АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Часть VIII. Центральный собор (пятый месяц 380 года по календарю Мира людей) 9 страница

Читайте также:
  1. II часть «Математическая статистика»
  2. II. Недвижимое и движимое имущество. Составная часть и принадлежность
  3. II. Практическая часть.
  4. II. Практическая часть.
  5. II. Теоретическая часть урока.
  6. III. ИНФОРМАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
  7. IX. Карашар — Джунгария 1 страница
  8. IX. Карашар — Джунгария 2 страница
  9. IX. Карашар — Джунгария 3 страница
  10. IX. Карашар — Джунгария 4 страница
  11. IX. Карашар — Джунгария 5 страница
  12. IX. Карашар — Джунгария 6 страница

Ему хотелось войти в какой-нибудь из коридоров, открыть какую-нибудь из дверей, чтобы убедиться, что это не так; однако Кирито молча шел впереди, не снижая скорости, и Юджио велел себе не отвлекаться. Если Дюсолберт сказал правду, на пятидесятом этаже, где-то вверху, их поджидают еще более сильные враги.

Юджио ласково прикоснулся к покачивающимся слева на поясе ножнам своего бесценного меча, пытаясь прогнать никчемные мысли, как вдруг перед очередной лестничной площадкой ноги Кирито резко остановились.

Развернувшись, Кирито с серьезным выражением лица напряженно спросил:

– Слушай, Юджио… а мы сейчас на каком этаже?..

– Аа… ну.

После этого невнятного ответа Юджио вздохнул, покачал головой и поник плечами, причем сделал это все одновременно.

– Сейчас будет двадцать девятый. Я предполагал, что так может быть, но надо же – ты и правда не считал.

– Тебе не кажется, что на нормальной лестнице должны быть указаны номера этажей?

– Может, и так, но не говори, что ты только сейчас это заметил!

Отмахнувшись от оправдания Юджио, как от чего-то несущественного, Кирито со шлепком прислонился спиной к стене лестничной площадки.

– Однааако, не очень-то далеко мы ушли, хех… я думал, мы уже выше… уже немного есть охота…

– …Ну, не только тебе.

Роскошный завтрак у Кардинала в Великой библиотеке остался почти в пяти часах позади. Через узкое и высокое окно было видно, что Солус поднялся почти до зенита; поскольку друзья преодолели уже двадцать пять этажей – а это тысяча ступенек, – да к тому же прошли через тяжелую схватку, ничего удивительного, что их тела требовали подпитки.

Кивнув в ответ, Юджио без стеснения протянул к Кирито правую руку.

– Так что доставай, что там у тебя в карманах.

– Ээ… не, они, ну, на крайний случай, и… кстати, у тебя поразительно острое зрение, хех.

– У тебя карманы так набиты, что я просто не мог не заметить.

Кирито с покорным выражением лица сунул руку в правый карман брюк, достал два дымящихся пирожка и кинул один из них Юджио. Тот поймал, и живот мгновенно отозвался на густой аромат – пирожки сохранили его, несмотря на то, что Великую библиотеку друзья покинули уже довольно давно.

– Он малость подгорел во время огненной атаки того типа.



– Хааа… вот, значит, почему. Ладно – спасибо, приступим.

Еду создала Кардинал с помощью высокоуровневого Священного искусства, стало быть, прежде это были страницы какой-то ценной стариной книги, но Юджио решил не задумываться на эту тему и впился в пирожок зубами. Тут же он впал во что-то вроде транса, наслаждаясь хрустящей поджаристой корочкой и сочной мясной начинкой.

Скромный обед был завершен менее чем за минуту; Юджио облизал пальцы и коротко выдохнул. Левый карман брюк Кирито тоже подозрительно бугрился, но Юджио решил пока что оставить это без внимания и сказал своему партнеру, закончившему есть одновременно с ним:

– Вкуснятина. …Итак, что делаем дальше? Если и дальше пойдем по лестнице, до пятидесятого доберемся через полчаса, но… мы что, действительно атакуем в лоб?

