АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НАУЧНЫЕ СВЯЗИ ПРОФЕССОРА ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА СИНАЙСКОГО С ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИМИ УЧЕНЫМИ

Читайте также:
  1. IV Внешние связи государственного органа
  2. IV. Возмещение вреда в связи с особым положением ответственного за него лица
  3. PR - public relations (общественные связи): цели и задачи, области их использования, инструменты PR.
  4. V. Виды обязательств по их содержанию, в связи с основаниями возникновения обязательств
  5. VI. Взаимоотношения (служебные связи).
  6. Абсолютные и относительные показатели силы связи в уравнениях парной регрессии.
  7. Авантюра Василия Косого
  8. Адекватность понимания связи свойств нервной системы с эффективностью деятельности
  9. Б. Между мышлением и речью нет тесной связи
  10. БИБЛИОГРАФИЯ ОСНОВНЫХ НАУЧНЫХ ТРУДОВ ПРОФЕССОРА, ДОКТОРА ПРАВА ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА СИНАЙСКОГО
  11. Биография Николая Ивановича Пирогова
  12. В связи с выходом на сушу у первых растений сформировались

Научные контакты устанавливались при встречах на съездах, а также путем переписки.

В Риге, в рабочем кабинете В.И. Синайского, всегда висела фотография с автографом известного швейцарского ученого Эжена Хубера (1849–1923), которого отец высоко ценил как законодателя и составителя швейцарского Гражданского кодекса (ZGB). Он был с ним в переписке и в общем разделял его взгляды как кодификатора. Он горько оплакивал его кончину и посвятил ему статью, опубликованную в «Вестнике Министерства юстиции».

Насколько помню, во Франции у него были связи с четырьмя профессорами, с которыми он познакомился в Париже. Самым старшим из них был известный маститый ученый профессор Эдуард Кюк, написавший весьма лестную рецензию на его работу «Квиритская община» (La cité quiritaire), опубликованную в «Revue arсhéologique». Т. XX. Париж, 1924). Он пишет, что в своей работе профессор Синайский «опубликовал синтез своих 20-летних исследований о происхождении Рима и римского права, коснулся многих новых проблем, разрешение которых открыло новый путь для выяснения одного из наиболее темных институтов Древнего Рима – Квиритской организации».

При личной беседе в Париже (насколько я помню, мой отец сделал ему визит) профессор Кюк ободряюще отнесся к научным исследованиям профессора Синайского по истории римского права и посоветовал ему не писать объемистых томов, которых, по его словам, никто не читает, а ограничиваться небольшими по объему книгами. Следуя его совету, отец стал писать очень сжато, что иногда рецензенты ставили ему в упрек.

По поводу другой работы В.И. Синайского «Chronologie et historiographie de Romа dans leurs rapports mutuels» (Хронология в историографии Рима в их взаимоотношениях) другой рецензент парижской «Revue arсhéologique» (Т. XXIII, 1925) отметил «оригинальные идеи автора и что будущим историкам Рима надо будет принимать во внимание его работы». Причем он добавляет, что «сам Тит Ливий, хотя и отдает себе полный отчет в повторении одних и тех же событий под разными датами, не знает их причины».

Если французские рецензенты («Revue historique», «Revue critique d'Histoire et de littérature», «Revue arсhéologique») не во всем согласны с его новыми, оригинальными, остроумными и смелыми идеями, они сходятся на том, что они «омолаживают» прежние данные и заслуживают серьезного обсуждения.



Среди других французов В.И. Синайский был в хороших отношениях с профессором Жиффаром, к которому однажды во время своего пребывания в Париже был приглашен на ужин. Это считалось большой честью, так как в то время у французов было принято приглашать деловых знакомых и иностранцев в ресторан.

Наконец, необходимо упомянуть профессора Оливье Мартэна, приезжавшего даже в Ригу, чтобы получить почетное звание доктора «honoris causa», которое ему присудил Латвийский университет. После кончины моего отца им был написан некролог, опубликованный в «Revue historique de droit» (1950, р. 136–137). В нем он отмечает, что «французские романисты не забыли работ проф. Синайского, в которых он излагал гипотезы, часто смелые, о происхождении Рима, римской историографии, Квиритской общины, Народной общины, Законов XII таблиц, используя сравнительную филологию, фольклорные данные и обширные знания, которыми он обладал, о древних календарях и системах хронологии. Они также не забыли его сотрудничества в научных сборниках («Mélanges») Альбертони, Риккобоно и Шалойа. Они искренне сожалеют об исчезновении ученого, который в течение своей плодотворной жизни не переставал посвящать себя исследованиям, свидетельствующим о его эрудиции».

