АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Вместо предисловия. Жизнь не есть сон. Сном она становит­ся

Читайте также:
  1. Алгоритм получения рейтинговой оценки также может быть модифицирован. Вместо формулы, рассмотренной выше, можно использовать одну из нижеследующих
  2. Алкоголь вместо дубины?
  3. Вместо введения
  4. ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ
  5. Вместо годового интервала в формулах (3.4) и (3.5) могут использоваться и более мелкие временные интервалы: месяц, квартал, полугодие.
  6. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  7. Вместо заключения
  8. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  9. Вместо заключения (теоретические пояснения)
  10. Вместо заключения.
  11. Вместо послесловия
  12. Вместо послесловия

Жизнь не есть сон. Сном она становит­ся

лишь по вине человека, душа коего

не следует зову пробуждения.

 

Эрнст барон фон Фойхтерслебен.

О диететике души1

 

В этой книге говорится не только о тяжелом недуге, о депрессии, но и о его «младших братьях и сест­рах» — страхе перед будущим, недоброжелательстве, зависти, апатии, безразличии, недовольстве и внут­реннем параличе. Эти душевные состояния, подобно эпидемической болезни поразившие людей нашего времени, определяющие наши мысли и чувства, па­рализующие нашу волю, необходимо распознавать и преодолевать. Желая побыстрее от них отделаться, мы вскоре замечаем, что жизнь отнюдь не компью­терная программа, которую легко изменить.

Не станем кривить душой и спросим себя: способ­ны ли мы ныне противопоставить жизни хоть малую толику внутренней силы, уверенности, спокойствия и веры? Не превращается ли у нас любое дождливое лето сей же час в экологическую катастрофу, ма­лейшая размолвка --в разрыв навеки, а родимое пятнышко — в злокачественный рак кожи?

Итак, уже в силу самого жизненного настроя мы стали своеобразным «траурным сообществом», которое вечно жалуется и оттого забывает о жизни, как путник в пустыне,

 

окруженный тысячью источни­ков, умирает от жажды, ибо не находит того из них, какой избрал личным своим идеалом.

Каждый может сам по себе начать «траурную ра­боту», чтобы преодолеть настроения неблагодарности к жизни, чтобы из недовольного идеалиста, ищущего лишь благоденствия, сделаться в жизни активным реалистом, а это, как говорил русский писатель Лев Толстой, означает: любить то, чем занят в эту самую минуту, превыше всего дорожить человеком, стоящим перед тобою сейчас, и более всего ценить время, которое совсем рядом, — настоящий миг.

Остроумную карикатуру упомянутого идеализма еще в 1927 г. нарисовал КуртТухольский2. Она не ут­ратила злободневности и раскрывает одну из главных причин депрессии благоденствия: преобладание внешней видимости над внутренним бытием. Вы можете прямо сейчас решить, кем хотите стать — «идеалистом» или «реалистом» в духе Тухольского.

 

Идеал

 

Ишь чего захотел:

виллу на лоне природы с обширным садом,

чтоб выходила на море передом, на Бродвей задом;



чтоб пошикарней (хоть и деревня) был вид окрест,

эдак в ванну заходишь — в окно видать Эверест;

но чтоб было вечером близко ходить в синема.

Словом, все просто, ну прямо скромность сама.

 

Девять комнат — нет, лучше еще одну.

А на крыше сад (посадишь дуб да сосну),

радио, центральное отопленье и пылесос,

и прислугу — чтоб тише воды да не задирала нос,

и жену-конфетку, породистую такую

(и еще одну, на уикенд, запасную), —

библиотеку, и кругом чтоб всегда

только пчелки гудели, а людей ни следа.

 

В стойлах: два пони, четыре коня породы редкой,

восемь машин и, ладно, мотоциклетка:

тебе, конечно, как нечего делать все это водить.

А иногда на красную дичь с винтовкой ходить.

 

Эх, как же забыл я об этом:

а еда-то! Кухня — по лучшим парижским заветам,

вина, какие хочешь, да все в хрустале;

но — изящен, строен, хоть всего полно на столе.

 

И деньги. Ну, и камни — какой-нибудь эдакий

кабошон.

И еще миллион. И еще миллион.

И поездки. И множество жизни приятных даров.

Платье — от кутюрье. И всегда здоров.

 

Ишь чего захотел.

 

И как это здесь, на земле, так бывает —

все кажется, ну вот не хватает

для полного счастья того да сего.

 

Вечно нету чего.

Есть деньги — никак не найдешь Анету,

есть жена — а тогда уж и денег нету.

С гейшей ложишься — мешает веер проклятый,

и вообще — то уха нету, то ваты.

И так вот всегда.

 

Да успокойся ты насчет уха.

 

На всякое счастье своя проруха.

Нам так много надо. Иметь. Быть. Да чтоб уважали.

А чтоб было все сразу —

такое найдешь едва ли.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)