АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Африканский континент: «закон маятника»

Читайте также:
  1. Африканский союз (АС)
  2. Гносеологическая связь категорий «зависимость», «закономерность», «закон».
  3. Задание 3. Тема 4 «Законы и принципы организации»
  4. Понятие, принципы «регионального законодательного процесса», «законодательная инициатива», обсуждение законопроекта.
  5. Пятьдесят «законов Мерфи» и их следствия
  6. Теория факторов производства и «закон рынка» Ж.-Б. Сея

 

Средства массовой информации Африки переживают сложный период развития. Вторая половина XX века в социально-политическом плане для континента была весьма бурной. Распад колониальной системы и укрепление молодых независимых государств, переход власти в бастионах расизма и апартеида – Южной Родезии и Южно-Африканской Республике – в руки черного большинства, бесчисленные гражданские войны, перевороты и контрперевороты дополнялись колебаниями в выборе ориентиров для национального развития. Прозападные страны с рыночной экономикой длительное время соседствовали со странами социалистической ориентации, причем выбор пути развития во многом предопределял и особенности становления национальных СМИ.

Сложные политические процессы, протекающие в мире, не могли не сказаться на положении дел в Африке и африканских СМИ.

«Африка включена в комплекс сложных и противоречивых взаимодействий между Севером и Югом, Западом и Востоком. Неоднозначным является процесс формирования отношений развитых капиталистических и развивающихся стран. Африканское направление в политике и идеологии Запада занимает существенное место и в значительной степени влияет на возникавшие в США и в странах европейского Запада политологические и культурологические концепции, на закономерности анализа и описания событий и явлений действительности “третьего мира”, что не могло обойти стороной и процесс формирования теории журналистики, в том числе тех ее модификаций, которые касаются проблем средств массовой информации (СМИ) развивающихся государств.

Стремление постоянно держать руку на пульсе Африканского континента на протяжении всего послевоенного периода было присуще ведущим западным державам, что и обусловило общность некоторых тенденций их африканской политики. Однако каждая из этих держав, обладая своим историческим опытом, в ряде случаев опытом взаимодействия колонии и метрополии, имела и свои специфические цели, и свои специфические средства их достижения в “третьем мире”. Подход развитых капиталистических стран к Африканскому региону конкретизируется под углом зрения того или иного западного государства», – отмечает С.М. Виноградова[6]. Это наблюдение подтверждается реалиями повседневной практики.



Комиссия Шона Макбрайда убедительно показала, насколько широка пропасть между развитыми и развивающимися странами. Многие политические деятели Африки видели выход в установлении нового международного информационного и коммуникационного порядка и в ориентации на построение социалистического общества. К сожалению, эти ориентиры оказались недостижимыми. Вместе с системой социализма рухнули надежны и на новый международный информационный и коммуникационный порядок. Десятилетие после принятия известных резолюций ООН и ЮНЕСКО показало, что пропасть между «богатыми» и «бедными» только увеличилась.

Такой поворот событий предсказывали многие исследователи. Так, Розалинд Эйнсли в своей известной работе «Пресса Африки», в частности, отмечала: «Те правительства, которые ставят себе целью проведение “решительной” программы экономического развития и рассчитывают использовать средства массовой связи в качестве орудия для этого, скорее всего проявят нетерпимость к конкурирующей коммерческой прессе, особенно если эта пресса принадлежит иностранцам. Для стран социалистической ориентации проблема усугубляется тем, что частное предпринимательство, а также коммерческая реклама находятся, по-видимому, в противоречии с их политикой. Если и сейчас с иностранными предприятиями уже трудно конкурировать, то в будущем они могут стать совершенно неуязвимыми. Мы на пороге такого технического взлета в газетном деле, который революционизирует прессу во всем мире, – офсетные машины уже дают возможность резко снизить капитальные затраты и текущие расходы, передача изображений с помощью искусственных спутников Земли станет в конце концов дешевой и несложной, а передача с их помощью целых газетных полос возможна уже сейчас. Для Африки такие достижения означали бы быстрое и эффективное развитие местной прессы, но будучи используемы крупными международными компаниями, могут сделать их продукцию настолько недоступной для конкуренции, что сведут прессу в развивающихся странах до воспроизведения в массовом масштабе, возможно с некоторыми местными вариациями, газет, которые издаются в Париже, Лондоне или Нью-Йорке. Думается, что выбор Африка должна делать сейчас: или вкладывать капиталы в средства массовой информации как в «предприятия общественного пользования», или примириться с неизбежным иностранным господством в этой области»[7].

