АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

А вот и наши вирши для тех, кто злоупотребляет

Читайте также:
  1. II. Сочинения
  2. IX.Образование девочек
  3. VII. СОВРЕМЕННЫЕ РИСКИ
  4. А если мне не в чем каяться?
  5. А) значение речи для психического развития и причины речевых дефектов.
  6. А. Вводные положения
  7. Алоизия Ланге
  8. Алоэ Вера в лечении подагры.
  9. Аннотация 1 страница
  10. Б. Установление контакта
  11. БАРМАГЛОТ 7 страница
  12. Бумагомаратели-янки

Мы много пьем, порою без закуски,

И оправданий здесь совсем не вижу я,

Кто говорит, что раньше мужик русский,

Вот так же пил, как ты пьешь или я.

 

Он выпивал по праздникам престольным,

Гулял после уборочной страды,

И предок наш не превращал в застолье

Всяк день. Не пил такой бурды.

 

Мы пьем сейчас на свадьбах и поминках,

В получку, святки, каждый выходной

Любую мразь на спиртовой начинке

Мы льем чрез пасть в желудок свой.

 

И, как он терпит, наш желудок крепкий

Вино и водку, спирт и самогон.

Ведь до чего мы докатились, предки,

В безрыбье тормозную жидкость пьем!

 

Давно забыта нами политура,

Ушел из моды муравьиный спирт,

А медики уж новые микстуры

В аптеках предлагают в общепит.

 

Каких только лосьонов мы не пили,

Шампунем упивались до зари,

От «Поморина» пьяными мы были,

С косметики пуская пузыри.

 

А сколько алкашей уж поздыхало,

Без счета посходило их с ума,

Но «змей зеленый» держит опахало,

С ним на посту чертяка – сатана.

 

Они вас поджидают, супостаты,

И всех толпой направят в «рай земной»,

А там давно вас ждут уже чертята,

Кострищи развели под сковордой…

 

Дальше продолжать не будем, нас самих уже тошнит.

Продолжим путешествие по пригороду М.Сосновы – Замалой.

20. Дошел черед до семьи Каракулова Николая Михайловича, 1910 г. рождения, мужчины среднего роста, работавшего по найму: он колол дрова, участвовал в строительстве различных объектов.

Матрена Федоровна, женщина небольшого роста была домохозяйкой.

С ними жили родители главы семьи – Михаил Гаврилович, 1888 г. рождения, Настасья, 1883 г. рождения, отчество которой в книге не разобрать.

Здесь же записаны и другие дети старших Каракуловых: Василий (1914 г. рождения), Федор (1918 г. рождения).

По словам старожилов у Матрены Федоровны был сын Николай, рядовой колхозник, который хорошо метал сено в сенокосную страду. Его призвали на фронт, и он якобы погиб.

Женой его была Седусова Афанасия Михайловна.

Их дети – Анна, Николай, Тамара, Леонид, жили в М.Соснове, но многие уже на небесах. Слава Богу, что здравствуют их дети, вот они и пусть расскажут о своих семьях. Книга о Малой Соснове, Лыково, Желнино выйдет не раньше 2015г.



21. Следующая семья вновь пострадала от большевистских экспериментов времен коллективизации, ее главой был Санников Михаил Маркелович.

В официальных списках кулаков его нет, но Анастасия Алексеевна, 1921 г. рождения ошибиться не могла, т.к. Михаил Маркелович был дядей ее отца Каракулова Алексея Михайловича.

Маркелович был солидным мужчиной, крепким, высокого роста.

Подстать хозяину было и его хозяйство: большой дом с резными фигурами, огромные конюшни, большой амбар, сейчас он используется, как гараж и стоит у тополей. Гараж стал принадлежать Каракулову Павлу Ивановичу.

Михаила Маркеловича выслали на севера, вскоре к нему уехал и сын Павел, известий от них односельчане не получали.

В доме раскулаченных стала жить женщина небольшого роста Каракулова Афанасия Васильевна, впоследствии она сошлась с однофамильцем Федором Васильевичем.

Огромный дом затем перевез в Б.Соснову Куляпин Аркадий, он и сейчас стоит в райцентре слева, при въезде в село по дороге из Сосновы Малой. Ему, наверное, уже более 100 лет.

Кони, коровы и мелкий скот перешли в собственность колхоза, и они в большей части погибли от холода и голода. Сельскохозяйственные же орудия использовались несколько лет.

Приведу пример. У меня на родине в д. Осиновка Оханского района в 1930 г. отобрали имущества у зажиточного крестьянина в переводе на современные деньги на несколько миллионов рублей. Дочери же его, которая осталась в живых, в конце 90х гг. правительство Е.Б.Н. вернуло Христа ради 10000 деревянных.

