АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Учебные пособия своими руками

Читайте также:
  1. II. Учебники, учебные пособия, монографии, статьи в журналах, Интернет-источники
  2. а)Учебники и учебные пособия
  3. Базовый учебники, учебные и учебно-методические пособия
  4. Берг поставил ультиматум избранным, чтобы они делились своими мужьями и женами
  5. ВНИМАНИЕ: все оплаченные поручения на выплату пособия на погребение будут учтены в ближайшем акте сверке взаимных расчетов с РУФПС.
  6. ВНИМАНИЕ: при необходимости повторной печати пособия на погребения, необходимо зайти в назначенное пособие на погребение и по клавише “F2” - произвести повторную печать.
  7. Высшие учебные заведения
  8. Глава 1. Определитесь со своими ценностями
  9. Глава 4. Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком
  10. Государственные пособия гражданам, имеющим детей
  11. Домашние учебные занятия учащихся
  12. Жизнь - это не учебные занятия

Если мы создаем дома сами учебное пособие для нашего ребенка, то это особая история и особая развивающая ситуация. Здесь приобретает значение не только конечный вид пособия и его функциональное использование, но и весь процесс его создания. И очень важна индивидуальная ориентация на конкретного ребенка.

В книге «Волшебный лягушонок» я описал художественную сторону изготовления наших семейных учебных пособий. Ну а здесь хочу показать принцип взаимодействия взрослого и детей в данной работе. В качестве иллюстрации опишу ситуацию, случившуюся недавно, так как в ней очень отчетливо проявились основные ключевые моменты.

Моя знакомая молодая мама затеялась нарисовать для двух своих дочек (5 лет и 2 года) таблицу чисел от 1 до 100. Я предложил немного помочь. Мы с Машей пришли к ним в гости. На полу разложили большой лист ватмана. Стали обсуждать проект пособия. Ведь нарисовать такую таблицу можно кучей самых разных способов.

В той же комнате за компьютером в это время сидела очень умная и очень организованная девушка (по специальности – физик). Послушав наши неспешные разговоры, полные сомнений, неопределенности и лирических отступлений, она не выдержала и решила помочь делу. «Я не вижу результата! – с напором молвила она. – Задача ясна и проста! Тошно смотреть на ваш стиль работы!»

С трудом подавив в себе гнев (как-никак, уже больше 20 лет воспитываю детей и делаю для них учебные пособия!), я попытался отшутиться и мягко разъяснить не в меру самоуверенной в данном вопросе девушке кое-какую правду о педагогических технологиях. Но успеха не возымел. И в течение всего дальнейшего процесса периодически слышал от нее: «Я не вижу результата!»

В позиции этой девушки мне увиделось воплощение представлений огромного числа взрослых людей, не понимающих тонких моментов взаимодействия с детьми. Поэтому я потом много думал о том, что мог бы сказать по данному конкретному вопросу.

Во-первых. Какие я ставил задачи? Не только нарисовать учебное пособие. Мне еще важно было поучить Машу делать это, помочь молодой маме ощутить технологию, самому проработать какие-то новые для меня аспекты… Да и просто ведь мы в гостях были, общались по ходу дела, хотелось почувствовать магию совместного творческого процесса… Мы должны были найти точные художественные формы, продумать все детали композиции, создать нечто индивидуально-значимое для играющих тут же двух маленьких девочек. Здесь спешка совсем неуместна.



Во-вторых. Детский процесс разворачивается особым образом, отличающимся от взрослых привычек и представлений. Логика и четкость здесь не играют столь важной роли. Тут всегда немного игра, немного исследование, немного удивленность. Создавая для детишек развивающие и учебные пособия, мы должны войти в резонанс с детским стилем мироощущения. И только тогда мы поймем, что же является в данном конкретном случае важным, что является существенным фактором.

В-третьих. Нельзя забывать о принципе безграничности. Нельзя заужать всю многоплановую ситуацию взаимодействия ребенка с учебным пособием только к сухому набору чисел как неких математических символов. Мы создаем предмет развивающей среды, а не страничку из справочника по математике. Мы должны сделать нечто живое.

Подключение детей к работе по изготовлению домашних учебных пособий – важнейший фактор. Пускай ребятеныш совсем маленький, пускай он может только немного посодействовать в выборе цвета, формы, места прикрепления к стене… Именно участие детей делает процесс живым и реальным, а не абстрактно-надуманным. А если участвует кто-то из старших ребят, то он может стать активным соавтором, основным разработчиком и изготовителем. Тима и Коля делали для маленькой Маши такие замечательные плакаты с буквами, числами!

