АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Геше Майкл Роуч – Алмазная мудрость. Будда о том, как управлять бизнесом и личной жизнью

Читайте также:
  1. II. Создание многотабличной пользовательской формы.
  2. Vitam regit fortuna, non sapientia - Жизнью управляет судьба, не мудрость
  3. Алмазная Праджняпарамита Сутра
  4. Алмазная пыль
  5. АЛМАЗНАЯ СУТРА
  6. Баланс между работой и личной жизнью
  7. Более того, если ты уже был членом творческого Союза-Клуба, творить более ты уже был не обязан, ты уже мог просто наслаждаться жизнью, что большинство и делало.
  8. БУДДА И БИЗНЕС
  9. Будда Шакьямуни
  10. В нашем стремлении жить радостной, изобильной и насыщенной жизнью дети могут быть самыми горячими сторонниками и всегда поддержат нас в этом.
  11. Вопрос о личной благодатности и благодатности Церкви.
  12. Вопрос: Какие основные законы развития общества надо знать, чтобы правильно управлять государством?

 

 

Год издания: 2011

Издательство: Алмаз

ISBN: 978-3-9814462-1-0

Страниц: 368

www.e-puzzle.ru

Может ли буддийский монах заниматься бизнесом? Может ли он заниматься бизнесом успешно? Есть ли на самом деле противоречие между духовной практикой и материальным обогащением? Практический ответ на эти вопросы - история жизни автора этой книги, Геше Майкла Роуча. Двадцать лет упорного постижения буддизма привели его к обретению ученого звания геше - магистра буддийских наук. Семнадцать лет занятия алмазным бизнесом позволили ему превратить маленькую фирму с начальным капиталом в пятьдесят тысяч долларов в транснациональную компанию, оборот которой перевалил за сто миллионов долларов. Автор "Алмазного огранщика" полагает, что цель бизнеса и древней тибетской мудрости, равно как и всех человеческих стремлений, одна: стать богатым, достичь как внешнего, так и внутреннего процветания.

 

Предисловие Будда и бизнес

На протяжении семнадцати лет, с 1981 по 1998, мне выпала честь сотрудничать с Офером и Аей Азриелантами, владельцами «Андин Интернэшнл Даймонд Корпорэйшн». Они были сердцем коллектива, сумевшего построить одну из крупнейших в мире компаний по производству бриллиантов и ювелирных изделий. Их бизнес начался с кредита в пятьдесят тысяч долларов и штата, состоявшего из трёх-четырёх сотрудников, включая меня самого. К тому времени, как я покинул компанию, чтобы посвятить себя преподаванию в основанном мной же Нью-йоркском институте, годовой уровень продаж корпорации перевалил за отметку сто миллионов долларов, а количество персонала в офисах, расположенных по всему миру, превысило пятьсот человек.

Всё время, проведённое в алмазном бизнесе, мне приходилось вести двойную жизнь. За семь лет до входа в мир алмазов я с отличием окончил Принстонский университет, а ещё раньше получил Медаль Президентского Стипендиата от Президента Соединенных Штатов и Стипендию МакКонелла от Принстонской школы Иностранных Дел имени Вудро Вильсона.

Этот грант позволил мне уехать в Азию и обучаться там у тибетских лам в резиденции Его святейшества Далай-ламы. Так началось моё погружение в древнюю мудрость Тибета, которое завершилось только в 1995 году, когда я - первый американец, прошедший двадцатилетний цикл скрупулёзных занятий и суровых экзаменов, - получил классическую степень геше - магистра буддийских наук.



После окончания Принстона я жил в буддийских монастырях, расположенных как в Азии, так и в США, а в 1983 году принял обет буддийского монаха.

Но как только я двумя ногами стал на монашескую тропу, главный учитель по имени Кхен Римпоче (или «Драгоценный настоятель») настоятельно рекомендовал мне сменить рясу на деловой костюм и заняться бизнесом. Он объяснил свою позицию тем, что хотя монастырь и был идеальным местом для изучения великих идей буддийской мудрости, но знание приобретает истинную ценность только на практике, а суета американских офисов подходила для этого как нельзя лучше.

Некоторое время я сопротивлялся. Мне не хотелось покидать наш тихий и наполненный умиротворением монастырь. К тому же американский бизнесмен представлялся мне алчным, безжалостным, корыстолюбивым и равнодушным, то есть полной противоположностью того, к чему стремился я. Но однажды, услышав беседу моего учителя с несколькими университетскими студентами, я решил, что последую его наставлениям и поищу работу в сфере бизнеса.

Несколькими годами ранее, во время одной из ежедневных медитаций в монастыре, у меня было видение, после которого я ощутил, что хочу работать с алмазами. Я ровным счётом ничего не знал об этих драгоценных камнях и даже не проявлял особого интереса к ювелирным украшениям. Мало того, никто из членов моей семьи никогда не занимался этим делом. И вот я по-простецки, с наивностью ребенка, начал ходить от одного ювелирного магазина к другому, спрашивая, не хочет ли кто-нибудь взять меня в ученики.

Тут стоит оговориться, что пытаться попасть в алмазный бизнес таким способом - это всё равно, что пробовать устроиться на работу в мафию. Торговля необработанными алмазами представляет собой закрытый бизнес, которым занимается очень узкий круг, традиционно ограниченный членами одной семьи. В те годы бельгийцы контролировали торговлю крупными алмазами - весом от карата и выше, израильтяне занимались огранкой большей части мелких камней, а евреи-хасиды из Нью-йоркского алмазного округа на 47й улице держали в своих руках большую часть торговых оптовых сделок внутри Америки.

‡агрузка...

Такая закрытость объясняется тем, что вся продукция всех крупнейших ювелирных домов может уместиться в нескольких небольших контейнерах, внешне очень напоминающих обычные коробки из-под обуви. Причём обнаружить кражу алмазов на сумму в миллионы долларов просто невозможно: достаточно просто положить горсть-другую в карман и выйти за дверь. Ведь до сих пор не придумано ничего похожего на металлоискатель для обнаружения драгоценных камней. Поэтому большинство владельцев компаний работают только с теми, кому могут полностью доверять - сыновьями, племянниками или братьями. И они никогда не возьмут на работу простого ирландского парня, которому захотелось «поиграть» с камушками.

Помнится, я обошёл около пятнадцати различных магазинов, предлагая свои услуги. В то время я был готов работать на самой низкой должности, но мне, без долгих рассуждений, отказали во всех пятнадцати. Правда, один старый часовщик, живущий в городке неподалёку, посоветовал мне пройти курсы по сортировке алмазов в Американском Институте Геммологии (АИГ) в Нью-Йорке. Он сказал, что я с большей вероятностью смогу найти себе работу, если у меня будет диплом, и, возможно, на занятиях я познакомлюсь с кем- нибудь, кто поможет мне в этом.

Так и произошло. В институте я познакомился с господином Офером Азриелантом. Он проходил курсы по сортировке алмазов наивысшего качества, известных как «инвестиционные» или «сертифицированные» камни.

Чтобы отличать очень дорогие сертифицированные алмазы от поддельных или просто дешёвых, нужно было научиться выявлять на их поверхности узкие выемки, отверстия точечного характера и другие дефекты размером не более кончика иглы. Основная сложность состояла в том, что такие изъяны легко спутать с пылинками, сотнями оседающими на поверхности алмаза или на линзе микроскопа. Вот так мы вместе учились тому, как отделить «зёрна от плевел» и как не потерять последнюю рубашку в этом нелёгком деле.

Я был приятно удивлён любознательностью Офера. Он постоянно задавал вопросы нашему преподавателю, внимательно изучал предлагаемые нам концепции и ничего не принимал на веру, проверяя каждую идею по нескольку раз. Я твёрдо решил попросить его помочь мне с поиском работы или нанять к себе. С этой целью я и завязал с ним знакомство. Несколько недель спустя, в день, когда я сдал свой последний экзамен по сортировке в Нью-йоркской лаборатории АИГ, я, выдумав какой-то нелепый повод, зашёл к моему другу в офис и попросил о месте.

