АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Часть VIII. Центральный собор (пятый месяц 380 года по календарю Мира людей) 5 страница

Читайте также:
  1. II часть «Математическая статистика»
  2. II. Недвижимое и движимое имущество. Составная часть и принадлежность
  3. II. Практическая часть.
  4. II. Практическая часть.
  5. II. Теоретическая часть урока.
  6. III. ИНФОРМАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
  7. IX. Карашар — Джунгария 1 страница
  8. IX. Карашар — Джунгария 2 страница
  9. IX. Карашар — Джунгария 3 страница
  10. IX. Карашар — Джунгария 4 страница
  11. IX. Карашар — Джунгария 5 страница
  12. IX. Карашар — Джунгария 6 страница

Стукнув посохом о каменный пол, Кардинал повернулась туда, откуда мы пришли, и зашагала прочь, не оглядываясь на меня.

К оглавлению

 

Глава 2

Кардинал угадала: когда мы пришли в галерею исторических книг, Юджио как раз закрыл толстенный том, лежащий у него на коленях.

Его взгляд блуждал, будто Юджио все еще не проснулся от многовековых исторических сведений; подойдя ближе, я обратился к нему:

– Мы прилично задержались. Прости, что заставили тебя ждать в одиночку.

Юджио вдруг почему-то задрожал и часто заморгал, потом наконец взглянул на меня.

– А… аа, Кирито. Сколько времени-то прошло?..

– Э? Эээ…

Я поспешно заозирался, но вокруг ни единого окна не было, не то что часов. Вместо меня ответила Кардинал; она тихонько прокашлялась и сказала:

– Прошло около двух часов, солнце уже взошло. …Ну, как тебе история Мира людей?

– Хмм… как бы это сказать?..

Юджио пожевал губу, словно ища ответ, потом нерешительно пробормотал:

– …То, что написано в книгах, – оно что, правда все так и было? Я как будто… читал красивые сказки… Понимаешь, большинство историй так идет: там-то и там-то случается такая-то гадость, приходят Рыцари Единства и с ней разбираются, после этого такой-то и такой-то пункт добавляется в Индекс Запретов… и таких историй полно.

– Тут уж ничем не поможешь, это ведь исторические факты. Такова Церковь Аксиомы – она связывает сеть узелок за узелком, пытаясь сделать так, чтобы сквозь нее не протекала вода.

Кардинал чуть ли не выплюнула эти слова, заставив Юджио распахнуть глаза. Ничего удивительного – думаю, он впервые встретил человека, который так прямо критикует церковь; к тому же этот человек оказался маленькой девочкой – хотя, разумеется, только с виду.

– Э… это... скажи, ты кто?..

– Ааа, ее зовут «Кардинал». Ээ… раньше она была первосвященницей, а потом нынешняя первосвященница ее изгнала.

После этого сжатого представления Юджио сглотнул с каким-то странным звуком и подался назад.

– Не, бояться нечего. Похоже, она хочет нам помочь, хоть нам и придется драться с этими самыми Рыцарями Единства.

– По… помочь?..

– Ага. Понимаешь, ее цель – одолеть Администратора и снова стать первосвященницей. Так что… ну, в общем, мы решили заключить союз.



В этом чертовски упрощенном объяснении не было ни слова лжи, но вот продолжение – что всех обитателей Подмирья ждет уничтожение, когда Кардинал вернется к власти, – это я просто не мог себя заставить сказать. Думаю, когда-нибудь мне придется обсудить это с Юджио, но сейчас у меня не было ни малейшего представления, как хотя бы подойти к этой теме.

Мой партнер, живое воплощение послушания, взглянул на Кардинала без тени недоверия в глазах и нервно улыбнулся.

– Вот как… это нам правда здорово поможет. Если она раньше была первосвященником, может, она знает, Алиса… то есть Рыцарь Единства Алиса Синтезис Сёти… это и есть Алиса Шуберг из Рулида? …И если знает… может, она знает еще, как сделать Алису такой, какая она была раньше?..

