АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

В чем проявляется научная значимость сравнительного правоведения?

Читайте также:
  1. III вид. Научная индукция
  2. III.3. Естественнонаучная и математическая мысль эпохи Средневековья
  3. III.I. ПОНЯТИЯ «КАРТИНА МИРА» И «ПАРАДИГМА». ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ И ФИЛОСОФСКАЯ КАРТИНЫ МИРА.
  4. БЫТИЕ. ЧЕЛОВЕК ВО ВСЕЛЕННОЙ. ФИЛОСОФСКАЯ, РЕЛИГИОЗНАЯ И НАУЧНАЯ КАРТИНЫ МИРА.
  5. Военно-научная деятельность подразделения в 60 – 80-х годах
  6. Возникновение сравнительного правоведения
  7. ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  8. Глава 1. Научная картина мира
  9. Глава 4. Лекарства и научная медицина с точки зрения Йога-терапии
  10. Дать определение религиозному переживанию. Как проявляется религиозное начало. Молитва.
  11. Диагностическая значимость изменений отдельных показателей гемограммы

Сравнительное правоведение выполняет значительные по своей социальной роли функции не только в сфере юридического образования, но и в области государственно-правовых научных исследований. Как междисциплинарная и одновременно многодисциплинарная юридическая наука она способна оказывать огромное позитивное влияние не только на общетеоретические или исторические исследования, но и на научные разработки в области отраслевых юридических наук. Об этом свидетельствуют, в частности, многочисленные монографии, учебники и учебные пособия по сравнительному правоведению, издаваемые в разных странах специальные журналы, а также бесчисленные научные статьи.

По мере развития данной отрасли знаний поток научных публикаций по сравнительному правоведению становился не только шире, но и глубже. Все большее количество работ, опубликованных по сравнительно-правовой тематике, носило не только научно-информационный, сугубо познавательный, но и ярко выраженный академический, исследовательский характер.

Выделяя три стадии развития сравнительного правоведения как относительно самостоятельной отрасли знаний, один из членов редколлегии «Американского журнала сравнительного права» Б. Козолчук писал по этому поводу еще в середине 70-х гг., что для большинства работ по компаративистике, подготовленных на первой стадии развития сравнительного правоведения как научной дисциплины (с конца прошлого века и до окончания


186Тема III

Второй мировой войны), был свойствен в основном «таксономический», познавательный характер. От компаративистов требовалось отличать лишь в самых общих чертах «континентальное право» от «общего», религиозные нормы от нерелигиозных, а также проводить различие между правовыми институтами, именуемыми капиталистическими и социалистическими1.

На второй стадии, охватывающей период с середины 40-х гг., со времени окончания Второй мировой войны, и вплоть до настоящего времени, ситуация коренным образом изменилась. Работы стали носить главным образом сугубо академический, исследовательский характер. В отличие от первой стадии развития сравнительного правоведения, когда авторы-компаративисты в своих научных изысканиях «очень редко выходили за рамки законодательных и доктринальных текстов и очень редко поднимались до уровня сравнительного анализа конкретной материи — отдельных отраслей, норм права и институтов», на второй стадии многие из них сосредоточили внимание на таких сферах реализации права в разных странах, как торговля, финансы, банковское дело, инвестиции2.



Одна из причин такой эволюции научных сравнительно-правовых исследований и проявления такого внимания прежде всего к указанным сферам заключается в материальных стимулах. Именно эти сферы «приложения» права в разных странах, их сравнительное изучение и изложение дают возможность исследователям иметь не только глубокое моральное, но и материальное удовлетворение. По общему мнению западных авторов, они позволяют работающим в них компаративистам «зарабатывать не только на хлеб, но и на масло».

Эти же причины побудили исследователей-компаративистов заняться поисками научной истины и в других жизненно важных сферах, а также сравнительным анализом основных правовых институтов в области как частного, так и публичного права3.

