АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 3. За запахом идут последствия

Читайте также:
  1. Magoun H. I. Osteopathy in the Cranial Field Глава 11
  2. Арифурэта. Том третий. Глава 1. Страж глубины
  3. Арифурэта. Том третий. Глава 2. Обиталище ренегатов
  4. Безработ: определение, типы, естественный уровень, социально-экономические последствия.
  5. Безработица, ее причины и формы, последствия.
  6. Безработица: её сущность, виды и социально-экономические последствия.
  7. Безработица: понятие, типы и социально-экономические последствия.
  8. Безработица: понятие, типы и социально-экономические последствия.
  9. Безработица: сущность, причины, формы и последствия.
  10. ВОПРОС 14. глава 9 НК.
  11. Вопрос. Безработица: причины, формы, измерение, последствия.
  12. вопрос. Инфляция: понятия, виды, последствия.

 

На следующий день Виктор снова заглянул на ту самую дверь, ведущую в подвал и в этот раз, она была отворена, Грачёва по странности дома не было (чаще всего Даниил сидел в своей комнате, да читал затёртый журнал) Анатолий снова, куда-то исчез, что уже не было новым явлением. В итоге Виктор пошёл один, он спустился по шатким ступеням в кромешную тьму, веяло тем же дурным запахом, но теперь в стократ мощнее, на одной ступени он чуть не слетел и слетел бы, если бы она не была бы последней. Во тьме раздались щёлканье выключателем «не работает, потух» - думал Виктор и в это же время, тьма разлетелась по неосвещённым углам, зная теперь своё место под лучом фонаря. Виктор поводил фонарём по комнате, в которой стоял, нечего не обнаружив, он прошёл в другую и там его уже заинтересовал один факт – запах становил более навязчивым и могущественным.

Он взглянул в следующий дверной проём, откуда веяли и зигзагами танцевали на полу тени языков пламени, ему поначалу показалось, что комната охвачена огнём, но нет, это было не так. В ней находилась печь, печь, что обогревает весь дом, только теперь до постояльца дошло и почему не доходило ещё до других: Никто дабы их дом греть трубу в лес не протянет, у них была собственная печь и значит в этой котельной сидит их кочегар. Он отключил фонарь, Виктору вздумалось, если тот ещё звука не издал, пройти тихо, может, тот спит и ему удастся, не разбудив взглянуть на него. Он сделал шаг, а потом ещё тише первого второй, тут он подумал, что крадётся, всё же громко сделал ещё пару, но ещё тише, потом быстрее так же пару шагов, как вдруг раздался хриплый голос из котельной «Чего в детство пал?».

Виктор не знал, что ответить, а может было не ему сказано, и он сможет тихо уйти, коли узнал, что кочегар не спит.

- Ну, ты чего? Пришёл? – теперь стало ясно, это было ему, но обладателя басистого голоса так и не было видно.

- Мне?

- Не, не тебе, вон рядом обернись! – Виктор чуть со страху власть над ногами не потерял, хоть и делал вид уважаемого, взрослого человека, сзади не было людей.

- Да тебе, кому ж ещё! – снова раздался в языках пламени голос.

- Я это и не знал, что тут … вы – он не знал, как объяснить свою выходку.

- Теперь знай!



- Запах вот, что…

- Чего запах?

- Из подвала идёт…во… мы …я и пришёл проверить

- Это банки попадали вот и запах гнильца развеивается, там, кажется, ещё крыса умерла от огурца, прям таки неясно, сам ел – нечего, а крыса померла….

- Может, стара была

- Может, ну ладно я приберусь, а ты приходи как-нибудь в следующий раз, я сейчас занят.

- Зачем?

- А ты посиди здесь один…скучно малость, ты не забудь, приди…

- Хорошо

- Ты только вправду приходи, поговорим…

Виктор выбрался и сам был тому рад из подвала, теперь лёгкие будто воскресли от глотка свежего воздуха, свет ударил бойко в запыленные стёклышки очков. Он снова нахмуренный, не мог выкинуть кочегара из головы, теперь, когда он был наверху в голове рождались новые вопросы, но спускаться снова было бы неприлично, поэтому он решил, что второй визит туда будет совсем скоро.