Я не сомневаюсь, что огромное число родителей и педагогов могут создавать для детишек эффективно и конкретно работающие учебные пособия самого разного типа. Дело это совсем не трудное – нужно лишь быть внимательным к детскому способу взаимодействия с обучающей информацией.

И еще один существенный момент. Просто повесить учебный плакат на стену мало. Пособие заработает реально тогда, когда взрослый активно поможет ребенку поработать с заложенной там информацией. Конечно, не в сухом методическом ключе, а в форме живой игры, в естественном и непринужденном ритме.

Какие именно делать учебные пособия? Любые разумные – какие придут в голову, какие увидим где-нибудь, какие нам интересно сделать…

 

 

Игрушки

Когда Тима и Коля были еще совсем маленькие, я изобрел замечательную игрушку для улицы. Но в нее можно и дома играть. Дети были в восторге. Я очень гордился своим изобретением. Потом выяснилось, что до меня примерно такую игрушку уже придумали и даже продают в магазине. Но это вовсе не омрачило моей радости первооткрывателя. А назвали мы игрушку «попохвостик».

Делается она так. Берете не очень нужный небольшой мячик. В нем на противоположных сторонах прорезаете ножом две дырки. Одна дырка – совсем маленькая, а другая – чуть побольше. Потом берете веревку (длиной от полуметра до метра) и на ее конце завязываете большой прочный узел. Другой конец веревки пропускаете через отверстия в мяче: сначала через большое, а затем через маленькое. Подтягиваете веревку так, чтобы узел оказался внутри мяча. Получается мячик на веревочке. Теперь осталось привязать другой конец веревки к небольшой удобной палочке. Попохвостик готов!

Почему мы его так назвали? На прогулках детишки тащили его за собой. Типа как хвостик. Вот и родилось такое слово.

Еще попохвостиком удобно размахивать, крутить, стукать (о землю, о стену, о дерево…), сражаться друг с другом (очень осторожно), елозить по снегу… Кстати, палочку к веревке можно и не привязывать. Вместо нее я иногда делал петлю для кисти или небольшой узел. Да и просто мячик на веревочке – занятная игрушка.

Нюансы технологии. Веревку я брал потолще – и в игре удобнее, и не путается, и тело не режет, и узел внутри мяча получается достаточно крупный (чтоб не выскакивал). Мячик надо брать такой, который сохранит упругие, прыгательные свойства и после разрезов. Мы использовали или обычные детские резиновые мячи, или мячи для большого тенниса. Длина веревки подбирается по индивидуальному вкусу.

Поразмыслим немного о концепции. Попохвостик сохраняет свойства мяча, но не укатывается. Сие весьма удобно, особенно если мы с малышом куда-то идем. А соединение в одно целое трех интересных предметов (мяч, веревка, палка) увеличивает число вариантов игры, усложняет управление (то есть достигается более концентрированный развивающий эффект). Но интерес не только в игре, но еще и в том, чтобы просто тащить на прогулке что-то за собой, просто что-то держать в руках.

Другое мое изобретение, которым я тоже очень горжусь до сих пор, мы назвали «шарики смеха». В чем суть? Мы брали лист тонкой цветной бумаги и комкали его, местами немного смазывая клеем ПВА. Получался небольшой бумажный комок. Мы его оборачивали вторым цветным листом, тоже слегка скрепляя клеем. Давали клею как следует высохнуть. И сделали мы таких шариков несколько десятков. Естественно, разных цветов.

Если кто из вас, уважаемые взрослые, когда-либо играл в снежки, то он сразу поймет, для чего вся эта затея. Кидаться друг в друга – вот для чего! Разделив шарики смеха пополам и разойдясь в разные части комнаты, мы устраивали веселое и буйное побоище. Иногда при этом еще использовали укрытия из поролоновых подушек.

Бумажные шарики очень удобны. Они практически безопасны (если кидать с расстояния несколько метров), ничего не разбивают в комнате, достаточно долговечны. Их всегда можно быстро сделать еще, если не хватает.

Помимо бросания друг в друга, шарики смеха используются для кидания в цель: в мишень, в корзину, в ведерко. А еще очень здорово делать из них салют. Как? Сложить в кучу и подбросить кверху! И желательно при этом кричать «Ура!»

Для меня загадка, почему в каждом игрушечном магазине на самом видном месте не висят большие прозрачные полиэтиленовые мешки с наборами разноцветных поролоновых шариков диаметром 5-7 см. Может, из-за того, что взрослые дяди и тети обычно не любят, когда дети дома бурно играют? Но сколько радости было бы ребятишкам! Да ведь и физическое развитие! Да и папам с мамами можно было бы неплохо поразмяться и повеселиться. Право, я не понимаю этот странный взрослый мир.

