АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Энн Бенсон 38 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница

Ничего не подозревавшая Кэролайн назвала гостиницу.

— Ну, будем на связи, — сказал Тед.

Неохотно он распрощался с ней и отправился в морозильный блок. В лаборатории он вспомнил, что нужно было еще подготовить P. coli, и хотел сделать это, прежде чем окончательно свалится. Новый эксперимент теперь казался чем-то далеким, в миллионах световых лет. Все, что он сделал, — просмотрел список образцов, которые у них хранились и все были на месте. На большее его не хватило.

Перед тем как уйти, он зашел в мужской туалет. Держа руки под краном, он поднял глаза на свое отражение в зеркале.

У него распухала шея.

 

* * *

 

Остаток пути до Лидса Брюс и Джейни мирно болтали. На одном участке пути, где движение было поменьше, Джейни села за руль, чтобы Брюс немного отдохнул. Возле Лидса, где движение опять стало довольно плотным, он вернулся на водительское место. Через некоторое время они съехали с шоссе и двинулись по боковой дороге, которая привела к бывшей фабрике игрушек. Брюс поставил машину на парковке, и Джейни, разминая ноги, затекшие после езды, взглянула на часы.

— Два сорок пять. Если за час управимся, то сегодня же и вернемся.

— Имеем все шансы, — запирая машину, согласился Брюс. — Будем надеяться, Тед подготовил нам почву.

Охранник, задав Брюсу несколько вопросов, принялся рыться в компьютере в писках запроса о пропавших трубках. Брюс и Джейни с нетерпением ждали, от цели всего в двух шагах, но все-таки не добравшись. Однако запроса от Теда не поступило.

— Я сейчас попытался связаться с ним в офисе, — сказал охранник, — но компьютер не отвечает. Может быть, у вас есть другой способ его отыскать?

Брюс немедленно набрал номер мобильного телефона, но Тед не отозвался.

— Черт! — сказал он в явном недоумении. — Не отвечает. Очень странно. В жизни не видел, чтобы он забыл мобильник.

Они звонили ему полчаса, но Тед все равно не ответил. Брюс и Джейни так оба ругались, что охранник, не желая подвергаться незаслуженным оскорблениям, перенаправил их к своему начальнику. Тот пообещал им, что если они напишут заявку, то завтра утром и без разрешения Теда получат пропуск.

— А как насчет моих полномочий? — с негодованием спросил Брюс. — Они что, ничего не значат?



— Конечно значат, — расплывшись в сладкой улыбке, ответил начальник охраны. — Не будь их у вас, вы получили бы свои материалы не раньше чем через неделю.

Брюс отвел Джейни в сторону:

— Не знаю, что и сказать. Мне очень неловко. Действительно, очень жаль. Тед никогда не подводит, когда дело касается организации. Ума не приложу, почему он не позвонил. Обязательность у него вообще пунктик.

Джейни тщетно пыталась скрыть разочарование. Нахмурившись, она вдруг почувствовала, до какой степени устала. Она потерла виски, чтобы унять начинавшуюся головную боль, и постояла молча, не зная, что сказать. Потом подняла глаза.

— Везде одно и то же дерьмо, — удрученно проговорила она. — Что же удивляться, что мир разваливается на части.

Брюс помолчал, тоже не нашедшись с ответом.

— Как говорят британцы: вот именно, — наконец выдавил он из себя.

Помеха была слишком нелепой и слишком ничтожной, и Джейни вспылила:

— То-то и оно, что именно , твою мать!

Бурная ее реакция Брюса не удивила. Он лишь попытался найти какое-нибудь решение.

— Что будем делать? Твой ход.

Джейни тяжко вздохнула:

— Я сама хочу понять, что делать. Если мы и завтра их не заберем, то тогда проще взять новые пробы. По-моему, нужно продолжать звонить Теду. Вдруг он все же поможет.