Вот так государство «извинилось» за проделки своих предшественников. А в странах Прибалтики прежним хозяевам возвращается все по полной программе.

22. Успел скрыться от раскулачивания Каракулов Маркавий Федорович, крепкий середняк, имевший большой дом и хорошее хозяйство. Он вместе с детьми – Анной, Николаем и Ольгой стал жить в с. Култаево возле Перми.

А вот братьев его – Михаила и Степана – свет Федоровичей беднота потрясла крепко, их раскулачивали по полной программе.

‡агрузка...

Детьми Степана Федоровича были Анна, Василий и Елена.

У Михаила Федоровича было двое детей: дочь Александра, которая уехала в с. Левино, у нее там сейчас сын Аслан; сын Михаил Михайлович умер от туберкулеза.

Дом Маркавия беднота разнесла в щепки, на этом месте обосновался Урасов Иван Евстигнеевич с Маланьей Гавриловной. В этом доме жил также их сын Анатолий Иванович с Галиной Ивановной из Губахи, затем их сын Александр.

23. Напротив отворота на Замалую до сих пор стоит дом – богатырь с зияющими окнами – глазницами, его не берут ни дожди, ни ветра, ни морозы. Стены его оштукатурены изнутри, поэтому его бояться пилить, давно бы его распластали на дрова.

Дом этот принадлежал богатому крестьянину Санникову Ивану Александровичу, высокому и солидному мужчине, он вместе с братом Николаем Александровичем занимался закупом скота, затем продажей мяса.

В списках раскулаченных в архиве г. Перми мы нашли упоминание лишь о Санникове Н.А., да и то вскользь, здесь не были перечислены даже члены семьи.

Анастасия Алексеевна Каракулова вспомнила, что у Ивана Александровича была жена Татьяна, была еще в живых ее мать Александра, Саня Гурьина, и дочь красавица Татьяна. Какова ее судьба, нам неизвестно.

Иван не стал жить с Татьяной, нашел себе вторую невесту из Желнино, но затем вернулся к первой любви.

Женой Санникова Николая Александровича была сестра Хионии – Агния Никифоровна, высокая и здоровая женщина, она могла завалить и быка, поэтому помогала мужу и брату, колола скотину.

Братьев Санниковых в назидание другим раскулачивали практически первыми, отобрав дом, хозяйство и скотину, а самих сослали.

Каракулова Наталья Степановна, 1918 г. рождения, хорошо помнила те суровые времена. Она даже, будучи 12-летней девочкой, ходила на торги в сельский совет, когда распродавали имущество раскулаченных, но об этом позднее.

В 90ые гг. прошлого века ей с мужем Дмитрием Ивановичем, 1910 г. рождения, довелось участвовать в Б.Сосновском райсуде в качестве свидетелей. Истцом в процессе выступал Санников Валентин Николаевич, сын одного из раскулаченных братьев. Суд установил факт отобрания имущества, истец смог вернуть себе родительский дом, но продал его чеченцам. Те мало-мальски отремонтировали его, прожив несколько лет, уехали, оставив дом на раззорение.

А раньше в этом большом и красивом доме разместили фельдшерский пункт и почту.

Кстати, в с. Чистопереволока до сих пор стоят такие дома-богатыри, как и в Каменке, но в последней деревне нет ни одного жителя, а в Чистопереволоке осталось с десяток жильцов. И так по всей нашей матушке-России.

24. Не так давно отправились на небеса Каракулов Павел Иванович и Анна Павловна, которые жили за Санниковыми, уже в другом проулке.

Павел Иванович, мужчина небольшого роста, работал в колхозе кузнецом. Жена его трудилась на свиноферме, в молодости она была полной, а к старости похудела.

Их сын Владимир Павлович Каракулов дослужился до звания подполковника, был начальником колонии в д. Мерзляки Оханского района, сейчас он живет в г. Перми, у него двое детей.

Николай Павлович высватал Зинаиду Иосифовну Каракулову в Сиволотах, она также подарила ему двух детей: Андрея и Елену.

Василий Павлович живет в Б.Соснове, работает на школьном автобусе, у него трое детей: Павел, Светлана и Оксана.

Каракулов Павел Васильевич погиб в боях в Чечне, с честью выполнив свой долг перед Родиной. Царство Небесное воину Отечества!

До старших Каракуловых в этом доме жили две сестры – старые девы, но их имена уже забыты за давностью лет.

Затем здесь стали жить Каракулов Николай Дмитриевич с Анастасией Алексеевной, но в 1949 г. произошел пожар, дом сгорел.

После пожара здесь и построился Каракулов Павел Иванович.