Помню, пришел я в начале перестройки к одному предпринимателю и говорю: «Давайте выпускать наборы подушек для кидания. Штук по 5-6 в наборе». А он только головой качает: не поймут, мол, покупатели. А чего тут не понять?! Берешь подушку и кидаешь в кого-нибудь. А он – в тебя. Вот и весь алгоритм. Как и все гениальное, он прост. Кто в детстве не любил кидаться подушками и драться ими? Я вот очень любил. Да и сейчас с удовольствием.

Своих детишек я не мог лишать такой радости. Дома мы много кидались и сражались подушками (достаточно осторожно). Лучше всего подходят легкие подушки с уголками, за которые удобно хвататься. Всего несколько подушек-то и нужно для удалой забавы. Некоторый минус состоит в том, что подушкой вполне можно разбить окно или лампочку. Посему сам я старался в раж особо не входить и полностью контролировать ситуацию. А окна занавешивали шторами.

В боях подушками очень важно не бить слишком сильно. Особенно по голове и по лицу. Я всегда подробно инструктировал детей – чтобы были осторожнее и добрее друг к другу. Также на используемых подушках неуместны всякие там пуговицы и прочие больно ударяющие штуки.

Размечтавшись, я хорошо представляю себе спортивный зал, где на расстоянии в несколько метров друг от друга на полу проведены две черты. За каждой из них – команда детей со множеством легких подушек в прочных чехлах, за которые удобно хвататься. По сигналу учителя физкультуры начинается бой! Условие одно: не переступать за черту. Дистанция в несколько метров сделает такую игру практически полностью безопасной. Вопли (в том числе и дикие) не возбраняются. Надо же иногда выпустить пар! И важно, чтобы подушек всем хватало.

Ну и уж коли разговор зашел о буйных играх, не могу не упомянуть о нашем арсенале оружия из пенополиэтилена (материала, из которого ныне делают туристские коврики и седушки). Еще в советское время я добыл редкий тогда материал на свалке, долго и тщательно отмывал его, собираясь превращать в снаряжение для походов в далекие горы. Но жизнь сложилась иначе. Я засел дома с детьми. И ценный материал (легкий, прочный, мягкий, гнущийся) пошел на изготовление детских мечей, боевых топоров, копий, щитов, ножей, трезубцев, дротиков. Пенополиэтилен без труда режется острым ножом. Края можно немного обработать изогнутыми ножницами. Узор на щитах мы делали обычной шариковой ручкой.

Маленькие Тима и Коля любили повоевать. Пластмассовые мечи из магазина, хоть и красивы, но бьют больно. Да и выбор в то время был невелик. А если делаешь сам, то и денег платить не надо, и размеры подходящие можно подобрать, и сделать можно именно то, что хочется. А кроме того, это уже наш семейный процесс. Вместе с детьми мы обсуждали необходимое игрушечное вооружение, советовались относительно размеров и относительно всех нюансов конструкции каждого предмета.

Разумеется, я тоже вовсю сражался вместе с сыновьями этим мягким игрушечным оружием. Чрезвычайно удобная для тренировок вещь. Бьет почти не больно. Глаза только надо беречь. С таким мечом можно и покувыркаться почти без опаски, и на диване попрыгать, и по квартире побегать.

Ну а как же юным воинам не сразиться с драконом? И наша бабушка получила заказ сшить дракона приличного размера и умеренной ужасности, желательно огнедышащего. В ход пошли старые брюки, которые были перешиты и набиты тряпками. Я уже не помню точного вида того дракона. Помню, что он получился вполне свирепым. Но вот рубить его нам всем было как-то жалко. Поэтому использовали в основном в качестве сидения.

Вообще к игрушкам, представляющим животных, у нас в семье отношение было всегда достаточно доброе. Количество мягких игрушек в нашей домашней развивающей среде непрерывно росло (до самого недавнего времени). Всевозможные кошки, собаки, тигры, медведи, обезьяны, зайцы заполняют нашу квартиру. Особенно их любит Маша. Да и трое старших много с ними играли.

Мне кажется, что мягкая игрушка несет в себе особую магию. Она почти как живая. Сам я лет до десяти или даже дольше спал с большим плюшевым псом Люксом. И до сих пор он одна из любимых игрушек – теперь уже у Маши.

