АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ГЛАВА 4.1. НАЦИОНАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И СТИЛИ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. I. Институционализация рекламной и PR-деятельности.
  3. I. Формирование системы военной психологии в России.
  4. II. Глава о духовной практике
  5. II. Основные показатели деятельности лечебно-профилактических учреждений
  6. II. ЦЕЛИ И ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИХОДА
  7. II. ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОИ
  8. II. Цель и задачи государственной политики в области развития инновационной системы
  9. II. Экономические институты и системы
  10. III. Анализ результатов психологического анализа 1 и 2 периодов деятельности привел к следующему пониманию обобщенной структуры состояния психологической готовности.
  11. III. Глава о необычных способностях.
  12. IV. Глава об Освобождении.

Приобретение, производство, адаптация и диффузия нового технологического знания на уровне экономики в целом поддерживаются сочетанием различных факторов, которые образуют национальную систему инноваций (см., например, [153, 199, 211]), которая отражается в различных инновационных стилях.

Как подчеркивалось в гл. 1.3, большинство специалистов в настоящее время придерживаются институционального подхода к определению национальной инновационной системы (НИС), согласно которому под НИСпонимается совокупность институтов, которые индивидуально и во взаимодействии друг с другом обусловливают разработку и распространение инноваций в пределах конкретного государства.

Как согласуется развитие национальных инновационных систем с процессом глобализации?

В течение последних десятилетий, как показали результаты ряда исследований, наблюдается усиление национальной специфики развития инновационной сферы(см., например, [123]). При этом среди основных детерминант, определяющих особенности и характер национальных систем инноваций, выступают естественные ресурсы, система исследований и разработок, политические факторы (например, поддержка НИОКР в оборонном секторе по политическим причинам), взаимоотношения между пользователями и производителями, система образования и переподготовки, характер других национальных институтов. Иными словами, в национальных инновационных системах отражаются все факторы, которые могут вызвать развитие определенных технологических путей, что, в свою очередь, находит выражение в различных инновационных стилях. Кроме того, как подчеркивалось в гл. 1.3, явный аспект технологий, как правило, легче передается и изучается, чем неявный, некодифицированный аспект технологий, для передачи которого необходим процесс «обучения путем действия». Поэтому неявный аспект технологического знания усиливает страновую специфику инновационных процессов, усложняет процесс международной диффузии или распространения инноваций через национальные границы.

Можно ли говорить об усилении специфики национальных инновационных систем в контексте глобализации? Действительно, с одной стороны, понятие национальной системы инноваций предполагает существование различных инновационных стилей в различных странах, но с другой - глобализация подразумевает диффузию, распространение технологического знания и инноваций по всему миру. Не может ли процесс интернационализации существенно уменьшить межстрановые различия путем международной диффузии технологий?



Обсуждение этой проблемы среди специалистов стимулировало проведение исследований, в рамках которых предпринималась попытка оценить, в какой степени исследования и разработки являются глобальными (см., например, [154, 207]). Общим предположением этих работ является то, что наиболее вероятным средством глобализации технологий являются многонациональные корпорации,которые распространяют технологический опыт по своим дочерним структурам, находящимся в различных странах и регионах. При этом оценивалась степень, в которой интернационализируются результаты исследований и разработок, путем сопоставления патентной деятельности многонациональной корпорации в стране, где расположены ее материнская структура или головной офис, по сравнению со странами, где находятся дочерние структуры. Конечно, вряд ли можно измерить процесс технологической глобализации только путем сравнения патентной деятельности в своей стране и за рубежом. Безусловно, это - более сложный и комплексный процесс, который приводит, в частности, к изменению самой природы дочерних структур многонациональных компаний. Поэтому, например, Дж. Кантвелл предлагает по-новому взглянуть на проблему «национальное или глобальное», показывая, что глобализация технологий в многонациональных компаниях имеет тенденцию усиливать, а не размывать или разрушать национальные модели [131]. В его авторском подходе глобализация означает международную интеграцию инновационной деятельности в рамках многонациональных корпораций путем усиления специализации дочерних структур в соответствии с различными требованиями в различных странах и регионах.