Важно отметить, что эти строки были написаны еще в 1966 году.

Как бы то ни было, национальная пресса на континенте после крушения колониальной системы развивалась, преодолевая невероятные трудности. Сам по себе сложный процесс становления независимых массмедиа дополнялся политической нестабильностью, что отрицательно сказывалось на экономике, политике и, естественно, идеологии в молодых государствах. Плюс к тому – позиция бывших метрополий «остаться, не вмешиваясь», что вело к отсутствию квалифицированной помощи со стороны стран, уже переживших периоды возникновения, становления и развития средств массовой информации.

Широкий круг проблем развития печати, радио и телевидения поднимался и поднимается российскими и зарубежными исследователями[8]. В поле зрения ученых – общественно-политические реалии и их связь с тенденциями развития африканской журналистики. В частности, большое внимание уделяется проблемам ликвидации неграмотности, языковым проблемам Тропической Африки.

Издаваемый ЮНЕСКО журнал «Курьер» отмечал в своем августовском номере1988 года, посвященном издательскому делу, сложную ситуацию с положением сельской прессы в Африке.

«Сегодня в Африке лишь 15 человек из тысячи могут получать ежедневную газету, а использование прессы в качестве средства массовой информации сталкивается с большими проблемами, особенно в аграрных районах, где живет 80% населения и насчитывается 800 разговорных языков. Однако печать может играть важную роль, заполняя пробелы в коммуникации, мешающие изолированным сельским общинам принимать полноценное участие в реализации национальных программ развития, и снабжая их прекрасными дополнительными материалами при обучении грамоте. В этой области ЮНЕСКО на протяжении многих лет сотрудничает со странами-членами, помогая создавать сельские газеты, обучая журналистов и поставляя оборудование. Одно из текущих мероприятий – Проект по развитию информационных агентств в Западной и Центральной Африке (WANAD) – осуществляется на базе Котону (Бенин) и охватывает 13 национальных агентств. В рамках программы WANAD, начатой ЮНЕСКО в 1984 году и финансируемой ФРГ, осуществляется обучение журналистов в области международных отношений, здравоохранения, сельского хозяйства и экологии. Подобный проект (SEANAD) начат в 1986 году на юге и востоке Африки»[9].

Многие исследователи рассматривали Бенин как своего рода лабораторию, где испытывались в африканских условиях различные демократические структуры, за многие годы наработанные в разных странах. Процессы перехода от авторитарного режима к демократии осуществлялись в Бенине, в отличие от других стран, по инициативе средств массовой информации. Как отмечал В.Н. Шилов, «идеи демократизации здесь сначала активно дискутировались и пропагандировались в прессе (в первую очередь так называемыми альтернативными неофициальными изданиями), а затем уже стали предметом обсуждения и претворения в жизнь в массовых общественных организациях и структурах власти»[10].

Увеличивается пропасть, разделяющая наиболее развитые страны (в первую очередь входящие в Организацию экономической кооперации, сотрудничества и развития) и страны развивающиеся. Индекс развития человечества, разработанный специалистами Программы развития ООН, учитывает три фактора – продолжительность жизни, уровень образования и доход на душу населения. В составленной по этим параметрам таблице африканские страны занимают 22последних места – со 174 по 153. ЮАР обошла своих соседей и находится на 101 месте. Россия по индексу ООН оказалась на 70-м месте[11].