Виктору не хотелось идти в свою комнату, он вздумал пройтись спокойно по дому, посмотреть в окна, где царил ветер и холод, вспомнить тёплую, закопчённую комнатушку с языками пламени…

Он так и поступил, прижался поближе к стеклу, с виду могло показаться, что именно он греется от стекла, будто дом застыл, в то время как на улице жарко. Но на самом деле он чувствовал всей кожей потоки, сквозившего уличного холода, зачем он даже сам не мог ответить и только думал, что в его поступке есть нечто романтическое, философское. Именно в этот момент, он скрутил губы трубочкой, воображая, что курит сигарету. Он никогда не курил и даже не ведал такого ощущения, а лишь только хотел начать, но всё как-то не выходило, да главное он доказывал сам себе, что это дело вредное, а попробовать хотелось и иногда даже сильно, прямо, как сейчас. Наверное он даже получал половину того удовольствия, что курильщик в эти самые моменты, представляя себя курящим, в густом, сером дыму. Виктор думал, что находится вне общества, размышлял, будто оно спереди, сзади, справа, вообще вокруг него, но не в нём, не в его идеалах, интересах. Был ли он того? Безусловно, только все не думали так, не думал и он так, были ли они после этого того? Возможно, но кому интерес быть не дурнем среди дураков, наверно только у Виктора был интерес в этом, да у управленца Анатолия, который в тайне держал свою жизнь от жильцов, но его близкие знакомые знали насколько он не страдает в обществе от отсутствия партнёра по спорам. Он мог без сложности стать и умным, и дураком, и ему даже нравилось такое перевоплощение. Однако, если говорить на чистоту у Анатолия и не было настолько хорошо близких знакомых, всех своих знакомых он подразделял на нужных, ненужных, и нужных именно сейчас, а в другой момент он мог уже их забыть, если уже теряли свою необходимость, причём сразу. Это выборочная память, была ещё той причудой, но как ему казалось весьма полезной, а всё, что было, по его мнению, полезным, сразу становилось нужным.

Виктор еле оторвался от пленительных дум, выпрямился, пару раз моргнул глазами, пелена слетела с глаз. Ему вздумалось подняться на второй этаж, пройтись рядом с дверьми соседей, но это казалось, странным и он откинул эту мысль и ушёл в свою комнату, вернувшись к стопкам книг…

Глава 4. Туз.

 

Ежели речь зашла об Анатолии, то думаю, стоит продолжить начатую мысль о нём. Это был не простой человек, человек умный и хитрый, в итоге коварный жулик, но доныне удача не была его спутницей. Всё началось два года назад.

Анатолий при рождении как уже стало известным всегда искал выгоду, но учится не любил и считал это тратой времени, хоть и был не глуп, начитанным, но всё дурной литературой. Таким образом, с юных лет он уже трудился, но все труды были плохо оценены, именно это его и подтолкнуло на обман людей. Со временем обманы происходили всё лучше и лучше, в итоге пройдя не простой жизненный путь, он попал руководителем персонала ресторана. Именно тогда он попался на покупки не качественных продуктов, после чего дабы не поддавать огласки его просто выгнали.

Не прошло и трёх дней как на адрес Анатолию пришло интригующее письмо. В вкратце в выше сказанном письме излагалось следующие: «Мне известно ваше горестное положение связи, с чем вас прогнали с работы, но я не собираюсь вам сочувствовать, я намерен предложить вам работу. Работа совершенно проста и безупречно подходит вам с вашими задатками и талантами. Единственное чего я прошу это беспрекословно выполнять мои приказы, и в итоге вы будете хорошо вознаграждены».

Анатолий призадумался, потом продолжил чтение уже с большим интересом, чем начал. «Я предлагаю вам должность управленца в моём доме, так как я сам не могу это сделать, прошу вас найти и заселить его жильцами (а некоторые сами придут), и следить за благосостоянием жилища, всячески затрачивая изымаемые деньги за сдачу комнат на его починку. Оставшиеся деньги и будут вашей зарплатой. Мне же нечего не нужно, кроме того, чтобы дом снова жил, и поддерживал эту жизнь. К дому прилагается пожилых лет кочегар Пётр (ему платить без надобности, так как он находится, на моей так скажем службе).

Дочитав до точки, Анатолий удивился, что адреса, где находится дом, нет. Он снова пробежался по предложениям, но так и не нашёл искомого, повернул листок. На задней стороне было написано «Я соглашаюсь беспрекословно выполнять, даже абсурдные поручения, а взамен требую достаточно неплохой заработок». Дальше чёрточка для подписи, возле которой было начеркано острым почерком «Сию подпись здесь».

