АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Аддиктивный тип девиантного поведения

Читайте также:
  1. F60-F69 Расстройства зрелой личности и поведения у взрослых
  2. Авторитаризм — источник отклоняющегося поведения
  3. Альтруистические программы поведения
  4. Анализ поведения конфликтующих сторон и посредника.
  5. Апперантный бихевиоризм Скиннера. Функциональный анализ опперантного поведения.
  6. Валеологические основы поведения при простудных и простудно-инфекционных заболеваниях
  7. Взаимодействие индивида с реальностью и типы девиантного поведения
  8. Виды социального поведения личности
  9. Власть и нормы поведения при первобытнообщинном строе
  10. Внутренние перемены как следствие изменения поведения
  11. Волевая регуляция поведения.

Аддиктивное поведение — это один из типов девиантного (отклоняющегося) пове­дения с формированием стремления человека к уходу от реальности путем искусствен­ного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности с целью раз­вития и поддержания интенсивных эмоций (Короленко, Донских, 1988).

Основной мотив личностей, склонных к аддиктивным формам поведения, — актив­ное изменение неудовлетворяющего их психического состояния, которое рассматрива­ется ими чаще всего как «серое», «скучное», «монотонное», «апатичное». Такому че­ловеку не удается обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятель­ности, способные привлечь надолго его внимание, захватить, обрадовать или вызвать иную существенную и выраженную эмоциональную реакцию. Жизнь видится ему не­интересной в силу ее обыденности и однообразности. Он не приемлет того, что считает­ся в обществе нормальным: необходимости что-либо делать, заниматься какой-нибудь деятельностью, соблюдать какие-то принятые в семье или обществе традиции и нормы. Можно говорить о том, что у индивида с аддиктивной нацеленностью поведения значи­тельно снижена активность в обыденной жизни, наполненной требованиями и ожидани­ями. При этом аддиктивная активность носит избирательный характер: в тех областях жизни, которые пусть временно, но приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной стагнации и бесчувственности, он может проявлять недюжин­ную активность для достижения цели. В этом отношении показателен пример наркома­на, для которого вся окружающая жизнь неинтересна и в ней он пассивен. При этом его стремление ввести себе наркотическое вещество или приобрести его отражается в недю­жинной энергии, активности и азарте.

Выделяются следующие психологические особенности лице аддиктивными форма­ми поведения (Segal, 1989): 1) сниженная переносимость трудностей повседневной жиз­ни наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций; 2) скрытый комплекс не­полноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством; 3) внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контакта­ми; 4) стремление говорить неправду; 5) стремление обвинять других, зная, что они невиновны; 6) стремление уходить от ответственности в принятии решений; 7) стерео­типность, повторяемость поведения; 8) зависимость; 9) тревожность.



Основной, в соответствии с имеющимися критериями, особенностью индивида со склонностью к аддиктивным формам поведения является рассогласование психологи­ческой устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. В норме, как прави­ло, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требова­ниям обыденной (бытовой) жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Они, в отличие от лице разнообразными аддикциями, стараются избегать кризисов и волную­щих нетрадиционных событий.

Классическим антиподом аддиктивной личности выступает обыватель — человек, живущий, как правило, интересами семьи, родственников, близких людей и хорошо при­способленный к такой жизни. Именно обыватель вырабатывает устои и традиции, стано-


Взаимодействие индивида с реальностью и типы девиантного поведения



вящиеся общественно поощряемыми нормами. Он консервативен по своей сути, не склонен что-либо менять в окружающем мире, довольствуется тем, что имеет («малень­кими радостями жизни»), старается исключить риск до минимума и гордится своим «правильным образом жизни».

В отличие от него, аддиктивной личности, напротив, претит традиционная жизнь с ее устоями, размеренностью и прогнозируемостью, когда «еще при рождении знаешь, что и как произойдет с конкретным человеком». Предсказуемость, заданность собственной судьбы становится раздражающим моментом для аддиктивной личности. Кризисные же ситуации с их непредсказуемостью, риском и выраженными аффектами являются для них той почвой, на которой они обретают уверенность в себе, самоуважение и чувство превосходства над другими. У аддиктивной личности отмечается феномен «жажды острых ощущений» (Петровский, 1992), характеризующийся побуждением к риску, обу­словленным опытом преодоления опасности.

По мнению Э. Берна (Bern, 1988), у человека существует шесть видов «голода»: I) голод по сенсорной стимуляции; 2) голод по признанию; 3) голод по контакту и физичес­кому поглаживанию; 4) сексуальный голод; 5) структурный голод, или голод по структу­рированию времени;6)голод по инцидентам.

В рамках аддиктивноготипа поведения каждый из перечисленных видов голода обо­стряется. Человек не находит удовлетворения чувства «голода» в реальной жизни и стре­мится снять дискомфорт и неудовлетворение реальностью стимуляцией тех или иных видов деятельности. Он пытается достичь повышенного уровня сенсорной стимуляции (отдает приоритет интенсивным воздействиям, громкому звуку, резким запахам, ярким изображениям), признания неординарными его поступков (в том числе сексуальных), заполненности времени событиями.