На произнесенные запинающимся тоном слова Юджио Кардинал чуть опустила ресницы.

– Я извиняюсь, но… информация, которую я могу получить, находясь здесь, крайне ограничена. Можно сказать, мне неизвестно ничего, кроме того, что видят и слышат мои не очень многочисленные фамильяры. Я могу знать, что происходит в соборе или в средней части Центории, но на периферии Мира людей… Я знаю о рождении Рыцаря Единства по имени Алиса, но на данный момент я в полном неведении о ее происхождении…

При этих словах плечи Юджио чуть поникли, однако, услышав следующие, он со свистом втянул воздух.

– …Однако я могу научить вас тому, как отменить Ритуал синтеза – Священное искусство, дающее рождение… то есть создающее Рыцаря Единства.

Кардинал взглянула по очереди на Юджио и на меня, потом размеренно произнесла:

– Вам надо удалить Модуль благочестия, заложенный в их души.

– Моду… бла?..

Юджио явно с трудом давались незнакомые слова, в том числе на английском… в смысле, на Священном языке, и я пояснил:

– «Модуль» на Священном языке означает, эээ, «часть целого». Слушай, ты же видел его, когда мы дрались с Рыцарем Единства Элдри, помнишь? Ну, когда он чуть в обморок не упал…

– Ааа… та штука вроде фиолетового кристалла, которая полезла у него изо лба…

– Да, она самая.

Держа посох правой рукой, Кардинал его кончиком прочертила в воздухе горизонтальную линию, потом резким движением будто рассекла ее посередине.

– Модуль благочестия, будучи вставлен, обрывает связь между воспоминаниями. Так он укрывает от того, кто должен стать Рыцарем Единства, все его прошлое и одновременно навязывает абсолютную лояльность Церкви Аксиомы и первосвященнику. …Однако столь сложное и насильственное по природе Священное искусство не очень устойчиво. Если важные воспоминания в окрестностях Модуля стимулировать извне и таким образом активизировать, заклинание начнет слабеть, как вы сами видели.

– То есть… чтобы снять заклинание, нам нужно всего-то подстегнуть воспоминания рыцаря, так, что ли? – с воодушевлением спросил я, однако кивка Кардинала не последовало.

– Нет… самого по себе этого недостаточно. Вам потребуется еще кое-что.

– Ч-что еще нам потребуется?

На этот раз в нетерпении потянулся вперед Юджио.

– То, что изначально было там, куда вставили Модуль. Самое дорогое для Рыцаря Единства воспоминание. Как правило, это воспоминание о тех, кого он сильнее всех любит. Вы помните, на какие именно слова острее всего среагировал Рыцарь Единства, с которым вы сражались?

Юджио ответил прежде, чем я успел порыться в памяти.

– Да. Имя его матери. Когда он его услышал, кристалл почти что вывалился.

– Тогда, скорее всего, это оно и есть. Воспоминания, украденные у Элдри, относились к его матери; туда-то Модуль и встроился. Видите ли, сами по себе воспоминания Рыцарей Единства никакой ценности для Администратора не представляют, но память и способности глубоко завязаны друг на друга. Если бы у них стерли все воспоминания, их сила… все секретные приемы, все навыки в Священных искусствах тоже были бы утрачены. Поэтому Администратор воздержалась от существенной порчи их памяти. Я, чтобы продлить себе жизнь, стерла бОльшую часть своих воспоминаний, но потеряла при этом многие познания и способности…

Переведя дыхание, Кардинал добавила:

– …Повторяю, все Рыцари Единства лишились самых дорогих фрагментов своих воспоминаний, их украла Администратор. Пока эти фрагменты не вернутся на место, память рыцарей не станет такой, какой была, даже если вы удалите Модуль благочестия. В худшем случае их память получит очень серьезные повреждения.

– Фрагменты воспоминаний… Т-тогда… что если Администратор разбила все то, что забрала у рыцарей?.. – нервно спросил я; Кардинал с трудночитаемым выражением лица медленно покачала головой.