Существуют значительные различия и между самими африканскими странами. Так, Нигерия и Южная Африка производят почти половину всего валового национального продукта региона. Стремясь поднять доход на душу населения и снизить инфляцию, многие африканские страны с начала 1900-х годов стали проводить серьезные экономические и структурные реформы. Первые результаты начали проявляться лишь с середины 1990-х годов Экономическое положение на континенте несколько улучшилось: 40 стран из 48 показали небольшое увеличение ежегодного дохода на душу населения.

В некоторых странах Африки к югу от Сахары, в том числе в Эфиопии, Мозамбике, Руанде, Уганде и на Маврикии, доход вырос с 1% в 1992–1994 годах до 5% в 1995–1998 годах. Во многих странах начал постепенно увеличиваться ВВП. Инфляция в регионе в среднем снизилась с 60% в 1994 году до 10% в 1998 году[12].

К сожалению, бедность на континенте до сих пор остается повсеместной, инвестиции – недостаточными. Большинство стран по-прежнему зависит от внешней помощи. Для того чтобы достичь каких-то видимых позитивных сдвигов в борьбе с бедностью, например достичь половины сегодняшнего дохода на душу населения в развитых странах, рост ежегодного дохода на душу населения должен подняться в Африке хотя бы до 8–9%[13].

Общеполитическая ситуация в Африке развивалась синхронно со сложными процессами, протекавшими в мировой политике. Достаточно отметить, что переломными для СМИ упоминавшегося ранее Бенина стали 1990–1991 годы, когда одновременно с переменами в странах Восточной и Центральной Европы в Бенине прошли важные политические преобразования, создавшие предпосылки для свободы печати и свободы слова. В своей кандидатской диссертации, посвященной прессе Бенина, Алексис Ньянгенон отмечает: «Политические преобразования, произошедшие в 1990–1991 годах в Бенине, создали предпосылки для свободной деятельности средств массовой информации. Вступив в качественно новый этап своего развития. Бенин переживает глубокие преобразования в области политики и экономики. В таких условиях представители СМИ оказались в необычных для них условиях. Одни из них работали как государственные служащие на протяжении десятилетий и привыкли выполнять только указания сверху. Другие давно перестали верить в прессу как самостоятельный институт и потеряли способность проявлять инициативу. Остальные в результате подпольной борьбы против предыдущей власти были более склонны к ангажированной нежели к независимой, свободной от политических центров журналистике. Напряженные отношения между прессой и политической властью ставят вопрос равновесия свободы и необходимости, свободы и ответственности прессы. На фоне происходящих политических и экономических преобразований в Бенине возникает необходимость структурной перестройки прессы с точки зрения этнолингвистического и социально-экономического развития. Дальнейшее укрепление демократических институтов тесно связано о вовлечением широких слоев населения в общественную дискуссию. Однако в условиях расширения рыночных механизмов существование различных изданий (официальных и альтернативных) стало крайне трудным»[14].

Автор отмечает, что с 1960 года, когда был принят в Бенине закон о печати, общественно-политическая жизнь страны претерпела глубокие изменения. В течение десятилетия пресса постоянно испытывала сложные, противоречивые тенденции постколониальной истории страны. На фоне развития общественно-политической ситуации Бенина в начале 90-х годов возникли новые условия в деятельности прессы. Появление новых альтернативных изданий после десятилетия государственной монополии на прессу оказало большое влияние на общественно-политическую жизнь страны. Независимые издания «Газет дю гольф» и «Там-там экспресс» сыграли существенную роль в повышении политической активности трудящихся и молодежи и в формировании новых политических структур. Как показал анализ особенностей правового положения печати в Бенине, закон о печати закрепил регистрационный метод владения газетой или журналом для того, чтобы каждый гражданин смог без препятствий властей владеть им. В первых статьях закона утверждается, что свобода прессы означает, прежде всего, свободу средств производства и свободное распространение производимой продукции и поэтому не может существовать государственная монополия на издательства и типографии. Анализ отношений прессы и власти показывает, что в силу исторических причин, связанных с негативными последствиями прошедших лет, в администрации и в государственных учреждениях журналистам не предоставляют информации. Из-за несовершенства закона журналистам часто отказывают в необходимой информации под различными предлогами. И хотя в целом закон отвечает либеральной доктрине информации, необходима его доработка с целью расширения прав журналистов в области сбора информации, ибо достоверную информацию можно получить лишь из достоверного источника[15].