В связи с усилившимися за послевоенный период экономическими, финансовыми, торговыми и иными взаимосвязями между различными, и прежде всего западными, странами резко

1 Kozolchyk В. Trends in Comparative Legal Research: Apropos Dainow's the Role of Judicial Decisions and Doctrine in Civil Law and in Mixed Jurisdictions // The American Journal of Comparative Law. 1976. Vol. 24. P. 109-110.

2 Ibid. P. 110.

3 RabelN. The Conflict of Laws. A Comparative Study. L., 1942; Formation of Contracts / Ed. by J. Schlesinger // A Study of the Common Core of Legal Systems. N.Y., 1968.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства 187

возросла потребность в сравнительном анализе судебной и административной практики этих стран, возрос спрос на сравнительное исследование нормативного материала.

На современном этапе развития сравнительного правоведения как научной дисциплины западные авторы-компаративисты вновь основное внимание концентрируют не только на сравнительном анализе эмпирического материала в виде конкретных норм, отраслей права и институтов, но и на теоретических — концептуальных и доктринальных аспектах ее развития1.

‡агрузка...

Органическое сочетание разнородного эмпирического материала, включающего в себя общие («глобальные») и корпоративные (локальные) нормы, составляющие систему норм муниципального и других, находящихся в поле зрения исследователей в настоящее время отраслей и подотраслей права, с фундаментальным теоретическим материалом позволяет составить полное представление как о характере, так и о тенденциях развития на современном этапе сравнительного правоведения.

В отличие от своих зарубежных коллег советские ученые со времени победы Октябрьской революций в 1917 г. и вплоть до так называемой «хрущевской оттепели» 60-х гг. при рассмотрении сравнительно-правовых проблем сосредоточивали внимание «в основном на идентификации специфических признаков советского права». Они исходили из того, что советское право в процессе своего возникновения и развития неизменно проявлялось как право нового типа по сравнению с западным правом — «правом старого мира».

В этот период, отмечалось в западных источниках, советские компаративисты даже не предпринимали попыток создания каких-либо теорий, касающихся сравнительного анализа правовых систем. «Их основная миссия сводилась лишь к демонстрации уникальности советского права»2.

На более поздней стадии развития компаративистики в СССР, начиная с 1960 г., советские ученые, по мнению их западных коллег, «значительно расширили горизонт своих сравнительно -правовых исследований», уделив значительное внимание также проблемам методологии и применения сравнительного метода в процессе научного познания различных правовых систем. В этот же период широко обсуждались вопросы сравнимости систем права различных социально-экономических и политических

1 Kozolchyk В. Op. cit. P. 111.

2 ClentonM., Gordon M., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions. N.Y., 1985.

P. 9.


188 Тема III

систем, а также вопросам места и роли сравнительного правоведения в системе юридических наук и высшего юридического образования1.

Несмотря на разницу в подходах к рассмотрению проблем сравнительного правоведения как научной дисциплины и различный спектр исследуемых при этом компаративистами разных стран вопросов, в развитии данной отрасли знаний наметилось в конечном счете, особенно в последние десятилетия, больше сходства, чем различия, определились многие общие цели научных исследований и направления, четче выделились общие тенденции научных изысканий2.

Среди последних особо следует выделить тенденцию комплексного познаниясравнительно-правовой материи, исследования ее не самой по себе, а во взаимосвязи и взаимодействии с процессом изучения неправовой материи. В качестве исходного положения вполне обоснованно при этом берется тезис о невозможности глубокого и всестороннего исследования сложной, многоаспектной и многоуровневой сравнительно-правовой материи вне контекста социологической, исторической, политологической и иной материи.

Сравнительное правоведение, справедливо отмечалось в научной литературе, по самой своей природе как комплексная, междисциплинарная отрасль знаний требует к себе соответствующего подхода.

Идеальным в процессе проведения сравнительно-правовых исследований является такое положение, когда компаративист, владея иностранными языками, хорошо знает не только правовые системы рассматриваемых стран, но и их историю, культуру, экономику, политику, разбирается в национальных и иных традициях, функционирующих на территории этих стран, понимает их обычаи3.

