АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Отступление шестое, смешанное

Читайте также:
  1. Авторское отступление.
  2. Глава 32. ОТСТУПЛЕНИЕ
  3. Лирико- историко- этнографическое отступление.
  4. Лирическое отступление о мужском теле и поведении
  5. Лирическое отступление. Звонок из прошлого
  6. Лирическое отступление. Последнее
  7. Нелирическое отступление. Купить себе путевку в Ад
  8. Нелирическое отступление. Паучьи сети мужского пола
  9. Необходимое отступление. Как придумать и договориться
  10. Необходимое отступление. Оптика
  11. О том, почему были понесены Советским Союзом большие потери в начале войны и для чего было нужно советскому командованию отступление.
  12. Отступление восьмое, почти предательское

Войска Темного Властелина, вошедшие в Южный Харнор, были поражены разгромом, царящим в первом из городов этой страны. Метались перепуганные жители, дома, отполированные жаркими ветрами, зияли пустыми выбоинами окон, где-то вспыхивали зарницы пожарищ…

Город пал без боя. Воевать было некому. Все куда-то спешили, от кого-то спасались… Уже через пару часов над прибрежным Тэнхом — столицей Южного Харнора — взвился золотой стяг Властелина. Войско было расквартировано в аннексированных домах и в спешном порядке приводило себя в боеспособную форму. Ведь впереди еще ждал марш-бросок за сбежавшим принцем, который может и не захотеть возвращаться в отчий дом. Ха, может!.. Не захочет — это Аргал мог сказать с уверенностью уже сейчас.

Но больше всего его волновало даже не возвращение сына, а то, что он уже может принимать боевую ипостась, пусть и не до конца.

Император начал предполагать самое худшее, ведь такой разгром вполне мог бы устроить… Все оказалось гораздо прозаичнее.

Разрешив все проблемы с местными рабовладельцами (на все про все ушло не больше часа), император задумался, куда ж мог направиться Диран, находясь в здравом уме и трезвой памяти — а именно таковым его описывали те немногие, кто был еще способен внятно связать несколько слов. На ум приходил только… Тот самый Затерянный Храм, куда так стремились светлые.

Ну что ж, раз Южный Харнор отныне принадлежит Темной империи, почему бы не пройти до западных границ? Хотя бы для того, чтобы убедиться: с Ди все в порядке.

* * *

Хранитель с самого заката вел себя крайне странно. Он возился в своем перстне, покалывал руку носителя остренькими иголочками, то сжимал палец, а то и ощутимо нагревался. Гилберт почти физически чувствовал волны злобы, ненависти и тревоги, исходившие от бесплотного духа, привязанного к перстню, но… принц был уверен — сегодня ему ничего не грозило. Ему — нет. Тогда — кому?

Отцу, маме, Теренсу, Марике? Нет, вряд ли. Кто, скажите мне, захочет ссориться с Властелином? Да еще и на его территории, где каждый камень, каждый обитатель являются его глазами, ушами, руками и готовы глотку перегрызть за своего лорда.

Значит, остается только Ди, на свою голову ввязавшийся в эту авантюру со светлыми.



Сердце грыз злобный червячок страха. Ведь видел же, с какими, мягко говоря, идиотами связал ближайшие дни своей жизни младший брат. Видел — и не остановил! А мог! Только и надо было — плюнуть на присутствие гоблинов да светлых, дать между глаз и отвезти в Кардмор! Вот только Диран никогда бы этого не простил! А теперь — ты не можешь простить себе, что не проследил за младшим братом!

А может, слетать, узнать, как он там? Где бы Ди ни был, Пинька часа за четыре преодолеет любое расстояние. Решено! Летим к Ди! Но… Вот где его искать? Стоп! Есть же перстень Хранителя! Узнаем по нему дорогу и — вперед! Можно, конечно, просто попытаться связаться по все тому же перстню, но… вдруг брату понадобится помощь?!

Решено! А к утру успею вернуться! Благо, сейчас часа два пополуночи.

Черный плащ, надежно скрепленный аграфом в виде оскалившегося дракончика, вороньим крылом взметнулся в воздухе. По полупустынным залам дворца наместника гулко пронесся звук шагов, отдавшийся звоном подкованных сапог…

Из одной двери выглянула заспанная девушка, на мгновение скрылась в комнате, а потом, уже полностью одетая, рванулась к Гилу:

— Ты куда?