Не желая тешить ее иллюзиями, Брюс покачал головой:

— Не похоже на то.

— Во сколько они закрываются?

— Наверное, в пять тридцать. — Он взглянул на часы. — Значит, у нас еще два часа. Будем звонить Теду и заполним заявку. Но даже если мы дозвонимся, то выедем только в ночь. Не уверен, что справлюсь. Придется нам здесь заночевать, разве что ты решишь сейчас же двинуть обратно, чтобы с утра пораньше выйти рыть новые пробы.

Джейни походила, сложив руки на груди, будто защищаясь, и тяжелый портфель болтался сбоку на ремне.

— Я не связалась с владельцами, — сказала она. — Я так была уверена, что мы их заберем. Я даже еще не знаю, разрешат они мне копаться у них второй раз или нет.

‡агрузка...

Глядя в ее полные отчаяния глаза, Брюс ощутил себя виноватым.

— Послушай, — сказал он, — нужно решить, что делать. Я вполне могу задержаться до завтра, тем более что если мы даже сейчас развернемся и уедем, то вернемся все равно слишком поздно, чтобы тебе начинать с кем-то договариваться. Здесь, в Лидсе, есть очень милая гостиница, и номер в ней наверняка найдется.

Она подняла на него удивленный взгляд.

— Два номера, — быстро исправился он.

Она тяжело вздохнула:

— Не думаю, чтобы у меня был большой выбор. Придется задержаться. И я была бы очень тебе благодарна, если бы ты все же заполнил заявку. На всякий случай. Но если завтра с утра нам их не выдадут, я немедленно возвращаюсь в Лондон. Нужно будет немедленно зарыться в землю, как крот, дня на два.

— Мне действительно жаль, что все так получилось.

— Здесь нет твоей вины, Брюс. Ты сделал все, что в твоих силах. Думаю, мне сейчас пора связаться с Кэролайн. Пусть начнет обзванивать владельцев. Можно воспользоваться твоим телефоном?

Он дал ей телефон, и она набрала гостиничный номер. Кэролайн не ответила, так что Джейни оставила сообщение со всеми инструкциями на автоответчике. Потом Брюс еще раз попробовал дозвониться до Теда, но тот так и не взял трубку.

 

* * *

 

Брюс заполнил с десяток бланков, которые требовались для склада медицинских материалов, и они, сев в машину, в гробовом молчании двинулись в Лидс. На улице Брюс уточнил дорогу, и им показали, как проехать к бывшему заводу, где теперь находилась та самая маленькая, симпатичная гостиница, которая запомнилась Брюсу по предыдущей поездке. Дальше они нашли ее легко, в старых кварталах города, который во времена Эдуарда считался промышленным центром, а теперь еле справлялся с налогами. Гостиница располагалась в районе шикарных жилых домов и увеселительных заведений, выстроенных в ренессансном стиле. Давнишнюю многолетнюю грязь викторианской фабрики смыл песчаный душ, и здание гостиницы из красного кирпича стояло чистое и аккуратное, приятно согревая взгляд теплым светом в лучах предвечернего солнца. Джейни, окутанная его отраженным теплым сиянием, почувствовала себя под защитой.

Она даже показалась себе чрезвычайно умной и ко всему готовой, когда, выйдя из машины, вспомнила о случайно сунутых в портфель трусах и зубной щетке. Но самодовольство ее улетучилось, едва Брюс, тоже выйдя из машины, достал из багажника чемодан.

— Люблю быть ко всему готовым, — сказал он, передавая чемодан портье. — Следовало предупредить тебя о такой вероятности.

Она подавила желание выругаться и мило улыбнулась:

— Все в порядке. Я тоже подумала, что все может пройти не так гладко. И тоже сунула в портфель кое-какие мелочи.

— Умница, — сказался. — Тогда пошли обоснуемся, а потом спустимся пообедаем.

