АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Психологические факторы

Читайте также:
  1. I. Психологические операции в современной войне.
  2. I. Психологические условия эффективности боевой подготовки.
  3. Абиотические факторы
  4. Абиотические факторы
  5. Абиотические факторы и приспособления к ним
  6. Административные, социально-психологические и воспитательные методы менеджмента
  7. Антропогенез: биологические и социальные предпосылки эволюции человека, факторы и этапы его эволюции; расы, пути их формирования.
  8. Банкротство: понятие, факторы, процедуры
  9. Безопасность труда. Вредные и опасные производственные факторы. Понятие риска. Понятие безопасности. Нормативно-правовая база охраны труда.
  10. Безработица: сущность, показатели, факторы. Формы безработицы. Закон Оукена
  11. Беседа. Психологические аспекты диалога
  12. Биологические канцерогенные факторы

 

 

Фрустрация и агрессия

 

Теплый вечер. Уставший и томимый жаждой после двух часов занятий, вы берете взаймы у приятеля немного мелких монет и торопливо идете к ближайшему автомату с надписью «Прохладительные напитки». Пока автомат глотает мелочь, вы уже почти ощущаете вкус холодной, освежающей колы. Но вот кнопка нажата — и ничего не происходит. Вы снова нажимаете. Затем щелкаете по кнопке возврата монет. Опять ничего. Тогда вы уже начинаете колотить по всем кнопкам без разбора и со всей силой трясете автомат. И вот с неутоленной жаждой вы плететесь назад, к своим учебникам. Стоит ли вашему соседу по комнате поостеречься вас? Возрастет ли вероятность того, что вы скажете или сделаете ему что-нибудь неприятное?

Согласно одной из первых психологических теорий агрессии, ответ будет: «Да, хорошо бы ему поостеречься». «Фрустрация всегда ведет к проявлению агрессии»,— писали Джон Доллард и его коллеги (John Dollard & others, 1939, p. 1). Фрустрация- это все, что препятствует достижению цели (в том числе и неисправный автомат с надписью «Прохладительные напитки»). Фрустрация усиливается, когда наша целеустремленность имеет очень сильную мотивацию, когда мы ожидаем получить удовлетворение, но это блокируется.

Как показано на рис. 21-1, энергия агрессии необязательно направляется на причину, ее вызвавшую. Постепенно мы обучаемся подавлять желание прямого возмездия, особенно когда несдержанность может повлечь за собой неодобрение или даже наказание со стороны окружающих. Вместо прямого ответа мы переносим наши враждебные чувства на более безобидные мишени. Именно о таком смещенииидет речь в старом анекдоте о муже, который бранит жену, которая вопит на сына, который пинает собаку, которая кусает почтальона.

 

[Подстрекательство к агрессии, Агрессия направленная вовне, Прямое выражение агрессии, Фрустрация (цель), Другие возможные реакции (например, уход), Агрессия, направленная внутрь (например, суицид), Смещенная агрессия]

Рис. 21-1. Классическая теория фрустрации-агрессии.Фрустрация создает мотивацию для проявления агрессии. Страх наказания или осуждения за агрессию, направленную непосредственно на первопричину фрустрации, может обусловить перенос агрессивного удара на другую мишень или даже на себя самого (по данным Dollard & others, 1939; Miller, 1941).



 

Лабораторные испытания теории фрустрации-агрессии дали смешанные результаты: иногда фрустрация усиливала агрессивность, иногда — нет. Например, если причины фрустрации были вполне понятны, как в одном из экспериментов Юджина Бернстайна и Филипа Уорчела (Eugene Bumstein & Philip Worchel, 1962), где ассистент экспериментатора часто прерывал процесс группового решения проблем, так как у него постоянно выходил из строя слуховой аппарат (а не просто потому, что он был невнимателен), фрустрация не приводила ни к раздражению, ни к агрессии.

Поняв, что в своем первоначальном виде теория преувеличивает значение связи фрустрации и агрессии, Леонард Берковиц (Leonard Berkowitz, 1978, 1989) пересмотрел ее. Он выдвинул предположение, что фрустрация вызывает раздражение и эмоциональную готовность реагировать агрессивно. Человек раздражается в большей степени, если тот, кто вызвал у него фрустрацию, имел возможность действовать иначе (Averill, 1983; Weiner, 1981). Человек, испытывающий фрустрацию, скорее набросится на обидчика, когда его провоцируют на это. Иногда пробка, с трудом сдерживающая гнев, вылетает из горлышка и без провокации. Однако в любом случае стимулы, ассоциирующиеся с агрессией, усиливают агрессию (Carlson & others, 1990).