Вместе с тем объективно и субъективно плохая переносимость трудностей по-вседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствии жизнелю­бия со стороны близких и окружающих формируют у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают от того, что отличаются от других, от того, что не способны «жить как люди». Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной са­мооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприят­ных микросоциальных условиях — условиях конфронтации личности с семьей или кол­лективом. Чувство превосходства зиждется на сравнении «серого обывательского боло­та», в котором находятся все окружающие, и «настоящей, свободной от обязательств жизни» аддиктивного человека.

Учитывая, что давление на таких людей со стороны социума достаточно интенсив­но, аддиктивным личностям приходится подстраиваться под нормы общества, играть роль «своего среди чужих». Вследствие этого они научаются формально исполнять со­циальные роли, навязанные им обществом (примерного сына, учтивого собеседника, добропорядочного коллеги). Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается манипулятивным поведением и поверхностностью эмоциональных свя­зей. Такой человек страшится стойких и длительных эмоциональных контактов вслед­ствие быстрой потери интереса к одному и тому же человеку или виду деятельности и опасения ответственности за какое-либо дело. Мотивом поведения «закоренелого холо­стяка» (категорического отказа связать себя узами брака и иметь потомство) в случае преобладания аддиктивных форм поведения может быть страх ответственности за


36 Девиантное поведение: структура, механизмы, клинические формы

возможную супругу и детей и зависимости от них. По сходному механизму многие наркозависимые и больные алкоголизмом поддерживают миф о том, что «бывших нар­команов (алкоголиков) не бывает». Они страшатся ответственности, которая может лечь на их плечи в процессе лечения и реабилитации.

Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а также обвинять дру­гих в собственных ошибках и промахах вытекает из структуры аддиктивной личности, пытающейся скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обу­словленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.

Базисная характеристика аддиктивной личности — зависимость.Для оценки и отне­сения человека к зависимому типу выделяют перечисленные ниже признаки, пяти из которых достаточно для диагностики клинической зависимости:

1) неспособность принимать решения без советов других людей;

2) готовность позволять другим принимать важные для него решения;

3) готовность соглашаться с другими из страха быть отвергнутым, даже при осозна­нии, что они не правы;

4) затруднения начать какое-то дело самостоятельно;

5) готовность добровольно идти на выполнение унизительных или неприятных ра­бот с целью приобрести поддержку и любовь окружающих;

6) плохая переносимость одиночества— готовность предпринимать значительные усилия, чтобы его избежать;

7) ощущение опустошенности или беспомощности, когда обрывается близкая связь;

8) охваченность страхом быть отвергнутым;

9) легкая ранимость, податливость малейшей критике или неодобрению со стороны.
Наряду с зависимостью основное в поведение аддиктивной личности — стремление к

уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламента-циями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных пережива­ний даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что-либо.

Уход от реальности совершается при аддиктивном поведении в виде своеобразного «бегства», когда взамен гармоничному взаимодействию со всеми аспектами действи­тельности происходит активация в каком-либо одном направлении. При этом человек сосредоточивается на узконаправленной сфере деятельности (часто негармоничной и разрушающей личность), игнорируя все остальные. Выделяют четыре вида «бегства» от реальности:«бегство в тело», «бегство в работу», «бегство в контакты или одино­чество» и «бегство в фантазии» (рис. 2) (Peseschkian, 1990).

При выборе ухода от реальности в виде «бегства в тело» происходит замещение традиционной жизнедеятельности, направленной на семью, служебный рост или хобби, изменение иерархии ценностей обыденной жизни, переориентация на деятельность, на­целенную лишь на собственное физическое или психическое усовершенствование. При этом гиперкомпенсаторным становится увлечение оздоровительными мероприятиями (т. н. «паранойя здоровья»), сексуальными взаимодействиями (т. н. «поиск и ловля оргаз­ма»), собственной внешностью, качеством отдыха и способами расслабления.

«Бегство в работу» характеризуется дисгармоничной фиксацией на служебных делах, которым человек начинает уделять непомерное в сравнении с другими областями жизни время, становясь трудоголиком.

Изменение ценности коммуникации формируется в случае выбора поведения в виде «бегства в контакты или одиночество». В этом случае общение становится либо единственно желанным способом удовлетворения потребностей, замещая все иные, либо количество контактов сводится к минимуму.


 


Взаимодействие индивида с реальностью и типы девиантного поведения 37

«Бегство в тело» «Бегство в работу»

«Бегство в контакты» «Бегство в фантазии»

Рис. 2. Виды «бегства от реальности»

Склонность к размышлениям, прожектам при отсутствии желания что-либо вопло­тить в жизнь, совершить какое-нибудь действие, проявить какую-нибудь реальную ак­тивность называется «бегством в фантазии». В рамках подобного ухода от действитель­ности появляется интерес к псевдофилософским исканиям, религиозному фанатизму, жизни в мире иллюзий и фантазий.

Употребление алкоголя и злоупотребление им, а также табаком или наркотическими веществами можно рассматривать как сочетанное бегство — «в тело» (поиск новых ощущений), «в контакты» и «в фантазии».


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.013 сек.)