АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Джон Баллох и Генри Миллер ВОЕННО-МОРСКИЕ СЕКРЕТЫ

Читайте также:
  1. Военно-морские коллизии или как наша подводная лодка случайно украла американский секрет.
  2. ВОЕННО-МОРСКИЕ СЕКРЕТЫ
  3. Военно-морские силы России накануне Первой мировой войны.
  4. ГЕНРИ ДЖЕЙМС
  5. ГЕНРИ ДЭВИД ТОРО
  6. Генри Уоллес в Ташкенте
  7. Генри уставился на него в изумлении. «Ты, действительно, болван».
  8. Генри Форд
  9. Генрик Ибсен
  10. Генрик Таубер
  11. Глава 3. Секреты любви и личного счастья
  12. Глава IV. СЭР ГЕНРИ БАСКЕРВИЛЬ

В лондонском судебном процессе были замешаны Гордон Лонсдейл57 и чета Крогеров58 – «нелегалы», как их называют в советской разведке. Это люди, личности которых и биографии сфабрикованы. Имея на руках новые документы и ведя в стране пребывания образ жизни, обычный для местных жителей, они представляют собой для постороннего человека, который ими заинтересуется, загадку – кто же они на самом деле и откуда прибыли.

Арест целой группы агентов в количестве пяти человек в Англии в 1961 году является примером работы «наружки» – то есть наружного наблюдения за подозрительными лицами. В данном случае Скотленд-Ярд напал на след показавшегося подозрительным некоего Хаутона59 Проверка показала, что он вместе со своей приятельницей Этель Джи встречался несколько раз в Лондоне с одним и тем же человеком. Хотя встречи эти происходили как бы мимоходом, они явно носили запланированный характер, тем более что незнакомцу каждый раз передавали пакет или сверток. Он оказался мелким коммерсантом, регулярно навещавшим небольшой домик в лондонском пригороде Рюслип, что также показалось подозрительным. Когда контрразведке стало известно, что Хаутон собирается в очередной раз поехать в Лондон (цель поездки – посещение магазинов и кое-какие покупки), были приняты соответствующие меры.

На этот раз сотрудники контрразведки получили задание задержать всех троих при встрече одновременно, чтобы они не могли предупредить друг друга об опасности.

 

Мужчина в суконной кепочке присоединился к людям, толпившимся у расписания прибытия поездов, на вокзале Ватерлоо. В это время по селектору передали сообщение: «Поезд из Селисбери опаздывает на тридцать минут. Прибывает в 2:45 пополудни».

Неторопливой походкой «кепочка» направилась к человеку в черной шляпе, стоявшему, опираясь на зонтик, у выхода с четырнадцатой платформы. Эти двое входили в группу из пятнадцати человек, смешавшихся с пассажирами в хмурую субботу 7 января 1961 года и готовых выполнить особое задание.

Переданное сообщение вызвало у многих из них тяжелый вздох, так как означало дополнительное ожидание. В тот день должна была завершиться их десятимесячная работа. По заранее разработанному плану их распределили на самом вокзале и прилегающей территории, и теперь они с нетерпением ожидали прибытия двух пассажиров из пятисот, находившихся на пути в Лондон.



Объявление об опоздании поезда передавалось ими по цепочке: мужчина в суконной кепочке – господин в черной шляпе – «продавец газет» у выхода на Ватерлоо-роуд – седовласый, курящий трубку инспектор Скотленд-Ярда, возглавлявший всю операцию и сидевший в автомашине, припаркованной неподалеку от «Олд-Вика» – знаменитого шекспировского театра.

Поскольку вместе с подозреваемыми ехали два его сотрудника, опоздание поезда не внесло никаких изменений в предварительный план.