Они договорились, во сколько встретиться, и разошлись по своим очень уютным номерам, оказавшимся в разных концах коридора. Наскоро освежившись, Джейни бегом отправилась в соседний квартал, где еще работали несколько магазинов. Выбрав там себе платье и миленькие сережки, она вернулась обратно.

«Все царство за хорошую пробежку», — подумала она, прибавляя шагу. К тому времени, когда подошла к гостинице, она почти окончательно пришла в себя. Приняв душ и переодевшись, Джейни вставила в уши серьги и придирчиво осмотрела себя в зеркале.

— Для старой клячи неплохо, — сказала она своему отражению и направилась вниз.

 

* * *

 

При ее приближении Брюс поднялся из-за стола и отодвинул ей кресло.

— Позволил себе выбрать вино, которое, на мой взгляд, тебе понравится, — сказал он. — Распорядился принести, когда ты придешь.

Не успел он договорить, как появился официант с двумя бокалами, бутылкой и штопором. Повернул, как положено, к Брюсу этикеткой бутылку, а когда тот кивнул, быстро, в несколько поворотов деревянной рукоятки, беззвучно извлек пробку. Налил в один бокал немного вина и вежливо отступил в сторону, ожидая, пока Брюс оценит аромат и попробует на вкус. Брюс отпил темно-красной жидкости, одобрил, официант, снова приблизившись, наполнил бокалы.

Джейни с любопытством наблюдала за этим ритуалом, мысленно сравнивая Брюса нынешнего с Брюсом прежним. В конце концов она пришла к выводу, что Брюс нынешний выглядит элегантней, чем Брюс прежний, научившись за годы, прожитые в Старом Свете, ценить вещи, которые в Америке мужчины чаще всего попросту не замечают. Он стал галантен, манеры приобрели отшлифованность. К тому же он превратился в красивого мужчину.

Окна гостиной выходили на канал, где в медленных водах играли отблески закатного солнца. Почти горизонтально падавшие лучи окрашивали все теплым, сверкающим светом, и Джейни завороженно смотрела на огненно-красное сияние. По жилам от темного вина разлилось волшебное тепло. Официант подходил, не дожидаясь приглашения, незаметно наполнял бокалы и вновь отступал, растворяясь в полумраке зала. И Джейни, сама того не желая, вдруг заметила, как защитные барьеры рушатся, спадают напряжение и усталость после долгого, трудного дня, и она спокойно откинулась в низком кресле. Она прикрыла глаза и почувствовала, как на душе становится так же тепло и почти легко. Снова открыв их, она увидела устремленный на нее взгляд Брюса и быстро потупилась.

Она была ему интересна. Джейни знала это и без слов, и, пусть она не могла сейчас принять это полностью, ей стало удивительно хорошо. Она понимала, что он не в состоянии оценить, через что ей пришлось пройти, каким бременем это легло ей на плечи и как трудно заново учиться сходиться с людьми. Впервые с того дня, когда похоронила мужа, она позволила себе признаться в том, как ей хочется ощутить чье-то прикосновение. Она сидела, чувствуя на себе ласковый взгляд Брюса, от которого покалывало кожу, будто электрическим током, и впервые не загнала тотчас же эти мысли назад. Глаза затуманились, и Джейни прикусила губу в благородном стремлении отогнать слезы. Ей не хотелось, чтобы он понял, в каких растрепанных чувствах она пребывает.

Ласково он положил руку ей на локоть, и она почти испугалась того, какая у него теплая ладонь. И, словно почувствовав ее страхи, он сказал:

— Джейни, обещаю не думать ничего такого. Но мне действительно хочется понять, что с тобой происходит.

Нижняя губа у нее задрожала, и Джейни опустила глаза.

— Все в порядке, — сказала она ровно. — Тебе ничего не грозит.

И, чтобы достичь состояния вакханки, которой можно все, осушила бокал. Деликатно икнув, она тихо сказала:

— Мне сорок пять лет, а я как ничего не стоила, так и не стою.