– Мм… – промычал Кирито, ероша себе волосы. – Дааа… мы уже знаем, какими крутыми бывают Рыцари Единства, но, судя по твоей битве с тем дядей, они не то чтобы не привыкли к многоударным приемам – скорее, у них нет опыта обращения с ними. Хочется верить, что у нас есть шансы на победу, если будем драться один на один и в ближнем бою. Но это трудновато будет устроить – ведь их там несколько, и, хуже того, они готовы и ждут нас.

– Значит… отказываемся от лобовой атаки и ищем другой способ?

– Сомневаюсь. Даже Кардинал считает, что эта лестница – единственный путь; и даже если мы найдем какой-нибудь тайный ход, есть опасность, что нас там возьмут в клещи… Надеюсь, нам удастся как-то разобраться с рыцарями на пятидесятом. Для этого нам придется выложить свои козыри; но у нас есть время подготовить этот долгий ритуал до того, как подняться на пятидесятый, спасибо тому дяде за предупреждение.

– Понятно… «полный контроль над оружием»… – пробормотал Юджио. Кирито кивнул с непонятным выражением лица.

– Меня беспокоит, что нам придется его применять в настоящем бою без тренировок, но сейчас тратить Жизнь наших мечей на тренировки – это как-то… Мы применим это заклинание вместе перед пятидесятым этажом и попробуем вырубить как можно больше рыцарей…

– Ааа, насчет этого я должен сказать кое-что, Кирито, – немного смущенно перебил его Юджио. – Это… у моего заклинания полного контроля, кажется, не очень большая боевая мощь, не такая, как у того Рыцаря Единства…

– Ээ… п-правда?

– Ну, понимаешь, заклинание-то для меня написала Кардинал… ну, правда, сам прием придумал я, но все равно…

Кирито, склонив голову набок, слушал оправдывающегося Юджио, потом сказал:

– А попробуй сейчас произнести заклинание. Без первой строки.

– А-ага.

Юджио, как ему было велено, быстро произнес все слова, кроме «систем колл». Его партнер слушал зажмурясь; потом, когда Юджио дошел до последних слов «энханс армамент», Кирито неожиданно для него ухмыльнулся.

– Вот оно что. Да, на наступательный этот прием не тянет, но он может быть весьма полезен – зависит от того, как его использовать. И он, сдается мне, будет не так уж плохо сочетаться с моим приемом полного контроля.

– О? А твой какой, Кирито?

– Увидишь. Жди с нетерпением.

Юджио, чуть надувшись, глянул на Кирито, который с таким беззаботным видом это сказал. Однако тот лишь зачесал пятерней челку наверх, сделал серьезное лицо и вновь оперся о стену.

– В общем, это нельзя назвать нормальной стратегией, но что есть, то есть. Сначала мы перед самым пятидесятым этажом произносим заклинание полного контроля и оставляем его в режиме ожидания. Вбегаем, разбираемся, где кто стоит, ты бьешь их своим приемом, потом я своим. Если нам повезет и все враги будут кучковаться вместе, мы даже, может, вырубим всех сразу.

– Ключевое слово «может».

Юджио произнес эти слова сомневающимся тоном, но, откровенно говоря, никакого другого плана у него не было. Нельзя было не признать – у Кирито гораздо лучше, чем у него, получается придумывать планы, учитывая все, что только можно. Юджио оставалось порадоваться, что ему представится возможность прочесть заклинание полного контроля до боя – в свое умение быстро применять священные искусства во время сражения он не вполне верил.

…Ладно, значит, так и сделаем. Сперва я…

Произнося эти слова, Юджио нечаянно повернул голову влево, к лестнице, ведущей на 29 этаж собора.

И ошеломленно застыл, распахнув глаза.

Из-за лестничных перил высовывались две маленькие головки; четыре глаза пристально смотрели на друзей.

Как только Юджио встретился с ними взглядом, головки мгновенно исчезли. Но он продолжал молча стоять и смотреть, и они появились вновь, моргая невинными глазенками.