Постколониальная история бенинской прессы доказывала, что существование закона о печати не является гарантией свободного распространения человеческой мысли, если не существует необходимой политической свободы. Это говорит о том, что сила закона о печати зависит от того, насколько члены исполнительной и законодательной властей останутся приверженцами тех идеалов, которые были заложены в основе закона. В прошлом власти исходили из того, что пресса должна служить интересам руководства. Сегодня представители властей осознают роль и значение свободной деятельности прессы в укреплении демократического процесса и в его необратимости. Отмеченные нарушения со стороны представителей прессы и властей связаны, прежде всего, с отсутствием традиций демократической прессы. Несомненно, что по мере развития бенинской прессы формируется и необходимая культура общения у различных представителей бенинской общественно-политической жизни[16].

Существование множества языков на Африканском континенте является серьезным тормозом развития прессы. В таких условиях язык бывших колонизаторов де-факто является языком межэтнического общения. Однако большой процент населения не может пользоваться иностранными языками прежде всего в силу своей неграмотности. Как основной носитель человеческой мысли язык является неотъемлемой частью коммуникации. Вовлечение различных слоев населения в информационный процесс связано с повышением культурного уровня населения.

Демократизация информационных процессов в Африке связана с ликвидацией неграмотности среди населения. Во многих странах до 90-хх годов был взят курс на стопроцентное обучение детей в школах. Это был реальный путь к постепенной ликвидации неграмотности среди подростков и молодежи, что, в свою очередь, должно было увеличить число потенциальных читателей. К сожалению, многие программы образования в Африке были свернуты.

Процесс информационного обмена подразумевает не только наличие информации и возможности ее передачи. Необходимо, чтобы вас поняли. Идеи и мысли передаются на интеллектуальном и эмоциональном уровнях. Мысль передается речью, а речь формируется, прежде всего, на основе слов. Каждое слово имеет определенную семантику, выражающую конкретное содержание и значение в речи. В процессе коммуникации аудитория осваивает семантику общеупотребляемой лексики. Необходимо также, чтобы между коммуникатором и аудиторией слова имели одно и то же значение. Однако в ряде африканских стран общеупотребляемая политическая лексика исходит из кругов интеллигенции. Для того чтобы неграмотное население имело доступ к происходящему, возникает необходимость перевести с языка общенационального общения, каковым часто является язык бывших колонизаторов, на местные языки лексику, передающую те или иные политические, экономические и социально-культурные реальности. Такие слова и выражения, как демократическое возрождение, многопартийная система, правовое государство, обновление экономики, приватизация, программа по выходу из экономического кризиса, экономические партнеры по развитию, иностранные кредиторы и инвесторы, свобода слова, свобода прессы, права человека и др. зачастую отсутствуют в национальных языках. Семантический анализ общественно-политической лексики, употребляемой в средствах массовой информации, показывает, что словарный состав местных языков значительно отстает от реалий общественно-политической жизни. Это объясняется тем, что широко употребляемая лексика в средствах массовой информации не имеет соответствующих синонимов и эквивалентов в местных языках, в результате чего значительно искажаются передаваемые сообщения по национальному радио и телевидению. Существует два пути решения этой проблемы: дальнейшее совершенствование местных языков для преодоления лексико-семантических барьеров, либо переход на языки бывших колонизаторов. Многие страны Тропической Африки выбрали второй путь.

Помимо языковой раздробленности и неграмотности, одной из причин слабого распространения прессы в Тропической Африке можно считать отсутствие традиции чтения. Дело в том, что у народов устной цивилизации, к каковым относится большинство коренных народов Африки, совсем иное культурное и социально-психологическое отношение к прессе, чем у народов письменной цивилизации. Многие люди, умеющие читать и писать, экономически способные купить книгу, газету или журнал, их не покупают, потому что видят в чтении нечто сугубо интеллектуальное, даже канцелярское. Тем более что пресса выходит, как правило, на иностранном языке.