Он улыбнулся:

— Так уж и ничего. Не много, может быть. Но никак не ничего.

Улыбнувшись в ответ, она испытующе глянула ему в лицо.

— Не много, может быть? — осторожно сказала она. — Сказка хорошо начинается, но плохо заканчивается.

— Понятно. Но мне все еще хотелось бы ее послушать.

Она говорила медленно, обдуманно, будто история, которую рассказывала, была чем-то хрупким и могла поломаться от неудачно выбранного слова. Когда она начала говорить, язык ее немного заплетался от вина.

— Закончив ординатуру, я вышла замуж за человека по имени Гарри Кроув. Гарри был педиатром. У нас был очень милый дом и очень… милая жизнь. Мы с ним все делали правильно. Все . Каждое утро я думала, какая у меня правильная, хорошая жизнь, и я даже немного пугалась. Я имею в виду жизнь, какой ты живешь сейчас — когда хорошо. Когда доволен.

Она умолкла, потянулась подлить себе еще немного вина, но Брюс перехватил бутылку:

— Позволь за тобой поухаживать. — Он налил немного и попросил: — Пожалуйста, продолжай.

Она почувствовала, как опять наваливается привычная тоска, но, понимая, что Брюс ждет продолжения, заставила себя рассказывать дальше.

— У нас были акции, которые мы купили при Рейгане и продали перед самым началом кризиса. Мы купили дом, когда цены еще не успели взлететь. В начале девяностых мы вложили деньги в фонды новых технологий. Мы оба любили работу. Наша дочь ходила в чудесную частную школу, хорошо училась, занималась спортом и музыкой…

Брюс слушал внимательно, рисуя себе картины чужой рухнувшей жизни. Когда голос ее начал заметно подрагивать, он снова коснулся ее руки и почувствовал, как она от этого напряглась.

— Пожалуйста, Джейни…

Порывисто задышав, она вновь принялась рассказывать, давая боли выйти наружу.

— Однажды утром они уехали вместе. Была моя очередь отвозить Бетси, но Гарри в тот день собирался на семинар в университете, и школа ему оказывалась по дороге. А я тогда работала по вызовам, и в тот день мне не нужно было никуда идти. Помню, в восемь утра они садились в машину, а я стояла в пижаме и смотрела на них из окна.

Нам тогда только-только начали приходить сводки об эпидемии. Мы уже получили министерский бюллетень, однако новости еще не поспевали за эпидемией, и мы не знали общей картины. Школьная администрация тоже не знала. А накануне работница у них в столовой отпросилась домой, жалуясь на температуру и боль в желудке. Последнее, что она сделала перед уходом, — приготовила завтраки на несколько дней вперед.

К двум часам дня все, кто съел этот завтрак, почувствовали себя плохо, а сама сотрудница умерла. Когда ее привезли на «скорой», кто-то из врачей, прочитавших бюллетень, выяснил, где она работала. Он тотчас же позвонил в отдел здравоохранения, и школу поставили на карантин.

Днем меня саму вызвали по «скорой», и я позвонила Гарри, чтобы он после семинара забрал Бетси. Когда он туда приехал, в школе уже был карантин, но он как-то пробрался внутрь, наверное, сказал, что он детский врач. Думаю, на месте полицейских и я впустила бы его. Из четырехсот человек, запертых в этой школе, слегли триста пятьдесят шесть. Все триста пятьдесят шесть умерли. Гарри и Бетси не попали в счастливчики. Тела выносили и передавали патологоанатомам. Больше я их не видела. Через неделю похоронены были все.

— Какой кошмар, Джейни, бедная… Мне искренне жаль…

— Это не все, — сказала Джейни, и слезы полились по щекам. — Я заказала им заупокойную службу. Хоронить было некого, но мне нужно было что-то сделать, предпринять, что положено, когда люди умирают. Приехали родители. Когда это все случилось, они были в Пенсильвании, так что сразу сели в машину и поехали, чтобы быть рядом и попасть на отпевание. По дороге они остановились отдохнуть в Джерси и что-то там съели…

Она пьяно всхлипнула.