Почувствовав, что что-то происходит, Кирито проследил за взглядом Юджио; сперва у него тоже отвалилась челюсть, потом он неуверенно спросил:

– Вы… кто?

Головки повернулись друг к дружке и разом кивнули, после чего из-за перил с очень испуганным видом поднялись две фигурки.

– Де… дети?.. – вырвалось у Юджио.

Перед ним и Кирито стояли две девочки в одинаковых чернильно-черных одеяниях.

На вид им было лет по десять. Юджио ощутил укол ностальгии – простые черные одежды здорово напоминали рясу, которую носила Селька, младшая сестра Алисы, обучающаяся в церкви Рулида.

Но, в отличие от Сельки, эти девочки носили на зеленых поясах короткие, санов тридцать длиной, мечи. Юджио насторожился, но тут же заметил, что и клинки, и рукояти мечей сделаны из красноватого дерева. Цвет был несколько необычным, но, судя по всему, это были обычные деревянные мечи, какие дают детям, стремящимся стать мечниками.

У девочки справа были светло-каштановые волосы, заплетенные в две косички. Ее загнутые наружными краями вниз брови и уголки глаз создавали впечатление робости. Напротив, у девочки слева были короткие волосы соломенного цвета и глаза с уголками, загнутыми вверх; ее лицо казалось решительным.

Пока Юджио и Кирито молча стояли и таращились на девочек, вперед шагнула, естественно, бойкая и волевая – та, что слева. Сделав глубокий вдох, она вдруг представилась:

– Эмм… меня зо-… мое имя Физель, я учусь на священнослужительницу Церкви Аксиомы. А эта девочка – тоже ученица…

– Ли… Линель.

Детские голоса дрожали – должно быть, от волнения. Юджио улыбнулся, чтобы приободрить девочек, но тут же сообразил, что те наверняка считают его врагом – они же священницы, пусть и всего лишь ученицы.

Однако следующие слова девочки, представившейся как Физель, оказались куда более деловыми, чем Юджио мог ожидать.

– Так… вы двое и есть пришельцы с Темной территории, вторгшиеся в собор?

– Хаа?..

Юджио невольно переглянулся с Кирито. Тот, судя по всему, тоже не мог решить, что делать. Он лишь хлопал губами, сведя брови, а потом юркнул за спину Юджио.

– У меня плохо выходит с детьми общаться. Так что давай ты.

Услышав сзади эти слова, Юджио хотел прошептать в ответ: «Это нечестно!» – но спрятаться за спиной у Кирито уже не получилось бы. Так что он поднял взгляд на стоящих пролетом выше девочек и скованно ответил:

– Ээ… эмм, ну… мы вообще-то из Мира людей, но… та часть насчет вторгшихся, ну, пожалуй, немножко правильная, наверно…

Дети вновь повернулись друг к другу и зашушукались. Их голоса звучали тихо, но разборчиво в царящей вокруг тишине.

– Ну что такое, Нель, они же совсем как люди. Ни рогов, ни хвостов нету.

Эти слова недовольно произнесла Физель, та, что казалась побойчее. Девочка по имени Линель неуверенно заспорила:

– Я, я только сказала, что в книжках было. Это ты виновата, что решила, будто они правда такие будут, Зель.

– Хмм, а может, они их прячут. Может, увидим, если подойдем поближе?

– Эээ, но они на вид совсем как обычные люди. Но… может, у них клыки во рту…

Этот очаровательный разговор напомнил Юджио о двойняшках на ферме Вольде, где он когда-то жил, и его губы сами собой изогнулись в улыбке.

Если бы он и Кирито были в их возрасте и узнали, что где-то поблизости объявились пришельцы из страны тьмы, вполне возможно, они тоже прокрались бы туда, чтобы посмотреть хоть глазком. После чего, скорее всего, получили бы крепкий нагоняй от отцов и старейшины.

Дойдя до этого места, Юджио забеспокоился. Не влетит ли девочкам за то, что они разговаривают с бунтовщиками против церкви? Он решил, что об этом следует волноваться не ему, но все же спросить надо.