В условиях рыночных преобразований, проходящих во многих странах Африки, существование каждого издания стало крайне сложным из-за жесткой конкуренции и особенностей рынка. Исчезновение с газетного рынка за короткие сроки множества изданий говорит о том, что существование газетного предприятия требует не только технических средств, наличия журналистских кадров, но и экономических знаний газетного производства. Газетный рынок еще не достиг максимального уровня насыщенности. Однако создание новых изданий крайне сложно. Дело в том, что газета не является товаром первой необходимости, так как ее покупают люди с относительно высоким доходом. Как правило, увеличение затрат населения на приобретение тех или иных товаров зависит от покупательской способности граждан в целом и от стоимости товаров народного потребления в определенный период. Общая конъюнктура рынка может меняться и изменить поведение потенциальных клиентов того или иного издания.

Высокая цена на издательскую продукцию объясняется тем, что, как правило, производственные затраты, связанные с печатью, весьма велики. Африка во многом зависит от импорта полиграфической техники и бумаги. Почти повсеместно небольшие тиражи изданий не позволяют снизить производственные расходы на экземпляр. Слабость рынка и отсутствие современных структур и механизмов привлечения рекламных средств в прессу являются острейшими проблемами развития печати.

В условиях Африки радио является наиболее доступным средством массовой коммуникации поскольку устная традиция закрепила определенное психокультурное отношение к радио, а радиоприемники по стоимости доступны по сути дела любому человеку в отличие от дорогостоящих газет и телевизоров.

Что касается телевидения, оно остается элитарным средством коммуникации во многих странах Тропической Африки. В отличие от радио, создание телевещательных центров и телепрограмм требует вложения больших средств, а покупка телеприемника не всякой семье по средствам.

Дальнейшее укрепление роли прессы в общественно-политической жизни африканских стран связано с расширением ее правовой базы. Общественно-политическая эволюция стран региона во многом зависит от того, насколько «четвертая власть» будет выполнять свои функции. После развала Советского Союза и начала рыночных реформ в бывших соцстранах «закон маятника» заставил правительства многих государств континента пересмотреть свое отношение к социализму, а в итоге и ко всем тем ценностям, которые связывались с этой политической системой. В целях «сплочения нации» стали закрывать школы с преподаванием на национальных языках, газеты и журналы, радио и телевидение перешли на европейские языки.

Во многом эти решения было приняты властями по подсказке средств массовой информации, в ряде случаев выполнявших социальный заказ. Абубакар Шейх Раджаб, один из исследователей прессы Восточной Африки, отмечал в автореферате своей кандидатской диссертации: «Демократические перемены в обществе всегда ведут к созданию газет, журналов, радио, телевидения, организационно независимых от государства. Однако у определенных социальных и политических сил появляется соблазн использовать их для манипулирования сознанием широких масс населения, что не может не угрожать идеалам демократии. Несмотря на принятые законодательные нормы, провозглашающие свободу слова и печати, существуют серьезные барьеры в реализации прав граждан на получение информации и ее использование. Особенно ярко это заметно в странах Восточной Африки в последнее десятилетие, когда стали возникать негосударственные издания. Пресса и правительства постоянно находятся здесь в напряженных отношениях, обвиняя друг друга в правонарушениях, искажении информации, организации социальных беспорядков. Порой критиковать и разоблачать ошибки государственных деятелей до сих пор опасно. При этом усиливается борьба за контроль над массмедиа, постоянно идут дискуссии по поводу ответственности прессы и о том, какие ограничения следует налагать на СМИ. А редакции тех изданий, которые находятся под частным контролем, отстаивают право на собственные приоритеты в освещении событий, в том числе и политических»[17].

В условиях глубокого экономического кризиса, проявившегося в ряде стран континента, правящая элита, полагая, что во имя высшей цели – ускорения социально-экономического развития неизбежно ограничение гражданских и политических прав, взяла курс на проведение репрессивной политики, стала оказывать давление на оппозицию и средства массовой информации.