Он на бегу чмокнул ее в щеку:

— Я… Мне надо узнать, где брат. К рассвету вернусь, так что завтрак можно подавать.

Она бросилась вслед за принцем:

— Я с тобой!

От неожиданности Гилберт замер так резко, словно налетел на каменную стену, развернулся лицом к девушке и тихо спросил:

— С ума сошла?!

А та вдруг вскинула голову, глядя прямо в глаза Темному принцу. На мгновение радужка побледнела, словно залившись расплавленным золотом. В голосе зазвучала боль:

— Я чувствую, сегодня страшная ночь… Считай это просто женской интуицией, но… я уже один раз не поверила и потеряла тех, кто был мне близок, и не хочу…

Пламенная речь оборвалась расстроенным всхлипом. Гилберта учили многому: как вести войска в атаку, как пользоваться оружием, как вести себя на приеме, — только вот как утешать плачущую на твоем плече девушку — это как-то прошло мимо положенного приннам воспитания. Так что ему ничего не оставалось, как только тихо вздохнуть:

‡агрузка...

— Полетели…

А она вдруг увидела в его глазах не только усталость, но и… любовь?

Несмотря на то что Гилберт спешил, найти Дирана ему удалось только к утру.

* * *

Примерно в семь часов вечера[12] на плиты светлого мрамора перед дворцом императора Благоземья обессилено рухнул белоснежный пегас. Со спины крылатого коня на землю спрыгнул высокий стройный эльф. Окинув презрительным взглядом подбежавших слуг, он потребовал частной аудиенции у правителя. Похоже, челядь была осведомлена о возможности прибытия такого гостя, так что уже через десять минут посетитель, сидя в глубоком кресле в одном из малых залов и неспешно потягивая красное вино, ожидал прибытия хозяина.

И тот не заставил себя долго ждать. Войдя в комнату, Гэлерм эл д'Ар сердечно (что, кстати, было очень большой редкостью для нынешнего правителя материка, расположенного за множество миль и от Темной империи, и от Светлых земель) поприветствовал вскочившего на ноги эльфа и мягким, бархатным голосом поинтересовался в соответствии со всеми канонами светлого этикета:

— Что привело вас в наши земли, светлейший Влариэль?

Он прекрасно знал, как прозвучит ответ эльфа, но раз традиции требуют…

Бокалы, встретившись, звякнули хрустальными колокольчиками, когда в комнату вбежала молодая кареглазая девушка:

— Папа, представляешь, куда-то пропала Т… Ох, я не знала, что у нас гости. — Девушка запнулась, заметив эльфа, а потом, мягко улыбнувшись, присела в легком книксене. Глаза пробежали по роскошному бархатному костюму посетителя, и Ренина быстро нашла подходящий тон для разговора: — Рада приветствовать вас, сударь!

Влариэль изящно, подобно хищной кошке, поднялся на ноги и склонился перед девушкой в глубоком поклоне, подметая пол плащом:

— Ах, миледи, могу ли я узнать ваше имя?

Девушка, покраснев, смущенно опустила глаза, собираясь что-то сказать, когда в разговор вмешался император:

— Влариэль, позвольте вам представить мою дочь — Ренину эл д'Ар.

Эльф галантно улыбнулся, пытаясь поймать взгляд молоденькой красавицы:

— Для меня… большая честь быть представленным вам, миледи.

Принцесса покраснела еще больше, украдкой стрельнув глазками. В кольце, с которым она теперь не расставалась (хотя сама не могла понять почему), недовольно зашевелился Хранитель. Ему это все очень не нравилось, но предпринимать активных действий по защити хозяйки он пока не спешил.

— Так что ты хотела сказать, Ренина? — осторожно поинтересовался император Благоземья, которому, по большому счету, не очень-то хотелось, чтобы она присутствовала при дальнейшем разговоре, и сейчас он усиленно подбирал повод отослать дочь в ее комнату.

— Ничего, батюшка, — благовоспитанно улыбнулась Ренина. — Я вижу, вы заняты, загляну попозже.

 

Красное вино тягучей патокой стекало по стенкам бокала.

Влариэль поднял взгляд на императора:

— Так вы предлагаете скрепить наш союз браком?

— Совершенно верно, — мягко улыбнулся тот.

— Но не будет ли против сама Ренина?