Среди других тенденций научного познания сравнительно-правовой материина современном этапе следует указать на такие, как: а) выделение в качестве предмета исследования общих черт и особенностей не только норм права различных, сравниваемых между собой правовых систем, но и других компонентов правовой материи (правосознания, правопонимания, правовой

1 ClentonM., Gordon M., Osakwe Ch. Comparative Legal Traditions. N.Y., 1985. P. 9.

2 Bogdan M. Op. cit. P. 27-39.

3 Gordley Y. Comparative Legal Research: its Function in the Development of Harmonized Law// The American Journal Comparative Law. 1995. Vol. 43. P. 555-562.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства 189

культуры, правовой политики и идеологии); б) исследование нормативно-правового массива сравниваемых стран не только и даже не столько в целостном виде, как такового, а социально-дифференцированно, в зависимости от иерархии норм и их принадлежности к различным отраслям и институтам права; в) учет сложности, множественности и разнообразия источников права различных правовых семей и систем права, выявление их сходства и различия; г) принятие во внимание того неоспоримого факта, что на современном этапе развития общества различные правовые семьи и системы в силу нарастающих экономических, политических, торговых и иных связей между странами не только сближаются друг с другом, но и отдельными своими сторонами взаимопроникают друг в друга; д) учет относительности характера деления всего правового массива на различные составные части или группы правовых систем — семей, выделение различных уровней сравнительно-правового исследования и др.1

Кроме названных тенденций, прослеживающихся в процессе сравнительно-правового исследования на современном этапе, следует указать также на тенденцию органического сочетания концептуального (доктринального) анализа рассматриваемой материи с эмпирико-прагматическим подходом или анализом. В результате этого в поле зрения компаративистов попадают не только правовые системы как целостные образования, но и их отдельные составные части — компоненты. В их числе: правовая культура; правовые институты; роли, выполняемые сторонами — участницами правового процесса; сам уголовно-правовой, административно-правовой и гражданско-правовой процесс; «первичные» (общие, глобальные) и «вторичные» (локальные) нормы права и др.2

Говоря об общности целей и направленийнаучных сравнительно-правовых исследований, проводимых в настоящее время компаративистами разных стран, необходимо указать на относительный характер их классификации и выделения их среди всех других свойственных сравнительному правоведению целей и направлений. В особенности это касается образовательной сферы, где цели, задачи и главные направления развития

1 Kozolchyk В. Op. cit. Р. 100—109; Menyman Y. Comparative Law and Scientific Explanation // Law in the United States of America in Social and Technological Revolution/ Ed. by J. Hazard, W.Wagner. Brussels, 1974. P. 88-97.

2 Comparing Nations. Concepts, Strategies, Substance / Ed. by M. Dogan, A. Kazancigil. Oxford, 1995. P. 7-11; Law in the United States of America in Social and Technological Revolution/ Ed. by J. Hazard, W.Wagner. P 87.


190 Тема III

сравнительного правоведения во многом совпадают с основными параметрами его функционирования в научной сфере.

Среди них можно выделить такие, например, «научно-образовательные» цели и основные направления «приложения» сравнительного правоведения, как получение новых, имеющих не только теоретическое, но и практическое значение знаний в процессе сравнения различных правовых систем; раскрытие общих принципов их существования и функционирования; формирование более глубокого и разностороннего видения «своей собственной», равно как и других правовых систем; использование сравнительно-правовых исследований в целях совершенствования национальных правовых систем и повышения их эффективности; применение этих исследований «в качестве средства» формирования и развития научной теории государства и права1.

Отмечая относительный характер целей сравнительного правоведения как самостоятельной отрасли знаний и аналогичный характер основных направлений развития, следует обратить внимание и на другие их особенности, а именно на то, что относительная самостоятельность сравнительно-правовых целей и направлений компаративных исследований проявляется по отношению не только к образовательной среде, но и к другим сферам применения сравнительного правоведения.