Берковиц (1968, 1981, 1995) и другие исследователи обнаружили, что подобным стимулом является находящееся в поле зрения оружие. В одном из экспериментов дети после забав с игрушечным оружием с большей готовностью разрушали постройку из кубиков, сделанную чужими руками. В другом эксперименте рассерженные студенты Висконсинского университета посылали своему «обидчику» электрические разряды большей силы, когда в поле их зрения находились винтовка или револьвер (предположительно оставленные по недосмотру после предыдущего эксперимента), чем в том случае, когда «случайно оставленными предметами» были ракетки для бадминтона (Berkowitz & Le Page, 1967). Вот почему Берковиц нисколько не удивился, когда узнал, что половина всех убийств в США совершается с помощью личного огнестрельного оружия и что если дома хранится оружие, то с большей вероятностью будет убит кто-то из числа домашних, а не незваный гость. «Оружие не только позволяет совершить преступление,— говорит Берковиц, — оно может также подтолкнуть к совершению преступления. Палец тянется к курку, но и курок тянется к пальцу».

‡агрузка...

Не удивил Берковица и тот факт, что в тех странах, где запрещено ношение огнестрельного оружия, отмечается меньшее количество убийств. В Англии вчетверо меньше населения, чем в Соединенных Штатах, и в шестнадцать раз меньше убийств. В Соединенных Штатах совершается 10 000 убийств с помощью огнестрельного оружия в год, в Англии — около десяти. В Ванкувере (Британская Колумбия) и в Сиэтле (Вашингтон) одинаковые численность населения, климат, экономика и уровень преступности. Однако в Ванкувере, где строго ограничено приобретение огнестрельного оружия, убийств, совершенных с помощью огнестрельного оружия, в пять раз меньше, чем в Сиэтле, и потому общее количество убийств на 40 % ниже (Sloan & others, 1988). После того как в Вашингтоне был принят закон, ограничивающий права на владение огнестрельным оружием, количество убийств, совершенных там с его применением, и количество самоубийств резко сократилось, примерно на 25 %. Изменения не коснулись ни других способов убийства и самоубийства, ни соседних районов, на которые этот закон не распространялся (Loftin & others, 1991).

Оружие не только провоцирует агрессию, но и создает психологическую дистанцию между агрессором и его жертвой. Как было показано в работах Милграма, посвященных изучению подчинения, пространственная удаленность от жертвы облегчает проявление жестокости. Можно убить ножом, но это труднее и случается реже; куда легче совершить убийство, когда ты просто нажимаешь на курок, находясь на значительном расстоянии от жертвы.

 

 

Агрессия: процесс научения

 

Теории агрессии, базирующиеся на понятиях инстинкта и фрустрации, предполагают, что враждебные побуждения выплескивают наружу внутренние эмоции, которые естественным образом «выталкивают» агрессию изнутри на поверхность. Социальные психологи считают, что, кроме того, человек обучается сам «выталкивать» свою агрессию наружу.

 

Плоды агрессии

 

На собственном опыте и наблюдая за другими, мы начинаем понимать, что агрессивность может приобретаться. В экспериментальных условиях послушные животные превращались в свирепых драчунов; с другой стороны, повторяющиеся поражения ведут к формированию покорности судьбе (Ginsburg & Alice, 1942; Kahn, 1951; Scott & Marston, 1953).

И мы также начинаем понимать, что агрессия может поощряться и вознаграждаться. Ребенок, который своими агрессивными действиями с успехом запугивает других детей, становится все более агрессивным (Patterson & others, 1967). Агрессивные хоккеисты — те, кто чаще всего сидит на штрафной скамье из-за грубой игры,— приносят своей команде больше очков, чем неагрессивные игроки (McCarthy & Kelly, 1978a, 1978b). Канадские хоккеисты-юниоры, чьи отцы одобряют грубую игру, демонстрируют более агрессивный стиль игры (Ennis & Zanna, 1991). В этих случаях агрессия является инструментом получения определенного вознаграждения.

