АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

А мы жили в Пеньково

Читайте также:
  1. V.їИзготовление стопинов, филитей и зажигательных замазок
  2. БЕТОННЫЕ КОЛОДЦЫ
  3. Вводные указания
  4. Вот и Малая Соснова
  5. Глава 23
  6. Глава 6
  7. Глава 6. Охотник нападает со спины
  8. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  9. Дорожная и очень грустная, в которой у путешественников появляется еще полтора спутника
  10. За Малухой встала я, звать меня Замалая
  11. Когда и почему нельзя справлять юбилей?

 

Почему эту часть М.Сосновы назвали Пеньково, не ответит никто. Сколько столетий это было назад, неизвестно.

И вновь знакомство с жителями нам придется начать с грустного, первые три семьи попали под раскулачивание, хотя в списках архива за 1930-31 гг. они не значатся.

1. Каракулов Иван Николаевич был высоким и здоровым мужчиной, он имел крепкое хозяйство, которое разорили, отобрав лошадь, мелкий скот, молотилку.

Слава Богу, что семью не выселили за тридевять земель. Иван Николаевич, обидевшись на власть, ушел в д. Кузино Баклушинского сельского совета, где работал кузнецом.

Мария Петровна, его жена, осталась в селе, стала работать няней в садике. У них было много детей.

Анна Ивановна умерла молодой, хотя только что вышла замуж за Кузнецова Антона Федоровича.

Татьяна Ивановна перебралась в Б.Соснову, жила одна и уже умерла.

Александра Ивановна уехала в Свердловскую область и жила с мужем в г. Красноуральске, ее также уже нет в живых.

Василий Иванович женился на Каракуловой Анастасии Михайловне, они жили в г. Темиртау на юге.

Павел Иванович погиб на родине, его убил возле кладбища Лапотников Аркадий, из-за денег. Его жена Жанна Степановна с сыном Павлом жили в Малой Соснове.

Александр и Михаил – свет Ивановичи погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

Во дворах дома Каракуловых колхоз разместил конный двор, конюхом на нем работал Каракулов Алексей Михайлович. Он каждый вечер уносил сбрую (хомуты, вожжи, седелки, уздечки) в баню, топил ее, отогревая все это, а утром приносил в избу и снова отогревал.

Сейчас на месте усадьбы Каракуловых построился Шиманюк Василий Ивановичиз Закарпатья, у него двое детей: Михаил и Надежда.

2. Все «прелести» коллективизации испытала семья Каракулова Ивана Леонтьевича, единоличника, мужчины высокого роста.

Его жена Анна Леонтьевна, была приезжей, она приехала в М.Соснову с немалыми деньгами, люди считали, что она очень богатая.

Дом их был большим, с конюшнями, амбарами, они держали много скота, причем лошади были выездные и рабочие, коров было также несколько. Колхозу также достались молотилка и веялка.

Дом Каракуловых перевезли за реку, в нем жила Подкина Раиса Васильевна. После ее смерти дом купили дачники.



А на месте середняцкого хозяйства колхоз построил новый дом, сейчас в нем живет Басалгин Виктор Владимирович, жена его Лидия Владимировна, у них трое детей – Алексей, Елена, Екатерина.

Иван Леонтьевич из большого дома перешел в избушку, где и умер, детей у него своих не было, они воспитывали приемного сына Семена из с. Юрково.

3. Попал под раскулачивание и Каракулов Михаил Романович, мужчина среднего роста, жену себе он нашел в с. Баклуши, но имя ее уже никто не помнит. Их выселили из Малой Сосновы, и они не вернулись.

У них отобрали лошадей, коров, поросят.

В доме раскулаченных стал жить Каракулов Степан Гаврилович, 1912 г. рождения, худенький мужчина небольшого роста. Старожилы называют его женой Анну Васильевну с д. Сиволоты, а в книге сельсовета за 1934 г. указана Августа Петровна, 1914 г. рождения. Возможно, кто-то из нас ошибается.

В книге также названа Федосья Егоровна, 1881 г. рождения, чья-то мать.

Дом Михаила Романовича Каракулова сохранился до сих пор, он стоит у крутой горки, а возле огорода текут речка Малуха и река Сосновка.

4. Неподалеку жил брат – Каракулов Федор Романович, похожий по телосложению на Михаила Романовича. Вместе с женой Таисьей Александровной, уроженкой д. Басалгино и детьми (имя их сына и дочери никто не вспомнил) они уехали в с. Нижние Муллы.

У них также все отобрали в колхоз, оставив ни с чем.

А в доме Каракуловых стали жить Селетков Яков Васильевич с Фаиной Егоровной (их дочери разъехались: Валентина в с. Черновское, Александра – в Б.Соснову).

Впоследствии в дом въехала Санникова Ольга Егоровна с Михаилом Матвеевичем, у них трое детей: сыновья Валентин, Михаил, дочь Надежда.

Михаил построил неподалеку двухэтажный дом и жил в нем с Любовью Федоровной, они воспитали двух сыновей Алексея и Юрия.

В доме раскулаченных жила также Санникова Александра Васильевна, счетовод, с Князевым Степаном.

5. Следующим жителем Пенькова была Санникова Вера, отчество ее забыто за давностью лет, она родилась в д. Епишата.

‡агрузка...

Муж ее Матвей Санников рано ушел из жизни.

Сын их Михаил Матвеевич – участник войны, он сначала работал на почте, затем бухгалтером в Б.Соснове (районо), а под старость сторожем на ферме.

С его сестрой – Матреной Матвеевной в 60ые гг. прошлого века произошла трагедия. Она работала на ферме, однажды пришла на скотный двор в состоянии опьянения. 1 мая, в праздник, на женщину напал черный бык с белым пятном на лбу и заколол ее рогами. А перед этим она заявила: - Я не боюсь быков.

Такие случаи бывали и в других хозяйствах, животные не любят запах алкоголя, об этом нужно помнить.

После смерти родителей здесь построил двухэтажный дом Санников Михаил Михайлович и живет – поживает с Любовью Федоровной, у этой пары три сына: Алексей, Олег и Юрий.

6. Следующее хозяйство также пострадало от раскулачивания, его главой был Урасов Игнатий Никифорович, пожилой мужчина среднего роста. В списках архивов мы его также не нашли.

Получается, что под раскулачивание в М.Соснове попало не 9 семей, а не менее тридцати.

Женой его была женщина небольшого роста, полная, которая носила прозвище Игониха, имя и отчество ее забыты, ее родина – починок Кривелева.

Урасовы имели большой дом, его увезли в урочище «Роща», где стояла колхозная пасека, а хозяйственные постройки разломали.

Их дочь Паруша (Парасковья) была инвалидом с детства, слепой, когда ходила по деревне, то падала. Когда отобрали родительский дом и отец с горя умер, Параша стала жить в зимовке.

После нее в зимовке жили Куляпина Маргарита Максимовна с Шерстобитовым Николаем (их дети – Валентина и Владимир), а затем Каракулов Василий Николаевич.

7. В следующем доме жил Дмитрий Яковлевич, его звали Митя Яшкин, имя жены его также забыто. А вот детей звали Анна, Елена и Татьяна. Семья эта уехала в г. Набережные Челны, в Татарию. Предполагаем, что фамилия его была Седусов, а жену звали Мария Григорьевна, так указано в церковной книге за 1913 г., когда родилась Татьяна.

На этом месте построил двухэтажный дом (точнее надстроил второй этаж над домом, перевезенным из Сиволот) Каракулов Николай Павлович. Жена его – Зинаида Иосифовна, а дети Андрей и Елена.

Говорят, что в этом доме продают (а может, продавали) что-то запретное. Эту торговлю следует прекратить, все мы ходим под Богом и когда-то придется давать ему отчет.

8. Каракулов Иван Антонович, 1888 г. рождения, также уехал с женой Анастасией, уроженкой д. Лежебоки Левинского сельского совета, из Малой Сосновы, хотя дом их стоит до сих пор.