Мне крупно повезло: в это время он как раз открывал американский филиал основанной им же израильской фирмы. Я пришёл к нему и стал умолять научить меня алмазному бизнесу: «Я буду делать всё, что ты захочешь, я буду выполнять любую работу, просто дай мне шанс. Я буду убирать в офисе, мыть окна, я буду делать всё, что ты мне скажешь».

На что он ответил: «У меня нет денег, чтобы нанять тебя, но я замолвлю за тебя словечко перед владельцем этого офиса, его зовут Алекс Розенталь, и, может быть, он и я, мы будем тебе платить вместе из своего кармана. Но тебе нужно будет выполнять все поручения и просьбы, исходящие от нас обоих».

Так я, выпускник Принстона, стал мальчиком на побегушках за семь долларов в час, носясь на своих двоих сквозь летний нью-йоркский смог и зимние вьюги на окраину в алмазный округ и таская на себе поношенные холщовые сумки, набитые золотом и алмазами, предназначенными для отбора и вставки в кольца. Офер, его жена Ая, я и наш тихий и спокойный, но блестящий ювелир из Йемена по имени Алекс Гал сидели вокруг единственного арендованного стола, сортируя алмазы в соответствии с их качеством, размечая их для огранки и обзванивая потенциальных покупателей.

Зарплата была мизерная, да и ту частенько задерживали. Но, тем не менее, мне удалось скопить на деловой костюм, который я носил месяцами изо дня в день. Мы часто засиживались за полночь, поэтому мне приходилось совершать далёкое путешествие до своей крохотной кельи в маленьком монастыре Азиатской буддийской общины в Хаувелле, штат Нью-Джерси. На сон оставалось всего несколько часов. После чего я снова вставал и ехал на автобусе в Манхэттен.

После того, как наш бизнес слегка вырос, и дела пошли немного лучше, мы переехали с окраины поближе к одному из крупных ювелирных районов. Мы отважились на смелый шаг и наняли мастера-ювелира, который в одиночку занимал большую комнату, так называемую «фабрику». Там он создавал наши первые алмазные кольца.

Вскоре мне стали доверять настолько, что разрешили засесть перед грудой алмазов и отсортировывать их по качеству. Так сбылось мое давнишнее желание. Офер и Ая предложили мне возглавить только что сформированное подразделение по закупке алмазов (в то время оно состояло из меня и ещё одного сотрудника). Я был в восторге от такой возможности и с головой погрузился в работу.

Одним из условий, поставленных тибетским ламой касательно моей будущей работы в офисе, была необходимость скрывать то, что я буддист. Я должен был носить обычную прическу, вместо того чтобы брить голову наголо, и одеваться в обычную одежду. Какие бы буддийские принципы я ни использовал в своей работе, применяться они должны были тихо и скрыто, без каких-либо громких заявлений. Мне приходилось быть буддийским мудрецом внутри, оставаясь обычным американским бизнесменом снаружи. Так, тайно опираясь на буддийские принципы, я приступил к руководству отделом. Через некоторое время я добился полного взаимопонимания с Азриелантами. А мое ответственное отношение к управлению делами нашего алмазного отдела приносило постоянную прибыль. Чуть позже я получил полное право заниматься наймом и увольнением моих подчинённых, у меня появилась возможность назначать им оклады и повышения, определять количество рабочего времени и решать, кто и за что будет отвечать. Всё, что от меня требовалось, - это выпускать продукцию вовремя и получать хорошую прибыль.

Эта книга рассказывает о том, как я построил Алмазный отдел «Андин Интернэшнл», используя принципы древней буддийской мудрости. О том, как я из ничего создал всемирную компанию, оборот которой составляет миллионы долларов в год. Я добился этого не в одиночку, и не только мои взгляды определяли политику фирмы, но могу сказать, что большинство стратегических решений и действий, принимавшихся во время моего пребывания на посту вице-президента, в основном определялись принципами, изложенными в этой книге.

Каков же основной смысл этих принципов? Сколько их?

Их всего три.

Первый принцип заключается в том, что бизнес должен быть успешным: он должен приносить деньги. В Америке и в других западных странах общепринято, что верующие люди, ведущие духовную жизнь, не могут стать удачливыми в бизнесе и заработать кучу денег. Это попросту не для них. В буддизме, однако, считается, что деньги не есть зло. Фактически человек, у которого есть огромное количество денежных ресурсов, может сотворить намного больше добра, чем тот, у кого этих ресурсов нет. Вопрос состоит в том, каким способом мы зарабатываем деньги. Мы осознаём, откуда они к нам приходят, но нам нужно понять, что нужно сделать для того, чтобы они продолжали к нам приходить, и как нам сохранить здоровое отношение к деньгам.

И тогда основной идеей становится честность того способа, которым вы зарабатываете деньги. Нужно чётко осознавать источник их поступления и делать всё, чтобы этот источник не иссяк. При этом необходимо поддерживать в себе здравое отношение ко всему, что связано с деньгами. Так как пока мы будем придерживаться этих идей, зарабатывание денег будет совместимо с духовным развитием.

Второй принцип состоит в том, что мы должны наслаждаться деньгами, то есть научиться сохранять наши мысли и тело в добром здравии в процессе зарабатывания денег. Деятельность по сотворению богатства не должна сильно истощать человека ни морально, ни физически, иначе у него просто не будет сил наслаждаться своим приобретением. Предприниматель, который разрушает своё здоровье, занимаясь бизнесом, уничтожает саму цель бизнеса.

Третий принцип заключается в том, что в самом конце вашего пути, оглянувшись назад, вы сумели бы честно сказать самому себе, что все эти годы в бизнесе не были лишены смысла, и всё это было сделано не зря. Однажды приходит конец всем деловым начинаниям, в которых мы принимаем участие, да и наша жизнь не бесконечна. Вот почему в самом конце, на самом важном этапе бизнеса, оглядываясь назад на всё то, чего удалось достичь, необходимо увидеть, что мы руководили своей жизнью и своим бизнесом так, что всё это приобрело определенное конечное значение, и наша деятельность оставила в этом мире добрый след.

Подводя итог, следует отметить, что цель бизнеса совпадает с целью древней тибетской мудрости, которая, как и любое человеческое стремление, направлена на то, чтобы стать богатым - достигнуть внешнего и внутреннего процветания. Мы можем наслаждаться этим процветанием, только если будем поддерживать высокую степень физического и психического здоровья. И на протяжении всей нашей жизни мы должны находить способы наполнять это процветание значением в широком смысле этого слова.

История успеха алмазного отдела «Андин Интернэшнл» является уроком, который может усвоить и применить любой, независимо от происхождения или убеждений.

Глава 1 Откуда пришла мудрость

Ha древнем языке Индии это учение называется «Arya Vajra Chedaka Nama Prajnya Paramita Mahayana Sutra».

На языке Тибета — «Pakpa Sherab Kyi Paroltu Chinpa Dorje Chupa Shejawa Tekpa Chenpoy Do».

На русский язык оно переводится как «Алмазная мудрость», книга пути сострадания, учебник совершенной мудрости.

Что именно делает этот учебник бизнеса непохожим на любой другой, который вы когда-либо читали? Его источник. Им является древняя буддийская книга «Алмазная мудрость», строки из которой приведены выше.

В этой книге сокрыты древние знания, используя которые мы превратили «Андин Интернэшнл» в компанию с годовым доходом свыше ста миллионов долларов.

Вначале было бы хорошо немного узнать об этой важной книге, чтобы лучше понять её роль в истории восточного мира.

«Алмазная мудрость» — это первая из всех известных на Земле книг, которая была напечатана, а не написана от руки. В Британском музее есть копия, датируемая 868 годом. Это почти на шестьсот лет раньше издания Библии Гуттенберга.

В «Алмазной мудрости» содержится учение Будды, которому около двух с половиной тысяч лет. Сначала оно передавалось устно, а затем, с развитием письменности, было начертано на длинных пальмовых листьях. Слова книги процарапывали на прочных листьях иглой, а затем в царапины втирали сажу. На юге Азии до сих пор встречаются вполне читаемые книги, изготовленные таким способом.