— Вряд ли, — покачал головой Гэлерм эл д'Ар. — Моя младшая дочь весьма скромна и тиха, а потому не станет противиться воле отца.

Эльф удивленно заломил бровь:

— Младшая? Вы не говорили, что у вас есть еще дети!

Пальцы императора, сжимающие высокий бокал на тонкой ножке заметно дрогнули:

— Увы… Ориетта, двойняшка Ренины, пропала около года назад. Она была старше всего на несколько минут, но, в случае чего, наследницей является именно она. И вот год назад… Я подозреваю, что в пропаже Ори виноват мой бывший первый министр, но, к сожалению, он даже под пытками не раскрыл, что случилось с бедной девочкой! Однако я не теряю надежды найти ее! Ведь через полгода и Ори и Рени должно исполниться восемнадцать, и я буду обязан назвать имя той, что станет императрицей Благоземья после моей смерти.

Прозвучали последние слова, и на некоторое время в зале воцарилась тишина. Да, несколько мгновений назад эльфу был предложен брак, но о более далеко идущих планах сообщать Влариэлю император не собирался. Если все пойдет так, как рассчитывал Гэлерм эл д'Ар, то уже к зиме вся Темная империя будет присоединена к Благоземью. Светлые же земли объединятся под властью Влариэля. Династический брак породнит оба материка, а потом… молодой зять вполне может погибнуть. Ну например, на охоте.

Бокалы сошлись с хрустальным звоном:

— За наш союз!!!

О том, что планы Влариэля полностью совпадали с замыслами императора (правда, в них предполагалась ранняя гибель тестя и, может быть, жены), эльф благоразумно не стал сообщать.

 

Слова древнего заклинания гулким колоколом разносились по комнате, разукрашенной иероглифами. Пентаграмма медленно наливалась изнутри багровым светом. Император в последний раз провел над тонкими линиями ладонью с нанесенной несколько мгновений назад раной. Капли крови нехотя упали на пентаграмму, и та в последний раз полыхнула алым.

— Вот и все, — устало протянул Гэлерм. — Сейчас она перенесет вас к этому самому Затерянному, или как он там называется, Храму. Возвратный амулет я вам дал. Конечно, принадлежи вы к нашему роду, и, после такой телепортации, вам бы хватило просто вспомнить внешний вид этой комнаты, а так… Единственное, что я хотел бы сказать — этот амулет довольно трудно сделать, так что постарайтесь не терять его. — Император позволил себе мягкую улыбку. — Да, чуть не забыл, Ключ у вас?

— Разумеется, — кивнул Влариэль, а затем, отвесив своему будущему тестю легкий поклон, шагнул на линии перемещающей пентаграммы, мгновенно растаяв в воздухе.

Гэлерм эл д'Ар был увлечен своими мыслями, а потому не заметил, как у него возле ног прошмыгнула небольшая хвостатая зверюшка и, за мгновение до того как пентаграмма потухла, исчезла из комнаты вслед за эльфом.

* * *

Поутру команда начала готовиться ко входу в Храм. Надо отдать должное, мозгов у этих приключенцев за время путешествия поприбавилось — так что особенной радости по поводу «убиения» моего папочки «Сердцем Дракона» я не видел. Может, еще передумают? Хотя в любом случае мне просто интересно, каким же все-таки образом можно попытаться уничтожить Темного Властелина темным же артефактом.

Наконец, лагерь был собран, кони стреножены, грон отпущен погулять — все равно он без меня никуда не уйдет — костер тщательно затушен, а «Сердце Дракона» бережно извлечено на свет божий и зажато в цепких лапках клирички.

— Ну? Пошли? — бойко поинтересовался я, загоняя внутрь и стараясь не показывать тот страх, что окутывал меня при одном взгляде на этот странный Храм.

— Пошли, — неуверенным и совершенно несогласованным хором ответила мне команда. Элиа смущенно переминалась с ноги на ногу.

Итак, вперед, что ли? Ну и кто пойдет первым?

Рассчитаться на первого-второго команда не успела. Солнце, только вылезшее из-за горизонта внезапно заслонила еще одна тень (как будто мало тех, что отбрасывают горы), я вскинул голову, пытаясь понять, что же это может быть… или кто.

О боги!.. Ну вот только его мне сейчас и не хватало! Что сейчас будет? Очередной эмоциональный диалог на тему «Ди, бросай все, пошли домой»?