В Бельгии мой отец был знаком и переписывался с несколькими учеными, из которых профессор Брюссельского университета и член Академии наук Жорж Корниль написал обстоятельную рецензию на его работу «La cité quiritaire» (Riga, 1923). В ней он дает ее подробный анализ, указывает на использованный им ретроспективный метод, в противовес принятому до него сравнительному методу, на критику идеи Моммзена об аграрной общине «gens», на характер квиритского права (ius Quiritium), городского и сельского, которое первоначально по своей природе было публичным правом, из которого впоследствии выросло частное право, и приводит в заключение мнение автора о том, что «организация квиритской общины была более свободной, удобной и эластичной, чем организация, основанная на «gens», и было бы преувеличением утверждать, следуя сторонникам сравнительного метода, что в начале любой политической общины была «gens»».

‡агрузка...

Ввиду того, что настоящая работа вышла в сокращенном виде, профессор Корниль высказывает пожелание, чтобы автор осуществил свое намерение и опубликовал бы полный том на тему «Истоки истории Рима и его права».

Отметим, что «квиритская община» не осталась без внимания и в Латвии, где В.И. Синайскому была за нее присуждена денежная премия.

К сожалению, по приезду нашему в Брюссель после войны в 1945 г. мы уже не застали в живых профессора Корниля. Та же участь постигла и других профессоров, с которыми отец был в контакте, за исключением профессора Жоржа Смета. С ним мы встречались.

В Италии у моего отца были многочисленные связи, которые подтверждаются его участием в памятных научных сборниках. Приведу три примера:

· V. Sinaiski. Ordre des matiéres dans la législation de Justinien, Studi in memoria di Aldo Albertoni. Vol. 1. CEDAM. Padova, 1933.

· V. Sinaiski. «Ex jure Quiritium», Studi in onore di Salvatore Riccobono nel XL anno del suo insegnamento. IV. Palermo, 1936.

· V. Sinaiski. Quelques coutumes agraires chey les paysans lettons (Archivo «Vittorio Scialoja», Vol. 3. Fasc. Nr. 1–2. Firenze, 1936.

Особо стоит упомянуть о дружеских отношениях отца с Раффаэлем Корсо, специалистом по фольклору, профессором Восточного института Неаполя, в анналах которого публиковалась работа профессора Синайского «Théorie du folklore comme science ancienne» (Теория фольклора как древней науки), оставшаяся незаконченной.

В 1934 г. во время нашего путешествия по Италии, будучи проездом в Неаполе, мы сделали визит этому симпатичному, гостеприимному и благожелательному ученому, который очень ценил исследования по фольклору моего отца и, когда в 1948 г. был проездом в Брюсселе, пожелал встретиться с ним еще раз. Р. Корсо написал об отце теплый некролог, в котором подчеркивал «его страстный интерес к изучению фольклора как сравнительной науки, ценный вклад, внесенный им в разрешение разных проблем, из которых некоторые касаются общих вопросов и метода исследования народных традиций, другие – специальных вопросов юридического фольклора. Широкая культура, знание разных древних и современных языков и глубокая подготовка по истории (в частности римского права) немало облегчали ему исследовательскую работу в области новой дисциплины. Об этом свидетельствуют его работы «Теория фольклора как древней науки» (1933), «Юридический фольклор» (1931) и другие, из которых одна неопубликована.

Мне помнится, что у моего отца был еще научный контакт с профессором Е. Балогом в Голландии, куда до войны он был приглашен на научный съезд в Гаагу, но по каким-то не зависящим от него обстоятельствам он не смог поехать.

За границей профессор Синайский состоял членом научных обществ:

· «Société d'Histoire du droit» (Общество истории права) в Париже;

· «Comitato scientifico della Rivista di diritto agrario» (Научный комитет журнала аграрного права) во Флоренции;

· «Instituto di studi legislativi» (Институт по изучению законодательства) в Риме;

· «American Academy of Political and Social Science» (Американская Академия политических и социальных наук) в Филадельфии и др.

Памяти ушедших


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.006 сек.)