– Послушайте… а на вас не будут сердиться, что вы с нами разговариваете?

Физель и Линель тут же закрыли рты, а потом расплылись в самодовольных улыбках. Физель ответила с оттенком торжества в голосе; вежливый стиль ее речи исчез без следа.

– Всем священникам и ученикам с самого утра велели запереться у себя в комнатах и никуда не выходить. Так что даже если мы глянем на пришельцев, никто не узнает.

– Ха-хаа…

Почему-то Юджио подумалось, что это объяснение вполне в духе Кирито. Он мог с легкостью представить себе картину, как в конце концов детей обнаруживают и ругают.



Девочки тем временем вновь зашушукались о чем-то; на этот раз вслух заговорила Линель.

– Эммм… вы точно не монстры с Темной территории?

– А-ага.

– Тогда, прошу прощения, не позволите ли вы нам посмотреть на вас поближе?.. На ваши, это, лбы и зубы.

– Ээ?

Выведенный из равновесия столь неожиданной просьбой, Юджио кинул взгляд назад, однако Кирито не только не пришел на выручку, но и вообще смотрел куда-то в сторону, делая вид, что ничего не замечает. Юджио с неохотой кивнул девочкам.

– …Ну, если только это, то ладно…

Неспособность отказать в подобной ситуации была у него в крови, но тут еще добавилось желание доказать, что он остался человеком, хоть и бунтует против церкви. А там мало ли – быть может, у девочек даже удастся что-нибудь разузнать про устройство собора.

Физель и Линель просияли и побежали вниз по лестнице; в их походке сквозили любопытство и настороженность одновременно. Спустившись на площадку рядом с Юджио, они остановились; синие и серые глаза уставились на него.

Юджио, слегка нагнувшись, левой пятерней зачесал вверх челку и одновременно оскалил зубы. Девочки секунд десять пристально, не мигая, смотрели на него, потом наконец кивнули, удовлетворенные результатом.

– Он человек.

– Точно человек.

Такое разочарование появилось на лицах девочек, что Юджио не удержался от неловкой улыбки. Глядя, как он улыбается, Линель склонила голову чуть набок.

– Но если вы не монстры с Темной территории, то почему в Центральном соборе все говорят, что вы к нам вторглись?

– Эээмм…

Юджио казалось, что, ответит он или нет, ничего хорошего из этого не выйдет, но он решил, что после всего того, что уже случилось, скрывать правду смысла нет, и потому сказал:

– …Когда-то давно мою подругу забрал Рыцарь Единства. Вот, и я пришел забрать ее обратно.

Такое, должно быть, трудновато принять ученицам священников, которые твердо верят в непогрешимость Церкви Аксиомы. Юджио ожидал, что на юных лицах появятся выражения испуга и отвращения, но, к его удивлению, девочки лишь коротко кивнули. Физель – та, что с соломенными волосами – с немного недовольной миной произнесла:

– Вот как. Ну, вполне нормальная причина.

– Но-нормальная?

– Раньше уже случалось, что люди протестовали, когда церковь забирала их родных или любимых. Но вы, кажется, первые, кому удалось досюда добраться.

Стоящая рядом Линель подхватила:

– А еще они говорили, что вас уже посадили в тюрьму, но вы порвали цепи из призрачного железа и сбежали; а потом еще – что вы победили двух Рыцарей Единства; вот мы и ждали тут – думали, что сейчас придут чудища тьмы… может, даже настоящий темный рыцарь явится. А вы – надо же, просто люди…

Дети снова переглянулись – «Хватит?», «Достаточно, да?» – и кивнули.

Линель снова взглянула на Юджио и склонила голову чуть вбок – косички закачались.

– И еще одну вещь хочу спросить: как вас зовут?

Я гораздо больше хочу спросить; так подумал Юджио, но исправно ответил:

– Я Юджио. А за моей спиной Кирито.

– Пфф… у вас что, нету фамилий?