Более того, некоторыми учеными, в особенности компаративистами, работавшими на ранних стадиях развития сравнительного правоведения, вообще отрицалась какая-либо самостоятельность этой научной дисциплины, а следовательно, — ее целей и направлений развития и приложения. Известны в связи с этим предположения видного немецкого юриста-теоретика конца XIX в. Р. Штаммлера о том, что путем сравнения двух различных правовых систем вряд ли можно получить о них новое, самостоятельное знание2.

Справедливости ради следует сказать, что даже в тот период далеко не все авторы-компаративисты придерживались данной точки зрения. В настоящее время она стала достоянием прошлого. Однако такое мнение существовало, и с ним нельзя было не считаться.

Невозможно было не замечать и того факта, что на ранних стадиях развития сравнительного правоведения в процессе проведения научных исследований путем сопоставления одной

1 Menyman Y. Op. cit. P. 85-36; Clenton M., Gordon M., Osakwe Ch. Op. cit. P. 10.

2 StammlerR. Wirtschaft und Recht. Leipzig, 1896. S. 9-11.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства 191

правовой системы с другой иногда игнорировался принцип паритетности правовых систем, допускалась абсолютизация одной из сторон, провозглашалось бесспорное доминирование одной правовой системы над другой.

Все это вело к искажению научных целей и задач правового исследования, утрачивалась возможность взаимного раскрытия и обогащения правовых систем, подменялось само стремление к объективному изучению и раскрытию правовых систем навязыванием черт и особенностей одной правовой системы другой.

Нарушение паритета в процессе сравнительного изучения правовых систем можно было наблюдать на примере сравнительно-правового исследования социалистического и капиталистического права.

Авторы, стоявшие на марксистских позициях, неизменно придерживались того мнения, что социалистическая система права обладает несомненным превосходством над капиталистическим и другими типами права, что социалистическое право является высшим типом права. В научных исследованиях, посвященных сравнительно-правовому анализу социалистической и капиталистической правовых систем, в связи с этим постоянно проводился тезис о том, что «общее сравнение» данных правовых систем означает лишь не что иное, как их конфронтацию, не имеющую ничего общего со сравнительным анализом каждой из них1.

В свою очередь многие западные авторы-компаративисты по вопросу о паритетности социалистической и капиталистической правовых систем, как правило, придерживались противоположного мнения2.

В результате такого конфронтационного подхода к сравнительным правовым системам, когда одна из них a priore объявлялась высшей, а другая низшей, утрачивалась всякая возможность объективного исследования каждой из них, обоюдного познания и раскрытия одной правовой системы через другую. Традиционные академические направления исследования различных правовых систем при этом неизбежно подменялись политическими, идеологическими и иными целями.

В настоящее время, после развала СССР, а вместе с ним и восточноевропейских социалистических стран ситуация в сравнительно-правовой сфере коренным образом изменилась. Затяжной

1 A Socialist Approach to Comparative Law / Ed. by I. Szabo, Z. Peteri. Leiden, 1977. P. 20.

2 CruzP- de. Comparative Law in a Changing World. P. 183-192.


192 Тема III

спор о паритетности и характере конфронтации сравнивавшихся между собой правовых систем закончился.

Западные модели и концепции права полностью вытеснили собой (по крайней мере, на уровне государственно-правового официоза) все восточные (марксистские и псевдомарксистские) модели и концепции. Первые a priori были объявлены наиболее приемлемыми для «новых демократий» и прогрессивными, а вторые — соответственно неподходящими больше для них, недемократическими и регрессивными.

В отношении «новых демократий» все отчетливее проявляется тенденция ассимиляции, а точнее, интеллектуального и иного поглощения их «старыми», западными демократиями. В результате этого одна, прежняя, крайность в сравнительно-правовых исследованиях, заключавшаяся в противопоставлении восточных правовых систем западным, сменяется другой, новой, крайностью, сводящейся к фактическому поглощению в концептуальном и иных отношениях восточных систем западными, к полной утрате первыми в пользу вторых даже видимых признаков реальной самостоятельности и самобытности.

При таком развитии событий в будущем сами собой могут исчезнуть в отношениях между восточноевропейскими и западными правовыми системами те традиционные академические и иные проблемы, которые обычно существуют в сравнительно-правовом процессе.