Коллективное насилие тоже может быть доходным делом. После мятежа в окрестностях Либерти-Сити в Майами президент Картер прибыл туда, чтобы лично заверить жителей в том, что он заинтересован в скорейшем оказании им федеральной помощи. В результате бунта в Детройте в 1967 году автомобильная компания Форда увеличила количество наемных рабочих из национальных меньшинств, что дало повод актеру-комику Дику Грегори пошутить: «Прошлым летом огонь подошел слишком близко к заводу Форда. Не подпали своих мустангов, бэби». Когда в 1985 году участились мятежи в Южно-Африканской Республике, правительство аннулировало законы, запрещающие смешанные браки, предложило восстановить «гражданские права» черного населения (за исключением права голоса), а также упразднило ненавистные пропуска, с помощью которых осуществлялся контроль за перемещениями чернокожих. Дело здесь не в том, что люди сознательно планируют беспорядки, полагаясь на их инструментальную ценность, а в том, что иногда агрессия хорошо оплачивается. Во всяком случае, она привлекает внимание.

То же самое верно и в отношении террористических актов, посредством которых не обладающие влиянием и властью люди завладевают всеобщим вниманием. «Убей одного — устрашишь десять тысяч», — уверяет древняя китайская поговорка. В наше время всемирных коммуникаций убийство одного человека может напугать 10 миллионов, как это случилось в 1985 году, когда серия терактов унесла жизни 25 американцев. Это посеяло в сердцах путешественников больший страх, чем 46 000 смертей, произошедших в результате дорожных аварий. Вспомним также взрыв бомбы, разрушившей федеральное здание в Оклахоме в 1995 году,— он оглушил буквально всю Америку. Если лишить терроризм того, что Маргарет Тэтчер назвала «кислородом гласности», он определенно пошел бы на убыль, заключает Джеффри Рубин (Jeffrey Rubin, 1986). Тут вспоминаются инциденты, имевшие место в 70-х годах, когда на экранах телевизоров в течение нескольких секунд мелькали голые болельщики, вихрем проносившиеся по футбольному полю. Как только работники телевещания решили игнорировать подобные случаи, они сразу же прекратились.

 

Научение через наблюдение

 

Альберт Бандура (Albert Bandura) разработал теорию социального научения.Он был убежден в том, что мы учимся проявлять агрессию не только потому, что это выгодно,— мы также перенимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми. Как и большинство других социальных навыков, мы усваиваем агрессивную манеру поведения, наблюдая за действиями окружающих и отмечая последствия этих действий.

По мнению Бандуры (1979), повседневная жизнь постоянно демонстрирует нам модели агрессивного поведения в семье, субкультуре и средствах массовой информации. Дети, чьи родители часто прибегают к наказанию, обычно используют такие же агрессивные формы поведения в отношениях с окружающими. Родители добиваются от детей послушания с помощью окриков, шлепков и подзатыльников и таким образом преподают урок агрессии как метод решения проблем (Ratterson & others, 1982). Очень часто таких родителей самих в детстве подвергали физическим наказаниям (Bandura & Walters, 1959; Strans & Gelles, 1980). Хотя большинство детей, испытавших на себе жестокое обращение взрослых, не становятся в дальнейшем преступниками или жестокими родителями, 30 % из них все же злоупотребляют наказаниями своих детей: они наказывают их вчетверо чаще, чем среднестатистический родитель (Kaufman & Zigler, 1987; Widom, 1989). Внутри семьи часто насилие ведет к насилию.

Социальная среда за пределами дома предоставляет широкий выбор агрессивных моделей поведения. В сообществах, где мужской стиль «мачо» вызывает восхищение, агрессия с готовностью передается новому поколению (Cartwright, 1975; Short, 1969). Окрашенная насилием субкультура подростковых банд демонстрирует подросткам образцы агрессивного поведения. В таких видах спорта, как футбол, за проявлением насилия на игровом поле в большинстве случаев следуют проявления насилия среди болельщиков (Goldstein, 1982).

Ричард Нисбетт (Richard Nisbett, 1990, 1993) и Дав Кохен (Dov Cohen, 1996) изучали влияние субкультуры, используя данные о проявлениях насилия в городах на юге Америки, населенных потомками шотландско-ирландских пастухов, в культурной традиции которых придавалось особое значение «мужской чести» и агрессивной защите своих стад. Среди тех, кто унаследовал эту культуру, сегодня наблюдается втрое большее количество убийств по сравнению с убийствами среди белого населения в городах Новой Англии, заселенных благовоспитанными и порядочными пуританами, квакерами и потомками голландских сельских мастеровых. Культурные наследники пастухов более одобрительно относятся к детским дракам, чаще становятся активными сторонниками военных инициатив и выступают за приобретение личного оружия.