– Нет… не думаю. Администратор очень дотошна, маловероятно, чтобы она уничтожила то, что ей может быть хоть в малейшей степени полезно. Несомненно, она хранит это все у себя в комнате… на верхнем этаже Центрального собора…

Верхний этаж собора – что-то в моей памяти шевельнулось, когда я услышал эти слова, но мысль исчезла прежде, чем я успел ухватить ее за хвост. В раздражении я пробормотал:

– Стало быть… нам понадобятся украденные фрагменты памяти, чтобы вернуть Рыцарей Единства в нормальное состояние, но нам придется прорваться через Рыцарей Единства и добраться до верхнего этажа, где сидит Администратор, чтобы достать эти фрагменты… мда…

– Не питай наивных надежд на то, что тебе удастся победить Рыцарей Единства, никого не убивая, – заявила Кардинал, кинув на меня сердитый взгляд. – Все, что я могу для вас сделать, – это дать вам снаряжение, не уступающее их снаряжению. Остальное будет зависеть от того, сумеете ли вы выложиться полностью.

– Ээ… а ты разве с нами не идешь? – брякнул я не подумавши; я-то был уверен, что у нас будет надежная поддержка с тыла, бесконечные лечилки. Но Кардинал коротко покачала головой.

– Если я покину Великую Библиотеку, Администратор узнает об этом сразу же, и, скорее всего, нам придется начать полномасштабную войну против всех имеющихся здесь Рыцарей Единства и ее самой в придачу. Но если вы двое вполне уверены в том, что способны одолеть десяток Рыцарей Единства одновременно, я не буду возражать; ну так как?

На столь суровый вопрос мы с Юджио могли лишь синхронно замотать головами.

– …Однако Администратор все еще не оставила планов захватить вас и превратить в Рыцарей Единства. Если вы пойдете одни, думаю, она пошлет лишь нескольких рыцарей и отдаст им приказ брать вас живыми. Победить их одного за другим и прорваться вверх – иного пути у вас нет.

– Мгг…

Ну да, поскольку враг нас численно превосходит, следует заставить его разделиться, даже если для этого придется использовать самих себя в качестве приманки. Но если у нас и выгорит – наши враги, на минуточку, Рыцари Единства, сильнейшие воины в мире. Нам против одного Элдри пришлось туго; а если их явится парочка таких – невольно задумаешься о том, чтобы сдаться.

Пока я молчал, Юджио, в глазах у которого горел мрачноватый огонек, ответил за меня:

– …Понял. Я буду драться, если понадобится; а если не будет выхода, кроме как убить… я увиливать не стану. Я принял решение еще тогда, когда сбежал из тюрьмы… Но что будет, если появится Алиса?.. Я не буду драться с Алисой, я ведь проделал весь этот путь, чтобы вернуть ее.

– Хм… это верно. Юджио, твоей цели я тоже симпатизирую. …Что ж, если на вашем пути встанет Рыцарь Единства Алиса, воспользуйтесь вот этим, – и Кардинал извлекла из-под мантии два малюсеньких кинжала.

Выглядели они совершенно простецки – будто кто-то взял обычные крестики и заточил их длинные стороны. Единственным украшением были тоненькие цепочки, пропущенные через отверстия в кончиках рукоятей. Эти блестящие темно-коричневые кинжалы Кардинал протянула нам с Юджио – каждому по штуке. Я взял тонюсенькую рукоять своего кинжала кончиками пальцев – и чуть не выронил его, таким он оказался тяжелым. Он был не больше двадцати сантиметров в длину целиком, а весил примерно как тренировочные мечи в Академии.

– Что это?.. Какое-то секретное оружие, которое убивает одним ударом, или что?.. – поинтересовался я, пропустив несколько пальцев в цепочку и не сводя глаз с болтающегося на уровне лица оружия. Кардинал покачала головой.