Огромный черный дракон медленно опустился на поляну (как ни странно, осталась еще уйма места, на котором вполне могли бы разместиться еще тройка-четверка небольших армий или пара-тройка больших… Или одна, но о-о-очень большая), а потом на землю спрыгнул… естественно, Гилберт. Вот только… брат-то был не один! Я удивленно уставился на то, как он протягивает руку, помогая спуститься молодой девушке. Толком разглядеть ее я не успел — девица поспешно спряталась за спину Гила и явно не собиралась показываться. Единственное, что я сумел увидеть, — длинные волосы непонятного, то ли черного, то ли пепельного цвета.

Брат окинул поляну взглядом и облегченно вздохнул, когда я шагнул ему навстречу:

— Ди, хвала богам, с тобой все в порядке!

— Конечно, — пожал плечами я. — А что, что-то может быть не так? — Я пытался говорить как можно небрежнее, а то сейчас еще начнется: «Диран, не ходи туда, Диран, ходи сюда! А то кирпич башка попадет — совсем плохо будет…» — Вот сейчас заглянем в Храм и дальше пойдем. — Я бросил косой взгляд в сторону внезапно закоченевшей компании моих спутников (даже Элиа замерла, удивленно-испуганно уставившись на Гила) и уточнил: — В школу.

Брат покосился в сторону Храма и осторожно поинтересовался:

— Диран, а… стоит? — Ну а я о чем говорю? — Он мне не нравится. От этого Храма идут какие-то странные волны…

Так. Надо срочно переводить разговор на другую тему!

— Гил, а кто это с тобой? Может, представишь свою спутницу?

Второй Рыцарь Тьмы как-то сразу стушевался (с чег бы это?), но потом на его лице проскользнула легка улыбка, и он, шагнув в сторону, так что я, наконец, получил возможность посмотреть на его компаньонку, начал:

— Позвольте вам представить Алерсию О'Нэриис…

Договорить он не успел. За моей спиной вдруг раздался странный сдавленный вздох, полный отчаянной надежды:

— Лерса?!

Девушка, до этого момента елозившая взглядом по земле, вдруг вскинула голову, и в ее глазах мелькнуло какое-то непонятное чувство.

— Ш-шем?! — вдруг радостно взвизгнула она и, рванувшись мимо меня, повисла на шее у оборотня…

Э-э… кто-нибудь, объясните мне, что здесь происходит?!

Судя по выпученным глазам Гила, он понимал ещ меньше, чем я. А вот до меня что-то медленно начал доходить. Лерса. Так ведь в воспоминаниях многоликого звали… Т'кере! Это что, его сестра?!

Судя по счастливому выражению лица Шамита (такому же придурковатому, какое было у гнома, когда он свой «артехвакт» нашел) — да.

Я медленно повернулся к Гилберту:

— Н-ну? Может быть, ты мне объяснишь, зачем притащил сюда его сестру?

Тут главное, взять инициативу в свои руки, чтоб опять не начался разговор о том, куда мне надо и куда не следует ходить!

— Сестру?! — поперхнулся Гил, удивленно распахивая глаза. — Ди, я не знал! Честное слово, не знал!

— А все-таки?

Гилберт глубоко вздохнул, на его лице заиграла смущенная улыбка. Ой, что-то не нравится мне все это! Гилберт — и смущается? Что-то здесь нечисто…

— Ну… — А потом быстро, словно в ледяную воду шагнул: — Лерса — моя невеста!

А-а… э-э… у… Они что, сговорились все?!

— Чего?!

— Вот это, значит, как теперь называется?!

Два выкрика прозвучали почти одновременно. Но если первым не выдержал я, то вторым мог быть только Шамит… Не понял? Он-то что возникает?!

Я резко обернулся. Оборотень закончил обниматься со столь внезапно обретенной родственницей и сейчас, напряженно глядя на меня с Гилом, бросил:

— Вот, значит, как?! — По губам Шамита змеилась злая усмешка. — Теперь это так называется, да? А когда Его Высочеству, — титул он выплюнул, как самое жестокое оскорбление, — надоест, что моя сестра греет ему постель, он найдет себе другую игрушку? Не правда ли?!

Он чего, вообще, того? В смысле, с мозгами не дружит? Или как?!