Рядом построились Седусов Олег Леонидович с Сельковой Валентиной Геннадьевной, но и они уехали в Пермь.

Сейчас здесь проживает Быкова Елена Сергеевна с сыном Александром.

9. Далее снова дом раскулаченных, в нем жила семья Каракулова Михаила Антоновича, очевидно, брата предыдущего.

В списках кулаков 1930-1931 гг. указаны только его Ф.И.О., упоминаний о возрасте, членах семьи нет. Указано, что он имел мельницу, торговал скотом, продал лошадь за 350 рублей, имущество, а налог на сумму 261 рубль не уплатил.

Старожилы вспомнили, что у него была жена Анна, худенькая женщина, а вот имя дочери никто не вспомнил.

Зато дом им запомнился на века, и мы им в этом поможем, хотя его уже нет. Дом этот был большим, обшитым, с красивыми наличниками на окнах, возле него большие конюшни и амбары, в них стоят лошади, коровы, хранился сельхозинвентарь, инструмент.

Красивый дом облюбовали сельсоветчики, в нем и стал размещаться Мало-Сосновский сельсовет, а затем правление колхоза им. Ворошилова. Вы заметили, что правленцы также не отставали от сельсоветчиков, они уже который раз переезжают из одной кулацкой усадьбы в другую.

В одном из сельсоветов Куединского района поступили по-другому: чтобы стереть из памяти людской упоминание о богатых крестьянах, они решили уничтожить все дома раскулаченных, т.е. уничтожить их.

А домов этих крепких хозяев в селе был не один десяток.

Так вот на выполнение этой сатанинской задачи ушло несколько лет, пилы и топоры бедняков не брали уральскую лиственницу, а маленький тракторишка со шпорами на задних колесах вставал на дыбы и не мог взять огромные бревна. Но дома головотяпы-бедняки все-таки уничтожили.

Ай-да, упрямые бараны!

Дом Михаила Антоновича Каракулова через несколько лет также разобрали, что-то и он не понравился новой власти и перенесли на место хутора «Кресты» по дороге на с. Левино, там был полевой стан одного из колхозов. А за селом дом впоследствии и нашел свою смерть.

Михаила с Анной и дочерью отправили в Ляды, там, очевидно, строился цех от пермского завода.

К ним один раз съездил в гости сват главы семьи – Кузнецов Федор Семенович. Посмотрел он на то, как живут переселенцы, расстроился, вернулся в М.Соснову, расхворался и умер, бедолага. Вскоре умерли и земляки в Лядах, и мы уже не узнаем, как им пришлось, бедолагам, жить в стороне от родного очага. Жена Федора Семеновича Марфа, уроженка с. Левино, дочь Александра не стали раскрывать тайну.

Зато страшный рассказ об одном из раскулаченных впереди.

Сейчас на месте усадьбы раскулаченных живет Санникова Анна Михайловна, ее дом перетащили сюда трактором.

10. Настала пора побольше рассказать и о семье Кузнецова Федора Семеновича, 1870 г. рождения, высокого и здорового мужчины.

Первой его женой была Кузнецова Александра Ивановна.

Второй – Марфа Симоновна, 1880 г. рождения, уроженка с. Левино, как мы уже отмечали ранее.

Оказывается, у Федора Семеновича было несколько детей, т.к. жен также было несколько.

Старший сын Василий Федорович, 1901 г. рождения, как отмеченно в похозяйственной книге, еще с 1924 г. служил в Красной Армии, его часть находилась в г. Спасск-Дальний Приморского края. Мне, кстати, с 1969 по 1971 гг. также посчастливилось отдавать свой долг Родине и нести службу в этом дальневосточном городе в 220 км от Владивостока.

Второй сын Иван Федорович, 1909 г. рождения, остался на сверхсрочную и служил в армии в г. Минске, столице Белоруссии.

Третий сын Антон Федорович, 1905 г. рождения, как отмечено в книге, жил в Левшино (пригород Перми возле р. Чусовой) и работал коновалом. Так в деревнях называли мужчин, которые лечили лошадей и коров, очевидно, они были помощниками ветеринаров.

Петр Федорович, 1923 г. рождения, высокий, спокойный, выдержанный и интелегентный мужчина, окончил педучилище, работал учителем истории и директором М.Сосновской восьмилетней школы. Он участник Великой Отечественной войны, будучи раненным, побывал в плену, сбежал от немцев, снова воевал.

Жена его, Клавдия Николаевна, учительница из Оханска, наоборот, была импульсивной и нервной женщиной. Она, расстроившись от шалостей детей, бежала за директором и звала его на помощь.

Петр Федорович, войдя в класс, спокойно говорил: - Так, встали и успокоились. После его слов неугомонные мальчишки и девчонки действительно приходили в себя и успокаивались.

Директор им еще запомнился тем, что носил красивый бостоновый костюм, а зимой белые бурки на ногах. Такую обувь носили даже очень большие начальники.

Детей в учительской семье своих не было, зато в школе воспитанников не сосчитать. В М.Соснове учились ребята из всех окрестных деревень. Это сейчас после обалденной оптимизации здесь закрыли даже начальную школу. Такого не было в деревнях даже при большевиках в 30ые гг.

Пятый сын Кузнецов Николай Федорович работал председателем колхоза им. Ворошилова, жену он высватал в с. Левино, ей стала Мария Ивановна, она родила троих детей: Степана, Августу и Галину. Последние живут в г. Краснокамске. А Степан Николаевич нашел свою половину на севере области, в Соликамске.

Александра Федоровна вышла замуж за Каракулова Михаила Степановича, у этой пары четверо детей: Николай, Валентина, Василий и Ольга.

Николай Михайлович Каракулов с Надеждой Васильевной живут в Б.Соснове, уже много лет занимаются фермерством, и это у них получается, несмотря ни на какие трудности. Они вырастили и воспитали двух детей: Андрея и Оксану.

Валентина Михайловна жила в Платошино, умерла, у нее также двое детей – сын и дочь, мы узнали лишь, что дочь зовут Натальей.

Василий Михайловичсъездил за невестой в Чистопереволоку, и у него двое детей: Александр и Елена.

Ольга Михайловнаживет в Б.Соснове с Бушуевым Александром, у этой пары двое ребятишек. Бушуевы содержат в райцентре большой двухэтажный магазин.

11. В небольшом домике на три окна жил дед небольшого роста единоличник Санников Григорий Григорьевич, в народе его звали Гриша Гришин. В списках сельсовета за 1934 г., его, как и его жены, нет, значит они ушли из жизни до 1934 г.

Имя жены Григория Григорьевича забыли и односельчане.

До последнего времени на этом месте жил Каракулов Михаил Степанович с Анной Ивановной Ефимовой. А первой женой его была Александра Федоровна, женщина высокого роста, здоровая, дочь Ольга в нее.

Каракуловы одними из первых в селе приобрели телевизор и к ним приходила толпа ребятишек, их рассаживали на полу, и дети смотрели сказки, мультфильмы.

Григорий Григорьевич ушел из жизни в конце 2013 г., Царствие ему Небесное.

Чтобы вспомнить его внешний вид, нужно посмотреть на его сына Николая Михайловича Каракулова из Б.Сосновы, фермера, он – вылитый отец.

Каракуловы убрали избушку Санникова Г.Г., перевезли сюда дом бабушки из Солодово, он был большим, часть его пришлось обрезать.

12. Фамилия следующего жителя Пеньково также забыта за давностью лет, звали его Тимофей Григорьевич, он бросил свой большой дом, хозяйственные постройки со скотом и сельхозмашинами, скрывшись от раскулачивания. Предполагаю, что его фамилия – Кузнецов, жену его звали Евдокия Степановна, так указано в метрической книге М.Сосновской церкви за 1904 г.

Такие факты имели место и в других сельсоветах.