– А, ну да. Понимаешь, я из далекой деревни. Кстати, а у вас тоже нет?

– Не, у нас есть, – и Линель просияла. Солнечная, прекрасная улыбка – как будто рот девочки битком набит сластями. – Мое имя Линель Синтезис Твенти-эйт.

Юджио не сразу осознал значение этого имени.

Вдруг по животу прошелся холодок, и Юджио опустил глаза.

Он не успел заметить, когда именно Линель успела достать с пояса свой короткий меч, но сейчас этот клинок санов на пять вошел в его тело.

На поясе он казался деревянным, но, похоже, за клинок Юджио принял деревянные ножны. А сам меч был вовсе не из дерева – из какого-то незнакомого тускло-зеленого металла. Поймав лучи солнца, проникшие через окно, он влажно взблеснул.

– Ю-!..

Этот короткий вскрик издал Кирито? Повернув задеревеневшую шею, Юджио увидел, как его партнер застыл, выдвинув правую ногу вперед. Физель, всего секундой ранее стоявшая рядом с Линелью, сейчас была уже сзади-сбоку от Кирито, и из его черной куртки торчал такой же зеленый меч. Губы девочки изгибались в такой же торжествующей улыбке, как раньше.

– …А я – Физель Синтезис Твенти-найн.

Одновременно выдернув из Юджио и Кирито свои мечи, Физель и Линель взмахнули ими, стряхивая кровь, быстрее, чем мог уследить глаз, и аккуратно убрали его в ножны.

Холод от раны в животе стремительно разошелся по всему телу. И те участки, куда он добирался, один за другим немели.

– Вы… обе… Рыца… ри…

Эти слова Юджио еще смог каким-то образом выдавить, но потом его язык тоже онемел, и он оказался полностью парализован.

Колени неожиданно подогнулись, и Юджио мешком рухнул на пол. Он сильно ударился о мрамор грудью и левой щекой, однако боли, как и осязания, не было.

В следующее мгновение с глухим стуком свалился Кирито.

Яд…

Юджио это понял, хоть и с запозданием, и стал думать, что делать.

На занятиях в Академии мастеров меча он изучал различные формы ядов и противоядия к ним. Однако все те средства предназначались для случаев, когда человек отравился какими-либо растениями, был ужален насекомым или укушен змеей. Для того, чтобы нейтрализовать действие отравленного оружия во время боя, они не годились.

И это естественно. Все сражения в Академии, да нет, во всем Мире людей – состязания доблести и изящества; потому покрывать оружие ядом строжайше запрещено. Насколько Юджио слышал, даже молодой дворянчик, который перед турниром в Заккарии выпустил опасное насекомое и вообще всячески пытался помешать Юджио и Кирито участвовать, не опустился до того, чтобы перед поединком с Кирито нанести на свой меч яд.

В общем, все познания Юджио были на уровне «какую травку приложить, если тебя ужалило такое-то насекомое». Даже если бы он выяснил, какой именно яд использовали девочки, – здесь вообще никакой растительности не было, тем более целебных трав. Можно еще было бы попытаться вылечиться с помощью Священных искусств, но с парализованными руками и ртом заклинание не прочтешь.

В общем, если этот яд не только лишает тело свободы, но и постоянно уменьшает Жизнь, то и он, и Кирито погибнут, не преодолев и половину высоты Центрального собора.

– Не нужно так бояться, Юджио-сан, – внезапно откуда-то сверху донесся голос Рыцаря Единства Линели Синтезис Твенти-эйт. Видимо, из-за яда он звучал искаженно, точно под водой. – Это всего лишь парализующий яд. Правда, разница только в том, умрешь ты здесь или на пятидесятом этаже.

Раздалось хлопанье подошв, и перед глазами Юджио, который по-прежнему лежал неподвижно, прижавшись к полу левой щекой, появился маленький светло-коричневый ботиночек. Линель подняла правую ногу и, совершенно не стесняясь, поставила ее Юджио на голову, потом поводила тут и там, будто искала что-то.