Тем не менее, хотя использование патентной статистики некоторыми специалистами и рассматривается как небесспорное, эта статистика является богатым источником эмпирических фактов по проблемам, связанным с особенностями инновационно-технологического развития (см., например, [174]).

Как идентифицировать инновационный стиль данной страны?

Рассмотрим кратко основные результаты, полученные при исследовании степени подобия инновационных стилей в развитых странах, т.е. степени, в которой национальные инновационные стили становятся более схожими или, напротив, непохожими с течением времени (см., например, [233]). Вначале кратко опишем в общих чертах методику проведения такого исследования и статистическую базу, лежащую в его основе.

Для получения количественных оценок характера и особенностей различных инновационных стилей использовалась патентная статистика, поскольку разные инновационные стили отражаются в различных способах осуществления деятельности в области исследований и разработок. Заметим, что уникальность патентной статистики заключается и в том, что данные могут быть получены и сгруппированы по отдельным технологическим областям и, как правило, доступны за очень продолжительные периоды времени. Данные о патентной активности, как показано во многих работах, могут быть полезным индикатором новаторской и внедренческой деятельности, для них обычно свойственна существенная корреляция с такими важными показателями инновационной деятельности, как объем и структура затрат на исследования и разработки.

При анализе тенденций изменения подобия инновационных стилей в развитых странах были выделены и рассмотрены следующие четыре исторических периода [233]:

1) период, предшествовавший Первой мировой войне (1890-1914);

2) Первая мировая война плюс период между мировыми войнами (1915-1939);

3) Вторая мировая война и послевоенный период (1940-1964);

4) современный период начиная с 1965 г.

Этот выбор исторических периодов мотивируется желанием учесть такие крупные исторические события, как мировые войны, которые, по их мнению, приводили к значительным структурным изменениям в инновационной деятельности в целом и патентной активности в частности. В ходе анализа было показано, что характер страновой специализации инновационной сферы является достаточно стабильным в течение 25-лстнего периода [234], поэтому в рамках каждого из четырех выделенных исторических периодов национальные инновационные стили являлись достаточно стабильными, отражающими различные национальные инновационные системы.

В качестве измерителей особенностей страновых инновационных стилей рассматривались характеристики аккумулированных патентных фондовв различных странах, так как они связаны с характером аккумулированного технологического опыта, накопленных компетенций и технологических возможностей. Другими словами, в рамках исследования полагалось, что как прямое, так и косвенное влияние национальных инновационных систем на темп и направление технологических изменений может быть лучше проанализировано, если рассматривать не отдельные (пусть даже очень значимые) результаты инновационной деятельности, а в целом характер изменения аккумулированного патентного фонда. Отметим, что в рассматриваемом исследовании анализировались данные только по странам, в которых величина аккумулированного патентного фонда превосходила некоторое пороговое значение, а именно число патентов, выданных в течение каждого из четырех периодов, должно было быть не менее 1000.

В качестве основных выводов, полученных в ходе данного исследования, можно отметить следующие. Независимо от того, какая технологическая парадигма превалировала в отдельные исторические периоды, страны придерживались характерных, свойственных только им, различных инновационных стилей,специфика которых определялась институциональной и отраслевой структурами в данной стране, особенностями социальных отношений. При этом были выявлены исторические комбинации стран со схожими инновационными стилями, что свидетельствует о том, что в этих странах в течение довольно длительного времени существуют относительно схожие институциональные, социальные и экономические системы. Среди интересных положительных корреляций за последнее столетие авторы исследования выделяют следующие [233].