Обычно эти пальмовые страницы скрепляли вместе одним из двух способов: либо середину пачки листьев протыкали шилом и связывали, пропустив нить сквозь получившееся отверстие, либо просто заворачивали книги в ткань.

Учение «Алмазной мудрости» было дано Буддой на санскрите, древнем языке Индии, которому предположительно четыре тысячи лет. Около тысячи лет тому назад эта книга попала на Тибет и была переведена на тибетский язык. На протяжении столетий на Тибете её печатали следующим образом: вырезали текст на деревянных досках, покрывали их краской, накладывали длинные полоски самодельной бумаги, прижимали, а затем прокатывали валиком. Эти длинные бумажные листы — ксилографы — хранились в шафрановой или бордовой ткани, так же как и во времена книг на пальмовых листьях.

«Алмазная мудрость» распространялась и в других великих странах Азии, таких как Китай, Япония, Корея и Монголия. За последние двадцать пять веков она была переиздана бесчисленное количество раз на языках этих стран. Эта мудрость сохранилась и в устной традиции. Она передавалась по непрерываемой цепочке от учителя к ученику, который в дальнейшем тоже становился учителем. В Монголии книгу считали настолько важной, что каждая семья обязательно имела её копию, бережно хранимую на домашнем алтаре. Один-два раза в год в дом приглашали местных буддийских монахов, чтобы они читали её вслух и тем самым передавали благословение мудрости.

Постичь «Алмазную мудрость» непросто. Истинный смысл её, так же как и других учений Будды, скрыт завесой мистического языка, приподнять которую может только живой учитель, используя искусные объяснения, записываемые веками. На тибетском языке имеется три варианта комментариев, возраст которых колеблется от шестнадцати до одиннадцати сотен лет.

К счастью, недавно мы обнаружили ещё один комментарий к этому произведению, более современный и гораздо более лёгкий для понимания. В течение двенадцати последних лет мы с группой коллег занимаемся проектом по сохранению азиатского литературного наследия (Asian Classics Input Project), цель которого — сберечь старинные книги Тибетской мудрости. В прошедшем тысячелетии эти книги хранились в больших монастырских библиотеках Страны Снегов, защищённых от войн и нашествий непреодолимой природной стеной Гималайских гор. С изобретением аэроплана ситуация изменилась. В 1950 году Тибет был захвачен коммунистическим Китаем.

Во время вторжения и продолжающейся по сей день оккупации около пяти тысяч библиотек и монастырских школ, хранивших эти великие книги, были уничтожены. Только очень небольшую их часть вынесли с собой беженцы, совершившие опасный переход через Гималаи в районе горы Эверест. Чтобы ощутить степень нанесённого ущерба, представьте, что некая могущественная держава атаковала Соединённые Штаты и сожгла почти все колледжи и университеты, а также все книги в библиотеках. Представьте, что остались только те книги, которые вынесли с собой беженцы, за несколько недель или месяцев пешком добравшиеся до Мексики.

В рамках проекта ACIP тибетских эмигрантов в лагерях Индии обучили записывать эти оказавшиеся под угрозой уничтожения тексты на компьютерные диски, которые затем систематизировались на CD-ROM или в Интернете и бесплатно распространялись среди тысяч учёных по всему миру. На сегодняшний день уже спасено сто пятьдесят тысяч страниц ксилографов, найденных в самых отдалённых уголках и никогда ранее не известных за пределами Тибета.

В самой глубине уже покрытой пылью времени коллекции манускриптов Санкт- Петербурга нам посчастливилось найти копию замечательного комментария к «Алмазной мудрости», привезённую в Россию одним из первых исследователей Тибета. Этот трактат под названием «Солнечный свет на пути к свободе» был написан великим тибетским ламой по имени Чоней Дракпа Шедруп, жившим с 1675 по 1748 год. Так совпало, что он был выходцем из тибетского монастыря Сера Мей, в котором я закончил своё обучение. Чоней Дракпа Шедруп вошёл в историю под именем Чоней Лама или Лама из Чоней — области на востоке Тибета.

В этой книге мы будем использовать отрывки из текста «Алмазной мудрости» и трактата «Солнечный свет на пути к свободе», а также устный комментарий, который передавался две с половиной тысячи лет, и который я получил от своих учителей. В завершение мы остановимся на конкретных ситуациях из жизни тайного мира международного алмазного бизнеса, в котором я работал, чтобы продемонстрировать, как древняя мудрость может помочь вам обрести более устойчивый успех и в работе, и в личной жизни.

Глава 2 Что означает название книги

Уже в самом названии «Алмазной мудрости» заложено огромное тайное знание, и прежде, чем мы начнём изучать, как при помощи этой мудрости добиться успеха, желательно разобраться, в чём её смысл. Начнём мы с объяснения полного названия, сделанного самим Чоней Ламой.

Первоначальный текст начинается словами: «На древнем языке Индии это учение называется «Arya Vajra...». Сейчас мы дадим перевод каждого из этих слов с санскрита на русский язык. «Arya» означает «высокий«, «Vajra» переводится как «алмаз». «Chedaka» — «огранщик», а «prajnya» — «мудрость». «Param» означает «на другой берег», «ita» — «ушедший», оба слова вместе переводятся как «совершенство». «Nama» — «называемая», «Maha» — «величие», относится к понятию «сострадание». «Yапа» означает «путь», а «Sutra»— «древняя книга».

Самым важным словом для того, чтобы объяснить, как прийти к успеху в бизнесе и в личной жизни, является «алмаз». В древней тибетской традиции алмаз символизирует собой скрытый потенциал вещей, который мы обычно называем «пустотой». Бизнесмен, полностью осознавший скрытый потенциал вещей, получает ключ к успеху, как в денежной сфере, так и в любой другой. А сейчас мы остановимся на трёх самых главных свойствах алмаза, из-за которых он напоминает присутствующий во всём потенциал.

Во-первых, чистый алмаз по своему составу очень близок к абсолютно прозрачному физическому веществу. Представьте большой лист оконного стекла, такой, например, как стоит в двери, ведущей в сад. Если взглянуть на него прямо, то стекло выглядит настолько прозрачным, что гости по ошибке могут «войти» в него и разбить вдребезги. Но если мы посмотрим вдоль его кромки, то оно, как и большинство других стёкол, будет иметь тёмно-зелёный цвет. Подобный оттенок стекло приобретает из-за содержащихся в нём мельчайших вкраплений примеси железа. Это сильнее всего заметно, если смотреть через толстый слой стекла.

Чистый алмаз совсем другой. В торговле мы определяем ценность и качество алмазов прежде всего по отсутствию в них цвета: полностью бесцветные алмазы — самые редкие и дорогие. Мы относим их к классу <Ш», но вся система классификации алмазов, по сути, является исторической ошибкой. Дело в том, что на тот момент, когда была придумана современная система классификации алмазов, уже существовало много других. К категории "А" относились очень чистые алмазы самого высокого качества, за ними следовали алмазы чуть похуже, которые причислялись к категории «В», и так дальше по латинскому алфавиту. К сожалению, у каждой компании были свои представления о том, каким алмазам присваивать категорию «А», «В» и так далее, и это, конечно же, доставляло покупателям множество проблем. К одной и той же букве в одной фирме могли отнести почти бесцветный алмаз, и камень желтоватого оттенка — в другой. Поэтому разработчик новой системы классификации решил просто начать с незанятой буквы алфавита и назвал самый высококачественный и бесцветный камень буквой '^".

Если бы существовал алмаз класса «Ш» таких размеров, чтобы из него можно было сделать оконное стекло, то, сколько и под каким углом ни смотри сквозь него, оно было бы абсолютно прозрачным. Такова природа всего, что является абсолютно чистым или прозрачным. Если между вами и другим человеком поставить такую алмазную стену шириной в несколько футов и убрать свет, который бы мог в ней отразиться, то вы бы её вообще не увидели.