Однако в настоящее время они не только сохраняются, но по мере развития сравнительного правоведения, в процессе сравнительного исследования всех других существующих и функционирующих в современном мире правовых систем могут обостряться.

О каких проблемах в области сравнительно-правовых исследований идет речь? Назовем лишь некоторые из них, а именно те, которые лежат на поверхности и о которых много говорят и пишут.

Во-первых,это проблемы планирования, координации и систематизации научных сравнительно-правовых исследований, проводимых на международном уровне и в различных странах. В тех из них, где существуют и функционируют ассоциации сравнительного правоведения, эта работа проводится в основном силами данных объединений. Определенную роль при этом играют ведущие западные университеты (Сорбонна — во Франции, Лейденский университет — в Голландии, Оксфорд и Кембридж — в Англии и др.), а также специализированные академические институты.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства



На международном уровне значительные усилия в плане координации и систематизации сравнительно-правовых исследований в течение последних десятилетий прилагаются Международной академией сравнительного права, под эгидой которой регулярно проводятся конгрессы и другие научные форумы. Огромную роль при этом играет также Международный факультет сравнительного права в Страсбурге1.

Однако, несмотря на все старания названных и других им подобных учреждений, проблема планирования, координации и систематизации сравнительно-правовых исследований по мере их расширения и углубления в различных странах не только не исчезает, а, наоборот, еще больше актуализируется и обостряется.

Во-вторых, это проблемы разработки и совершенствования понятийного аппарата научной и учебной дисциплины сравнительного правоведения. В отечественной и зарубежной литературе еще в 80-е гг. справедливо указывалось на то, что «глубокое уяснение и освоение, а также научное обоснование» понятийного аппарата сравнительного правоведения является весьма актуальной проблемой, требующей к себе особого внимания и специального рассмотрения2.

Нельзя всерьез говорить о становлении и развитии любой отрасли знаний и академической дисциплины, включая сравнительное правоведение, если она не имеет своего собственного научного и методологического инструментария и не опирается на категории и понятия, выработанные в рамках смежных отраслей знаний.

Понятийный аппарат сравнительного правоведения складывается из двух видов категорий и понятий: а) свойственных самому сравнительному правоведению и б) заимствованных им из других юридических наук.

К первой группе категорий и понятий относятся само понятие сравнительного правоведения, понятия правовой семьи, правовой карты мира, правовой географии, национальной правовой системы, понятия сравнения, сравнительного метода и др.

Вторая группа категорий и понятий включает в себя все те из них, которые вырабатываются в рамках отраслевых и иных юридических наук и которые «обслуживают» прежде всего данные юридические дисциплины. Это понятия права, закона, правовой культуры, правового обычая, правовой нормы, правового института и многие другие.

1 Mayda J. Some Critical Reflections on Contemporary Comparative Law. P. 379-381.

2 СаидовА.Х. Введение в сравнительное правоведение. М., 1988. С. 8.

7—2524


194Тема III

Понятийный аппарат сравнительного правоведения формируется вместе с данной академической дисциплиной и по мере ее становления и совершенствования постоянно развивается. В процессе его развития и практического применения неизбежно возникают различные проблемы. Одни из них возникают в силу несовершенства категорий и понятий, разработанных в рамках самого сравнительного правоведения. Таковыми являются, например, понятия правовой семьи, сравнительного права, сравнительного правоведения и др. Другие — по причине нестыковки, неоднозначного понимания и противоречивого толкования категорий и понятий, сформировавшихся на базе различных правовых систем. В качестве примера можно сослаться на различное понимание и толкование самого понятия или категории права, выступающей как исходная ступень в процессе сравнения различных правовых систем.

Ученые-юристы разных стран неоднократно указывали на то, что понятие права — сложное и противоречивое понятие и дать ему точное определение — задача нелегкая. Право, писал американский профессор Л. Фридмэн, имеет «большое количество значений, хрупких, как стекло, неустойчивых, как мыльный пузырь, неуловимых, как время. Невозможно говорить о точном значении слова "право" как если бы право было конкретным объектом в окружающем нас мире, чем-то, что мы могли бы потрогать, как стул или собаку»1.