Гилберт, побледнев как мел и сжав зубы, шагнул вперед, положив руку на эфес меча. Тихо ахнула Лерса:

— Шамит, что ты говоришь?! Прекрати! Разве ты не видишь, я… я люблю его! Люблю! — В голосе девушки звучали слезы.

Но оборотень, не слушая сестру, перевел взгляд на меня:

— Спасибо, Диран! — От той ненависти, что звучала в его голосе, меня аж передернуло. — Спасибо, Ваше Высочество. Я, наконец, понял, что все те рассказы, что были у Марханговой тропы, о долге, чести и прочем для вас — не более чем пустой звук. Спасибо, объяснили! Теперь мне будет легче сделать выбор! — А потом он резко развернулся к клиричке: — Амата, где артефакт?!

Ничего не понимающая клиричка медленно протянула ему «Сердце Дракона», и вор, напоследок отвесив легкий издевательский поклон, стремительно направился к гостеприимно распахнувшему ворота Храму. Еще пара мгновений, и он скрылся внутри…

— Шамит! — выкрикнула Лерса, рванулась за ним, но Гилберт удержал ее за руку и, когда она, наполовину удивленно, наполовину злобно оглянулась на него, медленно покачал головой:

— Не стоит. Пусть побудет один… Сам он ничего сделать не сможет… Так хоть успокоится, может, одумается…

Слова словно послужили спусковым крючком для замеревших в недоумении остальных членов команды.

— Т'кере! — выдохнул Вангар. — Там же должен быть Влариэль! Сейчас Шамит…

И воин, не раздумывая, рванулся за оборотнем. А вслед за командиром тут же поспешили и остальные…

В итоге на полянке остались только я, Пинька, Элиа, испуганно теребящая поводья своего коня, да Лерса, рыдающая на груди у Гила:

— Н-ну что с ним?! Почему он не понимает, что я люблю тебя?! Почему?!

Прелестная картинка. Чую, это затянется еще надолго… Но пора ведь что-то делать, а то я так все самое интересное пропущу!

— Гил, — окликнул я брата, а когда тот вскинул голову, вкрадчиво поинтересовался: — Ты действительно… э-э-э…

Чего «действительно» я сформулировать не смог (ну не спросишь же при Лерсе «собираешься жениться — не собираешься жениться…»? Так и в глаз недолго получить), но Второй Рыцарь Тьмы и так прекрасно меня понял и, твердо глядя мне в глаза, сказал:

— Да. Я люблю Лерсу.

А вот последний кусочек можно было и не озвучивать.

— А… сколько ты ее знаешь?

Но, вместо того чтобы честно ответить на такой, казалось бы, простой вопрос, брат вдруг беспечно пожал плечами:

— А какая разница? Папа встречался с мамой до свадьбы не больше недели. Хочешь сказать, у них неудачный брак?

А мне-то что, мне ничего. По мне так хорошее дело браком не назовут! И что они все так под венец рвутся? Сперва Теренс, теперь вот и Гил… Надеюсь, Марика до такого еще не докатилась?

— Ясно, — вздохнул я. — Пошел я, значит, успокаивать моего нового родственничка… Элиа, идешь?

— Конечно! — тут же обиженно вскинула голову темная.

А кто бы сомневался?

Я повернулся ко входу в Храм… Вот только за то время, что я тут стоял, нравиться мне больше он не стал. Все такое же мрачное и страшное сооружение. «Малыш, а если оттуда кто-нибудь как выпрыгнет?!» Как выпрыгнет — так и впрыгнет назад! Я ему просто улыбнусь…

Вот до чего я докатился. Уже и сумасшествие мое мне что-то там подсказывает… Хотя, в принципе, оно право.

В правой руке полосой Тьмы блеснул появившийся из ниоткуда палаш. Сумасшествие, конечно, сумасшествием, но и об осторожности забывать не стоит. А то действительно придется стоять — и улыбаться. Я сделал шаг к Храму…

— Ди, стой! — вдруг как-то придушенно выкрикнул Гилберт.

Ну что ему еще?! Я устало повернулся к брату:

— Чего тебе?

Более ли менее успокоившаяся, но не переставшая шмыгать носом, Лерса стояла рядом с ним, а брат требовательно протягивал ко мне руку, разговаривая ласково, как со смертельно больным:

— Ди, покажи, пожалуйста, свой клинок.