Германия и Швейцария имели схожие инновационные стили в течение почти всех рассмотренных исторических периодов, за исключением периода Второй мировой войны и послевоенного времени. Технологическая схожесть между этими двумя странами наблюдалась еще в начале прошлого века, что объясняется историческими, экономическими и социальными причинами. Близость двух стран служит стимулом для циркуляции идей, личные контакты являются лучшим способом трансфера неявных технологических знаний, чему в данном случае способствует и существование общего языка. В обеих странах высокий приоритет отдавался образованию, особенно высшей школе. К началу века они уже имели технологически развитую химическую отрасль и электроэнергетику. Крупные компании с хорошо оборудованными лабораториями для проведения исследований и осуществления инноваций были характерны для обеих этих стран (см., например, [161]). В Германии высокую активность в химической отрасли проявляли компании BASIS Hoechst и Bayer, в электроэнергетике - Siemens и AEG (см., например, [ 134]); в Швейцарии соответственно компании CIBA и ВВС Brown Boveri (см., например, [227]).

Недостаточное сходство между этими двумя странами в период и после Второй мировой войны объясняется экстраординарностью этого периода в истории Германии из-за военного бремени. После окончания войны страна была разделена на две, ее технологическая база демонтирована членами антифашистской коалиции, а исследования в области стратегических и военных технологий были запрещены. Германия была вынуждена в этот период провести значительную промышленную реорганизацию, что привело к новому инновационному стилю, который существенно отличался от стиля Швейцарии. В течение войны и в послевоенный период Германия была технологически схожа с Японией, которая прошла через такой же период промышленной реорганизации, контролируемый антифашистской коалицией. Поэтому легко предположить, что одинаковые проблемы привели обе страны к развитию схожего альтернативного технологического пути. Более того, в то время обе страны были политически исключены из процесса военного развития и военных исследований (заметим, что это был период, когда военные исследования оказывали очень сильное воздействие на развитие гражданского сектора и служили стимулом для многих инноваций). Исключительность ситуации, связанная с экстраординарными событиями в истории этих двух стран, подтверждается и тем фактом, что никогда больше в истории их развития не наблюдалась их технологическая схожесть.

США и Швеция, Великобритания и Франция - две другие отмеченные исторические комбинации. Эти две пары стран характеризуются схожими инновационными стилями, начиная со Второй мировой войны.

Технологическая схожесть между США и Швецией явилась результатом двух основных причин. Во-первых, сразу после Второй мировой войны обе страны активно интересовались и отдавали высокий приоритет развитию военных НИОКР. В J958 г. в США была создана NASA с целью контроля и осуществления прямых инвестиций в инновационные технологии в военной области. NASA играла важную роль в развитии полупроводниковой и компьютерной отраслей в США (см., например, [198]). Шведский нейтралитет в течение войны был основан на отечественной военной технологии. На базе сотрудничества государства с крупными частными шведскими компаниями реализовывались грандиозные проекты. После Второй мировой войны Швеция начала инвестировать в исследования ядерной энергии, компьютерных и космических технологий [156]. Во-вторых, множеством факторов, которые способствовали достижению двумя странами технологического сходства, было развитие и улучшение технологий машиностроения. Таким образом, технологическая схожесть между США и Швецией явилась результатом схожих инновационных стилей, связанных с одинаковыми приоритетами, отдаваемыми военным исследованиям, и схожей средой осуществления инновационной деятельности.

Великобритания и Франция - вторая комбинация стран, которые стали технологически схожими с периода Второй мировой войны. Сразу после окончания войны Великобритания и Франция придавали одинаковую важность системе обороны, хотя существовали различия в реализации оборонных систем. Во Франции важное значение имело активное государственное регулирование посредством Национальных планов [136]. Французская отрасль производства вооружения рассматривалась как важная начиная с 1950-х гг., что оценивается как реакция на индокитайскую войну и результат придания этой отрасли высокого приоритета администрацией генерала де Голля. В Великобритании традиционно сильный военный истеблишмент гарантировал спрос на продукцию этой отрасли [235]. Кроме того, в течение Второй мировой войны британские ученые и инженеры внесли существенный вклад в развитие технологий атомной энергетики, а Франция решила создавать свою собственную атомную промышленность после тога, как была лишена доступа к американским и британским атомным технологиям [136]. Поэтому технологическое сходство между Великобританией и Францией в период Второй мировой войны И послевоенный период объясняется главным образом развитием военных и стратегических технологий. Правительства обеих стран поставили цели и выработали приоритеты, связанные сжеланием стать передовыми военными державами. По этой причине X. Эргас определяет эти две страны как «ориентированные миссией» при рассмотрении их технологической политики [158].