Так, в документах архива новейшей истории г. Перми указано, что в начале 30х годов прошлого века из Больших Баклуш сбежало 15 семей кулаков, из Б.Корел 14 семей, из Малых Баклуш – три семьи, 2 семьи из Малых Корел, семь семей Корляковых из д. Притумалы.

Сбежали из Петропавловска и близлежащих деревень Дробинины, Жужговы, Козловы, Овичнниковы, Паклины.

В Левинском сельсовете сбежали от раскулачивания Левин Григорий Иванович, Старцев Василий Иванович, Мосин Степан Герасимович, Пухарев Дмитрий Кондратович, Чазов Василий Павлович и др.

Скрылись и некоторые зажиточные крестьяне из Малой Сосновы, в документах названы Шерстобитов Федор Григорьевич, Овичнников Петр Емельянович.

Укрыться от грозного ока ОГПУ-НКВД было нелегко, многих вскоре отыскали.

Недавно мне пришло письмо из Сибири. Внук раскулаченного из д. Кочегары Таборского сельсовета сообщил, что его дед вынужден был заплатить работнику паспортного стола чистым золотом, чтобы ему заменили документы, это и спасло его в дальнейшем от преследования. Фамилию этого богатого крестьянина я не называю.

Был еще такой случай, который я описывал в книге «Мы твои сыновья, Россия», здесь рассказано о судьбах сотен крестьян, попавших под каток репрессий.

Возле с. Пономари Оханского района жил дед, который отправлял тонны меда в Европу. Ночью к нему пришли мужчины в кожанах, предложили выдать золото. Дед указал место клада под молотилкой, те выкопали золото, сказав, что деда не тронут. И действительно: ни он, ни члены его семьи не были выселены.

Вот только кем были ночные гости – чекистами или чиновниками – уже никто не скажет.

Мы снова отвлеклись. Продолжим же повествование о Пеньково.

В доме раскулаченного открыли школу, первой учительницей стала Мерзлякова Мария Петровна. Было это в начале 30х годов.

Сейчас в этом доме живет Михайлов Петр Васильевич, работавший в М.Соснове механизатором, жена его Галина Анатольевна была бухгалтером. Их сын Сергей трудится в полиции г. Перми.

Дочь Галины Степановны Любовь Степановна замужем за Урасовым Александром Анатольевичем.

13. Судьба раскулачивания не обошла и Каракулова Михаила Федоровича, хотя мы его также не нашли в архивах края. Он также успел скрыться, чтобы не повторить судьбу односельчан, оставшихся в селе.

Дочь его, Александра Михайловна, успела выйти замуж в с. Левино, но вскоре умерла от туберкулеза.

А в большом доме Каракуловых установили маслобойку, здесь делали масло по качеству не уступающее вологодскому.

Кстати, во многих селах и больших деревнях области были небольшие маслобойки, сырзаводы, молочные отделения.

Я помню, как у меня рядом с родиной – в Окуловке – делали сыры, которые нарасхват уходили в рестораны г. Перми. Было это в 50ые гг. прошлого века. Но о том, кто и как делал этот сыр, я расскажу в одной из следующих книг, которая по счету будет уже пятнадцатой!

В настоящее время на месте большого дома Каракулова М.Ф. огород, картошку на нем садит Михайлов П.В., а живет в доме Тимохи.

14. Одним из активных участников расправы с «кулацкими элементами» был глава следующего хозяйства – Куляпин Иван Семенович, 1888 г. рождения, мужчина среднего роста, бессменный член правления, он одним из первых еще в 1929 г. вступил в колхоз. Так указано в похозяйственной книге М.Сосновского сельсовета.

Наталья Ивановна, 1892 г. рождения, родила ему несколько детей, впоследствии она пристрастилась к спиртному.

Их старший сын Максим Иванович, 1910 г. рождения, в 30ые гг. работал кассиром, он умер от туберкулеза. Анастасия Васильевна, его жена, также родила несколько детей, вот их имена: Юрий, Капитолина, Нина, Маргарита, Галина.

Второй сын Дмитрий Иванович, 1914 г. рождения, в 1931 г. уехал в г. Красноуральск, где работал на заводе нормировщиком. Кстати, в этом городе на севере Свердловской области жило несколько семей из М.Сосновы.

Анна Ивановна, 1927 г. рождения, уехала в Пермь, о ее судьбе нам ничего не известно.

У старших Куляпиных было еще двое детей: сын Василий, 1929 г. рождения, дочь Александра, 1931 г. рождения, о их судьбе нам также ничего никто не рассказал.

Домик Ивана Семеновича стоял на углу возле дороги, мешал проезду транспорта, его убрали, сейчас здесь растут лишь сорняки.

Сам Куляпин И.С. умер в Б.Соснове.

15. Во время конфликта с Японией в монгольских песках погиб житель М.Сосновы Кузнецов Николай Федорович, 1903 г. рождения, видный и солидный мужчина. Он высватал богатую невесту в с. Левино – Марию Ивановну, одногодку, эта здоровая женщина не чуралась работы, трудилась в колхозе разнорабочей.

Их сын Степан Николаевич жил в М.Соснове с Тамарой, они разошлись, у этой пары двое детей: дочь Надежда и сын Николай, который учился в институте г. Ленинграда.

Дочери старших Кузнецовых – Августа (1926 г. рождения) и Галинаживут в г. Краснокамске, больше нам о них ничего не известно.

Впоследствии в их доме стал жить дачник Микитюк Иван Васильевич, но он умер в 2006 г.

16. Каракулов Павел Афанасьевич не стал тягаться, точнее бодаться, с советской властью, все свое огромное хозяйство – новый дом, конюшни, амбары, завозню, скот и сельхозинвентарь он добровольно передал колхозу и уехал на производство в Мотовилиху.

Женой его была полная и боевая женщина из д. Миронята, что возле с Черновского, но имя ее уже никто не вспомнил.

А добровольную сдачу богатств в колхоз власть приветствовала, таких людей больше не преследовали, правда, о некоторых вспомнили в 1937-38 гг., когда поднялась вторая волна цунами, захлестнувшая тысячи и тысячи крестьян, в том числе и тех, кто ушел от первой. Не забыли и тех, кого не тронули в начале 30х гг.

Сталину и его окружению враги мерещились повсюду, как они говорили, страна живет в капиталистическом окружении и «пятая колонна» готова нанести удар, мы должны его опередить.

Сейчас на месте большого хозяйства Каракулова П.А. в маленьком доме живет Куляпина Людмила Максимовна, она приехала с Украины, а родители ее жили когда-то здесь же.

В 30ые гг. здесь стояли срубы, в которых играли дети, маленькая Тася также любила это место для игр, в срубах строили клетки.

17. В небольшом доме жила семья Кузнецова Павла Васильевича, 1897 г. рождения, мужчины небольшого роста, он вступил в колхоз в сентябре 1930 г. Братьев Кузнецовых в М.Соснове было трое: Андрей, Михаили Павел – свет Васильевичи.

Андрей Васильевич был самый хороший, он любил красиво одеваться, жизнь его закончилась трагически, он умер после операции.

Михаил Васильевич уехал в город с Александрой Яковлевной.

Павел Васильевич жил душа в душу в Малой Соснове с Анной Ильиничной, 1898 г. рождения, ее отцом был Илья Спиридонович.

Их дочь Анна Николаевна, 1927 г. рождения, вышла замуж за Каракулова Павла Ивановича, о их семье мы уже рассказывали ранее, см. №

Вторая дочь Мария жила в г. Очере, о ней нам ничего неизвестно.

В книге сельсовета также записан некто Андрей Васильевич, 1907 г. рождения, возможно, это брат главы семьи. Есть запись, что 1 мая 1931 г. он призван в Красную Армию и служит в г. Перми, в охране.

Здесь же указана мать братьев – Анна Николаевна, 1866 г. рождения.

Вот вам и ниточка, которая поможет составить родословную.