– …Хмм, значит, и правда нету рогов.

Затем сдвинула ногу к его спине, наступила с одного боку, с другого.

– И крыльев тоже нету, хех. Зель, а у тебя как?

– Этот тоже человек! – безрадостно ответила Физель из-за пределов поля зрения Юджио; видимо, она таким же образом проверила Кирито.

– Ээх, а я надеялась увидеть наконец настоящего монстра с Темной территории.

– Ну и ладно. Если мы притащим этих двоих на пятидесятый этаж и отрежем им головы на глазах у слабаков, которые там ждут, нам тоже дадут Божественные инструменты и драконов. Тогда мы сможем полететь на Темную территорию и там смотреть, сколько захотим.

– Ага. Ладно, Нель, давай поспорим, кто первая добудет голову темного рыцаря!

Даже после всего произошедшего голоса девочек были сама невинность; Юджио это пугало больше всего. Как такие маленькие девочки могли стать Рыцарями Единства – нет, откуда вообще эти дети в соборе?

Линель стояла прямо перед Юджио, а он не смог разглядеть, как она извлекла меч из ножен. Физель же с легкостью одолела Кирито, стоявшего поодаль от нее; ее проворство ужасало еще сильнее.

Однако же боевые навыки оттачиваются лишь годами тренировок и опытом настоящих, смертельных схваток. Юджио мог свободно обращаться с «Мечом голубой розы», Божественным инструментом, потому что долгое время терпеливо долбил топором Кедр Гигас; правда, по словам Кирито, главную роль сыграло то, что они разогнали отряд гоблинов в северной пещере.

Но Физель и Линель, как ни смотри, выглядели лет на десять, и, судя по их словам, у них не было опыта сражений с порождениями тьмы.

Как же тогда они настолько отточили владение собственными телами и мечами, что за их движениями не мог уследить глаз?

Однако бушующие в сердце Юджио сомнения не вырвались наружу ни единым звуком.

Яд как будто разошелся повсюду; Юджио перестал ощущать холод пола и вообще собственное тело. Маленькая ручка Линели ухватила Юджио за правую лодыжку; он понял, что его тащат вверх, когда его поле зрения перевернулось.

Сдвинув непослушный взгляд насколько возможно влево, Юджио увидел, что и Кирито волокут, как сундук. У него, как и у Юджио, паралич, похоже, добрался до лица – оно было совершенно пустым.

Юные Рыцари Единства подтащили Юджио и Кирито («Меч голубой розы» и черный меч по-прежнему оставались в ножнах на поясах) к лестнице и как ни в чем не бывало поволокли вверх. С каждой ступенькой головы друзей стукались о мрамор, но, естественно, боли не было.

Необходимо было придумать какой-то план, как выкарабкаться из этой ситуации; однако, видимо, яд парализовал и душу – Юджио ощущал в себе только лишь пустоту.

Он был готов сражаться с Церковью Аксиомы, но даже помыслить не мог, что его враг будет делать столь кошмарные вещи с маленькими детьми – превращать их в Рыцарей Единства. А все обитатели Мира людей верили, что Церковь Аксиомы – воплощение добра и гармонии. На протяжении веков.

– Ты думаешь, это странно, да?

Ушей Юджио вдруг коснулся голос Линели, сопровождаемый тихим смешком.

– «Почему такие маленькие дети стали Рыцарями Единства?», да? Ты все равно скоро умрешь, так что я расскажу.

– Нель, какой смысл говорить, если мы их убьем? Опять ты чудачишь.

– Слушай, но ведь скучно же просто так идти до пятидесятого этажа? …Юджио-сан, мы родились и выросли здесь, в соборе. Понимаешь, нас создали священники по приказу Администратора-сама. Для ее экспериментов в Священном искусстве «воскрешения» – ну, которое восстанавливает Жизнь, когда она полностью кончилась.

Совершенно кошмарные слова выходили изо рта Линели, но голос девочки оставался веселым и жизнерадостным.