25. Неподалеку стоял огромный восьмиугольный дом, точнее два дома, второй был маленьким, очевидно, зимовкой.

Дома эти принадлежали Санникову Максиму Ивановичу, мужчине среднего роста, единоличнику. Он ни за какие коврижки не хотел вступать в колхоз, имел лошадь, корову, молотилку и т.д.

Как его не раскулачили, до сих пор не понятно. Он умел жить с любым руководством: будь то царские начальники, либо сельсоветчики-большевики. Везло ему и со священниками.

Его дочь Мария также не вступала в колхоз, она ходила по деревням, однажды ее даже осудили на 5 лет якобы за кражу льна, но это была неправда. Была еще одна дочь Екатерина.

В конце концов, терпение начальства лопнуло, Максима Ивановича с детьми и женой Андреевной (имя ее уже забыто) выселили, и они жили в Старых Лядах. Власть, очевидно, сделала это, чтобы крестьяне не выходили из колхоза, оставаясь в коллективном хозяйстве.

Когда-то «Наутилус Помпилиус» в одной из своих песен пел о нас «скованных одной цепью». Вот так и колхозники десятилетиями тащили на себе хозяйство, зато сейчас их потомки в большинстве своем лежат на печках и диванах, а деревни наши и села обезлюдели, многие из них живут еще за счет дачников.

Восьмиугольный дом снесли, чтобы он не мозолил глаза беднякам, сейчас здесь пустырь, куда весной пригоняют коров, а пастух забирает их оттуда и выгоняет на пастбище.

26. Там, где сейчас живет Урасова Галина Иосифовна, стоял дом Санникова Степана Степановича, высокого и худощавого мужчины, работавшего сторожем.

Однажды с ним произошла трагедия: в очерку-молотилку затянуло его руку и оторвало. Медики Б.Сосновы спасли его жизнь, но он остался инвалидом, руку пришлось ампутировать.

Несмотря на такую тяжелую травму, он с одной рукой даже ходил на охоту и стрелял из ружья.

Он также держал пасеку и управлялся с пчелами.

Более того, Степан Степанович выкопал пруд в нижней части огорода, запустил туда рыбу и ловил ее. Уже в новом тысячелетии Валентина Каракулова (почтальон) ловила в этом пруду рыбу, хотя он уже стал маленьким и неглубоким.

А в конце 50х-начале 60х гг. ребятишки еще любовались водопадом, который впадал в речку Малуху, вытекая из Санниковского прудика. Здесь они ставили баночки с марлей, в банках был корм, в них забиралась рыбка, которую затем жарили в сметане.

Таких рыбешек у нас в Оханском районе называли «солдатиками», «краснопериками», а в казанских деревнях «маришкой».

Женой Степана Степановича была Седусова Ольга Васильевна, небольшого роста, худенькая женщина, она работала няней детского сада.

У Санниковых было трое детей: Федор, Мария и Таисья, они уехали в Пермь и жили там.

27. «Специалистом по раскулачиванию» в селе был Куляпин Спиридон Васильевич, 1888 г. рождения, рыжебородый мужчина среднего роста. Он был участником войны, получил тяжелое ранение лица, оно было перекошено. Таких людей называют «косорылые», да простят нас его потомки. Наверное, он получил немало проклятий от односельчан, когда описывал и отбирал их имущество, отправлял их семьи с маленькими детьми на севера.

Женой его была одногодка Ульяна Гавриловна, дочь Каракулова Гаврилы Григорьевича, женщина среднего роста.

Их сын Куляпин Василий Спиридонович, 1917 г. рождения, высокий и красивый парень, погиб во время Великой Отечественной войны, будучи неженатым.

Анна Спиридоновна, 1921 г. рождения, женщина небольшого роста, замуж она не выходила, но имела сына Василия. Он умер от ишемии сердца, когда пилил дрова.

У Спиридона и Ульяны был еще сын Аркадий Куляпин, он и перевез в Б.Соснову дом Афанасия Васильевича.

У Аркадия было двое детей: Владимир и Наталья.

А вот сейчас мы переходим к необычным жителям с М.Соснова – единоличникам, и фамилия их необычная для села – Ярославцевы.

В книге сельсовета за 1934 г. она начиналась с буквы «Е».

28. Ярославцев Филипп Терентьевич родился в 1872 г., это был мужчина небольшого роста, он не пил, не курил, регулярно ходил в церковь, пока она не сгорела. Сторожили характеризовали его еще так: степенный мужчина.

Вместе с женой Марфой Михайловной, одногодкой, он держал сивую кобылу, жеребенка, корову. Удивительно, что сельсовет не отбирал у него скот, его не выселяли, правда, обложили налогами, которые он аккуратно платил.