В зависимости от разделяемых воззрений в одних случаях право жестко «привязывается» к государству, неизменно ассоциируется с государством, с годударственной властью и государственной силой, определяется через связь с государством.

По мнению Р. Иеринга, право «есть хорошо понимаемая политика силы»2. Оно, писал в начале XX в. Г.Ф. Шершеневич, «есть произведение государства», «право держится только государством»3. Право, констатировалось отечественными авторами на исходе XX в., есть «система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государства»4.

В других случаях право ассоциируется не только и даже не столько с государством, сколько с социальной сферой жизни человека, с обществом, с его формальной (официальной) и неформальной, нормотворческой деятельностью.

1 Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1992. С. 8.

2 Ihering R. Der Zweck im Recht. Berlin, 1893. S. 378.

3 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права (по изданию 1910—1912гг.). Т. I. Вып. 1. Вступит, ст. М.Н. Марченко. М., 1995. С. 258.

4 Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 272.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства 195

Есть право, писал в связи с этим Л. Фридмэн, «являющееся одновременно формальным и публичным (например, акты Конгресса); право, являющееся публичным (или правительственным), но не формальным ("реальное", "живое" правило, например об ограничении скорости движения по автодорогам); право, которое является формальным и одновременно частным (процедура рассмотрения исков и жалоб), и, наконец, право одновременно частное и неформальное (правила жизни в семье)»'. Последнее, по мнению автора, включает в себя «правила и приемы, при помощи которых отцы и матери управляют своими семьями»2.

Наряду с названными существует множество других представлений и определений права3. Наличие и применение их вполне понятно и оправданно, имея в виду то обстоятельство, что они отражают различные стороны правовой материи и выражают различные взгляды и суждения о праве.

Однако вместе с тем нельзя не видеть, что эта множественность, а нередко и противоречивость представлений и определений права как одной из важнейших составных частей понятийного аппарата науки сравнительного правоведения далеко не всегда играет позитивную роль. Она создает большие трудности и проблемы в проведении сравнительно-правовых исследований. Различное понимание и толкование права как исходной категории понятийного аппарата сравнительного правоведения неизбежно влечет за собой аналогичное понимание и толкование других его, неразрывно связанных с понятием права категорий: правовой системы, правовой культуры, правовой семьи и пр.

Для того чтобы добиться действенности, а тем более высокой эффективности проведения сравнительно-правовых исследований, необходимо прежде всего прийти к неоднозначному, но хотя бы сходному, лежащему в одной и той же плоскости пониманию и толкованию правовых явлений и отражающих их понятий. В противном случае эффективность проведения сравнительно-правовых исследований, если таковые вообще будут возможны, неизбежно приблизится к нулю.

В-третьих,это проблемы определения наиболее оптимального уровня сравнительно-правовых исследований, установления их характера и видов.

1 Фридмэн Л. Указ. соч. С. 26.

2 Там же. С. 23.

3 Подробнее об этом см. тему IV.


196 Тема III

Говоря о важности правильного выбора уровня проведения сравнительно-правовых исследований, в первую очередь следует иметь в виду микроуровень,ассоциирующийся с изучением и разрешением конкретных, касающихся отдельных составных частей правовой системы проблем, и макроуровень,предполагающий разрешение той или иной общей проблемы на уровне правовой системы в целом. Смешение их в процессе проведения сравнительно-правовых исследований чревато негативными последствиями как для самого процесса, так и для результатов его проведения.

Аналогично обстоит дело также с выбором в каждом конкретном случае в соответствии с решаемыми задачами характера и видов сравнительно-правовых исследований. Когда речь идет о характереисследований, то имеется в виду прежде всего необходимость различения и недопустимость смешения эмпирического уровняисследования различных правовых систем, связанного со сбором и первичной обработкой касающихся их информации, и теоретического уровня,ассоциирующегося с научным анализом и обобщением собранного материала1.