Он нахмурился от недовольства своих дел, потом подумал, какой же человек будет принимать на работу вора, главное знавшего о его преступлении в ресторане, видимо совсем потерявший рассудок, либо наоборот очень опасный и хитрый. Потом он подумал, может это злая шутка официантов из ресторана, но потом откинул мысль, потому что даже сам хозяин ресторана не знал, где он живёт. Смешно или нет, шутка это или не шутка, но Анатолий не хотел голодать, и подписал бумагу. Он так и не знал, где же находится дом, так в размышлениях пролежав, на утро на окне его комнаты был приклеен быстро написанный адрес.

За ночь он даже поверил в такой случай, и перестал думать о задуманной аферы против него, и даже замышлял собственную. Такую как, если же хозяин этого дома и вправду обезумел, то вероятно удастся даже отобрать права на дом, а если нет, то хоть удастся работать там, где живу, а это уже, как и не работа вовсе. К тому же наверно этот Пётр будет информировать хозяина, чего имени он ещё даже не знал и который не представился в письме. Это засекреченность натолкнула его на то, что инкогнито - преступник и пока скрывается, не хочет, чтобы пустовал дом. Вполне возможно. Стоит пойти посмотреть.

Улица Обувщиков, первый дом, и единственный. Вообще было ещё пару зданий в этом парке и все они были одной улицы, хотя самой дороги как подразумевает понятие улицы не было, были только всяческие тропинки, которые могли и не довести до другого места, а только выберешься на пустующую дорогу, которая асфальтированным поясом завязалась на вокруг не пропускающую летний зной зелёную, лесную стену. По-моему, лучше выбраться из него, чем придти к другому зданию.

Тогда-то Анатолий и увидел дом на улице Обувщиков. Хоть и был он в растерзанном состоянии, дом ему понравился некой атмосферой ушедшего аристократизма. Он понимал, что теперь он частично будет управлять строением с блестящим прошлым, он думал, что пожив там он наберётся энергетики богатеев-дворян, живших там раньше. Ему мыслилось, будто удача взглянет на него и воскликнет «Боже, да у него столько общего с дворянами, обращу я взор на него, да предоставлю возможность украсть или присвоить чью-нибудь роскошь!». Да, Анатолий всегда хотел жить роскошно и быть влиятельным, а кто не хочет. Теперь ему как раз представилась возможность жить в мнимой роскоши прежних лет, но обставленной уродливой современностью. Тоже, что и лев с заколками, да бантами на гриве с обстриженными висками. Не естественно и противно всякому со вкусом аристократа. Так же как и Анатолию.

С того самого момента он пытался восстановить подтелками ту самую эпоху в своей комнате, а что не влезало, ставил в гостинице и на кухне, что-то было в коридорах, что-то Людмила даже перетаскивала к себе ставив, допустим утончённые часы с медведем рядом с плакатом в неудобной позе поп-певца…

Анатолий редко заглядывал к Петру, его присутствие даже не было заметным, за всё время Анатолий так и не увидел, как он выбирался в свет. Кочегар словно прирос к стенам подвала, нельзя было не зайти, не увидев его. Анатолий ради интереса даже запирал дверь в подвал, но Пётр будто и не заметил этого и ему это, однако вовсе не мешало, так Анатолий его закрыл и забыл надолго. Оттого и не кто из проживающих не знали, что отапливает их, и на днях об этом вспомнил и открыл, тогда-то Виктор и спустился в подвал и обзавёлся новым знакомым, как сказал бы Анатолий нужным знакомством, если бы знал обо всём, что знаю я.