Скрытый потенциал успеха, о котором говорится в «Алмазной мудрости», подобен прозрачной алмазной стене. Он всегда и повсюду окружает нас. Каждый объект и каждый человек содержит в себе этот потенциал. Чтобы добиться ощутимого личного или финансового успеха, нужно задействовать именно его. По иронии судьбы, несмотря на то, что этим потенциалом буквально пропитаны каждая вещь и каждый человек, сам он остаётся невидимым. Мы просто не можем его увидеть. Цель «Алмазной мудрости» заключается в том, чтобы научить нас видеть этот потенциал.

Есть ещё вторая причина, по которой алмазу отводится столь важная роль. Это самый твёрдый материал в мире. Ничто, кроме другого алмаза, не может его поцарапать. По одному из способов замера твёрдости материалов, шкале Кнупа, алмаз втрое твёрже, чем следующий за ним природный минерал рубин. Сами же алмазы могут царапать друг друга только в том случае, если на том камне, который царапают, имеется так называемое «мягкое сечение». Именно так и происходит огранка алмазов. Хотя алмаз и нельзя поцарапать, его можно расколоть или расщепить вдоль грани, как расщепляют топором полено при колке дров. Для огранки алмаза берут осколки, оставшиеся от огранки других более крупных алмазов, или кусочки бракованного необработанного камня, недостаточно чистого для изготовления бриллианта, разбивают их и перемалывают в порошок.

Этот алмазный порошок тщательно просеивают, пока он не станет совсем мелким, а затем ссыпают и хранят в стеклянной бутылочке. Далее готовят большой диск из стали высшей закалки с рифлёной поверхностью, на которой прочерчивают узкие линии до тех пор, пока вся она не покроется тонкой сеткой. Затем на сам диск наносят очищенное масло. Чаще всего это оливковое масло, но у каждого огранщика есть свой собственный секретный рецепт приготовления «правильной» смеси.

Стальной диск закрепляют на оси, соединённой с мотором, на массивном столе, который дополнительно укреплён стальными распорками. Это необходимо для предотвращения вибрации, когда колесо начнёт вращаться со скоростью в сотни оборотов в минуту. Затем алмазный порошок засыпают в масло и размешивают до тех пор, пока не образуется серая паста.

Алмазы в необработанном виде чаще всего выглядят не более впечатляюще, чем обычная галька — небольшой чистый кристаллик в оболочке мутно-коричневого или оливково-зелёного цвета. Бывает так, что вам не повезёт, и почти весь камень состоит из такой оболочки. Это означает, что вы наполовину сточили его только для того, чтобы обнаружить, что алмаз, за который вы столько заплатили, ничего не стоит.

Итак, необработанный кусочек алмаза закрепляется в «чашечке» под названием «доп», которая в свою очередь крепится к кронштейну, похожему на подвесной звукосниматель в старых проигрывателях. Для большей фиксации камень приклеивают к «допу» специальным термостойким клеем, который не размягчается от нагревания алмаза при огранке.

Когда я впервые попал в подмастерья к мастеру-огранщику по имени Сэм Шмулев, то в качестве клея мы использовали пасту, приготовленную из воды и асбеста. Когда камень нагревался, смесь высыхала и спекалась, крепко зажимая алмаз в «допе». Мы делали эту пасту, разжёвывая асбест; в те времена ещё никто не знал, что даже небольшой кусочек асбеста может вызвать рак. Я помню одного резчика, у которого из-за этого образовалась большая опухоль в горле.

После того, как мотор включается, диск должен начать вращаться без малейшей вибрации, поэтому на его балансировку, особенно на старых гранильных станках, уходил не один час времени.

Затем огранщик садится на высокое сидение, похожее на детский стульчик, и склоняется над диском. Он берётся за кронштейн, к которому приклеен необработанный камень, и слегка касается им крутящегося на большой скорости диска.

Алмаз неизмеримо твёрже стали, поэтому если мастер слишком сильно прижмёт необработанный камень к острой грани диска, то он может повредить сам гранильный диск. Поэтому вы лишь слегка касаетесь камнем диска, а затем,

V п V

перевернув кронштейн, подносите его к глазам. В другой руке у вас увеличительное стекло, которое называют лупа. Опытный огранщик одним плавным движением подносит камень к лицу, проверяет шлифовку алмаза с помощью лупы и вновь возвращает его к диску. Эту процедуру он повторяет по несколько раз в минуту, и этим немного напоминает черлидера, вращающего свой жезл.

Когда вы поднимаете камень, вы проводите им вдоль полотенца, перекинутого через плечо, чтобы снять масло и алмазную пыль с его поверхности. За одну-две минуты диск выточил на поверхности крошечное плоское пятнышко, которое станет вашим «окном» внутрь камня. Вы всматриваетесь в это «окно» через лупу, чтобы увидеть, нет ли там внутри пятен, трещин или других изъянов, чтобы в дальнейшем их можно было либо сточить, либо поместить как можно ближе к краю алмаза, пока камню придаётся форма. Например, чёрное пятнышко на остром крае бриллианта может отразиться от его нижнего края и создать эффект большого количества пятен. И хотя пятнышко только одно, это полностью обесценит готовое ювелирное украшение.

Процесс разглядывания камешка через «окно» и попытка точно представить, как будет выглядеть готовый бриллиант, очень похож на планирование и разметку куска мрамора скульптором для лучшего использования природных оттенков и текстуры камня. Для того чтобы распланировать большой камень, иногда приходится «прорубать» в его оболочке несколько «окон». Это необходимо для того, чтобы впоследствии изучать алмаз в течение нескольких недель или даже месяцев, делая наброски геометрических моделей и выбирая среди них ту, которая позволит получить максимально большой бриллиант.

Маленькие чёрные точки, которые изредка можно увидеть внутри алмаза, на самом деле очень часто являются маленькими алмазными кристаллами, поверх которых нарастали слои будущего большого кристалла. Алмаз — это самый обычный уголь, который сначала расплавился при высокой температуре в жерле вулкана, а потом долгое время находился в земле под высоким давлением, что изменило его атомную структуру и превратило в алмаз. Вообще крошечные алмазы могут возникнуть в различных условиях, например, они могут сформироваться в момент удара метеорита, содержащего уголь, о поверхность Земли. После взрыва, вызванного таким столкновением, может образоваться довольно большой кратер с алмазной россыпью в центре.

Эти симпатичные маленькие «алмазы в алмазе» могут проявиться как чёрные вкрапления, если они выстроятся вдоль соответствующей оси, или образовать невидимый карман внутри необработанного камня. В обоих случаях это доставляет большие неудобства огранщику, поскольку такие камни имеют крошечные области внутреннего давления. Когда алмаз опускают на шлифовальный диск, и огранщик начинает воплощать свой план по его превращению в бриллиант, создаётся впечатление, будто камень оказывает сопротивление.

Несмотря на масло, алмаз на стальном диске начинает пронзительно «визжать». Чаще всего мастерские по огранке алмазов на 47-й улице Нью-Йорка представляют собой серые, неприметные, слабо освещённые, большие комнаты без перегородок на верхних этажах зданий, которые пропускают через себя миллионы долларов. Сюда «втекают» импортируемые в Соединённые Штаты алмазы и «вытекают» готовые для изготовления ювелирных украшений бриллианты. Представьте себе сплошные ряды огранщиков, склонившихся над своими гранильными дисками. Каждый из них с силой прижимает стороны обрабатываемого алмаза к стальному диску, и каждый камень визжит в ответ, как плохие тормоза. И в центре этого завывающего циклона сидят привыкшие к шуму огранщики со спокойными и глубоко сосредоточенными лицами.

Трение между камнем и шлифовочным диском производит столько тепла, что обрабатываемый алмаз раскаляется и начинает флуоресцировать тёмномалиновым цветом. Его температура настолько высока, что об него можно обжечься, как об уголь.

Как только жар достигнет области внутреннего кармана, где находится инородное вкрапление, камень может в одно мгновение взорваться и с огромной скоростью разлететься с диска мельчайшими осколками по всей комнате. Если это был большой камень, то у вас есть возможность стать свидетелем, как несколько сотен тысяч долларов превращаются в алмазный песок.