Если говорить о странах Восточной Африки, то в Кении и Танзании установилась однопартийная система, в Уганде многие годы господствовал репрессивный военный режим Иди Амина. Любая попытка критиковать правительственную политику воспринималась как выступление против всей нации. Вследствие этого массмедиа превратились в специфическое средство управления, доступное лишь узкому кругу представителей исполнительной власти.

В этих условиях, как отмечает упоминавшийся выше Абубакар Шейх Раджаб, появилось три точки зрения на направления развития СМИ. Первая точка зрения заключается в том, что медиа могут быть использованы для наиболее полного обеспечения основных нужд в целях ускорения развития государств. Согласно второй версии, из-за неразвитости инфраструктуры СМИ, недостатка промышленных и культурных ресурсов и профессиональных кадров, невозможно поддерживать свободу прессы, и массмедиа должны сосредоточиться на позитивных сообщениях, игнорировать негативные факты социальной действительности, поддерживать правительственные идеологию и политику. При этом ограничение плюрализма СМИ оправдывается неграмотностью и низким уровнем политического сознания большинства населения –различные источники информации или противоречивые голоса в СМИ могут вызвать замешательство в обществе и затруднить реализацию главной задачи в контексте национального развития. Третья точка зрения, наряду с потребностью в экономическом развитии, признает значимость достоинства человека, право граждан на свободу выражения мнений, на их участие в дискуссиях[18].

Реальная практика массмедиа несколько отличается от этих умозрительных схем. Так, внедрение рыночных отношений в СМИ и усиление государственного контроля над ними отрицательно сказались на свободе печати и свободе слова. Кроме того, на состоянии прессы сказываются такие последствия системного кризиса в странах Африки, как бедность, коррупция, разрушенная социальная инфраструктура, безработица, неэффективность банковской и финансовой сфер и т.д. За десять лет демократических преобразований кардинальных изменений с массмедиа не произошло. Лишь часть независимой прессы стремится дать массовой аудитории объективную и разнообразную информацию.

Существует негативное влияние на состояние свободы слова со стороны правительственного контроля, а также экономических интересов владельцев СМИ.

В странах Восточной Африки – Кении, Уганде и Танзании – конституции гарантируют свободу выражения мнений, однако исполнительная власть стремится ограничить критические выступления журналистов, мотивируя эту необходимость возможной социально-политической нестабильностью, которая угрожает государственному суверенитету. Закон о клевете, Закон об антигосударственной агитации и Акт государственной безопасности ограничивают свободу слова, установленную Законом о средствах массовой информации. Так, при исках, связанных с клеветой, к ответственности, помимо основных обвиняемых – авторов, привлекаются редактор, владельцы газеты и книжных магазинов, предприятия оптовой торговли. При этом редакции газеты грозит более суровое наказание, чем отдельному журналисту. По закону нельзя предавать огласке факты частной жизни государственных чиновников, даже если на них заведено уголовное дело. В 1995 году Угандийский комитет по безопасности журналистов попытался опротестовать три репрессивных закона, подавляющих свободу прессы, но через два года, в 1997 году, Конституционный суд страны отклонил эти петиции.

В Танзании основным препятствием для свободы слова и печати является принятый в 1976 году Газетный Акт, в котором сохраняются многие репрессивные аспекты предыдущего Акта Газетного Декрета, установленного во время колониального господства в 40–50-е годы. Газетный Акт определяет круг требований к редакциям, несоблюдение которых чревато штрафами, тюремным заключением, аннулированием регистрации издания. Аналогичные законы действуют и в Кении.