– В боевом отношении эти кинжалы почти ничего собой не представляют – внешность не обманывает. Однако у того, кого они уколют, тут же возникнет со мной, сидящей в Великой библиотеке, неразрывная связь. Это означает, что на него будут действовать все Священные искусства, которые я буду применять. Ведь это оружие было некогда частью меня самой. …Юджио, увернись от атак Рыцаря Единства Алисы и воткни в нее этот кинжал – куда угодно, место не имеет значения. Ее Жизнь от этого почти не пострадает. Я тут же своими Священными искусствами введу Алису в глубокий сон… и она будет спать, пока вы двое не достанете фрагмент ее памяти и не приготовитесь к отмене ритуала синтеза.

– Глубокий… сон…

Юджио пристально смотрел на коричневый кинжал в своих руках; похоже, он верил и в то же время не верил. Ему явно не хотелось ранить Алису, пусть даже чем-то меньше ножа для резки бумаги.

Я легонько похлопал своего партнера по спине и сказал:

– Юджио, давай доверимся ей. Подумай – нам в любом случае придется лишить Алису сознания или что-то вроде того, если придется с ней драться; но при этом и мы, и она наверняка серьезно пострадаем. А так – всего лишь укольчик кинжалом; это все равно что укус большого болотного слепня.

– …Только слепень людей не жалит.

Похоже, Юджио снова стал самим собой; он поправил мои неаккуратные слова, как делал не раз, когда мы учились в Академии, потом повернулся к Кардиналу.

– Ясно. Если мне не удастся убедить Алису, с вашего позволения я этим воспользуюсь.

Крепко стиснув кинжал в руке, он низко поклонился, будто пытался убедить сам себя. Я тоже облегченно вздохнул, глядя на крестообразное оружие, свисающее у меня с руки.

– …Кардинал, ты сказала, что раньше эти кинжалы были частью тебя? Что ты имела в виду?

На мой вопрос Кардинал легонько пожала плечами.

– Пусть даже и я, и Администратор можем сгенерировать любой объект – мы не делаем их из ничего.

– Хаа?..

– Существующие в этом мире ресурсы ограничены. Ты должен это понимать – помнишь, как никто не мог возделывать землю вокруг Кедра Гигаса, пока вы двое его не срубили? По этой причине, если я хочу создать объект высокого уровня, я должна пожертвовать чем-то равноценным. В прошлый раз, когда мне представился шанс сразиться с Администратором, она создала меч, а я посох – но в то же мгновение все драгоценные вещи в той комнате перестали существовать, хе-хе.

Кардинал, не сумев подавить довольный смешок, стукнула посохом об пол.

– …Однако, как видишь, пространство Великой библиотеки изолировано от внешнего мира. Даже если я попытаюсь создать оружие высокого уровня, здесь не найдется объектов на равноценную замену. Конечно, здесь неисчислимое множество книг, и их, пожалуй, можно назвать ценными, но исключительно с точки зрения содержания, так что… Я думала о том, чтобы пожертвовать этим посохом, но он понадобится в бою против Администратора; так что выбор материала крайне скуден – только мое собственное тело. Оно, несомненно, ценное; ведь у его владелицы высочайший уровень в мире.

– Те…

– Тело?..

Мы с Юджио на автомате обшарили взглядами тощенькую фигурку Кардинала с ног до головы. Я тут же понял, что веду себя неприлично, и отвел глаза, но успел убедиться, что руки-ноги у девочки на месте. Проглотив множество слов, просившихся наружу, я наконец нерешительно раскрыл рот.

– …Это… это, значит, ты отрезала часть своего тела, превратила в объект, а потом регенерировала ее обратно?..

– Тупица, в таком случае это не была бы жертва. Вот что это было.

Кардинал повернулась ко мне боком, и короткие каштановые кудряшки, подвязанные по обе стороны тонкой шейки, заколыхались.

– А, аа… понятно, это были волосы…

– Каждая из моих кос послужила компенсацией для одного кинжала; а ведь я растила их двести лет. Если бы вы двое пришли немного раньше, я бы показала их вам во всем великолепии, прежде чем срезала.

Эти слова она произнесла шутливым тоном, но тень грусти, промелькнувшая в ее глазах, яснее ясного показала, что Кардинал все еще оставалась девочкой, часть которой была использована для создания оружия.