Анатолию так и не удалось повстречаться с хозяином, а всё узнавал из писем, которые были у котельщика, старого Петра. Писем, впрочем, было мало, да и то лишь по началу, когда только Анатолий принялся за пост управляющего дома. Хозяин не прогадал с выбором управленца, когда взял хоть и вора, но умного вора Анатолия. Анатолий, давно наловчившись, к слову отточенным мастерством знал людей насквозь и знал каких брать, а каких не стоит. Так все рабочие кто подправляли жизнь дома не смогли превысить цену за труд, так и управляющий знал, где и как о чём просить с связи со своей работой. Он быстро заселил комнаты, и начал свою теперь новую жизнь для себя с новыми перспективами и возможностями, только таинственность хозяина не давала ему покоя, и один раз он попытался расспросить Петра, но не вышло. Старик как-то всё выворачивался, говорил абстрактно, непонятно, где-то даже обрывал вопросы Анатолия упирающим, выцветшими глазами всматриваясь как-то в пустоту Пётр со словами «А тебе то что?». Больше Анатолий не пытался, зачем же лишний раз наводить на себя подозрение об излишней любопытности.

Таким ходом он работал там же, где и жил. В свободное время он уходил из дому. Так как человеком он был азартным и имел при себе достаток, он всегда пытался его удвоить, один из таких способов являлись карты. Почти на входе в лес находилось похоронное бюро. Каждый пытается выжить до последнего из своего дела, поэтому мёртвые не были единственными клиентами этого тёмного заведения. Одна комната была отведена как раз для закрытых сборищ преступного синдиката. Однако там не было бандитских группировок, а были так зажиточные воры, грабители, несколько убийц и всяких не далеко ушедших граждан. Порой они договаривались иногда он заходил и попадал в компанию не знакомую, но не робел, даже незнакомцы там друг другу ближе, чем смирный незнакомец там за дверью в городе к другому незнакомцу. В карты ему всегда везло, и единственный вопрос был только, сколько сегодня он отсюда угребёт. Так как такой народ не всегда спокойный, частенько происходили драки, пару раз даже появлялись новые клиенты у похоронного бюро, но настоящими, хладнокровными убийцами были только двое, другие только представлялись перед всеми ими, делая грозный вид напыщенного попугая с цветными перьями, которые только одно и могли, как кричать немыслимые вещи, порой не обдумывая вскидывая в пространство нож. Те, что были точно убийцами, некогда об этом не говорили, они молчаливы, угрюмы, они были неестественны даже в этой смрадной среде похитителей. Наверно с отобранными жизнями уходила и их собственная.

Эти двое, приходили в разное время и не знали друг друга, они оба были старыми людьми, всегда со спокойным видом, у одного глаза были выпучены, и отвисала нижняя губа, а бельмо глаз было с оттенком синего. У другого наоборот глаза были глубоко посажены в тени бугристого, смуглого лба, с большим, как опухоль носом, и также с отвисшей нижней губой.

Анатолий терпимо выжидал, сжимая карты правой рукой и подёргивая их концы левой, создавая вид человека неумелого и простака в игре. Игроки послушно поверили Анатолию, будто приученные звери теряли краденные богатства, тут он понял, что нечего уже выигрывать у воров встал. Его движение встретили со злобой и со страхом потерять время, которое они затратили с риском для жизни. Никто не хотел расставаться со своим добром, и привыкшие быть самыми хитрыми в своей среде они разом удивились, как их всех обвели вокруг пальца.

Один щербатый вор шибко не обрадовался и стал останавливать с предлогом ещё партии, но Анатолий всё равно встал и ушёл. Не ожидавшие на такой крах игроки разбрелись. В комнате стало тихо. Анатолий, уставши, брёл по следам, который сам же оставил когда шёл сюда, ступая криво по вытоптанным местам. На полпути он услышал, как сзади к нему подбежали двое. Он понял, что и зачем они сюда бежали, и прыгнул со следов вглубь леса, разрывая сугробы. Анатолий задыхался, шла боль в ногах, которым уже было не по силам пробиваться через толщу снега, как в этот момент его настигли. Пошли удары. Били беспощадно, но только один удар пришёлся в глаз, другие были в рёбра, в руки в основном ногой. Когда прекратили они его ограбили, да сбежали туда, откуда явились, то есть обратно во тьму, будто и не было их, будто Анатолий сам себя покалечил, упал. Анатолий догадывался, кто это были, это были те же игроки, что сегодня проиграли, правда, он не мог знать кто точно. Он не столько переживал о деньгах, даже жалея утрату, он больше думал, как теперь ему встать, да дойти до дома. Оказалось всё не страшно, так ушибы, можно жить и можно дойти…

В своей комнате перед зеркалом он оценил травмы и посчитал их пустяковыми, вымылся, да холодной тряпкой поддержал под глазом лёг спать так и заснув щекой на тряпке.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)