18. В число кулаков попал и Каракулов Алексей Михайлович, 1884 г. рождения, отец ныне здравствующей старейшей жительницы М.Сосновы Анастасии Алексеевны. В тех списках, которые были в пермских архивах, мы его не нашли. Значит, местные сельсоветчики загребли крепкого середняка до кучи, когда расправились с самыми богатыми.

Этот мужчина небольшого роста, с бородой, имел небольшой дом, две конюшни, амбар, три лошади: две кобылы и выездного жеребца Сивка, две коровы, жнейку, молотилку, веялку, плуги и бороны.

Практически все, кроме дома и хозпостроек пришлось сдать в колхоз «добровольно», иначе пришлось бы отправляться со всей семьей в Сибирь или на север Урала.

Самому ему пришлось работать конюхом в колхозе и видеть со слезами на глазах, как умирают от бескормицы его красавцы кони, а потом хоронить их в братской могиле, о чем мы уже рассказывали.

Жена его, одногодка Ксения Григорьевна, в девитчестве Санникова, была женщиной высокого роста, здоровой по комплекции. Она говорила: - Я некрасивая, у меня сестры-красавицы, но я их прожила лучше. Получилось так, что Алексей Михайлович сам пришел в ее хозяйство, что в деревне происходило редко, обычно девушка приходила к мужу. Но, оставшись сиротой, Алексей долго не думал и принял такое решение.

Вот краткие сведения о их детях.

Старшая дочь Надежда Алексеевна, 1911 г. рождения, сначала уехала в Култаево, затем в пос. Юго-Камский, ее мужем был Русинов Сергей Андреевич, у этой пары двое детей: Людмила и Александра.

Любовь Алексеевна, 1913 г. рождения, вышла замуж за Каракулова Павла Федоровича, его раскулачили, он бросил свое хозяйство. Любаша не чуралась любой работы в колхозе: она боронила, пахала, молотила зерно, трудилась конюхом и дояркой. Их детьми были Валентина, Михаил.

Александра Алексеевна родилась в 1915 г., она жила в Красноуральске Свердловской области, вышла замуж за парня из Верхотурья, он погиб, Александра вернулась в М.Соснову, работала зав.садиком, столовой и даже бригадиром. Все удивлялись, как хрупкая женщина, справлялась с этими работами. Детей у нее не было, она помогала сестрам.

Анастасия Алексеевна родилась в 1921 г., трудилась в хозяйстве разнорабочей. Ее уже хотели призвать на фронт, но Каракулов Николай Дмитриевич, пришедший по ранению с войны, зарегистрировал брак и ее оставили на родине. Каракулова А.А., будучи грамотной женщиной, в годы войны трудилась секретарем Б.Сосновского райисполкома, затем в колхозе и на почте. О их детях мы уже рассказывали, напомним, что это были Василий, Анатолий и Валентина. Анатолий сейчас живет в Башкортостане, у него несколько детей.

В 1923 г. в семье Каракуловых родился последний сын Василий. Василий Алексеевич работал шофером, несколько лет учился в речном училище. Его призвали на фронт, и он погиб в возрасте 18 лет под д. Зеленцы Ленинградской области.

Последнее время на месте усадьбы Каракуловых жили их однофамильцы Алексей Степанович, бывший директор совхоза «Спутник» и Нина Андреевна, у них два сына: Андрей и Степан, последний умер в 2005 г.

19. Неподалеку жила большая семья Кузнецова Ивана Павловича, 1870 г. рождения, глава семьи умер 6 мая 1934 г., как указано в книге сельсовета. Он был мужчиной среднего роста, с небольшой бородкой, трудился конюхом на конном дворе. Старожилы вспомнили клички его питомцев-лошадок, вот они: Сивко, Мутька, Побежка (это кобыла быстро бегала под гору, ее было трудно удержать), Серко, Погром.

Лошадок, которые трудились на полях колхоза в 40ые-70е гг., вспоминайте вы, уважаемые читатели. Кони за свой тяжкий труд заслужили того, чтобы их вспоминали. У меня даже есть поэма «Конь – солдат».

Первой женой Ивана Павловича была Татьяна, а второй – Настасья Никитична, 1894 г. рождения.

А вот детей его мы просто перечислим, возможно, их дети и внуки расскажут нам о их судьбе.

Самой старшей была дочь Васса, она родилась в 1918 г.

Афанасий Иванович родился в 1920 г., он погиб в годы Великой Отечественной.

Павел Иванович Кузнецов также погиб на полях сражений, женой его была землячка Александра Романовна, детей у них не было.

Анна Ивановна, 1924 г. рождения, вышла замуж в д. Лежебоки Левинского сельсовета за Андрея, фамилию его односельчане забыли.

Татьяна Ивановна родилась в 1928 г., она жила в М.Соснове.

Любовь Ивановна уехала в г. Чайковский.

Михаил и Федор – свет Ивановичи уехали в Пермь и жили там, женой первого была Маланья, а второго – Мария из д. Шамья.

Была еще дочь Василиса, она уехала в город, но хоронить ее привезли на родину, в М.Соснову.

От второй жены у Ивана Павловича родилась еще дочь Анна, которая жила в М.Соснове одна.

Таким образом, мы насчитали десять детей! Ай-да, Иван, … со стакан!

Побольше бы таких мужиков, Россия б воспрянула от сна.

20. Далее проживала семья Санникова Василия Васильевича, 1880 г. рождения, мужчины небольшого роста, работавшего в бригаде, во время сенокоса он очень хорошо метал сено. Не каждый сейчас поймет, что это такое. Объясняем метальщики сена – мужчины недюжинной силы, которые с помощью вил поднимали сено на стог, а стоящий на зароде человек укладывал его. Не каждый мог метать сено, для этого нужна была сноровка.

Мужчины эти зарабатывали на сенокосе больше всех трудодней, но и поднимали на высоту за день по 3 – 4 тонны травы. Не хотите ли заняться такой работой? Нет? Правильно. Можно получить грыжу. Лучше уж на диване лежать, да в дьявольский ящик глядеть.

Женой Василия Васильевича была Мария Яковлевна, его одногодка и односельчанка.

У этой пары было пять детей.

Егор Васильевич родился в 1914 г., он работал трактористом, жил с Анной Федоровной в М.Соснове, она родила муженьку кучу малу, к тому же только дочерей: Нину, Надежду, Фаину, Елену, Светлану, правда, еще сына Алексея.

Парасковья Васильевна выходила замуж за Подкина Александра затем в д. Федорово за Алексея, у них было двое детей: Галина и Николай, последний ушел из жизни, наложив на себя руки.

Россия по числу самоубийств, кстати, вышла в лидеры мировых держав, чего раньше не было. И психических больных у нас больше всех.

В лидерах мы также по употреблению спиртного и табака.

Спасибо Горбачеву, Ельцину с помощниками и их верным ученикам!

Иван Васильевич, 1914 г. рождения, с 1929 г. работал наборщиком типографии в Б.Соснове.

Александра Васильевна, 1920 г. рождения, жила в М.Соснове, трудилась бухгалтером, мужем ее был Князев Степан. Она отправилась в мир иной, как и племянник Николай.

У Санниковых была еще дочь Евдокия Васильевна, 1925 г. рождения, но ее судьба нам неизвестна.

В 1916 г. у них еще родился сын Михаил, он женился на какой-то Ольге, работал даже секретарем сельского совета, но уехал.

В этой же семье, как явствует из похозяйственной книги, жила еще какая-то Анна Федоровна, 1914 г. рождения.

21. В небольшом домике на три окна жила семья Санникова Ивана Яковлевича, здорового по телосложению мужчины небольшого роста. До колхозов он занимался единоличным хозяйством, затем уехал в г. Пермь и жил в пос. Кислотный.

Вы уже догадались, почему его так нарекли? Да, на одном из предприятий здесь делали кислоту. Дым из огромной трубы завода был разноцветным, и жители Левшино, Гайвы, Кислотного, В. Курьи дышали этой прелестью.