Итак, люди сталкиваются с агрессивностью и на собственном опыте, и при пассивном наблюдении агрессивных моделей поведения. Но в каких ситуациях приобретенные ими навыки получают практическую реализацию? Бандура утверждает (1979), что агрессивные действия мотивированы разнообразными аверсивными переживаниями — фрустрацией, болью, оскорблениями.

Аверсивное переживание вызывает у нас эмоциональное возбуждение. Но то, будем мы вести себя агрессивно или нет, зависит от ожидаемых последствий проявления насилия. Агрессия более вероятно проявится тогда, когда мы возбуждены и когда агрессивные действия кажутся нам безопасными и сулят определенную выгоду.

 

 

Влияние внешней среды

 

Теория социального научения предлагает перспективу, которая поможет нам определить факторы, влияющие на агрессию. В каких условиях мы проявляем агрессию? Что извне запускает механизм наших агрессивных реакций?

 

Боль

 

Исследователь Натан Эзрин (Nathan Azrin) однажды поставил следующий эксперимент: лапы крыс — через прикрепленные электроды — подвергались болезненным ударам электрического тока. Эзрин планировал включать ток, а затем, как только крысы приблизятся друг к другу, прекращать подачу болевых импульсов, с тем чтобы выяснить: явится ли это подкреплением их позитивного взаимодействия? К его огромному удивлению, эксперимент провести не удалось, так как стоило только крысам почувствовать боль, и они сразу же нападали друг на друга — еще до того, как экспериментатор успевал выключить ток. Чем сильнее был разряд, соответственно и болевые ощущения, тем более яростным было нападение.

Верно ли это только в отношении крыс? Исследователи обнаружили, что особи самых разных животных, подвергавшихся вышеописанному болевому воздействию, проявляют друг к другу тем большую жестокость, чем сильней вызванные у них болевые ощущения.

Эзрин (1967) сообщил, что атакующее поведение в ответ на боль имеет место

«у многих разновидностей крыс. Также мы обнаружили, что разряд тока вызывал подобные атаки, когда пары особей одного вида были заперты в одной клетке. Это касается некоторых разновидностей мышей, хомяков, опоссумов, енотов, мартышек, лис, нутрий, кошек, черепах, обезьян, хорьков, белок, бойцовых петухов, крокодилов, речных раков, амфибий и различного рода змей: боа-констриктора, гремучих змей, коричневого щитомордника, черной змеи и др. Нападение как ответ на электрический разряд отчетливо прослеживается у самых разных животных. У всех исследуемых видов животных атакующая реакция на болевую стимуляцию наблюдалась практически всегда и была мгновенной; у крыс, к примеру, она возникала «с быстротой нажатия кнопки»».

Животные крайне неразборчивы в выборе мишеней. Они могут нападать на представителей своего же вида, на других животных, на матерчатых кукол и даже на теннисные мячи.

Ученые варьировали и источники боли. Они обнаружили, что атака может быть спровоцирована не только разрядами электрического тока, но также и сильной жарой, и «психологической болью». Например, когда голодные голуби, выдрессированные получать вознаграждение в виде зерен после того, как постучат клювом по специальному диску, ничего в ответ не получали, это вызывало у них такую же реакцию, как и удары тока. «Психологическая боль» — это, конечно, то же самое, что мы называем фрустрацией.

Боль повышает агрессивность и у людей. Многие из нас могут припомнить свою реакцию, которую у нас вызывал неожиданный и сильный ушиб большого пальца ноги или мучительная головная боль. Леонард Берковиц и его сотрудники продемонстрировали возникновение агрессивной реакции, предложив студентам Висконсинского университета подержать одну руку либо в чуть теплой, либо в холодной до боли воде. Те, кто опускал руку в ледяную воду, сообщали о растущем раздражении и досаде и о том, что буквально готовы были осыпать проклятиями соседа, издававшего неприятные звуки. Полученные результаты позволили Берковицу (1983, 1989) сделать вывод, что не фрустрация, а скорее аверсивная стимуляция является основным спусковым механизмом враждебной агрессии. Фрустрация определенно представляет собой один из важнейших источников неприятных ощущений. Но любое аверсивное событие, будь то несбывшееся ожидание, личное оскорбление или физическая боль, может привести к эмоциональному взрыву. Даже мучительное депрессивное состояние повышает вероятность проявления агрессивности.