Схожесть между США и Францией проявилась только в самый последний период, и поэтому еще невозможно делать заключение, является ли эта комбинация схожих стран уникальной и характерной только для современного периода или может проявиться и в будущем. В последний период Франция активно развивала несколько отраслей химической промышленности, проявляла огромный интерес к нефтехимическим технологиям. Поэтому в последний период Франция выработала инновационный стиль, очень схожий со стилем США, которые всегда проводили исследования в военной сфере, а также в химических и нефтехимических отраслях [199].

Результаты исследований, рассмотренных в данной главе, подтверждают выводы о том, что национальные инновационные системы имеют глубокие исторические корни и традиции, которые, как правило, сохраняются в течение длительных периодов. Страны прошли различные пути технологического развития за последние 100 лет, что подтверждает мнение о страновых особенностях технологических инноваций, их глубинной связи с национальными инновационными системами. В каждый из четырех рассмотренных исторических периодов только нескольким парам стран были свойственны схожие инновационные стили. В целом же в каждый из рассмотренных исторических периодов отмечено больше технологической несхожести, чем подобия национальных инновационных систем. При этом важно отметить, что страны могут развивать похожие нуги инновационного развития под влиянием сильного правительства, которое устанавливает схожие стратегические приоритеты в инновационнойсфере.

Для того чтобы идти в ногу с технологическими изменениями и адаптироваться к ним, необходимо изменять национальную институциональную структуру. Развитие нового технологического знания нуждается в социальном процессе обучения |200]. В таком процессе адаптации и обучения государство и государственный сектор могут играть ключевую роль. Государство может стимулировать научно-технический прогресс, инновационное развитие по желаемым технологическим траекториям, оно может поддерживать переход от старой траектории к новой.

Однако, если проявляются «институциональные помехи» и как следствие - «институциональный склероз»,когда институты не способны адаптироваться к новой технологической парадигме, страны могут оказаться «запертыми» в старые, менее перспективные технологические пути [184]. При таких обстоятельствах государственное регулирование должно использоваться как механизм наведения мостов между экономической стороной технологических изменений и институциональными требованиями.

Хочется отметить, что термин «глобализация» был введен в употребление для того, чтобы отметить переход от интернационализации, при которой организации функционируют на международных рынках, к состоянию, при котором ценности производятся и распространяются в рамках мировых сетей [206]. Торговля всегда порождала экономические связи между странами, но сегодня активная коммерция в определенных отраслях интегрирует эти отрасли на международном уровне новыми способами. Глобализация не является просто результатом прямых иностранных инвестиций и международного производства, контролируемого многонациональными компаниями, она также является следствием международной торговли, транснациональных коммуникационных систем и международных потоков научных и технологических знаний.

Что понимается под "техноглобализмом"?

Нередко международные передвижения научных и технологических знаний определяются как технологическая глобализацияили «техноглобализм»,который конкретизируется с помощью трех различных понятий:

• «глобальное использование технологий» - отражает увеличение доли технологических инноваций на международных рынках как следствие роста международной торговли;

• «глобальная генерация технологий» - охватывает распространение по различным странам научно-исследовательских мощностей, часто принадлежащих многонациональным корпорациям (что иногда классифицируется как прямые иностранные инвестиции в НИОКР), усиливаемое расширением информационных сетей;

• «глобальное технологическое сотрудничество» - включает разработку ноу-хау или инноваций партнерами в различных странах, причем каждый партнер сохраняет свою институциональную идентичность и собственность.

Последнее понятие охватывает огромное количество исследовательских альянсов между организациями в различных странах, основным побудительным мотивом при создании которых, как правило, является потребность в доступе к знаниям. Такие стратегические технологические альянсы, конечно, не являются какой-то абсолютно новой формой, поскольку, например, международные соглашения по перекрестному лицензированию существуют уже довольно давно. Однако недавняя волна межфирменных соглашений включает намного более широкую и более гибкую область соглашений. Так, одним из наиболее часто приводимых мотивов сотрудничества является приобретение научных или технологических знаний и опыта или мощностей у организаций-партнеров. Эта потребность в доступе к знаниям и в обучении отражается в ряде метафор, связанных с техноглобализмом, например многонациональные корпорации устанавливают «посты наблюдения», чтобы «иметь окно в иностранную науку».