Жена Ивана Яковлевича – Наталья Климентьевна в детстве жила в М.Соснове На Горе, т.е. в той части села, где дорога шла на кладбище. Сейчас, во время дождей, водители штурмом берут этот участок, да и в солнечную погоду здесь такие колеи, коих не отыскать нигде.

И если жители Замалой ждали лет 15 – 20, когда у них по селу отремонтируют дорожное полотно, то эту дорогу не сделают никогда, пока она не превратится в овражек, в который попадет членовоз кого-нибудь из администрации района или края. Но чинуши из Б.Сосновы или Перми сюда не поедут. Сейчас не модно ездить по полям, а еще совсем недавно, в 70-80ые гг. прошлого века работники райкомов КПСС, ВЛКСМ, райисполкомов бывали на всех полях и фермах района.

И Коноплев Б.В. с Чистоплясовым С.И. не чурались пройтись в сапогах по грязи, побеседовать с механизаторами или животноводами. Времена эти ушли в небытие.

У Санниковых был сын Егор, его призвали в армию из М.Сосновы, а вот вернулся он или нет к родителям, могли сказать только они.

В наше время в этом доме жили супруги Лапко – Андрей и Елена, у них было два сына. Андрей впоследствии уехал, а дом этот сгорел, возможно, его подожгли.

22. В следующем доме жила большая семья Санникова Кирилла Афанасьевича, мужчины среднего роста, в меру упитанного, как говорил о себе Карлсон. Антонида Даниловна родилась За Рекой, она была женщиной небольшого роста.

Эта семья также уехала в город и жила на Пролетарке, в пос. Пролетарский.

Их старший сын Санников Николай Кириллович погиб на фронте холостяком, он ушел на войну, будучи неженатым.

А сколько сотен тысяч таких воинов – парней было в стране?

Пора и таким парням установить где-то памятник, может, и сделаем его в М.Соснове.

Нет, руки чиновников (точнее их мозги) до этого не додумаются.

Слава Богу, что дважды Герою Одинцову , нашему земляку из Полозова почти через 70 лет после Дня Победы установили монумент.

Немногие знают, что в 1947 г. Генералиссимус Сталин и его окружение вообще отменили всенародный праздник День Победы.

А знаете ли вы, уважаемые читатели, что лет через 20 после 9 мая 1945 г. в стране отловили почти всех инвалидов-участников войны и отправили их на острова Ладожского озера, чтобы они, безрукие и безногие не портили вид городов СССР.

Вот в такой стране мы жили.

А что Россия-матушка лучше? У нас практически каждый год от пьянства, убийств в городах, в деревнях и селах, на дорогах, голода и болезней умирает почти один миллион человек (!!!) В Россию вернулись туберкулез и другие страшные болезни, которые в СССР были побеждены.

А как власть относится к инвалидам. Недавно некоторых из них переводили в работоспособных, я не ошибся, считали, что они роботы, ну вроде Шварценеггера из фильма.

Их каждый год заставляли подтверждать, что у них нет руки или ноги. А всех участников Чернобыльской трагедии – ликвидаторов, заставляли по новой подтверждать, что они участвовали в ликвидации аварии на АЭС.

Мой однокашник Владимир Пургин из пос. Юго-Камский более года собирал различные справки.

Видели бы вы, как ведут себя члены комиссий ВТЭК, некоторые чинуши. Для них простой народ – быдло. Моего друга в г. Оханске на комиссии довели до белого каления, что он послал членов комиссии на три буквы и сказал, что обойдется без их пенсии по инвалидности. Думаю, что Кремль был доволен, что еще одного инвалида не нужно содержать.

Может, кто-то из них прочитает эти строки и сделает свои рожи более приятными.

Извините за столь пространное отступление.

Вернемся на берега Сосновки и Малухи, мы рассказываем о семье Санникова К.А. и Антониды Даниловны.

Их второй сын, Федор Кириллович, остался в М.Соснове, у него были сын и дочь.

Александра Кирилловна дожила почти до девяносто лет, она жила с мужем Кудымовым Семеном на Комсосольском проспекте, у них две дочери и два сына, нам назвали лишь имена дочерей – Валентина и Галина.

Неподалеку от них, на той же улице, жила Анастасия Кирилловна с мужем Михаилом.

Анну Кирилловну высватал Протасов Михаил из Кировской области, у этой пары двое детей: Алексей и Елена.

В доме Санниковых после их отъезда никто не жил, его снесли.

Сейчас здесь стоит двухквартирный дом. В одной половине жила Петрунина Анна Петровна, она умерла.

Во второй половине жили Шмелев Владимир Андреевич с женой Маргаритой Максимовной, но и они ушли в другой мир.

Их дети – Куляпин Владимир, Шмелев Александр живут в Б.Соснове.

23. Санников Федор Федорович, 1870 г. рождения, коренастый небольшого роста мужчина-хлебопашец также уехала в город.

Его жена – Елизавета Тимофеевна, 1884 г. рождения, здоровая, высокого роста женщина была родиной из д. Кукушкино. В эту деревню уехал ее сын Василий.

Место жительства их дочери Афанасиинам неизвестно.

А вот вторая дочь, Антонида, 1914 г. рождения, жившая в Перми, под старость перевезла к себе отца и докормила его до последних дней жизни.

А прожил Федор Федорович 105 лет (!!!). Вот с таким был земляком встретиться краеведу.

В похозяйственной книге сельсовета записано, что глава семьи с женой уехали в низа (Камы или Волги), его вторая профессия – плотник.

Здесь же отмечено, что Елизавета поступила на работу в столовую г. Перми.

Было это 1 мая 1934 г., в этот день и сделана эта запись.

Вот так помогают книги сельсовета краеведам. Спасибо еще работникам архива, что они сохранились. Давайте почаще в них заглядывать и не только в 1934 г.

В доме Санниковых стала жить Каракулова Александра Алексеевна, 1915 г. рождения, муж ее Мальцев Николай из г. Верхотурье Свердловской области, его призвали на фронт, и он погиб во время Великой Отечественной войны. Детей у них не было.

Огромный дом Санниковых продали в Б.Соснову, он стал коммунальным, в нем проживает несколько семей.

На этом месте стали жить супруги Плотниковы – Алексей Александрович и Лидия Петровна, он работал механизатором, а она даже председателем сельсовета.

Их дочь Наталья работала в «Медпране», а Татьяна живет с Сосниным Алексеем.

24.Настала пора рассказать еще об одной семье, которая попала под раскулачивание – Каракулова Степана Федоровича, в списках репрессированных в области мы его не нашли.

И старожилы вспомнили об этой семьей также немного. По их словам, Степана Федоровича выселили, и жил он в пос. Ляды за Пермью. У него были якобы дочь Анна и сын Василий.

В их большом доме было правление колхоза, там было две комнаты и большой зал. Счетоводом работала Санникова Александра Васильевна, председателями колхоза были Кузнецов Николай Федорович и Чазов Иван из с. Тараканово.

Дом этот впоследствии покупали Каракулова Анна Васильевна, затем Куляпин Василий Степанович с Анной Петровной, уроженкой д. Федорово.

В конце концов дом разломали на дрова.

На этом месте построились Лузин Андрей Иванович с Зоей, у них дочь Ирина.

25. У мосточка через р. Малуху стояло большое хозяйство Каракулова Гаврила Федоровича, в архиве данных на него мы не нашли.

А вот сведений о его детях односельчане вспомнили больше.

Сын его Степан Гаврилович переехал с Анной Васильевной (она из Сиволот) на Песьянку, у них трое детей: Алексей, Лидия и Нина.

Амфия Гавриловна вышла замуж за Каракулова Николая Степановича с Сиволот, она отбила его от Лазурихи – Каракуловой Афанасии Ивановны. А вот детей было четверо, только от какого брака разобраться трудно: Агния, Николай, Михаил, Раиса.