– Дети снаружи, кажется, Священный Долг получают в десять лет, а нам назначили в пять. Мы должны были убивать друг дружку. Нам дали игрушечные мечи, даже меньше, чем вот этот отравленный, и сказали разбиться на пары и драться.

– Ты ну совсем не умела бить, Нель. Каждый раз было так больно, просто ужас.

На реплику Физели Линель ответила недовольным тоном:

– Это потому что ты все время непонятно двигалась, Зель. …Раз вы победили двух Рыцарей Единства, наверно, вы знаете, что человека не так-то просто убить; знаете, да, Юджио-сан, Кирито-сан? Так вот, даже пятилетнего ребенка – тоже трудно. Нам нужно было убивать быстро, а мы пугались и просто вслепую молотили мечами, пока наши Жизни не падали до нуля, а потом Администратор-сама нас воскрешала Священными искусствами…

– И это воскрешение сперва вообще не работало, помнишь? Тем, которые нормально умирали, еще везло; некоторые взрывались на куски, другие превращались в какие-то странные туши, а еще некоторые, когда воскресали, были совершенно не такими, как раньше.

– Хотя это был наш Священный Долг, нам не хотелось все время мучиться. Мы много способов перепробовали и заметили, что, если убивать как можно чище, одним ударом, это не так больно, и шансы на воскрешение тоже выше. Но этот самый один удар нанести трудно. Надо бить очень быстро и метко – либо пырнуть в сердце, либо срубить голову.

– И у нас стало получаться лет в семь, кажется? Мы ведь все время тренировались, пока другие дети спали.

Чувствительность не спешила возвращаться к Юджио, но все равно у него как будто мурашки по всему телу побежали.

Вот как Физель и Линель обрели свою пугающую быстроту.

Благодаря тому, что они много лет без конца убивали друг друга – если верить словам девочек. День за днем они махали мечами, думая, как лучше оборвать жизнь своей подруги.

Да, с накоплением такого рода опыта они даже детьми вполне могли стать достаточно сильными для производства в Рыцари Единства. Но в то же время эти две девочки утратили нечто очень важное.

Линель, неустанно поднимаясь по широкой лестнице, тем временем жизнерадостно продолжала.

– Нам было лет восемь, когда Администратор-сама прекратила эксперименты с воскрешением. Вроде как оказалось, что идеальное воскрешение невозможно. Знаешь? Когда твоя Жизнь падает до нуля, сверху падает туча стрел из белого света, и, как бы это сказать, у тебя в голове все понемножку стирается. Те дети, у которых стерлось что-то важное, уже никогда не становятся такими же, как были, даже если их Жизнь восстанавливается. Я кучу раз после воскрешения теряла воспоминания за последние нескольких дней. …Вот, ну и из-за всего этого нас сначала было тридцать, а сейчас остались только я и Зель.

– Распорядитель, весь такой носом кверху, сказал нам, кто выжил, что мы можем выбрать себе Священный Долг, и мы сказали, что хотим стать Рыцарями Единства. Он здорово рассердился и сказал, что Рыцари Единства – стражи порядка, которых призывает Администратор-сама из Небесного града; и что дети ими не могут стать. В общем, это закончилось поединками с тогдашними новичками-рыцарями. …Как их там звали?

– Эээ… Кто-то-там Синтезис Твенти-эйт и Твенти-найн.

– Послушай, Нель, я спрашиваю как раз про это «кто-то-там». Да, а помнишь, какое было лицо у распорядителя, когда мы одним ударом снесли тем дядям головы?

Девочки хором рассмеялись.

– …Вот, и когда Администратор-сама про это узнала, она сделала нас Рыцарями Единства в виде исключения. Взамен тех двоих, которые умерли. Но она сказала, что мы слишком мало знаем, чтобы защищать мир, как другие рыцари, и нам надо еще два года учить законы и Священные искусства, как ученицам священников… ох, как же это бесит.