Впрочем, этот намек на сентиментальность тут же исчез в глубине облика девочки-мудреца.

– …В силу всех этих причин каждый из кинжалов, конечно, маленький, но обладает остротой и прочностью, позволяющей ему пронзить доспех Рыцаря Единства. Более того, они способны проложить путь через ничто, окружающее Великую библиотеку, – они ведь в каком-то смысле остаются частью меня. …Изначально я создала их против Администратора. Кирито, ты должен будешь увернуться от ее могучих атак и воткнуть в нее свой кинжал. Второй предназначался про запас, но – что ж, тебе придется преуспеть с первой попытки.

– Гх… большая ответственность, э…

Еще разок глянув на оружие, свисающее с моей правой ладони, я наконец заметил. Темно-коричневый блеск – совершенно такой же, как у локонов, выбивающихся из-под шляпы Кардинала.

Юджио, похоже, осознал ценность врученного ему кинжала, несмотря на обилие слов на Священном языке в объяснении Кардинала. Он нервно спросил:

– Ээ, это… а так правда нормально? Мне можно воспользоваться одним из них для Алисы, хотя их всего два?..

– Я не против. И в любом случае…

Удержав внутри себя слова, которые должны были последовать, Кардинал взглянула на меня, будто читала мои мысли, как открытую книгу.

Да – в любом случае помощь Кардинала в излечении Алисы от промывки мозгов требовалась, чтобы десять Пульсветов, включая Юджио и Алису, смогли сбежать в реальный мир. Лучше бы, пожалуй, сперва вернуть Алису, а уж потом объяснить Юджио всю ситуацию. Если Юджио будет вместе с той, кто ему дорога, даже он может согласиться покинуть этот мир. Нет – я должен заставить его согласиться, к чему бы мне ни пришлось прибегнуть.

Стыдясь, что я, сам того не замечая, уже смирился с планом Кардинала по уничтожению мира, я стиснул в кулаке тонкую цепочку. Да… быть может, действительно нет иного пути, кроме уничтожения всего Подмирья. Но в этом случае я все равно хочу включить Кардинала в число тех десяти. Даже если мне придется обмануть ее для этого.

Пытаясь избавиться от взгляда Кардинала, который, казалось, пронизывал меня насквозь, я отвернулся, развязал шнуровку верха рубахи и, пропустив голову в цепочку, повесил кинжал на шею. Проследив, чтобы Юджио сделал то же самое, я задал Кардиналу вопрос, который меня занимал с тех пор, как я услышал кое-что в ее рассказе:

– Кстати говоря… если для создания объекта нужна какая-то компенсация, что с теми штуками? Ну, с той горой еды и питья, которую ты создала, когда мы пришли.

Кардинал легонько пожала плечами и с улыбкой ответила:

– Ну, ну, об этом можешь не беспокоиться. Я всего лишь уничтожила пару никому не нужных книг с законами.

Из горла большого фаната истории Юджио, все еще сжимающего цепочку на груди, вырвалось непонятное «мгг».

– Нн? Что, хочешь еще? Понятно, растущий организм.

Юджио одновременно замотал головой и замахал руками, чтобы остановить Кардинала, уже поднявшую посох.

– Н-нет, нет, я уже сыт! Вы, вы лучше продолжайте рассказывать!!!

– Вовсе не нужно так сдерживаться.

С этими словами Кардинал улыбнулась, заставив меня заподозрить, что такой реакции Юджио она и ждала. Потом опустила посох, кашлянула и уже другим тоном произнесла:

– …Последовательность действий изменилась, но эти два кинжала, как я уже объяснила, остаются нашими козырями. Кинжал Юджио предназначен для Алисы, кинжал Кирито – для Администратора; попасть ими в цель – главнейшая ваша задача. Делайте все, что угодно, если сочтете, что это повысит ваши шансы, – хоть бейте в спину, хоть прикидывайтесь мертвыми. В конце концов, я твердо убеждена, что Рыцарей Единства вы превосходите только в одном: вы оба довольно-таки пронырливы… точнее – вы больше привыкли находить хитрые ходы в сражениях.