Маланья Гавриловна жила с Урасовым Иваном Евстигнеевичем возле фельдшерского пункта, Анатолий – их сын, а Алевтина и Елена уже внуки.

Затем в этом доме и жил внук Урасов Александр Анатольевич, он сошелся с Любовь Анатольевной , перешел к ней, большой дом стал пустовать.

26. Сейчас мы с вами будем подниматься в гору.

В небольшом доме жила семья Каракулова Петра Федоровича, 1882 г. рождения, инвалида 2 группы. Этот мужчина небольшого роста слыл бедняком.

Акулина Яковлевна была уроженкой д. Сиволоты.

Их старшая дочь Марфа, 1917 г. рождения, вышла замуж за парня по имени Абрам из Верхотурья, когда жила в Красноуральске. В этом городе на севере Свердловской области жило много малососновцев.

Марфа Петровна родила трех сыновей: Бориса, Владимира и Виктора, в живых якобы остался только Борис, он в Б.Соснове.

Анна Петровна, 1928 г. рождения с Петруниным Василием из Набережных Челнов жили на усадьбе Санникова Кирилла Афанасьевича в Пеньково, детей у них не было.

Дом Петра Федоровича Каракулова разломали, сейчас на этом месте никто не живет, а по соседству Анна Егоровна…

27. Неподалеку проживала Каракулова Анна Егоровна, худощавая, щупленькая женщина, которая умерла еще до образования колхозов. Мужем ее был Кузнецов Илья Иванович, он также рано ушел из жизни.

Братьев Кузнецовых в М.Соснове было несколько: Иван, Илья, Николай, Петр, Семен. Самым богатым был Иван Иванович, о семье которого мы расскажем далее, в главе о раскулачивании. Пострадали и некоторые другие братья, некоторых из них выселили, и они не вернулись.

Дом Анны Егоровны был заколочен, его использовали вместо амбара. В наше время на этом месте живет Санников Николай Михайлович, трудившийся механизатором, жена его, Нина Михайловна, работала агрономом.

28. Следующее хозяйство снова пострадало от репрессий – это семья Каракулова Александра Ефремовича. В списках кулаков за 1930 г. упоминаний о нем нет, но, расправившись в начале 30х гг. с девятью семьями зажиточных крестьян, большевики стали разбираться и с середняками.

Дом Каракуловых был на две половины, во второй жила семья его брата Степана Ефремовича.

Старожилы из членов семьи первой вспомнили лишь дочь Екатерину.

Дом братьев Каракуловых стали использовать под детские ясли, здесь хозяйкой была Каракулова Александра Алексеевна, и под избу-читальню, здесь командовала Каракулова Лидия Григорьевна. При советской власти сельсовет содержал должность избача, ими назначались самые толковые крестьяне, которые могли не только читать и писать, но и разъяснить колхозникам линию партии и правительства, это были своего рода агитаторы и пропагандисты.

В конце концов, дом братьев Каракуловых разломали, в новом тысячелетии на этом месте стали жить Некрасов Григорий Анфимович с Татьяной Семеновной, муж ее из д. Каменка с Сивы – реки. Этой деревне мы посвятили немало строк во втором томе книги «Сива – матушка река». Из Каменки последние жители выехали лет 7 – 8 назад, но там до сих пор стоят дома-богатыри.

29. О Каракулове Степане Ефимовиче мы расскажем чуть больше. Сам он был высоким и здоровым мужчиной, такой же была и его жена, но имя ее за прошедшие почти 80 лет уже забыто.

Возле дома стояли большие конюшни и амбары, в первых было много скота, во вторых зерно, мука и сельхозорудия.

Все это перешло колхозу, а семью выселили. Хорошо, что у Каракуловых не было детей, а то и они бы испытали на себе северные морозы и голод.

Правда, один из старожилов считал, что Екатерина была дочерью Степана Ефремовича, возможно, кто-то поставит в этом споре точку.

Возможно, заглянув в интернете на сайт Б.Сосновской библиотеки, откликнутся дети и внуки Екатерины Каракуловой.

Мы не будем терять надежды. Кстати, внуки бывают самыми любознательными, им хочется узнать о прошлом родителей, дедов и бабушек больше, чем нам.

Я встречал таких ровесников, которые в 60-70 лет при высшем образовании, не помнят своих дедушек и бабушек, не знают, когда и где те родились.

Мы превратились в Иванов, не помнящих родства.

Наши книги заставляют людей изменить такое отношение к предкам. Я стараюсь ежегодно бывать во всех соседних районах, встречаюсь со школьниками, учителями, библиотекарями, ветеранами войны и труда, инвалидами и т.д., будоражу их умы, призываю писать воспоминания о прежней жизни, рассказывать об исчезнувших деревнях.

И это дает результаты.

(Продолжение следует).

 

Степан Федорович Каракулов женился на Александре Дмитриевне, женщине высокого роста, она пекла вкусный хлебушко для механизаторов.

У них было трое детей, расскажем вкратце о каждом.

Наталья Степановнавышла замуж за Каракулова Василия, он погиб на фронте в годы Великой Отечественной Войны. Их дочь Тамара уехала в Губаху и живет там.

Михаил Спепановичженился на Чесноковой Анне, они уехали в Соликамск. Аннушка закрутила хвостом, загуляла, муж застал её в постели с любовников и отправил последнего на тот свет. Михаила посадили, и он умер в тюрьме. От переживаний за сына скончался и его отец, Степан Федорович.

Татьяна Степановна, красавица, живет в г. Перми.

Дома Каракуловых уже нет, на этом месте живет Ильборисова Галина Александровна, в девичестве Шмелёва, муж её – Андрей Аркадьевич из д. Кривилёво, у них двое детей: Денис и Наталья.

12.В большом доме жила семья Урасова Степана Игнатьевича , 1886 г. рождения, старика высокого роста с русой бородой.

Наталья Яковлевна, 1888 г. рождения, его жена, была маленькой женщиной, в девичестве она носила фамилию Каракулова.

Их старшие дочери Августаи Лидиясоответственно родились в 1917 и 1918 г.г., а Хионияв 1927 г. Их почему-то старожилы не вспомнили, и рассказали о других.

Василий Степанович Урасовс Татьяной Андреевной жил напротив, о его семье мы рассказывали подробно выше.

Онисья Степановнавышла замуж в Сиволоты за Каракулова Михаила Родионовича и уехала в Темиртау, на юга.

Клавдия Степановнастала жить с Поповым Мироном Николаевичем, они уехали жить в Пермь, забрав с собой ещё одну Клавдию, инвалида.

Сейчас на месте хозяйства Урасовых стоит двухквартирный дом. В одной квартире живет Токарева Нина Михайловнас Александром, а во второй Зеленин Валерий Ивановичс Ниной Петровной, у них двое детей: Александр и Анна.

13.На горе жила семья Урасова Николая Яковлевича, дом его располагался напротив Володи Воробья по дороге на кладбище. Если Николай Яковлевич был маленьким, то Пелагия Васильевна наоборот, приближалась к небу. Её отцом был Василий Петрович Змазнов по прозвищу Телега. А мать Володи Воробья в народе звали Настя Воробьиха, вот такие клички носили жители М. Сосновы.

Дом Урасовых также не сохранился, сейчас на этом месте хозяйство Екатерины Петровны Южаковой(в девичестве Плетневой) из Заболотово. Она живет с Геннадием Южаковым из Перми, с ними сын Михаил.

14. В Солодово жил и Каракулов Николай Степанович, мужчина среднего роста и плотного телосложения, он работал инженером и уехал в с. Юрково.

Уроженкой д. Лыково была его жена – Валентина Аркадьевна, дочь Шадрина Аркадия Ивановича.

Их сын Андрейработал в милиции, сейчас обосновался с женой в Юрково, она библиотекарь, у этой пары две дочери Александра и Катя. Его брат работает водителем автобуса.

После Каракуловых на их месте обустроились Михайлов Петр Васильевичи худенькая Галина Степановна, и муж её худенький. Нужно их откормить. Их сын Сергей трудится в полиции г. Перми, жена его Анна Зеленина.