Гарри Хаутон и Этель Джи, сотрудники секретной военно-морской базы Дорсет в Портленде, выбрались на прогулку в Лондон. Неожиданная встреча, которая им предстояла, была вызвана их же подозрительной деятельностью в последнее время. Однако они сошли с поезда, не зная и не предполагая, какая их ожидает западня. Вели они себя как обычная парочка молодых людей в конце напряженной трудовой недели. Джи направилась в дамский туалет, а Хаутон купил газету и стал просматривать заголовки. Затем они направились к выходу из вокзала в сторону Ватерлоо-роуд. За ними не торопясь и неназойливо следовали те двое, что не спускали с них глаз с самого утра.

«Продавец газет» вдруг потерял интерес к покупателям, мужчина в шляпе повесил свой зонтик на руку, парень в кепочке шел впереди парочки в направлении их движения. Все остальные приготовились к заключительному акту.

Неожиданно, однако, поведение Хаутона и Джи, не отличавшееся ранее особыми импровизациями, резко изменилось. Может быть, они почувствовали что-то неладное, может, это была продуманная мера предосторожности. А еще более вероятно, что они просто решили убить время до момента встречи.

Как бы то ни было, они побежали к автобусу номер 68, медленно отъезжавшему с остановки. Действовать следовало молниеносно. Только один из пятнадцати полицейских чиновников находился в непосредственной близости и сумел сесть в автобус на ходу, чтобы не потерять парочку из виду.

‡агрузка...

Цель их поездки, как потом оказалось, был уличный шумный базар неподалеку от Валворф-роуд, в двадцати минутах езды от Ватерлоо. На базаре они походили бесцельно по рядам. Сопровождавший их чиновник шел не отставая. Все остальные оставались на своих местах, так как им было известно, что основной ареной событий должен был стать Ватерлоо.

Минут двадцать провели они в толкучке, пройдя в сторону Ист-стрит, постояли немного около одного мелочного торговца, слушая его рекламу, затем возвратились назад. Сев в автобус, шедший в обратную сторону, они снова оказались у своего исходного пункта на вокзале, где их и ожидала команда контрразведчиков.

Выйдя из автобуса, Хаутон и Джи пересекли улицу, направляясь к «Олд-Вику». Джи несла соломенную корзиночку, с которой она выглядела как домашняя хозяйка, отправившаяся в город по своим делам.

Инспектор Джордж Смит наблюдал за парочкой с другой стороны улицы. Как ему доложили, около театра стоял третий участник предстоявшей драмы – темноволосый мужчина в пальто темного цвета, приехавший туда на автомашине. Коротая время ожидания, он рассеянно рассматривал афиши шедших в театре представлений, не подозревая, что за каждым его движением наблюдают десятки глаз.

Хаутон и Джи прошли мимо, обменявшись с ним взглядами. Дав им отойти несколько шагов, пошел за ними и незнакомец. Вслед двинулся инспектор Смит, и тут же к процессии незаметно присоединились остальные. Пройдя метров пятьдесят, мужчина ускорил шаги и догнал Хаутона и Джи. Сердечно поприветствовав обоих и даже положив им на плечи руки, он спустя мгновение взял из рук Джи корзиночку, в которой находились два пакета с секретными материалами, и пошел дальше, держась между ними. Тогда инспектор Смит быстро обогнал их, остановился и сказал:

– Минуточку! Вы все арестованы.

Не успела эта троица прийти в себя, как к ним подошли другие контрразведчики, и тут же подъехала ожидавшая неподалеку автомашина.

Наибольший интерес для инспектора представлял, конечно, незнакомец, и он, взяв его за руку, подтолкнул в автомашину, добавив:

– Это для тебя, мой мальчик, от Скотленд-Ярда.

Хаутон и Джи оказались в двух других автомашинах. А через пятнадцать минут все они находились уже в отдельных комнатах в Скотленд-Ярде.

В кабинете, выходящем окнами на Темзу, инспектор провел первую беседу с человеком, о котором много слышал, но никогда в глаза не видел. Беседа была короткой и односторонней. После обыска и необходимых формальностей Смит спросил задержанного, как того зовут и где он проживает. Мужчина, оказавшийся, как потом было выяснено, русским шпионом по имени Гордон Лонсдейл, ответил на этот вопрос с абсолютным спокойствием:

– На все вопросы, которые вы будете мне задавать, я стану отвечать «нет». Поэтому не теряйте даром времени.