Почему же нам так важен тот факт, что алмаз является самым прочным материалом в мире? Поразмышляйте о том, что значит быть самым-самым: самым высоким, самым низким, самым длинным, самым большим. Наше сознание отказывается принять эту идею. Ничто не может быть настолько высоким, чтобы к нему нельзя было добавить ещё один дюйм, и ничто не может быть настолько коротким, чтобы его нельзя было укоротить ещё хотя бы чуть- чуть. А вот твёрже алмаза действительно ничего нет!

Скрытый потенциал вещей, о котором мы говорили, является тем абсолютным понятием, которое мы не можем применить на физическом уровне. Это высшая природа каждой вещи, это абсолютная истина каждого человека и каждого предмета. Твёрдость алмаза — это то, что позволяет ему ближе всего подойти к абсолюту. Он обладает самой высокой твёрдостью, которая только может быть. Это вторая причина, по которой алмаз является метафорой абсолюта.

А теперь вспомним о тех кусочках алмаза, которые разлетелись по полу гранильного цеха после того, как камень взорвался на шлифовальном диске. Они напоминают о третьем важном качестве алмаза. Атомная структура каждого алмаза очень проста — это чистый углерод. Углерод карандашного грифеля и углерод алмаза — в действительности одно и то же вещество. Атомы углерода в грифеле соединены друг с другом слоями, связь между которыми очень слаба. Это можно сравнить со сланцевыми породами или слоями тонкого теста. Когда вы проводите остриём карандаша по листу, то эти пласты отделяются один от другого и остаются на бумаге. Это и называется «рисовать карандашом».

Атомы чистого углерода в алмазе соединены между собой совсем по- другому. Они образуют абсолютно симметричную во всех направлениях структуру, что препятствует отделению слоёв и превращает алмаз в самый твёрдый из всех известных материалов. Самое интересное, что любой алмаз в любом месте состоит из того же самого чистого углерода и имеет ту же самую атомную структуру. Это означает, что самый крошечный осколок алмаза на молекулярном уровне абсолютно идентичен любому другому кусочку алмаза.

Какое отношение это имеет к скрытому потенциалу? Мы уже говорили, что все объекты в мире — как неодушевлённые, такие как планеты или камни, так и одушевлённые, муравьи или люди — имеют свой собственный скрытый потенциал, свою собственную абсолютную природу. Всё дело в том, что каждый из примеров скрытого потенциала, каждый его случай является абсолютно

п V» V»

таким же, как и все остальные. В этом смысле скрытый потенциал вещей, то есть их общее качество, которое может принести вам как внутренний, так и внешний успех, похож на алмаз.

Именно поэтому в названии этой книги есть слово «алмаз». Алмазы идеально чисты, почти невидимы, и скрытый потенциал всего, что нас окружает, увидеть тоже довольно тяжело. Алмазы очень близки к тому, чтобы быть чем-то абсолютным, они самые твёрдые из всего, что есть. И скрытый потенциал вещей

— это их чистота и абсолютная истина. Каждый осколок алмаза, найденный где угодно, состоит из того же материала, что и любой другой. Он является 100% алмазом. Это так же верно и для скрытого в каждой вещи потенциала: в каждом случае это чистая, абсолютная реальность, точно такая же, как и в любом другом примере.

Но всё-таки, почему же книга названа «Алмазная мудрость»? В некоторых из ранних переводов на английский язык опускалась или менялась вторая часть названия. Это происходило потому, что переводчики до конца не понимали, насколько оно значимо и важно для понимания смысла книги. Поэтому в некоторых ранних изданиях книга называлась просто «Алмаз».

Здесь мы коротко скажем о том, что существует два способа увидеть скрытый потенциал вещей. Первый путь «увидеть» заключается в том, чтобы прочесть объяснения, которые даны в этой книге, а затем сесть и глубоко над ними поразмышлять, пока вы их не осознаете и не сможете применять. Второй путь — это войти в состояние глубокой медитации и «увидеть» потенциал напрямую через своё собственное сознание.

Второй способ обладает гораздо большей силой, хотя успешно использовать потенциал может каждый, кто понимает его принципы. Тот, кто видел потенциал напрямую, вскоре после этого понимает, что видел нечто абсолютное. Естественно, что он начинает искать в своём сознании что-то, с чем можно было бы это сравнить. Самая близкая к абсолютной реальности вещь нашего обычного мира — это алмаз, потому что он обладает абсолютной твёрдостью.

Хотя алмаз и является самой близкой к абсолюту вещью в нашей обыденной жизни, но даже он не может идти в сравнение со скрытым потенциалом, о котором мы говорили, и разговор о котором продолжим в следующих главах. Потенциал — это нечто действительно абсолютное.

В этом смысле алмаз не является вполне адекватной метафорой скрытого потенциала, но его можно «огранить» или усовершенствовать силой, которая действительно является абсолютной. Именно поэтому книга называется «Алмазная мудрость». Эта мудрость учит вещам, ещё более абсолютным, чем алмаз, хотя он и ближе всех подходит к абсолюту в обычном окружающем нас мире.

Если это звучит не очень понятно, не волнуйтесь. Цель «Алмазной мудрости» — помочь вам с этим разобраться. Секрет понимания, как вещи действительно работают, секрет достижения истинного и непреходящего успеха в нашей повседневной жизни и в бизнесе — это что-то очень глубокое, и без усилия разобраться с этим непросто. Но оно, конечно, стоит этих усилий.

Глава 3 Как появилась «Алмазная мудрость»

Мы уже почти готовы отправиться в захватывающее путешествие по неизведанной территории и познакомиться с идеями управления нашей жизнью и нашим бизнесом, которые никогда раньше в современной литературе описаны не были. Но вначале будет полезно узнать о том, где и когда это учение возникло.

Для начала мы обратимся к самому тексту «Алмазной мудрости». Древняя Индия более двух тысяч лет назад. Богатый принц по имени Сиддхартха покорил сердца жителей своей страны, почти так же, как это сделает пять веков спустя другой человек по имени Христос. Принц вырос в богатом и роскошном дворце, но после того, как он увидел страдания людей, увидел, что потеря всего самого дорогого, что у нас есть, неизбежна, он в одиночку покинул дворец и отправился на поиски ответа на вопрос: что заставляет нас страдать, и как это страдание остановить?

Он достиг абсолютного понимания этого и начал обучать своему пути других людей. Многие из них покинули дома и отправились вслед за ним, согласившись на очень простую жизнь, жизнь монахов, свободных от имущества и чистых в своих помыслах, поскольку им не надо было нести бремя воспоминаний, чем и кем они владеют.

Много лет спустя один из его учеников рассказал о том, как впервые прозвучала «Алмазная мудрость». Он говорит о своём учителе, о Будде, и называет его «Победитель»:

Однажды я слышал, как Будда сказал эти слова.

Победитель жил в Шравасти, в роще Анаты Пиндады, в садах Принца Джетавана. Вместе с ним там было великое собрание 1250 монахов, учеников первого уровня, и ещё неисчислимое количество бодисаттв*, и все они были великими и святыми.

«Однажды я слышал, как Будда сказал эти слова», — так обычно начинаются древние книги мудрости, большинство из которых были написаны гораздо позже, когда Будда уже ушёл из нашего мира. В те времена у людей была прекрасная память, и наставления, данные учителем, они запоминали с первого раза.

И слово «однажды» здесь имеет важный смысл. Во-первых, оно указывает на очень высокий интеллектуальный уровень простых людей в древней Индии. Они не только с одного раза запоминали наизусть всё учение, но и понимали его глубинную суть. У этого слова есть и второе значение. Будда давал это учение всего один раз. Это значит, что мудрость, которая в нём содержится, — знание о том, как всё на самом деле происходит, — является для нашего мира уникальным и драгоценным. Чоней Лама в своём комментарии к «Алмазной мудрости» более подробно рассказывает о том, как и где это великое учение было дано. В приведённом ниже отрывке выделенные жирным шрифтом слова являются цитатами из самой «Алмазной мудрости»:

Здесь описывается сцена, в которой Будда даёт это учение. Нам рассказывает об этом человек, который впоследствии это учение

запишет. Вначале он говорит, что слышал слова Будды. «Однажды, имеется в виду в определённое время, Победитель пребывал в Шравасти, в роще Анаты Пиндады в садах принца Джетавана . Вместе с ним там было великое собрание 1250 монахов, учеников первого уровня, и ещё неисчислимое количество бодисаттв*, и все они были великими и святыми».