 

Жара

 

Некомфортность окружающей обстановки также может вызвать агрессию. Отвратительные запахи, табачный дым, загрязнение воздуха — все это может быть связано с агрессивным поведением (Rotton & Frey, 1985). Наиболее изученным раздражителем среды является жара. Уильям Гриффит (1970; Griffitt & Veitch, 1971) обнаружил, что по сравнению со студентами, заполнявшими анкеты в помещении с нормальной температурой воздуха, те, кто делал это в слишком душной комнате (с температурой выше 32 °С), чаще говорили о том, что они чувствовали себя усталыми, агрессивными; кроме того, они более враждебно реагировали на появление посторонних. Дальнейшие эксперименты показали, что жара также провоцирует проявления мстительности (Bell, 1980; Rule & others, 1987).

Приводит ли утомляющая жара к повышению агрессивности в реальных условиях так же, как в лабораторных? Обратимся к статистике.

- В период между 1967 и 1971 годами массовые беспорядки в 79 городах Соединенных Штатов Америки чаще имели место в жаркие, а не в холодные дни.

- В жаркую погоду повышается вероятность преступлений, связанных с насилием. Это подтвердилось в Де-Мойне (Cotton, 1981), Дейтоне (Rotton & Frey, 1985), Хьюстоне (Anderson & Anderson, 1984), Индианаполисе (Cotton, 1986), Далласе (Harries & Stadler, 1988), Миннеаполисе (Cohn, 1993).

- Наибольшее количество преступлений, связанных с насилием, совершается не только в жаркие дни, но и в жаркое время года, в жарких, душных городах и наиболее жарких районах Западной Европы (Anderson & Anderson, 1996; Anderson & Anderson, 1998). Если действительно, как говорят, нас ждет существенное потепление климата, то по предсказаниям Крега Андерсона, Бреда Бушмана и Ралфа Грума (Craig Anderson, Brad Bushman & Ralph Groom, 1997) в середине двадцать первого века только в одних Соединенных Штатах ежегодно будет совершаться не менее 115 000 серьезных правонарушений.

- В засушливом Финиксе (Аризона) водители автомобилей, не оснащенных кондиционерами, чаще сигналят сбавляющим скорость машинам (Kenrick & MacFarlane, 1986).

- На соревнованиях высшей лиги по бейсболу, проходивших с 1986 по 1988 годы, игры, проходившие при температуре воздуха 32 °С, были намного жестче и агрессивнее по сравнению с играми, проходившими при температуре ниже 26 °С. (Reifman & others, 1991). Игроки в этих матчах шли просто напролом.

 

Атакующее поведение

 

Атаки или оскорбления со стороны другого человека являются необычайно сильным возбудителем агрессии. Эксперименты, проведенные в Кентском государственном университете Стюардом Тейлором (Taylor & Pisano, 1971), в Вашингтонском государственном университете Харольдом Денгенринком (Dengenrink & Myers, 1977) и в Осакском университете Кенники Обуки и Тосихиро Камбара (Kennichi Ohbuchi & Toshihiro Kambara, 1985), подтвердили, что преднамеренное оскорбление или причинение боли порождают ответную атаку, вызванную жаждой отомстить. В большинстве упомянутых исследований один из участников эксперимента соревновался с другим на скорость реакции. После каждой серии испытаний победитель назначал, какова будет сила электрических разрядов в наказание проигравшему. Были ли победители милосердны к побежденным, учитывая, что их роли постоянно менялись? Ничего подобного. Чаще всего действовал принцип «око за око, зуб за зуб».

 

Скученность

 

Скученность — субъективное ощущение нехватки пространства — является еще одним фактором стресса. Давка на задней площадке автобуса, автомобильные пробки или чрезмерное количество жильцов в комнате студенческого общежития создают ощущение неконтролируемости ситуации (Baron & others, 1976; McNeel, 1980). Может ли это способствовать проявлению агрессивности?

Стресс, испытываемый животными в перенаселенном замкнутом пространстве, повышает уровень агрессивности (Calhoun, 1962; Christian & others, I960). Конечно, между крысами в клетке, оленями на острове и людьми в большом городе существует заметная разница. И все же, несомненно, в густонаселенных городах происходит большее количество преступлений и люди там испытывают больший эмоциональный дистресс (Fleming & others, 1987; Kirmeyer, 1978). Жители густонаселенных городов, в отличие от жителей городов с меньшим населением, чаще испытывают страх. Уровень преступности в Торонто в четыре раза выше, чем в Гонконге. Но гораздо больший процент жителей Гонконга — их в четыре раза больше, чем жителей в Торонто — сообщают о том, что они боятся выходить на улицу (Gifford & Peacock, 1979).

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.014 сек.)