Любовь Николаевна воспитатель детского сада в М.Соснове, муж её – Урасов Александр Анатольевич, у любаши сын Араслан Шахиев.

15. Что-то давненько нам не попадались зажиточные крестьяне.

А вот и очередная жертва времен коллективизации – Кузнецов Петр Емельянович, здоровенный мужчина, обладающий еще и высоченным ростом. Несомненно, он был ещё сильным, мог и гору столкнуть, потому и трудился в своём хозяйстве не покладая рук и достиг небывалых успехов. Закрома в его амбарах были полны зерном и мукой, он имел не один десяток скота, весь набор сельхозинвентаря.

Такого хозяйства оставлять на земле сосновской при организации колхозов было нельзя. Поэтому его и отправили в северные леса.

А там таким хлеборобам дали по топору, двуручную пилу на пятерых, в день выдавали по буханке хлеба на двоих, да по паре селедок на человека. И пошли хлеборобы валить столетние леса, сплавлять древесину по Колве, Вишере и Каме. А из древесины этой строились Красновишерск, Пермь и Краснокамск, шахты Кизела и Губахи. В середине 30-х годов на Каме вырос новый город – Березники, в шахтах которого также трудились тысячи и тысячи переселенцев.

Первые годы хлеборобы-переселенцы жили в землянках, затем сами срубили бараки. Через 2-3 года, раскорчевав пни, они уже сеяли зерновые, завели скот – коров, поросят и птицу и получали огромные урожаи зерна.

Только в 1937-1938 г.г. их ряды поредели наполовину, расстреляли каждого второго, а к 1947 г., когда вышел указ о помиловании, в родные места вернулись единицы.

С начала 30-х годов прошло более 80 лет, много воды утекло в Сосновке-реке, люди забыли имя жены Петра Емельяновича и его детей. Пусть они простят нас за это.

Правда, просмотрев метрические кониги М.Сосновской церкви с 1897 г. по 1917 г. 346 семей жителей М.Сосновы, мы нашли тёзку зажиточного крестьянина. Им оказался Петр Емельянович, но не Кузнецов, а Овчинников, женой его была Фёкла Андреевна, а вот и их дети: Георгий (1897 г.р.), Георгий (1903 г.р.), Евдокия (1905 г.р.), Анна (1908 г. р.), Николай (1910 г. р.), Николай же (1916 г.р.).

Больше Петров и Яковлевичей в этом огромном списке нет. Возможно, мы и нашли этих людей, дай-то Бог.

Петра Емельяновича не стало. Зато на земле М.Сосновы прочно стоял его пятистенный дом, его-то и облюбовал сельский Совет. В одной половине сидели председатель и секретарь с/с, а в другой разместили молочное отделение, где принимали молоко и масло. Да, были времена, даже я их помню, когда крестьяне, не имеющие коров и коз, покупали в магазине масло и снова сдавали его государству.

А бедных крестьян обдирали, как могли: в течение года они должны были сдать для пролетариата и армии около 400 кг молока, несколько сотен яиц, шкуры свиней и коров, некоторое количество мяса и т.д.

Не имея наличных денег (зарплата до 1961 года была в виде трудодней) ни должны были ещё подписаться на займы - в счет обороны, на строительство флота и самолётов и т.д.

Мы снова отвлеклись, уж простите нас за это.

Сельсовету дом этот что-то разонравился, нашелся дом раскулаченных получше и побольше, перебрались туда.

А в доме Петра Емельяновича стала жить Каракулова Полуфирья Ивановна,её муж Павел умер. Ушел на небеса и их сын Михаил, а его жена Анна Михайловна стала жить в Пеньково, дочь Антонида живет в Б.Соснове.

Затем на этом месте построили особняк для директора совхоза «Спутник» Поносова Василия Григорьевича, а он выстроил другой.

Сейчас в первом доме живет Шмелёв Виктор Михайлович и Валентина Ивановна, он из Кривилёво, она – из Горбуново. У них двое детей: Вадим и Татьяна.

16.В маленькой избушке ютилась старушка небольшого роста Корлякова Анна Павловна, которую звали Корлячиха.

Её сын Леонид, 1952 г. рождения, по прозвищу Лёня-Кутузёнок трагически погиб, сгорев заживо, будучи пьяным в избе.А перед пьянкой к нему приходил какой-то мужчина и исчез, возможно, имел место поджог.

Вот такие страшные истории бывают из-за чрезмерного употребления спиртного.

На этом месте, где жила Анна, её племянник, сын сестры Марии Павловны, Лапотников Михаил Григорьевич построил хороший особняк, он с Розой Романовной из д. Семёново Очерского района воспитал двух дочерей – Наталью и Елену.

Его родители – Лапотников Григорий Николаевич и Матрена Михайловна, в девичестве Попова, они вырастили и воспитали четверых детей, но до Лапотниковых мы ещё дойдём.

17.Неподалеку жила женщина среднего роста с необычной для М. Сосновы фамилией - Решетова Васса, детей у неё не было, люди забыли и её отчество.

Вот на месте её домика и построился Поносов Василий Григорьевич с Валентиной Леонидовной, сначала ушла на небеса она, а затем и он.

О работе бывшего директора совхоза лучше меня расскажут специалисты хозяйства, которые трудились с ним бок о бок долгие годы.

Воспоминания свои передавайте в библиотеку или архив Б.Сосновы, можно и Валентине Николаевне Каракуловой, вашему почтальону.

Следует рассказать и о детях старших Поносовых.

Тамара Васильевна – учитель математики Б.Сосновской средней школы. Она подарила мужу Артему Александровичу пять детей, вот их имена: Александр, Артем, Валентина, Лиза, Ольга. Молодцы!

Наталья Васильевна работала учителем начальных классов М.Сосновской школы, но это учебное заведение, как и сотни других, закрыли. По России-матушке прошла какая-то обалдизация образования. Скоро грядут времена, когда на район оставят 3-4 средних школы, а остальные заколотят.

Слышали аль нет, что в Оренбургской области закрывают больницы, лечиться там людям предлагают в домашних стационарах. Это ещё что за …ня? – спросите вы. Скоро опыт этот начнут распространять и у нас. Дневные стационары уже повсюду. И если не так давно в Оханском районе в больнице было 150 коек, сейчас их в три раза меньше.

Опять отвлекаемся, но как же без этого.

Мужем Натальи Васильевны является Каракулов Михаил Алдександрович, он заказал ей двоих детей, и она родила Андрея и Алёну.

Александр Васильевич Поносов назвал своей избранницей дочь Петрунина Павла Дмитриевича и Александры Михайловны, и она родила ему пару: Павла и Юлию.

18.Напротив дома Поносова В.Г. стоял когда-то кулацкий дом Санникова Ивана Дмитриевича.

К сожалению, мы не нашли его ни в списках раскулаченных за 1930-1931 г.г., ни в похозяйственной книге сельсовета.

Однако был такой человек в М.Соснове, и память сторожилов крепка. В церковной книге местного храма за 1904 г. есть запись, что родителями Василия являются Санников Иван Дмитриевич и Дарья Степановна. Так вот, Дарьюшка принесла муженьку в подоле десять детей, кроме уже названного Василия до переворота 1917 г. были:Александр (1906 г.), Иван и Василий (1907 г.), Степан (1908 г.), Михаил (1909 г.), Петр (1910 г.), снова Василий (1911 г.), Анна (1912 г.) и Иван (1915 г.)

Вот такие были семьи в М.Соснове. Сейчас таких уже нет.

Один мой старый знакомый дед говаривал:

 

Раньше ели редьку с квасом,

И пердели только басом.

А теперь диет едят,

Не пердят, а только бздят.

