назначения душеприказчика судом (ст. 2200) и душеприказчиком (ст. 2199, также Пр., ст. 1436), но в обоих случаях не иначе как опять по уполномочию на то завещателя. Особой задачей – ликвидацией имущественных отношений завещателя, объясняется и сложность юридического положения душеприказчика (2).



2. Права и обязанности душеприказчика касаются: а) наследственного имущества, б) наследников и отказопринимателей, в) кредиторов и должников наследства.

а. Права и обязанности в отношении наследственного имущества определяются волей завещателя (79/1, 81/116, дополнительно законом). Душеприказчик вправе управлять и распоряжаться имуществом до передачи его наследникам (79/205, 81/116, 82/81), следовательно, вправе владеть имуществом и не только продавать и закладывать, но и ликвидировать имущество, выдавая остаток наследникам, если к такой ликвидации опять-таки он уполномочен завещателем (05/43). Герм. же ул. признает за душеприказчиком неограниченное право устанавливать обязательства от имени завещателя, если это право ему предоставлено (ст. 2207, ср., однако, ст. 2205). Сенат признает возможным вознаграждать душеприказчиков за труды по исполнению духовного завещания, если вознаграждение назначено в завещании (04/85)[см. сноску 161]. Точно так же и Проект (ст. 1451); иначе Герм. ул., которое прямо постановляет, что душеприказчик вправе требовать соразмерного вознаграждения за отправление им должности, разве бы наследодатель постановил другое (ст. 2221)[см. сноску 162].

‡агрузка...

б. Как было уже замечено, душеприказчик обязан передать имущество наследникам (по описи), но он также обязан исполнить легаты (04/99)[см. сноску 163]. Поэтому, в последнем случае, иски о выдаче легатов должны быть предъявлены непосредственно к душеприказчику, хотя обязанными к выдаче легатов и являются наследники (Гольмстен). С другой стороны, наследники по закону не могут предъявить иска к душеприказчику, если он выдал легаты и наследство согласно завещанию, хотя бы они впоследствии оказались недействительными (Исаченко, Гомолицин)[см. сноску 164]. Душеприказчик отвечает за несвоевременную выдачу наследникам имущества (ср. 69/319). Наследник вправе требовать отчета от душеприказчика, хотя бы завещатель и освободил его от отчета (71/738)[см. сноску 165], и даже требовать устранения душеприказчика при наличности уважительных к тому причин (12/28, ср. 11/32, см. 3).

в. Наконец, в отношении кредиторов и должников наследодателя душеприказчик выступает, как поверенный: он предъявляет иски и ходатайствует на суде. Право это признано за душеприказчиком процессуальными законами (ст. 24 и 25 У. Г. С.) и сенатской практикой, причем последняя расширяет полномочия душеприказчика за пределы завещательных полномочий, когда душеприказчик найдет это необходимым для исполнения возложенных на него в завещании распоряжений (99/40, 85/132, 71/1258 и др., ср. 98/76 и др.). Если душеприказчиков назначено несколько, они действуют вместе с общего согласия (ср., однако, 98/76).

3. Вследствие сложной и разносторонней деятельности душеприказчиков, приобретают особый интерес моменты: а) возникновения и б) прекращения душеприказчичества.

а. Как было замечено, основанием возникновения душеприказчичества является у нас завещание (стр. 432). Душеприказчиком же назначенное лицо становится не прежде, чем примет (явно или молчаливо) возложенную на него обязанность душеприказчичества (69/227). Причем, приступить к исполнению завещания душеприказчик вправе и до утверждения завещания (98/76, 95/66). Утверждение завещания имеет лишь значение декларативное. Суд не входит в рассмотрение правоспособности и дееспособности душеприказчика (ст. 10662); следовательно, нет у нас утверждения душеприказчика в звании. Между тем, несомненно, ввиду обширных и сложных функций душеприказчика, следовало бы, чтобы государство контролировало, кому вручается дело исполнения завещания, хотя бы, напр., вызывая душеприказчика при утверждении завещания (Гольмстен).

б. Прекращается душеприказчичество, конечно, исполнением завещания, окончанием срока исполнения, смертью, отказом душеприказчика от своих обязанностей, признанием завещания недействительным и т.д. Особого внимания заслуживает устранение душеприказчика судом по просьбе заинтересованных лиц. Германское уложение (ст. 2227), а вслед за ним и наш проект (ст. 1453) признают возможным по решению суда устранять душеприказчика, выслушав его и при наличии уважительного основания[см. сноску 166]. Наши законы ничего не говорят по вопросу об устранении душеприказчиков (за – Гордон, Анненков, против – Победоносцев). Как было замечено выше (стр. 614–615), сенат решает вопрос положительно (на основ. ст. 9 У. Г. С.). Сенат разъяснил при этом, что основаниями для устранения душеприказчика по суду путем иска служат: 1) неправоспособность (ср. ст. 1085) и недееспособность, 2) злой умысел и вообще недобросовестность душеприказчика, 3) неспособность или неумение вести дело. Практику сената следует признать правильной (оставляя в стороне ее казуистичность), ибо при наличности указанных оснований душеприказчик не выполняет воли завещателя, следовательно, не может идти и речь о нем, как о душеприказчике[см. сноску 167].


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.005 сек.)