— И они заразились? — спросил Брюс.

Джейни быстро закивала, зажмурилась, и слезы закапали на ее руку, на руку Брюса и на скатерть.

— О господи… — пробормотала она, — ты только на меня посмотри. Снова расклеилась.

Брюс улыбнулся:

— Нужно было бы доложить о публичном испускании физиологических жидкостей…

Джейни вытерла слезу ладонью, шмыгнула и сказала:

— Хорошо, что в Штатах закон этого не запрещает. Иначе сидела бы я уже в тюрьме.

Брюс поднялся и обошел ее сзади. Не спрашивая разрешения, обнял за плечи и уткнулся Джейни в плечо. Он стоял так, обнимая ее с мягкой уверенностью, и она снова тихо заплакала, не сопротивляясь попытке ее утешить.

На них начали оглядываться. Они не шумели, но Брюс поднялся слишком резко, и несколько человек повернулись в их сторону. Джейни не видела, что они стали центром внимания, а Брюс не хотел, чтобы она это увидела, и, встречаясь взглядом с любопытными, молча будто просил: пожалуйста, отвернитесь. И в конце концов любопытство угасло, сменившись безмолвным сочувствием.

Через несколько минут Джейни, успокоившись, похлопала его по руке, попросив тем самым сесть. Он понял ее, отпустил и снова сел в свое кресло.

Джейни посмотрела на него красными, опухшими от слез глазами и сказала, удивляясь себе самой:

— Не могу передать, до чего мне стало легче. Спасибо.

— Не за что. Обращайся, когда захочешь. Не знаю, как я справлялся бы, случись мне пройти через такое. Ты очень мужественный человек и очень быстро вернулась к нормальной жизни.

— Ох, такие штучки здорово портят характер. Со мной, когда все это случилось, вообще-то и разговаривать было трудно. Такое было чувство, будто у меня все кишки наружу и я пытаюсь запихнуть их обратно.

Они посидели молча. Джейни отерла глаза. В тишине слышны было только негромкие голоса посетителей за столами. Брюс махнул официанту, чтобы тот принес новую бутылку вина, и, выдержав паузу, сказал:

— Я думал, обедать мы пойдем в другое место, но, может быть, лучше останемся здесь?

— Опять есть! — воскликнула Джейни. — Похоже, мы только и делаем, что едим, когда видим друг друга. Я, кажется, так надралась, что и меню не прочту.

— Зато я могу сделать заказ для нас обоих, — предложил он.

Потянувшись, она коснулась его руки:

— До чего ты стал славным парнем. Заказывай что хочешь, только не улиток, — сказала она, слегка запинаясь. — Ненавижу всю эту пакость.

Она внезапно умолкла, чувствуя, что слишком пьяна, а тем временем добрый старый Брюс выяснил, в чем нет улиток, и сделал заказ.

Вскоре им принесли обед, и, поглощая еду, Джейни постепенно начала приходить в себя, удивляясь и даже отчасти обижаясь на Брюса, потому что он нисколько не захмелел, а она набралась, как пьянчужка. Но вечер шел своим чередом, и в конце концов она повеселела, а разговор перешел к другим темам. Печаль рассеялась, отошла на второй план, и к тому времени, когда они закончили обед, Джейни почувствовала себя рядом с Брюсом необыкновенно уютно.

Когда они шли по гостиничному вестибюлю, Джейни искренне радовалась их знакомству, столь недолгому, но так стремительно развивавшемуся. Благодаря ему она изменилась, ощутила близость привлекательного мужчины, и ощущение это отозвалось теплом, разлившимся по телу. «Это заметно, ты не можешь этого не замечать», — подумала она, глядя на Брюса. Было уже поздно, и в старом лифте, похожем на птичью клетку, который вез их наверх, никого, кроме них, не было. Брюс обнял ее, на этот раз глядя ей в лицо, притянул к себе. Она почти не сопротивлялась, когда он, заглянув ей в глаза, осторожно ее поцеловал. Потом отстранился, улыбнулся и поцеловал по-настоящему, закрыв на этот раз глаза.