Важно отметить, что в то же время экономические аспекты глобализации выдвигают на первый план локализацию, так как выживание в условиях развивающейся глобальной экономики все в больше степени зависит от инновационности и квалификации людей, их умений и талантов и от институтов, имеющихся на местном уровне. Локализация уравновешивает глобализацию, она раскрывает местное разнообразие и креативность.

Под локализацией обычно понимается процесс использования существенных экономических мощностей географически очерченного региона (в рамках страны) или даже крупного города для того, чтобы успешно осуществлять инновации и совместно конкурировать посредством взаимосвязанных сетей и альянсов [217].

Эти региональные инновационные кластеры или «районы высоких технологий» развиваются на основе межфирменных связей в рамках определенного региона с целью снижения трансакционных издержек, использования местной отраслевой среды и культуры, повышения инновационного потенциала. Организации становятся все в большей степени вовлеченными в местные и региональные сети фирм и институтов, которые конкурируют на основе «гибкой специализации».

Правительства заботятся о конкурентоспособности экономики своих стран и национальных организаций, и в существенной степени эти две задачи все еще уравниваются ими. Исторически национальная инновационная система часто играла важную роль в сохранении и консолидации конкурентного преимущества и рассматривалась как движущая сила для достижения экономического превосходства [122]. Однако новые конкурентные технологии, как правило, не создаются уже одним каким-то предпринимателем или организацией, а разрабатываются посредством комплексных механизмов, основанных на межорганизационных сетях, которые выходят за пределы национальных сфер влияния.

Поэтому эффективность национальной политики ставится под вопрос и все чаще утверждается, что национальная технологическая политика, целью которой является помощь национальным организациям в достижении передовых позиций в конкуренции на основе самых совершенных технологий, является устаревшей в условиях глобализации. Фактически дилемма может быть кратко выражена в следующем вопросе: в чем смысл правительственной политики стимулирования инноваций в отраслях, если выгоды могут быть получены в других странах?

Рассматривая техноглобализм как противоположность национальной автономии, правительства могут стремиться поддерживать свои организации посредством набора мер и инструментов, которые часто характеризуются как новый вид наступательного высокотехнологичного протекционизма. В этой крайности технопротекционизм инициируется страхом подчинения национальных общественных интересов наднациональным институтам (см., например, [217]).

Технопротекционизм обычно реализуется в форме ограничения доступа иностранных компаний на национальные рынки, в отрасли или исследовательские программы. Однако национальные фирмы могут выигрывать от взаимного международного обмена, а ограничение доступа иностранных фирм, как правило, приводит к ухудшению доступа национальных компаний к зарубежным технологиям, что в конечном счете может не улучшить, а ухудшить их конкурентоспособность.

Менее ограничительным подходом, по мнению некоторых специалистов, является так называемый технонационализм, при котором основное внимание уделяется технологическим возможностям национальных организаций, причем при этом полагается, что эти возможности могут быть созданы усилиями, предпринимаемыми в рамках данной страны. Сторонники такого подхода считают, что переориентация, смещение акцентов с национальной конкурентоспособности, основанной на активах, продукции и технологиях, на национальную задачу улучшения жизненного уровня граждан путем увеличения национального вклада в мировую экономику логически соответствует становлению и развитию экономики знаний. По их мнению, при технонационализме национальные инновационные системы характеризуются своей открытостью (см., например, [199|).

Акцент на развитии способностей и процессов обучения в данной стране аналогичен цели национальной инновационной политики усилить на национальном уровне способность ассимилировать знания, или абсорбционную способность (см., например, [122]). Поэтому политика технонационализма должна включать такие аспекты увеличения на национальном уровне способности ассимилировать знания, как, например, инвестиции в образование и переобучение, поощрение взаимодействий между обучаемым и обучающим, чтобы обогатить знания и опыт своих граждан и способствовать созданию метазнаний в их организациях.