Не понял? Клинок как клинок. Ну раз он просит…

Подойдя к Гилу, я протянул ему палаш рукоятью вперед. Сталь обиженно уколола ладонь. Видимо, идти к чужому он очень не хотел.

— Вот, а что?

Как ни странно, брат, буквально обожающий всякие там колюще-режущие предметы, даже не попытался взять меч в руки, он просто стал перебирать пальцами над рукоятью, медленно и даже как-то благоговейно погладил воздух над серебристыми письменами, покрывающими клинок, и, подняв сияющий взгляд на меня, тихо выдохнул:

— Откуда он у тебя?

В смысле? Откуда вообще всяческие клинки появляются?

— Из хранилища, — честно признался я, все еще не понимая, что же привело брата в такой транс. — А что такое? Это твой?

— Ди, разве ты не видишь?! — В голосе Гила звучало глубокое потрясение. — Это же… Это — Ал'Дзаур!!

Последние слова он произнес едва ли не с благоговением. Наверное, именно это не дало сразу осознать, что я держу в руке. А когда дошло — я, поперхнувшись, уставился на него:

— Че-че-чего?!

— Ал'Дзаур! — повторил брат. — Смотри — вот клеймо Дариэна! Вот личная печать Царицы Ночи!!

Ой, мама, роди меня обратно! Вот только Ал'Дзаура мне сейчас не хватало для полного счастья! К каким-то левым голосам в голове еще и этот меч! Тихое счастливо-издевательсткое хихиканье. Уу-у-у…

Лерса осторожно тронула Гила за плечо:

— А что такого особенного в этом мече?

Он повернулся к ней:

— Понимаешь… Этот клинок сделан основателем нашего рода. По легенде, выковывая его, Дариэн гар'Тарркхан вложил в него часть своей души!

Кхе-кхе… Чего?!

— Гил, а вот с этого места поподробнее!

— А ты не знал? — удивленно протянул Второй Рыцарь Тьмы. — Я поэтому и не пытаюсь взять его в руки! Этот меч весьма своенравен. И раз уж выбрал своего хозяина… Он даже подстраивается под него, становясь таким, как нужно в данный момент. Хочешь — парные клинки, хочешь — двуручник… Отец еще рассказывал, что тот, с кем Ал'Дзаур решил связать свою судьбу, способен разговаривать с ним.

Так, стоп! Подожди-ка… Способен разговаривать?! Тогда все эти голоса не сумасшествие, а… Ал'Дзаур?! «Ой, ну догадался ж таки! Было б чем, расцеловал бы!!!»

М-да… Вот только я так и не понял, как произошло, что он меня выбрал? А он ведь выбрал, да? Тяжелый вздох: «Ох, малыш… ну кого ж мне выбирать, если ты меня разбудил?» Я? Когда?! Не было, не участвовал!! «Опять склероз, да? Адептов Хаоса уничтожать, кто меч позвал?»… Оп-паньки!

И в тот же миг на меня холодным комком свалилось воспоминание… О том сне, о разговоре с Ал'Дзауром… Значит, это он спас меня? Он вытащил из той страшной пустоты? Он помог не сойти с ума?! Спасибо… Легкая улыбка: «Не за что, малыш, не за что». Сколько повторять?! Я — не малыш!!! «Ага, ага, малыш, я помню!»

Гил замахал ладонью перед моим лицом:

— Ди, ты что, заснул?!

Я мотнул головой, приходя в себя:

— Да нет, нормально все, перевариваю просто. Ну ладно… Пошел я, что ли, Шамита успокаивать…

За воротами Храма оказался длинный коридор, не уступающий тому тоннелю, что был в заброшенной гномьей шахте. Самое смешное — этот ничем не отличался от того, что вел к логову адептов Хаоса. Такое впечатление, будто он выбит в скале, а не построен. Даже на стенах, словно отполированных временем, факелы горят… Как только такого эффекта добились? Ну раз команда куда-то по этому самому коридору прошла, ловушек по дороге быть не должно, а коль так… Побежали… Мне надо их побыстрее догнать, а потом уже подумаем, что дальше делать.

Коридор вилял так, словно неизвестный строитель перед тем, как создать этот Храм, выпил не одну бутылку вина. А то и чего-нибудь покрепче.