В те времена в Индии было шесть больших городов, один из которых назывался Шравасти. Этот город находился во владениях царя Прасены Ажиты, и было в этом городе одно особенно прекрасное место — чудесные сады принца Джетавана.

Через несколько лет после того, как Победитель пришёл к просветлению, один мирянин по имени Аната Пиндада решил, что он хочет построить огромный прекрасный храм, в котором Будда и его последователи могли бы жить постоянно. С этой целью он встретился с принцем Джетаваном и купил у него его сады, заплатив за них таким огромным количеством золотых монет, что их хватило бы, чтобы устлать ими всю землю в этих садах.

Джетаван также даровал Победителю участок земли, на котором жили люди, ухаживающие за садом. Аната Пиндада, прибегнув к помощи Шарипутры**, призвал для строительства уникального сада мастеров, как из мира людей, так и из мира богов.

Когда парк был закончен, Победитель, поняв желание Джетавана, дал храму его имя. Между прочим, сам Аната Пиндада — тоже выдающийся человек. Он пришёл в наш мир, чтобы стать спонсором самого Будды. У него был дар видеть залежи драгоценных камней и

металлов глубоко под водой и землёй и использовать их по своему усмотрению.

Первые строки «Алмазной мудрости» несут в себе большой смысл. Будда собирается дать учение группе монахов, которые приняли решение, подобно последователям Иисуса, оставить свои обычные занятия и посвятить свою жизнь изучению пути. Но появление влиятельных и богатых людей — вот то, что позволило этому событию произойти, сделало его возможным.

Королевские семьи в древней Индии были движущей силой политической и экономической жизни страны. Они были точным эквивалентом бизнес- сообщества в современном Западном мире. Когда мы сегодня говорим о Будде и буддизме, мы обычно представляем образ необычного человека восточного типа с шишкой на голове. А если мы видели до этого китайские статуэтки, тогда это будет широкая улыбка и большой живот. А теперь представьте довольно высокого и привлекательного принца, который спокойно путешествует по стране и со всем пониманием, убеждённостью и состраданием рассказывает об идеях, которые каждый мужчина и каждая женщина могут использовать, чтобы сделать свою жизнь успешной и значимой.

И не думайте, что его последователями были только неимущие монахи с бритыми головами, сидящие на полу со скрещенными ногами и поющие «Ом». Возможно, самыми большими мастерами буддизма в древние времена были короли, которые с энтузиазмом и талантом управляли политикой и экономикой целых стран. Например, существует одно из великих буддийских учений, которое называется «Калачакра» или «Колесо времени», и которое последние несколько столетий каждый Далай-лама передаёт особому кругу слушателей. Вначале оно было дано Буддой царям древней Индии, людям с

экстраординарными способностями восприятия и понимания, которые в свою очередь передавали его последующим поколениям царской семьи.

Причиной, по которой я сейчас обращаюсь к этой теме, является распространённая ошибка, как в отношении буддизма в частности, так и в отношении духовной жизни человека в целом. Буддизм всегда учил тому, что наступает время для принятия уединённой жизни монаха вдали от мира, чтобы научиться служить миру. Но мы должны служить миру, следовательно, мы должны быть в мире.

За годы моего пребывания в большом бизнесе меня неоднократно удивляли люди, занимающие важные посты, которые демонстрировали невероятную глубину своей внутренней духовной жизни. Особенно меня поражал один алмазный дилер из Бомбея (недавно справедливо переименованного в Мумбай) по имени Дхиру Шах. Первое впечатление, которое оставлял г-н Шах, спускаясь по трапу самолёта в Нью-Йорском аэропорту имени Кеннеди, было такое: невысокий смуглый человек в очках, с редкими волосами и застенчивой улыбкой. Он двигался среди толпы, получал свой небольшой потёртый чемоданчик и на такси ехал в скромную гостиницу на Манхэттэне, где на ужин съедал несколько кусочков хлеба, испечённых его женой Кэтки и заботливо уложенных в чемодан.

На самом же деле г-н Шах — один из самых влиятельных скупщиков алмазов в мире, который ежедневно приобретал для «Андин» тысячи камней. И этот достаточно простой человек был одним из самых духовных людей, которых я встречал в своей жизни. Постепенно, год за годом, он открывал для меня богатство своей внутренней жизни.

Г-н Шах исповедует одну из самых древних религий Индии, джайнизм, которая возникла приблизительно в тот же период, что и буддизм, около двух тысяч лет назад. Мы не раз сидели вместе в вечерней тишине на прохладном полу храма недалеко от его дома — простого, но изысканного каменного сооружения в неожиданно тихом уголке в самом центре Бомбейского хаоса. Священники тихо двигались в прохладной тишине перед алтарём, и их лица отсвечивали красным светом, падающим от ламп, зажжённых перед их богом.

Женщины в струящихся платьях из шёлковой ткани тихо входили в храм, склонялись в поклоне и садились молиться. Было слышно перешёптывание детей, переходящих от статуи к статуе и разглядывающих тысячи изображений святых. Бизнесмены оставляли свои портфели и обувь на ступеньках у входа и в почтении проходили внутрь, усаживаясь для своей спокойной внутренней беседы с Махавирой. Вы можете сидеть здесь в храме и быть наедине со своим духом. Вы можете полностью забыть о времени, забыть о том, что надо идти домой, забыть о ежедневных заботах, и даже забыть об «оперном театре».

«Оперным театром» в Индии называется алмазный бизнес, который включает в себя полмиллиона людей, работающих в грубых кирпичных постройках и в роскошных многомиллионных офисах, которые скупают большую часть мировых алмазов и сбывают клиентам в Америке, Европе, Ближнем Востоке и Японии.

«Оперный театр» — это по сути два довольно старых здания, одно из которых имеет шестнадцать, а другое двадцать пять этажей. Они называются «оперным театром» потому, что неподалёку в глубинах Бомбея находится здание старого Оперного театра, тоже довольно ветхое. Чтобы добраться до этих зданий, вам надо сесть на весьма подержанный автомобиль, припарковаться на забитой до отказа стоянке и затем начать пробиваться сквозь толпу начинающих алмазных дилеров, выкрикивающих свои предложения и контрпредложения, предлагающих друг другу потрёпанные мешочки с горстками маленьких алмазов.

Партнёры по сделке стоят один против другого и надавливают пальцами друг другу в ладонь, что на языке знаков означает окончательную цену сделки. Протиснувшись через толпу мелкой рыбёшки, вы начинаете пробиваться к единственному работающему сегодня и не слишком внушающему доверие лифту. Тут всегда есть выбор: либо зайти в лифт, рискуя застрять между этажами на несколько часов, если отключат свет, либо подниматься пешком на двадцатый этаж, и тогда ваша свежая новая рубашка становится потной от бомбейской жары и влажности. Далее вам предстоит пройти через экзотическую комбинацию древних индийских замков, цифровых детекторов движения и мудрёных улавливателей звука, прежде чем вы окажетесь в раю офиса.

Здесь всё меняется. Большие офисы облицованы мрамором: мраморный пол, мраморные стены, мраморные уборные и в завершение установленный на мраморные колонны изысканный антиквариат, привезённый из бельгийского отделения. Арматура в туалетах может быть позолочена, а сами унитазы представляют собой удивительное сочетание западного образца с боковыми подставками для ног для тех, кто предпочитает старый индийский способ на корточках.

За внутренними закрытыми дверьми находятся тихие комнаты с кондиционерами, в которых за длинными рядами столов сидят девушки в струящихся сари, которые индийские женщины носят уже несколько тысячелетий. Они тихо сидят под мягким флуоресцентным светом, специально настроенным на определённую длину волн, и перед ними лежат аккуратные горстки алмазов, каждая из которых может стоить сотни тысяч долларов. Они вынимают руки со складок сари, держа остроконечный пинцет, берут камень из горстки, разглядывают его через специальное увеличительное стекло и грациозным движением кладут в одну из горок на тонкой белой бумаге. Таких горок может быть, например, пять, и каждая из них представляет различное качество и стоимость алмазов.