– Мы как раз обсуждали, как нам побыстрее заполучить драконов и Божественные инструменты, и тут как раз всех предупредили, что в собор вторглись чудовища с Темной территории. И мы с Нелью сразу поняли: это то, что надо! Мы решили, что, если поймаем и казним пришельцев раньше других Рыцарей Единства, Администратор-сама сделает нас рыцарями по-настоящему, и поэтому стали ждать на лестнице.

– Прости, что я тебя отравила. Но мы правда очень хотели сами принести Юджио-сана и Кирито-сана на пятидесятый этаж… Да, можешь не беспокоиться. Мы классно умеем убивать, так что больно не будет.

Похоже, девочки сгорали от нетерпения, предвкушая тот момент, когда они отрубят Юджио и Кирито головы на глазах у выстроившихся на пятидесятом этаже Рыцарей Единства. Они шагали все веселее и быстрее; невероятно, но им совершенно не мешало то, что они волокли за собой свою добычу.

Нужно было думать над планом спасения, однако Юджио мог лишь слушать доносящиеся словно сквозь туман голоса девочек. Даже если бы его рот не был парализован – Юджио не верил, что этих детей можно переубедить словами. Они, похоже, начисто лишены представлений о добре и зле. Единственное, чему они подчинялись, – приказы своей «создательницы», Администратора…

После неведомо какого по счету поворота потолок, отражающийся в глазах Юджио, изменился: раньше это была нижняя сторона лестницы, теперь стала ровная поверхность. Похоже, лестница дальше не шла – наконец-то четверка достигла пятидесятого этажа, делящего собор надвое.

Физель и Линель остановились и обменялись короткими репликами:

– Пошли.

– Ага.

Всего через несколько минут зеленый меч перерубит его шею – да нет, через считанные секунды. Чувствительность по-прежнему упорно не желала возвращаться к Юджио, пальцы отказывались двигаться, как бы сильно он ни напрягал волю.

Потолок был куда выше, чем прежде. На глаз – мелов двадцать, не меньше. На мраморном своде виднелись цветные изображения трех богинь творения мира и их последователей. Колонны, поддерживающие потолок, тоже украшало множество картин; свет Солуса щедро поливал их через окна в стенах. Зрелище было величественное – вполне под стать названию «Великий коридор духовного света».

Девочки протащили Юджио и Кирито еще мелов пять и остановились. Тело Юджио перевернулось на пол-оборота вокруг его собственной торчащей немного в сторону ноги, и он наконец смог разглядеть весь коридор.

Коридор был ужасно огромный; возможно, он вообще занимал всю площадь этажа. Пол, покрытый камнями различных цветов, по углам тонул в белом свете. Багровый ковер тянулся от входа к противоположной стене, и там возвышалась громадная дверь, созданная, казалось, для великанов. Вне всяких сомнений, за этой дверью и находилась лестница, ведущая дальше наверх.

И – посреди коридора на приличном расстоянии от дверей неподвижно стояли несколько рыцарей, облаченных в доспехи с ног до головы. От них исходила угрожающая аура – чувствовалось, что мимо них не пройти никому. Четверо рыцарей стояли в ряд. Один немного впереди.

Задняя четверка была в одинаковых серебристых латах и в шлемах с крестообразной прорезью. Доспехи – точно такие же, как у Элдри. Мечи – тоже одинаковые: большие, прямые. Каждый рыцарь держал свой меч вертикально, уперев острие в пол и твердо положив руки на головку рукояти.

Доспехи того, что впереди, выглядели немного по-другому. Они источали светло-сиреневое сияние и были заметно более вычурными. С пояса рыцаря свисал тонкий меч в ножнах, предназначенный, судя по всему, в основном для нанесения колющих ударов. Доспехи казались довольно легкими, однако мощь, исходящая от рыцаря, была куда ощутимее, чем от тех четверых. Юджио не видел, что находится внутри шлема с украшением в виде птичьих крыльев, но он был уверен – этот рыцарь никак не слабее Дюсолберта.

Пять Рыцарей Единства стояли непреодолимым барьером на пути к верхним этажам собора.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.044 сек.)