Однако инспектор Смит терпеливо продолжил допрос. Показывая на обнаруженные у задержанного в карманах вещи, он спросил:

– Для какой цели в заклеенном, но без указания адресата конверте находятся сто двадцать пять фунтов стерлингов в банкнотах по пять фунтов?

Ответа не последовало.

– А для чего предназначен другой конверт с пятнадцатью двадцатидолларовыми купюрами?

Лонсдейл опять промолчал. Тогда инспектор оставил его одного и направился в другую часть здания, чтобы допросить Хаутона и Джи.

Хаутон, бывший офицер морской полиции60

С , который должен был получить в этот день сто двадцать пять фунтов стерлингов в качестве «оплаты своего труда» от Лонсдейла, будучи огорошен арестом, сделал сразу же два замечания, истолкованные потом не в его пользу. Воскликнув: «Каким же идиотом я оказался!» – он спросил затем:

– Скажите, господин комиссар, были ли у Алекса с собой деньги?

Под Алексом Хаутон имел в виду Лонсдейла, который, как он поведал в ходе дальнейших допросов, будто бы представился ему при их первой встрече как командир корабля американского военно-морского флота Александр Джонсон, являющийся помощником американского военно-морского атташе в Лондоне.

Когда настала очередь допросить Джи, ее спонтанные ответы на вопросы показали, сколь наивной она была. В частности, ее слова: «Я не сделала ничего противоправного» были потом расценены как «весьма удивительные».

Не узнав ничего существенного, инспектор Смит вместе с сотрудниками Скотленд-Ярда Фергюсоном Смитом и Винтерботтом отправился в Рюслип, куда частенько наведывался Лонсдейл. Его заинтересовали эти непонятные посещения. Проехав чуть ли не через весь город, они наконец оказались в районе улицы Гренли-Драйв.

За одиноким домиком под номером 45 в конце улицы вот уже несколько часов было установлено плотное наблюдение. Смиту было лишь известно, что Лонсдейл, еще не опознанный как русский, довольно часто навещал живших там Питера и Элен Крогер. Питера соседи считали солидным преуспевающим книготорговцем. На вопрос, кто обычно посещал их в конце недели, Элен назвала с десяток имен, но Лонсдейла среди них не упомянула. Тем не менее ее ответы на дальнейшие вопросы дали инспектору несколько зацепок.

Когда она намеренно опустила имя Лонсдейла, инспектор понял, что Элен лжет, и потому решил продолжить разбирательство. На его слова, что они, скорее всего, будут арестованы, миссис Крогер надела пальто и взяла свою сумочку, сказав:

– Поскольку нас некоторое время дома не будет, я хотела бы проследить за огнем в отопительной системе, если вы не возражаете.

– Конечно, – любезно согласился инспектор, – но разрешите сначала взглянуть, что находится в вашей сумочке.

Поскольку она отказалась передать ему сумочку, ее пришлось отобрать силой.

В одном из отделений коричневой кожаной сумочки был обнаружен чистый конверт, в котором находились шесть страниц текста, написанного по-русски, стеклянная пластинка с тремя диапозитивами микрофильмов и код, отпечатанный на пишущей машинке.

В тот же миг миссис Крогер потеряла интерес к отоплению. Ее вместе с мужем доставили в ближайший полицейский участок в Хейесе, а группа специалистов приступила к тщательному обыску всего домика. Там они обнаружили целую коллекцию шпионского оборудования, довольно часто упоминавшегося в рассказах Флеминга61.

Арест этих пятерых людей, столь тщательно подготовленный и чуть было не сорвавшийся, стал заключительным этапом длительного расследования по разоблачению и ликвидации крупнейшей шпионской сети в Англии. Даже после того, как агенты были взяты под стражу, расследование продолжалось для более полного выявления деятельности этой сети в то время, когда она еще была вне подозрений.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.01 сек.)