Единственный звук в комнате — это лёгкое шуршание пинцета о бумагу и еле слышный стук приземляющегося в нужную горку алмаза. Эту сцену в комнате по сортировке алмазов можно увидеть по всему миру, где бы вы ни оказались: в Нью-Йорке, Бельгии, России, Африке, Австралии, Гонконге или в Бразилии.

Мы как-то поехали за город, чтобы посмотреть, как же камни ограняются на самом деле. Большинство камней проходят обработку в домах людей при участии всей семьи. Грубая алмазная галька каждый день отправляется из огромных бриллиантовых цехов Бомбея по деревням через большую сеть посыльных, несущих небольшие рюкзачки и путешествующих на поездах, автобусах, велосипедах или просто пешком.

Тем же путём камни каждый день возвращаются обратно, завершая свой путь в одной из сортировочных комнат. А затем курьер из компании «Бринкс» в маленьких металлических коробочках доставляет их ночным рейсом в Нью- Йорк. Навсари — это типичный город, специализирующийся на огранке бриллиантов, в провинции Гуджарат, где сконцентрировано большинство алмазных предприятий. Рабочие стекаются в Навсари со всей страны в надежде устроиться на одну из самых стабильных работ в Индии. Они заключают договор на шесть месяцев, как правило, до большого религиозного праздника, например, такого как Дивали. Затем они получают свой предпраздничный бонус и на следующий день отправляются за тысячи километров, чтобы провести со своей женой и детьми пару недель, а также вложить деньги в соседский урожай кукурузы. После этого они вновь пакуют свой небольшой рюкзачок и отправляются на фабрику на следующие шесть месяцев.

Покупка алмазов в Навсари не похожа ни на что другое в мире. Представьте, что вам надо протиснуться сквозь толпу, которая заполонила пару миль грязной дороги посреди маленького индийского городка. Все кричат, при этом каждый сжимает в руках маленький клочок бумаги, в который завернута пара алмазов размером чуть больше точки в конце этого предложения. Камни ещё покрыты шлифовальной смазкой, поэтому они тускло-серые. На ярком солнце только глупец (или очень опытный индийский дилер) попытается купить такой алмаз, не имея возможности отличить чисто белый (очень дорогой) от ярко-жёлтого (самого дешёвого).

Машины, надрывно сигналя, прокладывают себе дорогу сквозь сплошную человеческую массу. Солнце печёт прямо в голову. Ваша рубашка покрыта тонким слоем пыли, которая, смешиваясь с потом, превращается в коричневую пасту. Уличные мальчишки на четвереньках ползают буквально под ногами у дилеров в надежде отыскать случайно оброненный кусочек алмаза; они напоминают кур, роющихся в земле в поисках зерна. Самые отдалённые земли алмазной империи находятся неподалёку от Бхавнагара рядом с западным побережьем Аравийского моря, там, где начинаются пустыни Раджастана и стоит Джайпур — город изумрудных дилеров, выстроенный из розового песчаника. Дхиру Шах доставил меня туда на стареньком самолётике, и сразу после приземления мы отправляемся к самому священному для джайнов месту

— горе Палитана. Мы останавливаемся у последней алмазной фабрики, на границе с пустыней, размером не больше виллы, и пьём там густо приправленный специями индийский чай. Тем временем ребятишки и служанки выглядывают из-за черепичных стен и навесов и хихикают, пристально наблюдая за белым человеком, впервые за долгие годы проходящим по этой дороге. Покидать этот дом и эту последнюю фабрику — это как оставлять сзади свою прошлую жизнь и через предгорье совершить переход от бизнеса к своему внутреннему миру.

Ночуем мы у подножия горы в скромной гостинице, которую построили наши собратья по алмазному бизнесу, чтобы приезжать сюда всякий раз, когда вдруг возникает такая духовная потребность. Ещё до рассвета Дхиру молча ведёт меня в специальный внутренний двор, откуда начинается путь к вершине. На каменных стенах вырезаны молитвы двадцатипятивековой давности. Здесь мы оставляем обувь, потому что восхождение по каменной тропе должно быть совершено босиком в знак уважения к святости этого места.

В предрассветной темноте мы идём вместе с тысячами других паломников. Воздух прохладный. Выбоины в камнях неслышно повествуют о миллионах людей, которые каждый день совершают на рассвете восхождение уже много столетий. Мы поднимаемся несколько часов, которые почти не ощущаются в окружении высоких мыслей и молитв тех, кто идёт рядом с нами. Они дают нам надёжную опору, так же как и твёрдые камни под ногами.

Вот мы уже поднялись наверх и вошли в комплекс из небольших, облицованных камнем храмов, святилищ и алтарей. Внутри ещё темнее, чем снаружи. Мы на ощупь находим свободное место и садимся на холодные камни медитировать. В полной темноте еле слышно молитвенное пение. Вы чувствуете вокруг себя дыхание и биение сердец тысяч людей и их возвышенное ожидание.

Наши лица обращены на восток к равнинной части Индии. Темнота в закрытых для медитации глазах постепенно начинает сменяться разными цветами: розовым, шафрановым и, наконец, золотисто-бронзовым цветом восходящего индийского солнца. Мы по-прежнему находимся в медитации. Каждый думает о своей жизни и о том, как он её проведёт после возвращения.

Сюда никто не берёт с собой воду или еду, это было бы кощунственно по отношению к святыне. В определённый момент мы встаём, отдаём поклон храмам и начинаем почти вприпрыжку спускаться вниз. Настроение стало приподнято праздничным. Смеющаяся детвора обгоняет нас на дороге. И тут впервые в жизни вы можете оценить то чудо, которым является обувь, так как ваши стёртые до крови ноги уже начинают опухать. Но от этого ботинки кажутся ещё большим подарком.

Только тогда я узнал, что Дхиру Шах, этот невысокий смуглый индус со счастливой улыбкой, провёл ранние годы своей жизни на этой горе у ног духовных учителей. Только позже я узнал, что во время своих визитов в Нью- Йорк для участия в заседаниях совета директоров он соблюдает пост и молится по ночам в своей маленькой гостиничной комнате над ослепительными огнями Таймс Сквер.

Его офис в Бомбее излучает тепло семейного уюта. К каждому из своих сотрудников он относится как к сыну или дочери, даёт деньги на свадьбу или похороны. Несмотря на миллионы долларов, которые текут вокруг него, он стремится быть максимально щепетильным в том, чтобы не присвоить себе чужих денег.

В его собственной семье тоже царит порядок. В течение многих лет, которые мы работали вместе, Шах со своей семьёй жил в крошечной квартирке на третьем этаже небольшого тихого дома в районе Вилепарле. Г-жа Шах была состоятельной и до замужества, и Дхиру вместе с сыном Викрамом это состояние приумножили. Окружающие люди постоянно им советовали переехать в квартиру побольше: «У вас растут дети, и им нужны отдельные комнаты», — говорили они. Но семья оставалась здесь ещё многие годы. Только у деда, к которому все относились с заботой и уважением, была удобная отдельная комната рядом с кухней. Вся остальная семья весело располагалась на ночлег на балконе под открытым небом на тесно сдвинутых кроватях и наслаждалась во сне свежим ночным воздухом и запахом цветущих деревьев. И даже когда была достроена многокомнатная квартира в элитном районе города, они всё равно продолжали спать вместе в маленькой угловой комнате. Они были счастливы.

К чему я это рассказываю. Среди американцев очень распространено весьма циничное мнение о людях, которых мы называем бизнесменами. В моём детстве в шестидесятые годы это слово, в чей бы то ни было адрес, звучало почти как оскорбление. Стереотип был такой, что бизнесмен — это хищник, одетый в подчёркнуто деловой костюм, слишком быстро говорящий, живущий только ради денег, готовый ради них на всё и абсолютно безразличный к нуждам окружающих людей. Поразмышляйте об этом.