Прежде чем явно раздосадованный Юджио успел что-то брякнуть в ответ, я вмешался, сказав «согласен», потом добавил:

– Мне бы хотелось, конечно, добраться до самого верха с помощью каких-нибудь трюков, но… к сожалению, мы играем на их поле. Так что надо готовиться к атаке в лоб. К чему я это веду, Кардинал. Я так понимаю, когда ты сказала, что дашь нам снаряжение не хуже, чем у Рыцарей Единства, ты имела в виду, что вытащишь откуда-то кучу оружия и доспехов класса «Божественный инструмент»?

Мы сейчас, конечно, в чертовски неприятном положении, но моя душа игрока, Проходчика всегда остро чует запах того, что называется «заполучить сильнейшее оружие». Вот и сейчас мое сердце забилось быстрее в предвкушении ответа Кардинала – но девочка-мудрец в надцатый раз за сегодня сделала раздраженное лицо и в надцатый раз отрезала:

– Тупица. В твоих ушах вообще хоть что-нибудь остается из того, что я говорю? Повторяю: создание высокоуровневых объектов требует –

– А, понятно… в качестве компенсации нужен равнозначный объект… так вроде…

– И не смотри на меня с видом ребенка, который уронил пирожное! Ты заставляешь меня усомниться, правильно ли я сделала, что вас двоих выбрала. В первую очередь ты должен прекрасно понимать, что оружие – не из тех вещей, которые ты можешь вертеть как хочешь сразу же, как только достал. Какой бы сильный меч я тебе ни дала, у тебя нет шансов одолеть Рыцарей Единства, для которых их драгоценное оружие – их плоть и кровь, которые десятки лет вкладывали в него свои чувства.

Я вспомнил кнут Элдри, умеющий свободно скользить в воздухе подобно живой серебряной змее, и машинально кивнул. Она верно сказала; даже во времена SAO считалось, что нельзя сразу применять в бою редкое оружие просто потому, что ты его только что добыл.

Я совсем приуныл; у меня было ощущение, что я не пирожное уронил, а целый рождественский торт. Тем временем Кардинал со смесью отвращения и жалости на лице продолжила:

– Вообще говоря, у вас обоих и так уже есть любимые мечи, достаточно сильные, чтобы мне не нужно было еще что-то создавать, не правда ли?

– Ээ! – Юджио аж подпрыгнул на месте. – Вы вернете их нам?! Мой «Меч голубой розы» и… черный меч Кирито?!

– Другого выхода просто нет. Оба этих меча – несомненно, истинные Божественные инструменты. Один из них – оружие, каких в мире всего четыре; он предназначен для наездников на драконах. Второй – самая суть «Древа зла», которое несколько столетий впитывало ресурсы с громадной площади… быстро создать оружие такого класса – трудная задача даже для Администратора и меня. Более того, вы уже привыкли к этим клинкам.

– Ох, блин… если ты можешь так сделать, сказала бы раньше.

Я облегченно вздохнул и прислонился к стеллажу. Я уже почти оставил надежду снова заполучить бесценные мечи, которые у нас отобрали перед тем, как кинуть нас в тюрьму; но если нам их вернут, я жаловаться не стану.

– Но… даже если говорить насчет «вернуть», ты ведь не сможешь телепортировать их прямо сюда, да?

– Конечно. Похоже, наконец-то ты понял, – согласилась Кардинал и скрестила руки на груди; выражение ее лица стало какое-то непонятное. – Осмелюсь предположить, что эти мечи находятся в складской комнате на третьем этаже собора. Всего в тридцати мелах… или в тридцати метрах от ближайшего бэкдора, но, как вы уже знаете, двери, ведущие отсюда в собор, можно открывать лишь один раз. После этого туда сразу же слетятся всякие букашки, которых Администратор разослала искать меня… Так что выход у нас один: я отправляю вас через ту дверь, чтобы вы забрали оружие из складской комнаты, а дальше вам придется подниматься своими ногами. К счастью, прямо перед складом проходит главная лестница.