Но колдовство вина рассеялось, и, когда двери лифта открылись, Джейни поспешно отстранилась. Она окончательно пришла в себя, вспомнила о работе и цели своего нахождения здесь. Ей отчаянно хотелось вырваться из тисков пережитого, но страх привязаться еще к одному человеку, которого также когда-нибудь отберут, не отпускал. Твердо, своим будничным голосом, она сказала:

— Мне лучше уйти. Пора подышать свежим воздухом. — Она выскользнула из его объятий. — Спасибо за чудесный вечер. Мне намного легче. — И, оставив растерянного Брюса смотреть вслед, решительно направилась к лестнице.

 

Девять

 

«Если Иисус был у них бедным плотником, то зачем они ему теперь строят такие дворцы», — подумал Алехандро, потрясенный роскошью убранства папского дворца с его великолепными коврами и гобеленами в каждом зале. По стенам висели картины, искуснее которых Алехандро не видел ни разу в жизни. Статуи пышнотелых, почти нагих богинь его взволновали и потрясли: никогда раньше он не сталкивался с таким эротичным изображением женского тела. Да ему и негде было такое видеть, не в медицинских же книгах, где изображения хотя и присутствовали, но они были всего лишь обыкновенными рисунками и не шли ни в какое сравнение с этими шедеврами. «Это у них называется священный дом», — в недоумении подумал Алехандро, ожидавший найти здесь если и красоту, то смиренную, благочестивую, а не откровенно мирскую. Мог ли он в тот момент проникнуться почтением к христианам, чьих путей он не понимал, или же столь явный отказ от простоты веры заслуживал презрения?

«Узнаешь в свое время», — ответил он сам себе.

В руке у него был пергамент с приказом Папы явиться во дворец. Он поискал глазами, у кого бы спросить, и решил подойти к стражнику в роскошных доспехах, который стоял у стены.

— Прошу прощения. — Он показал стражнику пергамент. — Меня сюда вызвали этим приказом. Куда я должен идти?

— Туда, в эти двери, — показывая направо, ответил вооруженный до зубов стражник, мрачного вида бородач, больше смахивавший на бандита, чем на священника.

Второй стражник стоял возле новых дверей, украшенных причудливой резьбой и отполированных до блеска. Таких огромных дверей Алехандро тоже никогда не видел. «Сколько стражей, — подумал Алехандро, продолжая недоумевать. — Зачем бедному плотнику целая армия?» Он опять показал пергамент, и второй стражник распахнул перед ним тяжелую дверь в огромную комнату, похожую, как подумалось Алехандро, на зал суда. В этом зале он оказался среди других, таких же, как он, растерянных приглашенных.

Подавленный великолепием дворца, он присоединился к небольшой группе гостей, собравшихся посередине зала и с благоговейным трепетом взиравших на роскошное убранство. Они оглянулись все одновременно, услышав шум у дальней стены. Огромные резные двери распахнулись, и вошли два еще более вооруженных и закованных в броню стражника. Каждый нес церемониальный жезл, а между ними по-королевски величественно выступал высокого роста человек. По рядам ожидающих пробежал шепот.