 

Дальше продолжать не буду, а то нынешние пацаны, прильнувшие с утра до вечера к экранам телевизоров и компьютеров обидятся. Они понахватали уже столько рентген, что их детородные органы можно назвать, как станции в старину – МТС. В переводе на новый лад это звучит так – Могут Только Сикать. Раньше МТС переводилось по-другому – машино-тракторная станция.

Выводы делайте сами, на наш взгляд, лучше есть редьку с квасом, пить настоящее коровье или козье молоко и есть настоящие продукты со своего огорода. И лишь после этого вы сможете не просто писать.

Так вот, клеть от этого кулацкого дома купили Каракулов Николай Дмитриевич с Анастасией Алексеевной у Дарьи Яковлевны. Клеть эту подлатали, сделали из неё дом и до сих пор в ней живет Анастасия-свет Алексеевна с дочерью Валентиной. Останавливаемся у них и мы с женой, даже с детьми, места хватает всем.

Ивана Дмитриевича Санникова отправили на севера, его вторая жена опять де Дарья, но Ивановна продала клеть Каракулову Анисиму Ивановичу, а сноха его – Екатерина Максимовна перепродала уже Каракуловым.

Как видно из наших краеведческих зарисовок, мы следим не только за судьбами людей, но и домов, а это тоже необходимо.

Я, к примеру, на своей родине в д. Осиновка Казанского с/совета Оханского района хочу установить памятник на месте пустующей усадьбы моих предков и написать на граните или мраморе: «Здесь была усадьба наших предков Ширинкиных. В 1930 году в семье было 35 человек. Мир её праху. Благодарные внуки.»

Несколько лет назад соседи – частинцы начали устанавливать монументы в честь своих исчезнувших деревень. Думаем, что это хорошая традиция, её нужно поддержать.

Вот и на месте оханских Сапогов, где когда-то было более 70 дворов, в 2013 г. установили православный крест, у которого останавливаются охотники и грибники. А рядом течет ключ и река Ольховая, впадающая в Сиву.

Примеру этому скоро последуют жители оханских Гольян. Здесь когда-то было 130 дворов, а сейчас ни одного.

Вот только, чтобы поставить Поклонный православный крест, нужно с помощью местного священника заручиться поддержкой Пермской епархии, испросить благословение Митрополита Мефодия.

19. А мы переходим к следующему жителю М.Сосновы – Шерстобитову Григорию Савельевичу, и вновь узнаём, что и он был раскулачен в 30-е годы.

В списках кулаков М.Сосновы за 1930-31 г.г. Шерстобитов Г.С. значится, но нет ни слова о его семье и его «богатствах».

Вместе с семьёй Шерстобитова отправили в Сибирь и семьи Ярославцевых и Седусовых.

Дом Григория Савельевича был большим, построенным из бруса, затем в нём был клуб. Впоследствии это здание перевезли в Б.Соснову и использовали в качестве бани.

Были в этом доме в М.Соснове и колхозные ясли. Воспитателями в них работали Каракулова Александра Алексеевна и женщина из города – сноха Зарихина – Кузнецова Лина.

У раскулаченного Шерстобитова Г.С. был сын Василий Григорьевич, он работал в жандармском управлении, за это его преследовали, он скрывался в Перми, вынужден даже сменить внешность, убрал усы, волосы на голове, возможно, сменил документы.

Позднее, когда всё успокоилось, он женился на девушке из М.Сосновы, звали её Александра Сергеевна, но детей у них не было.

20. Следующая семья, членов которой звали Егоршины, также пострадала во времена сталинской коллективизации, главой её был зажиточный крестьянин Егоршин Иван Васильевич.

Огромный восьмиугольный дом Егоршиных стоял у вековой сосны, дом этот строил ещё его отец Василий.

Возле дома располагались огромные конюшни, завозня, на чердак которой заезжали лошади с сеном, там это сено разгружали.

В первый год образования колхоза (в зиму с 1929 по 1930 г.г.) сюда и поставили в конюшни общественных лошадей, отсюда весной их всех поголовно вывезли на скотомогильник.

Головотяпы из правления проявили «милосердие» бывшим владельцам лошадок разрешили их похоронить самим. Вот маленькая Таисья и видела, как её отец Каракулов Алексей ………………уложил в братскую могилу трупы своих красавцев – жеребца Сивка, да двух рабочих кобыл, от которых остались кожа, да кости.

Спасибо великому Сталину и членам Политбюро ЦК, которые ускоренными темпами загнали крестьян в коллективные хозяйства. Эта политика вскоре принесла свои плоды, отправив в 1930-1931 гг. миллионы зажиточных крестьян (в каждой семье было по 5-7 детей) на севера в глухую тайгу, загнав миллионы бедняков в колхозы, которые первые годы разваливались сотнями, сгубив от голода сотни тысяч голов скота. Кремль получил в итоге голод 1931-33 гг.

В отдельных деревнях было зафиксировано даже людоедство, взрослые ели своих детей. На еду шли крысы и мыши, кошки и собаки, сороки и вороны. Люди ели даже мясо умерших лошадей и коров и сами умирали от ботулизма и трупного яда.

А про «муку» из листьев липы, клеверных головок и прочих припасов вам расскажут бабушки и дедушки.

И только в 1937 г. на Урале был получен небывалый урожай зерна, некоторые колхозники на свои скромные трудодни привезли домой по 5-10 тонн зерна (!) и не знали, куда его сложить. Ведь у них не было таких больших амбаров, как у зажиточных крестьян.

И в семье Егоршиных было 8 детей, но их имена старожилы забыли, такая уж человеческая память.

Не нашли мы Егоршиных и к книге с/совета за 1934 г., ни в метрических книгах церкви с 1897 по 1917 г.г., ни в списках раскулаченных. Надеемся, что читатели книги помогут нам разгадать эту загадку.

Но о семье этой, что была раскулачена, нам рассказали двое старожилов, значит они были в действительности. Причем, как пояснили они, на север отправили отца и мать Ивана Васильевича Егоршина.

21. В маленьком доме ниже пожарки проживала Гладких Ульяна Егоровна, высокая и полная женщина, носящая прозвище Ульяна Косая.

Её сын Александр трагически погиб, его ночью запахал плугом трактор. Такие случаи бывали во многих деревнях, причем в поле гибли напарники, помощники трактористов, а не какие-то случайные люди.

22. Ниже её на углу в Солодово проживала Кузнецова Афанасья Ивановна, высокая и полная женщина. Она работала санитаркой М.Сосновской больницы. Сано Косой, такое прозвище носил её муж, он её бросил. Отцом этой женщины был Кузнецов Иван Макарович, матерью – Александра Филипповна.

23. На углу перед Ульяной стоял бревенчатый дом с каланчей из досок в верхней части, это была пожарная, в простонародье просто пожарка.

В одной из её частей стояла телега с помпой, у которой блестели бронзовые или латунные цилиндры (насосы для перекачки воды) и бочка с водой.

В пристрое находились две лошади, которых в 3-4 минуты можно было запрячь и скакать в сторону горящего здания.

24. Напротив, через дорогу жил пожарник Зотов Егор Иосифович, мужчина небольшого роста, но очень задиристый. Он любил подраться, делал это с превеликим удовольствием, даже в очередях у магазина. Если рядом не было мужиков, он мог накостылять и женщинам.

Женой его была Екатерина Алексеевна, такая же маленькая, как муж. Её отца Каракулова Алексея раскулачили и выслали.

25. Ниже Егора жила Макарецкая Екатерина с Павлом Николаевичем, которого звали Паша Кунтаж, а жену – Тряпича.

А их дочь Глаша была вечно беременной. В очереди у магазина, завидев женщину с большим животом, спрашивали:

- Что, Глаша, опять? Она отвечала: - Опять.

Из рассказов старожилов мы запомнили пятерых: Александр, Михаил, Татьяна, Настасья и Ольга. Может, забыли кого-то, вы уж нас простите.

Кстати, если вы активно дополните и поправите нас, да добавите много-много смешных историй, книга будет еще интересней.

(Продолжение о Солодово следует).

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.114 сек.)