– Хмм… начнем, значит, с третьего этажа, э… Кстати, а комната Администратора на каком?

– Видишь ли, Центральный собор растет с каждым годом… сейчас там, должно быть, этажей сто…

– Хияаа… – вырвалось у меня. Ну да, гигантская белая башня была достаточно высока, чтобы ее верхушку нельзя было разглядеть, из какого квартала на нее ни смотри, – но я не думал, что у нее больше этажей, чем у небоскребов в реальном мире. Нам же не придется драться на каждом этаже? Не придется, правда? Так я мысленно пожаловался; просто руки опускаются от таких новостей. – Эммм, а нельзя нам начать этажа так с пятидесятого?..

– Все зависит от точки зрения, Кирито, – вмешался криво улыбающийся Юджио, вдесятеро больший оптимист, чем я. – Ведь враги, которых мы встретим, наверно, распределятся по всей длине пути.

– Аа, ээ, нуу, это, может, и так, но…

Нерешительно поерзав, я уселся в проходе между стеллажами и сухо прокашлялся.

– …Ну, я поднимался, конечно, по открытым лестницам на Токийскую башню…

– Хаа?

– Не, проехали. …Ладно, думаю, с планами мы определились. Сперва достаем свои мечи из кладовки. Потом лезем вверх по лестнице и этими мечами побеждаем Рыцарей Единства, которые будут на нас нападать. Если в это время мы наткнемся на Алису, то усыпим ее с помощью кинжала и отправим в Великую библиотеку. Если доберемся до сотого этажа, то Администратора тоже пырнем кинжалом и заберем фрагмент памяти Алисы.

Я уж решил, что это все и что худшее позади, но следующие слова Кардинала вновь остудили мой оптимизм.

– К сожалению, нам необходимо еще кое-что сделать.

– Э… ч-что?

– Ваши мечи, конечно, сильны, но одного этого вам не хватит для победы над Рыцарями Единства. Потому что они владеют страшным приемом, позволяющим усиливать мощь их оружия в несколько раз.

– Аа… это «полный контроль над оружием», да?..

На сипло произнесенные Юджио слова Кардинал коротко кивнула.

– Оружие класса «Божественный инструмент» наследует свойства объекта, использованного в качестве компенсации. «Кнут ледяной чешуи», которым с вами сражался Элдри, был раньше повелителем самого большого озера в Восточной империи, двухголовой белой змеей; Администратор поймала ее живьем и превратила в оружие. Однако, даже будучи кнутом, оно сохранило параметры змеи: проворство, остроту чешуи и точность удара. Священное искусство «полного контроля» высвобождает так называемую «память оружия», и кнут приобретает особую боевую мощь, которой раньше не обладал.

– Мнн, значит, то, что его кнут в змеюку превратился, – это не глюки и всякое такое… – простонал я и кончиками пальцев погладил грудь в том месте, куда пришелся удар кнута Элдри. Молясь в душе, чтобы эта белая змея не оставила какого-нибудь медленного яда, я продолжил слушать объяснение Кардинала.

– Каждый из Рыцарей Единства освоил заклинание полного контроля над оружием, данным ему Администратором. В том числе они освоили скоростное чтение заклинания, чтобы их не застигли врасплох, пока они его произносят. Думаю, у вас времени на отработку скоростного чтения не будет, но если вы хотя бы просто не овладеете заклинанием полного контроля над своими мечами, ваши шансы на победу будут сомнительными.

– Нет, погоди… ведь мой черный меч был не животным, а здоровенным деревом, ты же знаешь?.. У него вообще память-то есть?

– Должна быть. Кинжалы, которые я вам передала, такие же: они способны открыть проход между мной и целью атаки благодаря процессу, идентичному ритуалу «полного контроля», – исключительно потому, что хранят память (или «свойства») моих волос. Само собой, и прежняя форма твоего меча, Кедр Гигас, и прежняя форма «Меча голубой розы», гигантская ледяная глыба, не исключения.