Вошедший был облачен в длинную красную рясу, отделанную у ворота и по обшлагам горностаевым мехом, с золотой пряжкой на поясе, в которой сверкали алмазы и жемчуг. Он прошел на середину и встал, молча ожидая, когда все заметят его появление. Несмотря на все свое нетерпение, Алехандро сообразил, что этот человек, пристально и с неприкрытым неодобрением изучающий толпу стоявших перед ним людей, привык завладевать общим вниманием, где бы ни появлялся. Пронзительный взгляд его умных глаз, близко посаженных у тонкой переносицы, перебегал от лица к лицу, на мгновение задержался на Алехандро, а потом еще на двоих. Губы его тронула едва заметная усмешка, он отвел взгляд и кивнул одному из стражей; тот громко ударил жезлом об пол. Собравшиеся немедленно замолчали, и человек в красном заговорил:

— Если среди вас есть евреи, сделайте шаг вперед.

Алехандро обмер от страха. «Значит, испанские солдаты добрались и до Авиньона? Неужели меня вот-вот схватят?» Он с тревогой оглянулся вокруг. «Почему велено выйти только евреям?» В городе не витало слухов об отмене папского эдикта. Стоя в огромном зале, полном чужих людей, юноша постарался скрыть свои чувства, хотя справиться с дрожью было непросто. Заинтересуйся им кто-нибудь, обрати пристальное внимание, он не выдержал бы и непременно выдал себя.

В ужасе он смотрел, как евреи один за другим выходят на середину зала, кое у кого на рукавах были нашиты желтые кружки. Этим людям не нужно было принимать решение, за них уже все решили. Они встали отдельной группой, не зная, какая им уготована судьба.

Алехандро видел страх в их глазах, но кроме страха в них читался и гордый вызов, и молодой врач устыдился своей трусости.

Высокий человек в красном посмотрел на евреев с презрением.

— Можете идти, — сказал он.

Евреи переглянулись, не веря своему счастью. Страх на их лицах сменился чувством облегчения. Они повернулись и торопливо последовали к дверям, не веря столь благополучному исходу.

Поздно было идти за ними, и Алехандро лишь проводил их печальным завистливым взглядом. Высокий человек сделал знак всем располагаться, и оставшиеся несмело заозирались, не зная, куда сесть. К величайшему изумлению Алехандро, им были предложены роскошные мягкие кресла, которыми он любовался до начала аудиенции.

Когда все заняли свои места, человек в красном проследовал к возвышению, где стояло великолепное золоченое кресло, и, усевшись, обратился к собравшимся:

— Просвещенные врачи, коллеги. Меня зовут Ги де Шальяк. Я имею честь состоять личным врачом его святейшества Папы Клемента Шестого и действую с его ведома и поручения. Его святейшеству потребовалась ваша помощь в одном деле, чрезвычайно важном для Святой Церкви и королевства Франции.

Вам и самим известно, что сейчас мы терпим страшнейшее, невиданное бедствие от поразившей нас чумы. Насколько нам известно, эпидемии подверглась вся Европа, и каждый день уносит тысячи жертв. Возлюбленный брат наш во Христе король Эдуард Третий написал, что беда достигла и берегов Англии, отчего почил в бозе архиепископ Кентерберийский, и мы скорбим о его кончине.

Король Эдуард скорбит также о кончине дочери своей Джоанны, которую болезнь настигла на пути к ее избраннику, отпрыску королевского дома Кастилии…

Свадебный поезд с прекрасной дамой! Алехандро вспомнил первую историю, услышанную в таверне по пути в Авиньон.

— Его святейшество, — продолжал де Шальяк, — с огромной заботой и беспокойством следит за судьбой королевского дома Англии, полагая, что Англия играет важнейшую роль в установлении политической стабильности во всей Европе. Несмотря на временные противоречия, возникшие между нашими двумя странами, его святейшество желает вдохновить благородное дворянство, английское и французское, забыть разногласия и всемерно способствовать созданию новых родственных союзов, чье значение для мира и процветания невозможно переоценить. Воля Господа такова, что английский королевский дом должен быть связан родственными узами с другими дворами Европы. Ибо если высочайшие семейства сейчас будут ослаблены бедствием, то под угрозой окажется весь наш миропорядок, что стоит вразрез с интересами Святой Церкви.