Таких крестьян стали зажимать по полной программе накануне Великой Отечественной, когда Сталин дал команду на уничтожение хуторов и починков, где жило много единоличников. Эти хутора называли рассадником кулачества.

А власти Прибалтики наоборот поощряли увеличение количества хуторов, правда, в связи с вступлением в ЕС и ВТО (Всемирная торговая организация) им приходит конец. Такова судьба и российских фермеров, а также сельхозпредприятий.

У этих Ярославцевых был и свой земельный надел, правда, не в М.Соснове, а в урочище «Матюгин Садик» в сторону с Левино. И в этом единоличников обижали, но их выручали лошади.

Детей у этой семьи не было, домик их был маленький, его впоследствии снесли и никто на этом месте не живет.

29. А вот семья его брата Ярославцева Василия Терентьевича, 1878 г. рождения, была побольше. И сам Василий был высокорослым, здоровенным мужчиной и также не горел желанием вступать в колхоз.

Первой женой его была Санникова Мария Григорьевна, их свадьба была 9 февраля 1905 г., невесте было 23 года, жениху – 19.

По книге сельсовета женой его была Мария Петровна, одногодка, старожилы же называют ее Ксенией Яковлевной, она также трудилась в своем хозяйстве. Церковная книга уточняет, что второй женой стала Седусова Мария Петровна, во время свадьбы 18 февраля 1908 г. ей было 23 года.

Их сын Николай, 1917 г. рождения, дезертировал из армии во время войны, его отправили в Сибирь, где он умер.

Дочь их, Ольга Васильевна, 1924 г. рождения, жила в д. Желнино, злоупотребляла спиртным и умерла. Детей у нее не было.

Братья помогали друг другу, поэтому и выжили в трудные 30е годы прошлого века. Василий Терентьевич и сын его Николай были хорошими плотниками, и их часто приглашали на шабашки.

В их маленьком, похожим на баньку, домике впоследствии жила Каракулова Амфия Гавриловна с сыном Михаилом.

Затем дом этот снесли, на его месте стоит пожарка.

А рядом здание школы, которую перевезли из д. Лыково, но оно пустует.

30. Здесь же, неподалеку, на тракту, стоял большой и красивый дом Каракулова Степана Федоровича, который также попал под каток политических репрессий. Вас удивти, что данные о репрессиях нужно искать в трех архивах Перми. Зато память людская запомнила, как расправились с его семьей.

Я побывал только в двух, и в архиве Б.Сосновского райсуда. А дела последнего хранятся в архиве администрации района.

Все имущество у Степана Федоровича отобрали, а его с дочерью Анной с сыном Василием отправили в места не столь отдаленные, куда Макар телят не гонял. Обратно Каракуловы в родное село не вернулись Может, откликнутся их внуки или дети.

А в их большом доме разместили правление колхоза. В М.Соснове колхозов было три, мы о них расскажем позднее, поэтому кулацкие дома пригодились.

Когда заходишь в этот дом, в небольшой комнате тебя встречал счетовод, в следующей – председатель, в доме был также большой зал, в нем проводились колхозные собрания.

В некоторых деревнях такие собрания шли в школах, либо в клубах, потом в Домах культуры. Отдельные собрания заканчивались под утро, там решали вопросы до последней горсти зерна, а судьбу нескольких мешков могли и за сутки не решить. Такие уж были времена, мы их еще застали.

31. В следующем доме также проживала единоличница Санникова Александра Дмитриевна, в похозяйственной книге она почему-то не записана, а в памяти народной сохранилась. Возможно, впоследствии она уехала к себе на родину в с. Григорьевское Нытвенского района.

Односельчане звали ее Саня Митиха.

Муж ее, Санников Фадей, участвовал в Гражданской войне, его друг привез ему Александрушку и сказал: - Живи с моей сестрой, она будет твоей женой.

Александра Дмитриевна была женщиной высокого роста, стройная, она не захотела вступать в колхоз и трудилась в своем хозяйстве.

Их сын Санников Иван (его звали Ваня Ванин) до войны работал в М.Соснове зав.клубом, его призвали на фронт, он якобы участвовал в партизанском движении. Уже после войны в село пришло известие, что Ивана Санникова в числе десятков партизан сожгли заживо фашисты, но документальных свидетельств этому нет. Вечная ему память.

Дочь Александры Дмитриевны Валентина жила в Мотовилихе, в г. Перми.

Впоследствии в этом доме жила Лемешева Мария Николаевна, ее дочь Анна вышла замуж за Абросова Бориса Ивановича, они живут в райцентре.

 

(продолжение следует…)

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.015 сек.)