– Это… это был всего лишь лед?

Юджио при этом известии разинул рот. Ничего удивительного – если бы мне пришлось перечислить свойства льда, вряд ли я бы много чего придумал, кроме «очень холодный». Я недоуменно поднял голову, но, раз так утверждает один из двух богов этого мира, значит, так оно и есть.

– Ну… если ты нас обучишь какому-то заклинанию, оно нам, думаю, пригодится, в том числе и заклинание полного контроля над мечами. Буду здорово признателен, если получу какую-нибудь спецатаку; какая она?

Но ответ вновь не оправдал моих ожиданий.

– Не строй из себя избалованного шалопая! Ритуал я опишу, но как именно будет выглядеть прием, решать только вам!

– Э… эээ?! Как так?!

– Чтобы «высвободить воспоминания» – а это и есть суть полного контроля над оружием, – недостаточно просто произнести слова заклинания. Владелец должен твердо представить себе высвобожденную форму своего оружия… должен вспомнить. Это вспоминание влияет на результат сильнее, чем идеально произнесенное заклинание само по себе. Ведь сила воображения, то есть «инкарнация», – основной принцип, на котором работает этот мир…

Даже я не понял больше половины слов, стремительно вываленных на нас Кардиналом. Особенно слово «инкарнация» – я вообще не мог понять, оно на Священном языке или на Общем; мне захотелось спросить, что оно означает, но, прежде чем я успел открыть рот, что-то зашевелилось в дальнем уголке моей памяти.

Это было… да, чуть больше двух месяцев назад, в цветнике при общежитии младших учеников Академии мастеров меча. Когда я впал в отчаяние, держа в руках искалеченные стебельки зефирии с бутонами, кто-то… нет, не «кто-то» – фамильяр Кардинала, маленькая черная паучиха Шарлотта – обратилась ко мне. «Заклинания – лишь способ организовать мысли и направить эмоции», – сказала она. И после этих ее слов я представил себе картину. Представил, как жизненная сила «четырех Великих Священных Цветов» с соседних клумб течет и вливается в стебельки, оставшиеся в кадке. И, несмотря на то, что я не произнес ни единого слова, ни единого заклинания, зеленый свет наполнил воздух и окутал ростки… и зефирии ожили.

Да, это, должно быть, и есть то «вспоминание», о котором говорила Кардинал. Если так, то я согласен – черта с два это опишешь в каком-либо заклинании.

Прочтя, видимо, мои мысли, Кардинал с серьезным видом кивнула, потом повернулась к по-прежнему ошеломленному Юджио и сказала:

– Идите за мной. Отдохните немного, а потом займемся ритуалом.

 

Покинув коридор с историческими книгами и спустившись на несколько этажей, мы вернулись в круглую комнату на первом этаже Великой библиотеки, куда меня отвели с самого начала.

На блюде в центре стола по-прежнему лежали пирожки и сэндвичи, от которых поднимался парок, хотя прошло уже больше двух часов. Похоже, Священное искусство, которое было к ним применено, не только восстанавливает Жизнь поевшему, но и не дает остывать самой еде.

Неудивительно, что при виде такого зрелища мой аппетит снова разгорелся, но я обнаружил, что теперь, когда я знаю происхождение этой пищи, брать ее в рот как-то и не тянет. Глядя на нас с Юджио, стоящих столбом и борющихся с внутренними конфликтами, Кардинал холодно произнесла:

– Поскольку еда помешает вспоминать, я ее удалю, если вы больше не будете есть.

– П-погоди, не могла бы ты просто убрать ее куда-нибудь, чтобы мы не видели? Мы это все оставим на попозже, когда будем выбираться отсюда.

На мои упрямые слова девочка-мудрец легонько покачала головой и подняла посох. Тюкнула по краю стола – и блюдо со всеми своими пирожками погрузилось в столешницу.

Зато из пола поднялись три стула с высокими спинками; Кардинал рукой подала нам знак сесть. Усевшись, я вперился взглядом в девственно-чистый стол.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.034 сек.)