За одним из поворотов (той эре, когда ж закончится этот коридор?! Как его только в Храме уместили? Кольцами завернули, наподобие улитки?!) внезапно раздались знакомые такие голоса… Точно, наши! Так. Притормозить. Меч на изготовку и медленно — типа, я здесь так, прогуливаюсь — идти вперед… А то мало ли кто по этим… загогулинам бродить может?

Изменившая облик Элиа медленно шла рядом.

— Амат, один вопрос… — Так это у нас Шамит что, поостыл немного? — Темная магия, она способна вызвать любовь?

Оп-па! Ну и вопросики он задает. Видимо, припекло оборотня…

И сразу тишина упала. Словно вся команда замерла и насторожилась, ожидая, что же скажет клиричка. Спросил бы оборотень у меня, честно б ответил, что нет. А так, что клиричка скажет — правду или?..

Слышно, как зеленоволосая закашлялась, явно не ожидая подобного вопросика, а потом сбивчиво начала:

— Ну… Шамит, выслушай меня, пожалуйста, только поверь, хорошо? Магия — темная ли, светлая — она… Можно создать любовный напиток, прочитать заклятие, задурить голову, в конце концов, но… То, что будет вызвано, — это не любовь! Это будет просто… Я не знаю, как сказать! Притяжение тел, желание — что угодно, но не любовь!.. Чувство, когда ты любишь кого-то, когда готов отдать свою жизнь за счастье другого, оно дается богами! А от нас лишь зависит, будет ли оно пронесено через года, или сгинет подобно искре, вылетевшей из костра…

Так. Красиво получилось…

Ну вот теперь можно и шаг ускорить. Догнать команду, поравняться с мерно вышагивающим Вангаром, сладко улыбнуться передернувшемуся Шамиту и… наконец приблизиться к… еще одним дверям. Закрытым причем.

* * *

«Малыш, я тебе говорил, что мне это все не нравится? Лучше убери пока меч… там вроде какой-то Влариэль быть должен. Еще решит, что ты нападешь… Ал'Дзаур к тебе сам придет, только позови». Гм… Ал'Дзаур? То есть он не отождествляет себя с клинком? Уклончивое хмыканье: «Ну… Не всегда…»

Палаш рассеялся в воздухе, а дверь, с силой двинутая неугомонным Шамитом, заскрипела, открываясь, и вся компания, добровольно пришедшая в Затерянный Храм, сделала шаг внутрь… Ну и я с Элиа в том числе.

Внутреннее помещение оказалось огромным. Высокая колоннада поддерживала крестово-купольный потолок, стены расцвечивали некогда красивые, а сейчас наполовину стершиеся фрески, пол кое-где прикрывали остатки нардонской плитки, справа, в глубине, виднелся огромный алтарь, покрытый серой пылью… А в центре стояло мягкое кресло, в котором сейчас, закинув ногу на ногу, удобно расположился какой-то эльф… Давайте угадаю? Влариэль?

«Молодец! Возьми с полки артефакт… сотри с него пыль и положи назад!»

— Наконец-то! — Голос эльфа, мягкий, певучий, гулким эхом разнесся под куполом Храма. — Ну что вы встали в дверях? — Он сделал широкий приглашающий жест: — Проходите, размещайтесь! Стульев, правда, предложить не могу, но…

Команда, неуверенно переглядываясь, осторожно сместилась от входа куда-то влево. Даже у Шамита весь запал исчез. Судя по опасливым взглядам, бросаемым в разные стороны, все шло совершенно не так, как предполагалось. Ну-ну… А я лучше тут, у входа постою. Элиа же, придерживавшаяся точки зрения светлых, юркнула за спину клиричке. Ее право, ее выбор.

— Так где «Сердце Дракона»? — тут же перешел к явно животрепещущему вопросу эльф.

Шамит поспешно спрятал руку с артефактом за спину, словно карамельку от старшего братца. Ой, а у него еще оказывается, не все мозги усохли.

Да и к Элиа я был несправедлив: она бросила на меня короткий взгляд, и я увидел, как по ее щеке побежала тонкая змейка чешуек — темная начала перевоплощаться. Клиричка зыркнула на нее удивленно-рассерженно, но промолчала.

Вангар покосился на безмолвного оборотня, как ни странно, не особо рвущегося отдавать артефакт эльфу (ну надо же! После тех воплей, что были перед Храмом, не иначе как что-то крупное сдохло! Надеюсь, это был не Пиня? А то Гил мне этого никогда не простит!), а потом тихо начал:

— Прежде чем отдать тебе артефакт, мы хотели бы знать, для чего он тебе нужен.