Становление электронных СМИ в странах Восточной Африки было отмечено высоким уровнем государственного контроля путем регулирования и лицензирования. Регулирование телерадиовещания основано на теории, что электронный спектр (электромагнитная частота волн) принадлежит народу, от имени которого и действуют правительства, распределяющие эту частоту и устанавливающие ограничения на вещание. При этом применяются весьма своеобразныеформы и методы. Так, правительство Кении стремится к акционерному партнерству с негосударственным медиапредпринимателями: сегодня подобные финансовые отношения существуют в пяти телестанциях, а основной источник информации для 20 млн. кенийцев – радиовещание контролируется специальным органом цензуры. Даже песня, если считается вызывающей или содержит текст, критикующий власть, подвергается запрету. В Уганде для создания иллюзии партнерства между властью и массмедиа президент Й. Мусевени регулярно устраивает «пресс-диалог» с главными редакторами. Детали диалогов не подлежат оглашению в прессе, и телезрители в их отсутствие, видя редакторов, которых знали ранее как противников Мусевени, ужинающих и смеющихся вместе с ним за одним столом, теряют доверие к средствам массовой информации, обвиняя их в лицемерии.

Хотя Конституция Танзании гарантирует свободу выражения мнений, в законодательстве страны нет упоминания о свободе прессы, что приводит к своеобразному лицензионному регулированию: лицензии выдают тем, кто избегает критики властей, и задерживают выдачу, если эта критика есть. После 1993 года возникли негосударственные электронные СМИ –12 телестанций и 8 радиостанций. Танзанийская комиссия по телерадиовещанию, прежде чем выдать претенденту лицензию на вещание, должна убедиться, что кандидат на получение лицензии готов служить интересам общества. Лицензия выдается на срок до 3 лет (радио) и до пяти (телевидение) и устанавливает предельную зону вещания – до 25% территории страны. В итоге возможность влиять на сознание людей (25 млн. радиослушателей и примерно 3 млн. телезрителей) получают, прежде всего, правительственные телерадиокомпании, для которых нет 25% ограничения[19].

Давление властей на СМИ выражается не только через судебные преследования, но и через систему тарифов, налогов на импорт бумаги, полиграфического оборудования, аппаратуры, лицензий на занятие журналистикой, предоставление массмедиа правительственной рекламы, штрафы.

Достаточно самобытно развиваются в Африке к югу от Сахары электронные СМИ.

Наиболее развитым в силу указанных выше причин является радио. По данным ЮНЕСКО в середине 1990-х годов на 100 жителей приходилось 18 радиоприемников по сравнению с 3,5 телевизорами и 0,31 компьютерами. 60% сельского населения к югу от Сахары имеют доступ к радио, в то время как телезрителями в основном являются горожане. Из радиогигантов наибольшее распространение имеет Би-би-си, вещающая в 25 странах и 46 городах этого региона[20].

Большие перспективы перед спутниковым цифровым радиовещанием, которое развивается достаточно успешно. Поскольку телевидение в странах Африки является элитарным, то и спутниковое телевидение остается таким же – лишь состоятельные люди могут позволить себе установить соответствующее оборудование и оплачивать подписку.

Быстрыми темпами идет развитие Интернет-технологий, в том числе и электронных версий изданий. Число традиционных газет и число электронных газет растет различными темпами, причем электронные издания значительно опережают по темпам роста традиционные. Отсутствие хорошо налаженной телефонной связи на континенте дает Африке уникальную возможность за счет внедрения новейших коммуникационных спутниковых систем значительно сократить свое отставание от развитых стран в информационно-коммуникационной сфере.

Развитие средств массовой информации «Черного континента» определяется слабо развитой инфраструктурой и экономической отсталостью стран к югу от Сахары, сложными социально-политическими процессами и сложившейся структурой СМИ. Газетно-журнальные технологии сдерживаются неграмотностью населения и ввиду большого числа существующих в регионе местных языков чаще всего издаются на европейских языках, их выпуск зачастую жестко контролируется государством, бумага и полиграфическое оборудование – импортные, а устная традиция относит чтение газет к «канцелярским» видам деятельности. Радио, наиболее развитое из СМИ, после 1990 года стало значительно меньше внимания уделять передачам на местных языках, но продолжает развиваться быстрыми темпами. Телевидение и компьютерные технологии продолжают оставаться элитарными.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.016 сек.)