А вот с красивым плюшевым пингвином у нас был такой случай. Маленькие Тима и Коля подошли ко мне и спросили: «Можно мы подстрижем пингвина?» Я находился на кухне и мыслями был далеко. Поскольку в вопросе детей, воспринятом лишь краем сознания, мне не услышалось ничего страшного (типа развести в комнате костер или кидаться уличными ботинками), то я спокойно ответил: «Можно». Но как же я удивился потом – когда сыновья принесли мне показать подстриженного пингвина! Сначала попытался их укорять, но они напомнили мне, что я им разрешил. До сих пор не могу без смеха вспоминать!

 

 

Учимся мастерить

Поскольку я растил сыновей, данный вопрос не мог быть обойден стороной. Все начиналось с того, что я нашел на улице бревно (кусок свежеспиленного дерева), притащил его домой и отпилил от него чурбан. И стал учить Тиму и Колю забивать в чурбан гвозди. С торца, вдоль волокон гвоздь входит легко. И вытаскивать его потом легко. Но как трудно малышу поначалу держать молоток и не попадать им себе по пальцам!

Пила, стамеска, напильник, лобзик, шило, нож – все это серьезные и довольно опасные инструменты. Я показывал ребятам способы работы с ними, досконально объясняя технику безопасности. И потихоньку давал им попробовать – под моим наблюдением.

Мы не делали ненужных поделок. Мы делали настоящие вещи. Например, задумал я построить в коридоре у входной двери стеллаж для шапок, варежек и прочих уличных предметов. Или собрался полку в комнате смастерить. Тима и Коля, ясное дело, интересуются процессом. Мы вместе подбираем материал, обсуждаем конструкцию, прикидываем разные варианты крепежа…

Затем приходит время пилить. Я делаю небольшой надпил, а завершают отпиливание доски или рейки сыновья. Мне приходится внимательно следить за ними – чтобы берегли руки, чтобы правильно держали и вели пилу, чтобы сменяли друг друга, когда устают.

После того, как все отпилено, надо конструкцию сколотить гвоздями. Я делал так. Вбивал гвоздь на треть. Потом молоток брал кто-то из мальчишек и уже заколачивал гвоздь до конца. Получался такой артельный труд. Не очень быстро дело шло, но ведь зато мужики учились инструменты в руках держать!

Постепенно я мог уменьшать свой контроль, все большую часть работы поручать Тиме и Коле. Со временем они стали мастерить и самостоятельно. А я уже только приглядывал со стороны. И радовался успехам сыновей.

А ведь когда-то маленький Тимоша все ломал. Но я мудро помнил, как сам в 5 лет разобрал подаренный мне на Новый Год дорогущий и редкий по тем временам вездеход с ракетами. А собрать не смог. Всего две недели поездила сия замечательная игрушка. Ну очень хотелось посмотреть, как он устроен! До сих пор помню тот момент: развинтил его, а там – всякие моторчики, шестеренки, батарейки, проводочки… Я так удивился!

Когда маленький ребенок разбирает какую-то вещь, он развивает свой исследовательский потенциал. И даже если просто ломает. Надо ведь заглянуть внутрь, надо понять свойства материала, надо попробовать свои силы. Разумеется, существует некая грань, не должно быть бездумного агрессивного уничтожения.

Я не ругал Тиму за испорченные вещи. И даже предлагал ему для разборки и изучения старые магнитофоны, радиоприемники, проигрыватели, механические и электрические игрушки… Таким образом, вся эта отслужившая бытовая техника тоже была частью нашей развивающей среды.

Здесь, опять же, вопрос психологической позиции взрослого. Отвинчивать гаечки на настоящем (а не игрушечном!) магнитофоне – это не менее развивающее занятие, чем игра с покупным конструктором! Пусть ребенок далеко не все поймет в сложном радиотехническом устройстве. Но магия реальной конструкции будет работать. Да и разобраться кое в чем все-таки можно и в 5 лет: тут колесики соединены резиновым приводом и потому крутятся вместе, а тут шестеренки зубчиками друг за друга цепляются…

Ухе в 7-8 лет Тима перешел от стадии разламывания к стадии собирания всяких технических устройств. Ездящие машинки, вентилятор, крошечная стиральная машина, приспособление для изготовления веревочек… Еще одно время он делал модели самолетов (не из готовых деталей, а по собственным схемам – из бумаги, картона и тоненьких реечек).

Коля был менее склонен к тому, чтобы мастерить и моделировать. Но и он научился не бояться разных технических устройств, научился разбираться в них и при необходимости чинить.

И что характерно: я руководил в данном плане сыновьями лишь на самых начальных стадиях, помогал лишь в отдельных моментах (типа отвинтить туго закрученную гайку или объяснить, что ток всегда идет по замкнутому пути). А дальше они двигались сами. И со временем стали разбираться в технике гораздо лучше меня. Что, конечно, мне очень приятно.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.01 сек.)