Эмпирический и теоретический характер сравнительно-правовых исследований в равной мере распространяется как на целостные правовые системы, так и на их отдельные составные части: нормы права, правовую культуру, правовую идеологию и др.

При рассмотрении вопроса о видах сравнительно-правовых исследованийв соответствии со сложившимся представлением обычно обращают внимание на необходимость разграничения и недопустимость смешения так называемого «бинарного сравнения»,когда сравниваются две находящиеся на одном и том же историческом уровне развития правовые системы, и многостороннего сравнения,когда объектом сравнительно-правового анализа является более двух «равнозначных» правовых систем.

Кроме того, выделяются и различаются так называемые «синхронные виды»сравнения правовых систем и «асинхронные».Задача первых сводится к сравнительному анализу однопорядко-вых по своей сущности, содержанию, времени возникновения и существования правовых систем. Суть вторых заключается в разнопорядковости сравниваемых правовых систем. В качестве примера асинхронного вида сравнения в западной литературе указывается, в частности, на допустимость сравнения государственно-правовых систем современной Африки с государственно-правовыми системами средневековой Европы.

[ Merryman Y. Op. cit. P. 84-89.


Роль сравнительного правоведения в жизни общества и государства 197

По мнению авторов, допускающих возможность такого сравнения, у сравниваемых систем наряду с отдаляющими их друг от друга особенностями (различная правовая культура, традиции, обычаи, временные рамки существования и функционирования) имеется довольно много общих черт, сближающих их, друг с другом. Среди них существование множества неформальных правил поведения; доминирование в ряде случаев локальных норм над общенациональными, глобальными нормами; широкое использование принудительных мер по сравнению со всеми другими мерами в процессе правоприменения и др.1

В-четвертых, это традиционные для любой юридической науки вопросы органического сочетания разрабатываемой теории и практики, а также специфические проблемы, касающиеся пределов допустимости (без ущерба для качества) исследования национальных правовых систем вне связи и взаимодействия их с другими параллельно существующими системами.

На ранних стадиях развития общества, когда экономические, финансовые и иные связи между странами, включая опосредствующие их правовые отношения, не достигли современного уровня их развития, проблемы самодостаточности и изолированности исследования той или иной правовой системы не стояли так остро, как они стоят сейчас.

Еще в конце XIX в. известный американский юрист О. Холмс выражал сомнение по поводу того, стоит ли американцам вообще изучать гражданское право в том виде, как оно сложилось в других странах и в самих США. Такое изучение, по мнению автора, порождает лишь опасную тенденцию к «красочным обобщениям» и отвлекает от настоящего «цивилист-ского анализа», суть которого заключается в рассмотрении «конкретных дел, с которых начинается и которыми заканчивается общее право»2.

В настоящее время, несмотря на то что в США так же, как и в Великобритании, нет своего гражданского кодекса в общепринятом смысле, а есть лишь «кодифицированные гражданские дела»3, тем не менее подобных сомнений больше не возникает. Сама жизнь заставляет юристов изучать в сравнительном плане не только свое собственное, но и зарубежное право.

1 Comparing Nations. Concepts, Strategies, Substance / Ed. by M. Dogan, A. Kazancigil. Oxford, 1995. P. 9.

2 Holmes O. Misunderstandings of the Civil Law// American Law Review. 1871. Vol. 37. P. 49.

3 GordleyJ. Op. cit. P. 557.


198 Тема HI

По мнению американского юриста Дж. Гордли, в конце XX в., для глубокого понимания правовой материи той или иной страны недостаточно лишь самого его изучения. Для этого «необходимо обязательно выйти за его собственные границы, взглянуть на него с исторической точки зрения, со стороны прошедшего времени»1.

Кроме названных проблем в процессе сравнительно-правовых исследований возникают и другие, в частности это проблемы соотношения сравнительного правоведения как науки со сравнительным методом, места и роли сравнительного правоведения как самостоятельной отрасли знаний в структуре правовой теории, ценностного подхода в процессе сравнительно-правовых исследований и др.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.023 сек.)