Каковы особенности развития НИС в России?

В качестве одной из ключевых проблем развития национальной инновационной системы в нашей стране многие специалисты отмечают несбалансированность спроса и предложения на исследования и разработки: с одной стороны, темпы развития и структура российского сектора НИОКР не отвечают потребностям системы обеспечения национальной безопасности и растущему спросу со стороны предпринимательского сектора на передовые технологии; с другой стороны, предлагаемые российским сектором исследований и разработок отдельные научные результаты мирового уровня не находят применения в российской экономике вследствие общей низкой восприимчивости к инновациям российского предпринимательского сектора [см.: Стратегия Российской Федерации в области развития науки и инноваций на период до 2015 г. М.: Минобрнауки РФ, 2006].

Место России на мировых высокотехнологичных рынках и в мировых инновационных процессах в настоящее время неадекватно имеющемуся в стране интеллектуальному и образовательному потенциалу. По основным характеристикам состояния национальной инновационной системы Россия в настоящее время существенно отстает от уровня развития НИС в развитых странах.

Действительно, сравнительный анализ отдельных характеристик НИС различных стран показывает, что Россия существенно уступает развитым странам по доле в ВВП затрат на исследования и разработки (рис. 4.1). Динамика финансирования российской науки с начала 1990-х гг. характеризовалась резким спадом: внутренние затраты на исследования и разработки в России составили в 2004 г. 43% в постоянных ценах от уровня 1990 г. (доля в ВВП затрат на исследования и разработки в 1990 г. равнялась 2,03%, а в 2004 г.- только 1,17%). Другими словами, если в 1990 г. поданному показателю Россия находилась на уровне, сопоставимом с ведущими странами ОЭСР, то в настоящее время она находится на уровне стран с более низким научным потенциалом (Испания, Польша, Венгрия, Новая Зеландия).

Рис. 4.1. Внутренние затраты на исследования и разработки в % к ВВП (по состоянию на 2004 г.)

Еще более существенно отставание по удельным показателям затрат в сфере НИОКР. Так, величина затрат в расчете на одного занятого в этой области в России в настоящее время в 8 раз меньше, чем в Южной Корее, и в 12 раз меньше, чем в Германии.

К сожалению, в настоящее время отставание России от ведущих стран по отдельным показателям результативности НИС еще более существенное. Так, если в 2004 г. в Японии показатель изобретательской активности равнялся 24,3; в США - 17,6; в Европе - на уровне 8,0-8,5, то в России он был равен всего 1,6 (рис. 4.2). Заметим, что под изобретательской активностью принято понимать число патентных заявок на изобретения, поданных резидентами в стране, в расчете на 10 тыс. населения.

Текущее состояние инновационной системы в нашей стране ставит вопрос об экономической безопасности. Многие эксперты считают, что пороговое значение уровня инновационной активности, ниже которого встает вопрос об экономической безопасности, равен 15%. Однако в настоящее время доля промышленных организаций в нашей стране, осуществляющих технологические или производственные инновации, составляет чуть более 10%, в то время как в Германии или Республике Корее это показатель находится на уровне 65% (рис. 4.3).

Рис. 4.2. Коэффициент изобретательской активности (число патентных заявок на изобретения, поданных резидентами в стране, в расчете на 10 тыс. населения)

Рис. 4.3. Удельный вес организаций предприятий промышленности, осуществлявших технологические инновации, в общем числе организаций (в %. по состоянию на 2003-2004 гг.)