— А что, в версию свержения Темного Властелина мы уже не верим? — ехидно уточнил остроухий.

Команда переглянулась и дружно грянула:

— Нет!

— Ну что же. Почему бы и нет… — не особо расстраиваясь, протянул Влариэль и медленно встал на ноги… А потом резко, словно отшвыривая что-то, взмахнул рукой… И в тот же миг на всех присутствующих в Храме обрушился магический удар огромной силы.

Меня и Элиа буквально отшвырнуло к стене — острая боль пронзила позвоночник. А команда… Все светлые подобно статуям замерли, не в силах пошевелиться. Даже Аэлиниэль потрясенно уставилась на эльфа, не способная двинуться.

— Немедленно сними заклинание! — прошипел Вангар.

Так… Значит, способность разговаривать он оставил, лишив их просто возможности шевелиться. А я… Я бросил короткий взгляд на Элиа, без чувств лежащую у стены. Я должен встать! Должен!!! У-у-у! Как же больно!!! «Малыш, не дергайся! Он решил, что ты — просто приблудившийся темный. Так что полежи пока спокойно, а я чуть-чуть тебя подлечу. Скоро полегчает… Мы этому остроухому покажем, где хвыйты зимуют!»

— Зачем? — невинно заломил бровь эльф. — Пообщаться нам можно и так. Но прежде… — Подойдя к Шамиту, он вытащил из-за его спины артефакт, взвесил в руке и удовлетворенно улыбнулся.

Под тем слоем ругательств, которым единодушно покрыла эльфа вся светлая команда, можно было спокойно перезимовать не особо мелкому тойну лет эдак пять…

Ой, что-то мне это все не нравится. Неужели этим «артехвактом» действительно можно?..

А эльф вновь перевел взгляд на командира:

— Так на чем мы остановились? Ах да, зачем мне нужен артефакт? Понимаешь, Вангар… — Остальных он как-то чересчур уж активно игнорировал. — Этот артефакт, несмотря на то что он темный, обладает массой полезных свойств. Одним из них является то, что он способен накапливать магическую энергию и, после необходимых заклинаний, передавать ее другим артефактам. В настоящий момент — вот этому милому Ключу. — В руке эльфа блеснул всеми цветами радуги небольшой кристалл.

«Что он творит?!»

— Так вот, Ключ, — продолжал эльф, явно упиваясь моментом. — Надо сказать, он весьма древний… Именно с его помощью семь тысяч лет назад из этого Мира открыли дверь за Грань.

Он… он… он что, хочет вызвать…

— Неужели ты хочешь вызвать Царицу Ночь?! — озвучил кто-то из команды мой невысказанный вопрос.

— Совершенно верно, — склонился в шутовском поклоне эльф.

— Влариэль, что ты творишь?! — Так, а вот это — сто процентов — Аэлиниэль. — Ты же светлый!!!

— О, кузина! — расплылся в сладкой улыбке эльф, словно только что заметил бьющуюся в путах эльфийку. — А я и не знал, что ты путешествуешь с этой командой! Ты ведь пять лет назад направлялась в Дариэнград, нет?

— Зачем тебе это?! — выдохнула эльфийка. — Зачем тебе второй Раскол?!

Влариэль расхохотался:

— Кузина, кто говорит о Расколе?! Все, известное нам о Царице Ночи, не более чем страшные сказки! Единственное, что можно взять на веру — это ее ненависть к тем, кто ее предал, — к Властелинам. А потом… Управлять ею будет не сложнее, чем обыкновенным мархангом.

«Идиот! Управлять ею?! Ее можно лишь убить! И то неизвестно, найдется ли кто-то, способный на такое!»

— Зачем это тебе?! — буквально простонала эльфийка.

— Надоело быть на вторых ролях! — равнодушно пожал плечами Влариэль. — Сперва Криста, теперь вот — Мирит… Ладно, поговорили и довольно! Кээлинд'аас ил'нээль!

И он, выкрикнув последнее слово заклятия, с силой вогнал кристалл в открытую пасть дракончика на навершии жезла. Фигурка полыхнула золотым светом, и в тот же миг рядом с эльфом появился и медленно закружился раскрывающийся алый водоворот портала — Врата за Грань…


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.036 сек.)