Оглянувшись, Алехандро увидел, с каким восхищением слушают собравшиеся врачи эту напыщенную речь.

— Лично мне вверено заботиться о здоровье и благополучии, охраняя их величества от постигшей нас напасти. У меня есть собственный метод, и, хотя мой пациент недоволен наложенными на него ограничениями, едва ли кто-то станет оспаривать целесообразность моих действий.

Возлюбленный брат наш, его святейшество Папа повелевает нам защитить от бедствия королевские семейства Европы. Он собрал вас сегодня здесь, тем самым признав ученость и опытность каждого, с тем чтобы призвать вас на священную войну с постигшим всех нас бедствием. Сегодня же я начну знакомить вас с мерами предосторожности, предписанными мною его святейшеству. В скором времени вас отправят посланниками его святейшества ко дворам Европы и в Англию. В вашу задачу будет входить сохранение здоровья членов августейших семейств. Мы не должны допустить, чтобы чума погубила семейства, процветавшие множество десятилетий, и разрушила наши планы на будущее.

Речь была продумана мастерски, и вскоре Алехандро заметил, что увлечен ею не меньше остальных.

— Вы отправитесь в путешествие сразу же, едва будет закончено обучение, и я лично отпущу вас по домам, собраться и забрать инструменты. Если у кого-то есть семья, его святейшество возьмет на себя заботу о ней на время вашего отсутствия. Сейчас мы составим список собранных здесь медиков, который я передам его святейшеству.

Тут Алехандро Санчес понял, что стоит ему назваться, как его немедленно арестуют за убийство епископа Арагонского, и потому ничего не оставалось делать, как скрыть свое имя. С грустью он подумал об этом, не желая расставаться с именем, которое любил и которым привык гордиться, ибо это было имя его отца.

Когда до него дошла очередь, он твердо посмотрел в пронзительные голубые глаза де Шальяка и спокойно сказал:

— Эрнандес. Меня зовут Алехандро Эрнандес.

— Испанец? — спросил де Шальяк.

— Oui, monsieur, испанец.

Огорченные переменами в своей жизни, растерянные врачи и с ними Алехандро поселились в роскошных палатах папского дворца, где затем три дня проходили учебу под бдительным оком де Шальяка.

Их отлично кормили, и, поскольку Папа желал найти в них преданных сторонников, все их требования немедленно выполняли. Де Шальяк не спускал с них глаз, обучая мелким премудростям карантина и в то же время изучая характеры, с тем чтобы обнаружить свойства, каким он не в силах был научить.

Будущие посланники Папы каждый день собирались слушать его лекции в одном из роскошных залов дворца. Де Шальяк поднимался на возвышение и своим менторским голосом читал лекции по нескольку часов в день, и Алехандро приходил в восхищение от того, что тот, казалось, никогда не уставал. «Он любит свою работу так же, как и я», — подумал молодой врач однажды.

— Всегда следует совещаться с астрологами, — сказал де Шальяк в первый день, — чтобы точно определить наиболее благоприятные дни для купания, для выхода из дома и многих других будничных действий. От многих из этих действий, которые наши пациенты привыкли осуществлять не задумываясь, сейчас придется отказаться или же отнестись к ним с большой осмотрительностью, поскольку нам неизвестно, где кроется опасность заражения. Скорее всего, ваши подопечные, привыкшие к тому, чтобы все их капризы исполнялись, и немедленно, попытаются сопротивляться вашим наставлениям. Будьте тверды и не позволяйте нарушать свои предписания.

Алехандро попытался было себе представить, как он указывает королю, что тому делать и когда, но образ был слишком неподобающим.

— А если они все же не послушаются? — спросил он.

— Напомните им, что вы действуете по милости Всемогущего Господа и велению его святейшества и что стараетесь употребить все данные вам Господом силы, чтобы сохранить их здоровье.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |


При использовании материала, поставите ссылку на Студалл.Орг (0.032 сек.)