Низкая инновационная активность значительной части предприятий реального сектора экономики, низкий уровень развития малого инновационного предпринимательства являются следствием тех основных проблем, которые отмечаются в процессе развития национальной инновационной системы в нашей стране:

• отсутствие развитой нормативно-правовой базы осуществления инновационной деятельности, неразвитость правовых механизмов введения результатов интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот;

• низкая капитализация научных результатов, нерациональное распыление бюджетных средств и недофинансирование исследований в перспективных областях науки, обеспечивающих конкурентоспособность экономики России на мировом рынке;

• ослабление кооперационных связей между научными организациями, учреждениями образования и производственными предприятиями, отсутствие экономического взаимодействия между отдельными элементами инновационной инфраструктуры;

• низкая информационная прозрачность инновационной сферы, недостаток информации о новых технологиях и инновационной продукции, об объектах вложения капитала с потенциально высокой доходностью.

Эти проблемы в развитии НИС России интегрированно выражаются в том, что капитализация интеллектуальных ресурсов происходит преимущественно вне пределов России. В результате «утечки мозгов», отсутствия в нашей стране условий для расширенного воспроизводства потенциала фундаментальной науки за рубеж поставляются знания, т.е. результаты самых начальных этапов инновационных процессов, своего рода «сырье» инновационной системы. Другими словами, «экспорт в инновационной сфере» носит «сырьевой» характер. Импортируется же высокотехнологичное оборудование, инновационная продукция как результат коммерциализации инновационных технологий, т.е. последних «фракций перегонки» («стадий переработки») интеллектуальных ресурсов. Таким образом, выступая на международных высокотехнологичных рынках преимущественно как поставщик фундаментальных знаний, а не инновационных технологий, Россия несет бремя затрат на производство такого общественного блага, как фундаментальная наука, а экстерналии (или позитивные внешние эффекты) от использования этого блага реализуются преимущественно в рамках экономических и инновационных систем других стран. Это подчеркивает актуальность системного развития инновационной сферы в нашей стране, ликвидацию «разрывов» в инновационных процессах, выражающихся в недостаточном развитии сектора прикладных исследований и разработок, отсутствии эффективных инфраструктурных механизмов коммерциализации новых технологий.

В настоящее время в нашей стране активно развивается стратегический подход к управлению инновационной сферой, разрабатываются и реализуются на национальном уровне инновационные стратегии. Министерством образования и науки Российской Федерации разработана «Стратегия Российской Федерации в области развития науки и инноваций на период до 2010 г.» - www.rnon.gov.ru/science-politic/conceplion. Ведутся активные работы по выработке стратегий развития национальной инновационной системы на период до 2015 г., стратегических приоритетов на период до 2025 г.

Для того чтобы не утратить перспектив роста национальной конкурентоспособности на мировых рынках наукоемкой продукции, а также избежать необратимости отставания от ведущих стран в период их перехода к новому этапу формирования инновационного общества (построению экономики, базирующейся преимущественно на генерации, распространении и использовании знаний), в нашей стране необходим радикальный пересмотр подхода государства к управлению инновационной системой.

В качестве основных стратегических задач развития российской НИСна период до 2015 г. рассматриваются:

• создание эффективной инновационной системы, встроенной в глобальную инновационную систему и соответствующей по основным параметрам инновационным системам развитых зарубежных стран, как основы для технологической модернизации экономики и повышения ее конкурентоспособности на основе передовых технологий;

• создание сбалансированного и устойчиво развивающегося сектора исследований и разработок, имеющего оптимальную институциональную структуру, обеспечивающего расширенное воспроизводство знаний, конкурентоспособного на мировом рынке.

Стратегический подход к развитию НИС подразумевает выработку четких стратегических приоритетов, отказ от политики государства по принципу «всем сестрам по серьгам», концентрацию бюджетных ресурсов в ограниченном числе секторов, но таких, которые определяют конкурентоспособность национальной экономики.

В качестве рационального варианта стратегии финансирования инновационной системы России до 2015 г. Министерством науки и образования РФ в проекте «Стратегии Российской Федерации в области развития науки и инноваций на период до 2015 г.» предложено увеличение объемов финансирования из федерального бюджета за период 2005-2015 гг. в 8 раз, из бюджетов субъектов Российской Федерации - в 12 раз, из внебюджетных источников - в 33 раза (рис. 4.4).

Рис. 4.4. Планируемое финансирование инновационной стратегии


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.035 сек.)