Мир бизнеса сегодня объединяет, безусловно, самых талантливых людей страны. В них есть что-то, что сейчас принято называть словом «драйв». Они обладают способностью делать именно то, что нужно сделать, и так, как никто другой не сделает. Они поставляют продукцию и услуги на миллионы долларов с точностью часового механизма, постоянно улучшая качество и вместе с тем уменьшая временные и денежные расходы. Обновление и рост эффективности

и I < V VI и

— это их жизненный путь. И такого нет ни в какой другой сфере социальной жизни. Бизнесмены — это вдумчивые, гибкие, основательные и проницательные люди. Другие здесь просто не выживают. Бизнес требует особой чистоты. Там происходит свой собственный естественный отбор. Никто не захочет долго иметь с вами дело, если вы не продуктивны. И это справедливо для любого уровня. И хозяева, и руководство, и даже ваши собственные сотрудники исключат вас из своего окружения, если вы не делаете достаточного вклада. Я неоднократно наблюдал такое. Это похоже на отторжение инородного тела.

Самые выдающиеся бизнесмены обладают богатым внутренним миром. Мы все испытываем жажду истинной духовной пищи, но у них она выражена ещё сильнее. Они больше видели мир, чем большинство из нас, и хорошо знают, что мир может им дать, а чего не может. Они требуют логики в духовных вещах. Они требуют ясности в методах получения результата так же, как и ясности условий при заключении сделки. Часто они выпадают из активной духовной жизни, но не из-за жадности или лени, а просто потому, что ни один из путей не отвечает их требованиям. «Алмазная мудрость» была создана специально для таких людей: талантливых, стойких и здравомыслящих.

Никогда не соглашайтесь с мнением, что если вы бизнесмен, то у вас нет возможности, или времени, или личных качеств, которые необходимы для настоящей духовной жизни. Или с тем, что это приведёт внутреннюю жизнь к некоторому противоречию. «Алмазная мудрость» говорит, что именно те люди, которых привлекает бизнес, имеют достаточную внутреннюю силу, чтобы понять и выполнять глубокие духовные практики.

Эта мудрость прекрасно подходит и для людей, и для бизнеса. Это никак не противоречит посланию Будды. В Америке именно бизнес-сообщество возглавит незаметную, но неизбежную революцию в ведении бизнеса и всей жизни в целом, используя древнюю мудрость для достижения целей в нашем современном мире.

А сейчас мы приблизились к моменту, когда Будда проснулся и отправился на работу в день произнесения «Алмазной мудрости».

В то утро Победитель надел свою монашескую одежду, набросил сверху накидку, взял плошку и отправился в великий город Шравасти для того, чтобы переходя от дома к дому, попросить немного еды, как это принято среди буддийских монахов. И когда он получил немного еды, то покинул город и отведал то, что получил.

Когда Будда закончил свою трапезу, то снял верхнюю накидку и убрал плошку, поскольку следовал практике отказа от вечернего приёма пищи, чтобы сохранять своё сознание ясным. Затем он омыл ноги и сел на приготовленную для него подушечку в позе полного лотоса, выпрямив спину и приведя свои мысли в состояние созерцания.

И тогда к нему начало подходить великое множество монахов, склоняясь перед ним в глубоком поклоне и прикасаясь лбом к его ногам. Они трижды обходили его в знак почтения и усаживались вместе с одной стороны. Был в этой группе и младший монах Субути, который тоже занял своё место.

И тогда младший монах Субути поднялся со своего места, приспустил верхнюю накидку с плеча и преклонил к земле колено в знак почтения. Затем он повернулся к Победителю, сложивши ладони на уровне сердца, и низко склонился. И произнёс он такие слова:

— О Победитель, великий Будда, Один из тех, кто так ушёл***, кто одолел пагубные мысли и пришёл к полному Просветлению, давший благословенные наставления великим и святым бодисаттвам. О Будда, все наставления, что ты когда-либо нам дал, являются для нас великой помощью.

О Один из тех, кто так ушёл, кто одолел пагубные мысли, кто пришёл к полному Просветлению, ты дал своим ученикам точные указания. И эти указания, данные тобой, великолепны. Невообразимо великолепны.

И тогда Субути задал следующий вопрос:

— О Победитель, что с теми, кто вступил на дорогу сострадания? Как они должны жить? Как они должны практиковать? О чём им следует думать?

И тогда в ответ на вопрос Субути Победитель произнёс следующие слова:

— Всё правильно, Субути, всё правильно. Верные ты сказал слова. Один из тех, кто так ушёл, дал благословенные наставления идущим по пути сострадания, этим великим и святым людям. Один из тех, кто так ушёл, дал им ясные наставления.

А сейчас, Субути, послушай то, что я скажу, и будь уверен, что это крепко удержится в твоём сердце. Я открою тебе, как тем, кто вступил на путь сострадания, следует жить, как им следует практиковать и чему посвящать свои мысли.

— Да будет так, — ответил младший монах Субути и сел слушать наставления Победителя. И начал Победитель свою речь такими словами

*Бодисаттва — человек, ставший на дорогу сострадания, во имя освобождения от страдания себя и всех живых существ (прим. переводчика).

**У монаха всегда была своя собственная плошка для еды (прим. переводчика).

*** Один из тех, кто так ушёл— одно из имён Будды. Этим именем он называл себя сам вместо «я», тем самым подчёркивая, что он уже не совсем человек, что он уже перешёл в другое состояние. «Так» — подразумевает: так, как предшествующие ему Будды (прим. переводчика).

Глава 4 Скрытый во всём потенциал

Сейчас мы уже можем перейти к самому главному. Приготовьтесь. Вы хотите преуспевать в бизнесе, вы хотите быть успешными в жизни и в то же время вы интуитивно чувствуете, что без духовной стороны ваша жизнь не будет полной. Вы хотите и заработать миллион, и медитировать.

На самом деле, для настоящего успеха в бизнесе вам необходимо глубокое внутреннее осознание, обретённое в духовной жизни. Да, вы можете посидеть на двух стульях сразу. В этой главе речь пойдёт о скрытом потенциале вещей, о том, что в буддизме называют «пустотой». Только, пожалуйста, пусть вас не беспокоит это странное название, не пытайтесь сразу представлять, что за ним стоит. Это совсем не то, что мы обычно вкладываем в это слово, и в нём заключён секрет любого успеха.

Начнём мы с удивительного разговора, который произошёл между Буддой и его учеником Субути.

Младший монах Субути с глубоким почтением обращается к Победителю:

— О, Победитель, как же называется это особое учение? И как мы должны к нему относиться?

И ответил ему Победитель такими словами:

— О, Субути, это учение называется «Совершенная мудрость», и именно так следует к нему относиться.

Почему это так? А потому, Субути, что это совершенное учение, которое даёт Один из тех, кто так ушёл, никогда не могло бы существовать. Именно поэтому мы можем его назвать «Совершенной мудростью».

Скажи мне, Субути, как ты думаешь, а есть ли вообще какое- либо учение, которое даёт Один из тех, кто так ушёл?

И Субути отвечает с глубоким почтением:

— Нет, Победитель, не существует. Вообще не существует.

Не может быть учения, которое было бы дано Одним из тех, кто так ушёл.

На этом месте начинает казаться, что «Алмазная мудрость» уплывает в бессмысленную игру слов, которую незаслуженно приписывают буддизму в западной культуре. Но это совсем не так.

Давайте посмотрим, что здесь было сказано и почему, и как это всё можно применить в нашем бизнесе. А применить действительно можно. В этих словах заключён секрет абсолютно успешной жизни.

Суть этого диалога можно изложить так:

Субути: «Как нам следует назвать книгу?»

Будда: «Назовите её «Совершенная мудрость».

Субути: «Что нам следует думать об этой книге?»

Будда: «Думайте о ней как о совершенной мудрости. Если вы спросите почему, то я вам отвечу, что совершенной мудрости, о которой я здесь пишу, никогда не могло существовать, и именно поэтому я решил назвать эту книгу «Совершенная мудрость». Кстати, Субути, ты думаешь, что книга была книгой?

 

Субути: «Конечно, нет. Мы знаем, что ты никогда не пишешь книг».




Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.073 сек.)